фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 4. продолжение

Гет
Все произведения автора lovey_dovey
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 4. продолжение - коротко о главном
 Шапка
Бета не будем об этом, ладно? )
Пейринг СС/НЖП (в перспективе); НМП/НЖП (не основной), РЛ/НТ (эпизодический); РУ/ГГ (упоминаемый).
Жанр драма
Рейтинг R
Саммари В Хогвартсе появляется новый преподаватель и... Что значит: «читали сто раз?!» Ладно-ладно, дайте мне шанс, вы же ещё ничего не знаете! Взгляд со стороны, какие-никакие приключения, твари, опять же, волшебные. Должно быть СС/нжп, но профессор воротит нос, потому, выступаю под лозунгом: канонным персонажам – канонные пейринги! Много Северуса и Гарри; поменьше Тонкс, Ремуса и Минервы. В эпизодах (но с репликами): Рон, Гермиона, Драко, Фред с Джорджем и Сибилла. Встречаются также Филч, Шеклболт, Флоренц и многие другие. А Мери-Сью – нет, хотя некоторые и не верят почему-то...
Дисклеймер Мир «Гарри Поттера» принадлежит Дж. К. Роулинг. Данный фик написан не с целью извлечения выгоды, а лишь для удовлетворения графоманских наклонностей автора.
Предупреждение много букафф, незнание автором канона, ангстовый ангст, смерть персонажей
Размер макси
Статус закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 4. продолжение уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 4. продолжение - Текст произведения

***

Она никогда не справится с такой ответственностью!

Фелица ещё раз оглядела «свой» факультетский стол и пересчитала подопечных по головам. Их слишком много! Утешало лишь то, что церемония распределения только что закончилась, а это означало: все кто мог попасть в Гриффиндор в этом году уже туда попали.

Новички выглядели совсем маленькими и испуганными. Фелице не верилось, что в свои одиннадцать лет, впервые оказавшись в шестиугольном двухсветном Бальном зале Бобатона, она была такой же, как крепко прижимающая к груди новенькую волшебную палочку, девчушка, сидящая с самого краю. Похоже, та чувствовала себя не в своей тарелке.

Отметив, что, как минимум, одна из её учениц потребует сегодня вечером пристального внимания, Фелица изучала собравшихся, вполуха слушая приветственную речь директрисы МакГонагалл.

Вполуха, ибо взгляд её все время возвращался к центру гриффиндорского стола, где в окружении друзей сидел Гарри Поттер. Кого она ожидала увидеть, волшебница сама не знала, но худощавый подросток в очках с круглыми стёклами не производил впечатления Надежды Магического мира.

Другие члены Ордена поведали Фелице о Пророчестве. Мысль о том, что Сами-Знаете-Кто отметил Поттера как равного себе, была удивительна. А то, что потом испуганные и незнающие, что противопоставить злу взрослые свалили на ребёнка ответственность за спасение всех и вся, казалось чудовищным!

После того, как Фелица посмотрела на Поттера в третий раз, тот повернул голову и встретился с ней взглядом. Нет, на ребёнка он походил мало: слишком усталые глаза, слишком жёсткая линия губ. Впрочем, Поттеру уже семнадцать, и судьба сталкивала его с Тёмным Лордом чаще, чем змея меняет кожу. И невероятно! Поттер выходил из этих схваток целым-невредимым! Больше, чем сама Фелица когда-либо могла надеяться.

Она чуть улыбнулась Мальчику-Который-Выжил и получила в ответ пристальный взгляд. Сидящий рядом с Поттером рыжий парень – ещё один представитель семьи Уизли, без сомнения, – толкнул его локтём в бок и что-то зашептал на ухо.

Вообще, Фелица заметила, что её персона вызвала настороженный интерес у всех студентов. Что ж, учитывая обстоятельства, трудно было бы винить их в излишнем любопытстве. Очередной учитель ЗоТИ, выпускница Бобатона, да ещё и декан Гриффиндора… Мадам МакГонагалл ничего не упустила в официальном представлении, не так ли?

– Наш завхоз напоминает, что все товары из магазина шуток братьев Уизли по-прежнему строжайше запрещены к хранению и использованию на территории школы.

О, да! Судя по хитрым улыбкам гриффиндорцев можно было не сомневаться, что они соблюдают это правило. Фелица вздохнула. В пять раз чаще хаффлпаффца, говорите? Она с завистью покосилась в сторону безмятежной профессор Спраут, но заметив, как сидящий на своём излюбленном месте Снейп, нахмурившись больше обычного, недобрым взглядом сверлит своих, неожиданно оживившихся слизеринцев, несколько успокоилась.

Как оказалось, напрасно.

– Отдельно мистер Филч выделил, – МакГонагалл сверилась с обрывком пергамента, зажатым в руке, – особо опасные Непотребные Как бы Перья. – Директриса недоумённо вскинула брови, затем продолжила: – С полным перечнем запрещённых предметов и заклинаний можно, как обычно, ознакомиться на стендах объявлений в факультетских гостиных.

Мистер Филч?! Этого ещё не хватало!

Директриса перешла в своей речи к больному для всех студентов вопросу об отмене матчей по квиддичу, в связи «со сложной обстановкой», и воспользовавшись разочарованно-бурной реакцией зала, Фелица подняла глаза на сидящего рядом с ней Хагрида и тихонько спросила:

– Ваш… Наш завхоз, мистер Филч, он, случайно, не сквиб?

– Вы не знали? Да, бедолага, действительно, начисто лишён магии, – Хагрид задумчиво запустил руку в бороду и добавил: – Но он выучил очень много заклинаний, а уж замок знает, как никто другой. Жалко, что квиддича не будет в этом году, ребятишки расстроились, – заметил он без всякого перехода.

«Я прокляну этих Уизли, когда встречу», – пообещала сама себе Фелица, а в ответ на последние слова Хагрида лишь пожала плечами. В школах Франции квиддич не был особо популярен.

– Прежде чем мы приступим к праздничному ужину, прошу присутствующих почтить минутой молчания память Альбуса Дамблдора, трагически ушедшего от нас… – голос МакГонагалл дрогнул и прервался.

Но уже через секунду директриса взяла себя в руки и продолжила:

– Он был великим волшебником, любимым директором, а для многих из нас – учителем и другом. Эта потеря – невосполнима, но я хочу сказать: его смерть не была напрасной, – МакГонагалл вздёрнула подбородок, – и то, что он начал, будет закончено другими!

Фелица поднялась вместе со всеми и украдкой посмотрела в сторону гриффиндорского стола. Гарри Поттер стоял, понурив голову, а долговязый друг держал руку на его плече. У неё создалось впечатление, что только это и позволяло удерживать равновесие Мальчику-Который-Выжил.

Фелице, почему-то, стало неловко, и она поспешно опустила взгляд на столешницу перед собой. Для неё Дамблдор был полумифическим персонажем, могущественным и чуднЫм, как Мерлин, и таким же далёким. Дамблдор погиб в конце марта, за несколько дней до возвращения Фелицы в Британию, и даже обстоятельства его смерти были противоречивыми и странными.

О, нет, пресса, конечно, освещала ту трагедию во всех красках, но, как член Ордена, Фелица знала, что в несметных газетных статьях истина была искажена до предела. Альбус Дамблдор, защищая учеников Хогвартса от нападения вышедших из под контроля дементоров, пал смертью храбрых до прибытия неустрашимых и компетентных представителей Министерства. Разве можно было написать большую глупость?! И, уж конечно, в официальной версии событий не упоминались Пожиратели Смерти. Или их Лорд. Или тот факт, что Дамблдор по-настоящему хотел защитить лишь одного своего ученика, или то, что для этого он провёл какой-то хитрый древний ритуал, вытягивающий из противника магию. Пусть неизбежный её выброс и оставлял мало шансов инициатору заклинания. Ведь взрыв был тем мощнее, чем больше энергии высвобождалось. А питаемый коллективной магией дементоров, Вол… Сами-Знаете-Кто был, практически, всесилен. Не может быть, чтобы Дамблдор не осознавал, что совершает самоубийство.

Впрочем, даже подставив себя под удар, старый маг, похоже, преследовал несколько целей. В этом месте логическая цепочка, выстроенная Фелицей из рассказов и полунамёков, обрывалась, но случайно услышанный диалог МакГонагалл и Кингсли дал ей понять, что «кольцо, над которым Альбус столько бился, окончательно уничтожено». История с кольцом для Фелицы была покрыта мраком, но, учитывая, сколь мало осталось от тела Дамблдора, таинственный артефакт, можно было и впрямь надеяться, сгинул без следа. О том, какая именно сила скрывалась в кольце и успешно противилась деструктивным чарам самого могущественного светлого волшебника столетия, Фелица предпочитала не знать.

Погружённая в свои мысли, она не услышала, как директриса объявила начало пира, и поэтому, появившаяся перед ней на столе в огромных количествах еда, заставила волшебницу вздрогнуть от неожиданности.

***********************

– … и если я вам нужна, то вы можете найти меня в кабинете рядом с классом ЗоТИ. Приёмные часы обозначены на двери, но вас я приму в любое время, – закончила Фелица и обвела собравшихся в гостиной гриффиндорцев ободряющим взглядом: – Вопросы?

– Что вы думаете по поводу отмены квиддичных матчей? – спросил светловолосый старшекурсник с задних рядов. По его тону чувствовалось, что обращение «профессор» он опустил намеренно.

Фелица мило улыбнулась.

– О, я думаю, это великолепная возможность сосредоточиться на сдаче выпускных экзаменов. Было бы трагедией остаться в школе на второй год. Несколько дополнительных часов на подготовку никогда не помешают и помогут избежать низких оценок на ТРИТОНах. Они ведь вам тоже предстоят будущей весной, не так ли, мистер Финниган?

Ага, кажется, помогло. Финниган поспешно пробормотал: «Да, профессор» и всем своим видом постарался показать, что готов начать повторение пройденного за шесть курсов учебного материала сию же минуту. Вопросов больше не последовало, но для пущего эффекта Фелица задержала на наглеце взгляд ещё на пару секунд.

– Eh bien. Хорошо. Тогда все могут отправляться распаковывать вещи и готовиться ко сну. Отбой через час. И последнее, – Фелица жестом задержала уже собравшихся расходиться студентов, – разбирая свой багаж, учтите, что любые продукты под торговой маркой «Ужастики умников Уизли» и им подобные следует раскладывать не по ящикам, карманам или, упаси вас Мерлин, по кроватям ничего не подозревающих соседей, а исключительно на тот стол в углу. Я вернусь через сорок минут, и хочу, чтобы все запрещённые предметы уже дожидались меня. Взываю к вашей гриффиндорской порядочности. Надеюсь также, что мистер Хоггарт и мистер Гоззард покажут другим достойный пример.

Упомянутые студенты – те самые мальчишки, которых Фелица встретила тогда в Косом переулке, залились краской и поспешили к лестницам, ведущим в спальни. За ними, тихо переговариваясь, потянулись остальные.

– Мисс Грейнджер, – обратилась Фелица к девушке со значком старосты на груди, – на два слова.

Грейнджер бросила быстрый взгляд через плечо на Поттера и Уизли, из ниоткуда выросших позади неё, и кивнула:

– Да, профессор Филбрайт.

Фелица направилась к выходу из гостиной, предоставив подросткам непонятную для неё, но, похоже, необходимую для них паузу. Впрочем, Грейнджер последовала за ней почти сразу же, только тяжесть двух взглядов, сверлящих спину, заставляла задуматься.

– Я хочу показать вам расположение своих комнат, – сказала Фелица как только за ними встал на место портрет Полной дамы.

– Мэм?

– На случай непредвиденных ситуаций, – пояснила Фелица, – чтобы вы всегда могли меня разыскать.

– Непредвиденных ситуаций, мэм? – Грейнджер нахмурила брови.

– Именно так. Если вам или кому-нибудь из студентов факультета понадобиться моя помощь. – Фелица со значением посмотрела на шагавшую рядом Грейнджер.

– Но, профессор, вы уже сообщили, где находится ваш кабинет, а любые трудности с выполнением домашних заданий по Защите…

– Я не имею в виду помощь по предмету! – перебила Фелица.

Встретив ясный, но нарочито нейтральный взгляд своей студентки, волшебница вздохнула.

– Вы хотите заставить меня произнести это вслух? Отлично. – Фелица замедлила шаг, – вы дружны с Гарри Поттером, мисс Грейнджер. – Это не было вопросом, но девушка осторожно кивнула. – За мистером Поттером закрепилась слава молодого человека, с завидной регулярностью попадающего в различные опасные ситуации…

Грейнджер хотела что-то сказать, но Фелица продолжала:

– Мы не будем касаться сейчас причин и обстоятельств, приведших к этому в прошлом. Я также не имею права настаивать на том, чтобы он, и вы, если на то пошло, держались подальше от неприятностей. «Неприятностей, да. Таких “неприятностей”, с которыми не смог справиться даже Дамблдор!» Всё, о чём я прошу, мисс Грейнджер, – если чувствуете, что ситуация выходит из под контроля – имейте в виду: вы всегда можете обратиться ко мне за поддержкой.

Фелица остановилась и, поманив Грейнджер, указала на картину, охраняющую вход в квартиру.

– Знакомьтесь, это хранитель моих покоев – сэр Торнсберри, а это староста школы – Гермиона Грейнджер.

Рыцарь, который, напевая нечто заунывное, любовно полировал шлем, оторвался от своего занятия, благожелательно улыбнулся новой знакомой, и они обменялись приветствиями. После чего сэр Торнсберри незамедлительно начал одну из своих «легендарных историй», которые порывался рассказывать при каждом удобном, с его точки зрения, случае. По мнению Фелицы, они все начинались подозрительно одинаково, но точно сказать было трудно, ведь пока ей удавалось благополучно избегать всех этих повествований о Перекормленном Бозе-людоеде. А может, о Недокормленном Бозе-людоеде…

– Досточтимый сэр, – Фелица вклинилась в первую же паузу в размеренном речитативе рыцаря, – я хотела бы попросить, чтобы у мисс Грейнджер был доступ в мои комнаты в любое время дня и ночи. Это очень важно.

Сэр Торнсберри смерил Фелицу задумчивым взглядом, видимо, открывать для учащихся свои покои не было в Хогвартсе распространённой практикой, но затем всё же, с достоинством кивнул.

Учащаяся, о которой шла речь, тоже смотрела на Фелицу. Какие мысли при этом проносились её в русоволосой кудрявой голове, было неясно.

– Я действительно имела в виду то, о чём говорила, мисс Грейнджер, – мягко произнесла Фелица. – Если возникнет необходимость, и вам понадобится помощь, любому студенту Гриффиндора понадобится помощь… В любое время…

– Спасибо, профессор. Это очень великодушно с вашей стороны. – Голос Грейнджер звучал ровно, но непонятное напряжение, охватившее девушку ещё в гриффиндорской башне, по-прежнему, не отпускало её. Фелица это чувствовала. Может, немного юмора поможет разрядить обстановку?

– Надеюсь, мне не придётся сожалеть о своём решении. Не думаю, что вы будете водить сюда экскурсии.

Шутка не прошла, потому что в ответ Фелица получила ошеломлённый взгляд и обещания, что местоположение её квартиры не станет известным всей школе. Волшебницу гораздо больше устроили бы заверения в том, что Гарри Поттер поостережётся сломя голову лезть в неприятности, но теперь, по крайней мере, он будет знать, что в замке есть ещё один взрослый, к которому можно обратиться за поддержкой.

Кстати, о поддержке.

Попрощавшись с Грейнджер, Фелица поспешила к себе, пытаясь вспомнить, остались ли у неё ещё где-нибудь припрятаны шоколадные лягушки. Одной из её новых обязанностей как декана, было помочь первокурсникам освоиться на новом месте. У ребёнка, впервые надолго покинувшего семью, тоска по дому могла быть очень сильной. Очень. Но шоколад, вкупе с добрыми словами, творил чудеса.

Да и сдаваемый в данный момент студентами контрабандный груз шуток от близнецов Уизли (или, будем реалистами, его часть) нельзя было надолго оставлять без присмотра.
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 4. продолжение уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования