фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 6.

Гет
Все произведения автора lovey_dovey
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 6. - коротко о главном
 Шапка
Бета не будем об этом, ладно? )
Пейринг СС/НЖП (в перспективе); НМП/НЖП (не основной), РЛ/НТ (эпизодический); РУ/ГГ (упоминаемый).
Жанр драма
Рейтинг R
Саммари В Хогвартсе появляется новый преподаватель и... Что значит: «читали сто раз?!» Ладно-ладно, дайте мне шанс, вы же ещё ничего не знаете! Взгляд со стороны, какие-никакие приключения, твари, опять же, волшебные. Должно быть СС/нжп, но профессор воротит нос, потому, выступаю под лозунгом: канонным персонажам – канонные пейринги! Много Северуса и Гарри; поменьше Тонкс, Ремуса и Минервы. В эпизодах (но с репликами): Рон, Гермиона, Драко, Фред с Джорджем и Сибилла. Встречаются также Филч, Шеклболт, Флоренц и многие другие. А Мери-Сью – нет, хотя некоторые и не верят почему-то...
Дисклеймер Мир «Гарри Поттера» принадлежит Дж. К. Роулинг. Данный фик написан не с целью извлечения выгоды, а лишь для удовлетворения графоманских наклонностей автора.
Предупреждение много букафф, незнание автором канона, ангстовый ангст, смерть персонажей
Размер макси
Статус закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 6. уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 6. - Текст произведения

Пожиратель Смерти. Пожиратель Смерти. Пожиратель Смерти.

Эти слова страшным хороводом кружились у Фелицы в голове весь остаток дня: на последних уроках ЗоТИ, которые прошли для неё как в тумане; во время ужина в Большом Зале, когда она сидела, упёршись невидящим взглядом в блюдо с шоколадным пудингом; во время вечернего обхода коридоров замка, где было слишком мало света, но слишком много теней.

Спустившаяся на Хогвартс ночь не принесла покоя. Фелица ворочалась в кровати и тщетно пыталась, нет, не заснуть, а хотя бы забыть выражение лица Снейпа, который, проходя мимо под конвоем двух младших авроров, с циничной усмешкой наклонился к ней и, глядя в глаза, спросил:

– Не ожидали, мисс Филбрайт?

Затем скользнул взглядом вниз и заметив, как дрожит её прижатая к груди рука, держащая волшебную палочку, добавил:

– Во Франции, видимо, обучают только тому, как молниеносно выхватывать палочку из кармана, а не пользоваться ею.

Сейчас Фелица уже нашлась бы, что ответить на это, но тогда её просто парализовал ужас. Хорошо, что Снейп не видел другой её руки, которой она удерживала себя в вертикальном положении: мог бы поглумиться ещё. Фелица была уверена, что на деревянном косяке двери остался след от её ногтей.

Мерлин!

Она перевернулась на другой бок.

А потом Фелица просто не могла смотреть вслед Снейпу, пусть его удаляющуюся скорым шагом фигуру и скрывали собой следовавшие по пятам О’Рейли и Тонкс. Поэтому она посмотрела на дядю. «Нет! Нет! Скажи, что это не так!» Но Кингсли лишь вздохнул и тихо ответил на незаданный вопрос:

– Да, Северус носит Метку, Фелица. Уже много лет.

Волшебница села в кровати и обхватила себя руками. Почему-то это её чуть успокоило.

Но не остановило лихорадочный поток мыслей.

Пожиратель Смерти в качестве учителя?! Сама идея казалась нелепой, не так ли? Что же, это, по крайней мере, приходило ей в голову, а вот тот факт, что adept de la magie noire станет коллегой… Они сталкивались в коридорах, иногда сухо здоровались кивками, ели за одним столом, в конце концов!

И она ни о чём не подозревала!

«Ах, не лги самой себе!» – Фелица с отвращением покачала головой. «Ты подозревала, должна была подозревать уже давно. С того дня, как узнала, что Снейп – шпион Ордена. Как там выразилась мадам МакГонагалл: «вхож в самые узкие круги приспешников Сами-Знаете-Кого?» Что, ты думала, это означает?! Что он спит с кем-то из Пожирателей, и те в постели, после бурного секса начинают откровенничать относительно своих последних замыслов?! Просто смешно! Да и кто захочет Снейпа, скажите на милость?!»

Кто?!

Merde!

Фелица снова откинулась на подушки и прижала ладони к пылающему лицу. Она ведь флиртовала со Снейпом! Она заигрывала с Пожирателем Смерти! Возможно, с одним из тех, кто убил тогда её родителей и поджёг дом!

«Мама, папа, простите меня!»

Пытаясь унять рвущиеся наружу слёзы, Фелица закрыла глаза и начала делать глубокие вдохи-выдохи. Это помогало ей каждую ночь в первые месяцы учёбы в Бобатоне не разбудить соседок по спальне. Только в первые месяцы, выучить Заклинание Тишины оказалось несложно.

Если верить портретам в директорском кабинете – Снейп тоже часто прибегал к подобным чарам, когда возвращался с очередной встречи… коллег. Фелицу разобрал нервный смех.

Но ведь он возвращался! Возвращался и докладывал обо всём увиденном и услышанном главе Ордена Феникса! И, судя по всему, пользовался полным доверием! Но почему?! Волшебник, «удостоенный» Метки был не просто сторонником Тёмного Лорда, а одним из самых преданных и полезных его слуг. Можно было служить злу и не носить видимого знака, но быть заклейменным и не исполнять его волю?!

Фелица вспомнила про зелье, использованное для уничтожения портрета Дамблдора, и покачала головой. Такое вполне мог сварить Снейп, если учесть его квалификацию и опыт. Человеку, умудрившемуся улучшить Аконитовое зелье, приготовить любой яд покажется лёгкой задачей.

Но если Снейп – Пожиратель, то почему он до сих пор на свободе?! Министерство, хотя и отрицало факт возвращения Сами-знаете-кого, когда-то не церемонилось с его уже раскрытыми последователями. Дядя сказал, что Снейп носил Метку много лет, а это значит, должен был получить её ещё во время первой войны. Сколько ему тогда было – лет двадцать?

В таком возрасте легко попасть под чужое влияние…

Могло ли быть так, что Снейпа заставили принять Метку именно для того, чтобы сделать из него шпиона? Фелица представила, как Дамблдор – в то время глава Ордена Феникса, убеждает молодого зельевара в том, что это делается во имя всеобщего блага… Затем, отбросила эту мысль. Старый маг не мог бы так жестоко поступить, n’est-ce pas?

Но это значило, что Снейп стал слугой Лорда добровольно. Что, в свою очередь, ставило вопрос о том, на кого, в действительности, Снейп шпионил. И можно ли было ему доверять?

Замкнутый круг. От этих мыслей у неё разболелась голова.

Не придя ни к какому выводу и отчаявшись уснуть, Фелица решила пойти прогуляться. Возможно, в полвторого ночи это была не самая удачная идея, но находиться в четырёх стенах было уже невыносимо.

К тому же, Фелица вспомнила, что обещала Хагриду навестить Клыка. Со всеми своими переживаниями, она так и не выполнила своего обещания.

A decide! Решено! До избушки Хагрида и обратно. Это не займёт много времени. Но одежду лучше, всё же, выбрать потеплее.

Запахивая перед зеркалом плащ, подбитый кроличьим мехом, неожиданно поняла, почему на Снейпе в то утро, когда он отчитывался главе Ордена, не было мантии. Конечно, разгуливай он везде в облачении Пожирателя Смерти, Фелица, наверно, не чувствовала бы себя сейчас такой… такой… обманутой.

***

Запретив самой себе пока думать о Снейпе и его неясной роли в войне Светлых и Тёмных сил, Фелица шагала по тропинке в сторону Запретного леса, держа на вытянутой руке палочку с зажженным Люмосом.

Она уже пожалела, что вылезла из тёплой постели. Здешние ветреные сентябрьские ночи мало подходили для прогулок. Но не поворачивать же на полпути?

Зябко кутаясь в плащ, Фелица подошла к неосвещённой сторожке Хагрида и открыла было рот, чтобы позвать Клыка, когда услышала где-то невдалеке собачий лай.

Она повернула голову. Звук доносился из Леса. Фелица нахмурилась. Был ли это лай Клыка? Возможно, пёс просто преследовал какую-то мелкую дичь в подлеске, но высокие захлёбывающиеся звуки никак не походили на песнь азартного охотника. Нерешительно переступив с ноги на ногу, Фелица перехватила палочку поудобнее. На всякий случай.

Заметив на ступеньках крыльца сторожки гигантский фонарь, оа зажгла его. Видимость вокруг сразу улучшилась на несколько футов. Однако стоять в круге света было всё также холодно, поэтому Фелица машинально пробормотала: «Импервиус!», прислушиваясь.

Лай приближался. Ещё через пару мгновений из темноты вынырнуло нечто и скачками устремилось прямо на Фелицу. Она даже не успела испугаться, как заметив её, существо шарахнулось в сторону и, промчавшись мимо, залетело в дом.

Хорошо, что Хагрид оставил дверь незапертой, иначе Клык (а это был, как теперь поняла Фелица, именно он) не оставил бы ей никаких шансов удержаться в петлях.

– Что, кто-то из созданий Леса оказался тебе не по зубам, а, Клык? – улыбнулась Фелица, с облегчением пряча палочку в карман.

Конечно, большинство тамошних обитателей были далеко не клубкопухами. Крупнейший в Британии заповедник магических существ не зря назывался Запретным лесом, но и мастифф Хагрида не находился в весовой категории крупа. Кто бы мог подумать, что столь брутальный зверь окажется таким трусливым?!

Качая головой, Фелица поднялась на крыльцо и заглянула внутрь обители лесничего Хогвартса.

– Клык? Клык, Клычок, иди сюда!

В ответ из недр сторожки донеслось лишь скуление.

– Ну же, Клык, не бойся!

На этот раз пёс откликнулся уже не столько жалобно, сколько вопросительно.

– Нет, здесь больше никого нет. Только я. Выходи! – В ладонь Фелицы ткнулся мокрый нос. – Вот так, хороший мальчик, хороший.

Она стала гладить бархатные уши.

– Toutou bonne. Хороший пёсик. Надеюсь, ты не голодный. Я не захватила ничего вкусного для тебя. Успокойся, не плачь больше. И почему в твоей шерсти столько мусора? Похоже на стебли травы. Или паутины. Где ты умудрился так извозиться? Дай-ка, я тебя почищу.

Фелица ещё раз провела рукой по спине собаки, но странный сор стряхнуть не смогла. Тогда, с трудом отцепив от гладкой шкуры чуть липкую нить того, что вначале приняла за траву, она повернулась к свету.

И ахнула!

Какая там паутина! Это вообще было не природного происхождения! Фелица таращилась на материальный обрывок обездвиживающего заклятия и не могла поверить собственным глазам! Кто-то не так давно напал на Клыка в Запретном лесу, и похоже, лишь благодаря неточному прицеливанию неизвестного, пёс смог разорвать магические путы и убежать.

Но кому понадобилось дуэлировать с собакой?! Самооборона? Вряд ли. Клык – не дикое животное и не стал бы первым бросаться на человека!

Если только он не защищал кого-то, не так ли?

– Клык! – Фелица резко обернулась к псу. – Где они? Покажи!

Но мастиффа уже не было на пороге. Задняя часть его массивного тела угадывалась под гигантской кроватью у дальней стены единственной комнаты сторожки.

Вот трус! Махнув на Клыка рукой, Фелица кинулась к опушке Леса.

Хорошо, не защищал, просто увязался за кем-то из обитателей замка. Которые зачем-то пошли в Лес и встретили там кого-то, способного на «Жгучие путы». Не самое светлое из заклинаний, оправдывая своё название, оно не просто лишало жертву способности двигаться, но и причиняло боль. Немудрено, что бедный Клык удрал при первой возможности.

Кому-то могла требоваться помощь! Проблема была в лишь том, что Фелица не представляла, куда именно ей нужно держать путь. Она добежала до первых деревьев и, подняв повыше зажженную палочку, огляделась.

В лесу было тихо: ни криков ночных птиц, ни хруста веток. Здесь не было даже ветра, и всё, что слышала Фелица – это собственное учащённое дыхание.

А потом из-за переплетения густых ветвей появился олень.

Собственно то, что это был олень, Фелица поняла лишь когда патронус подплыл ближе. Он повернул к волшебнице рогатую голову и посмотрел куда-то сквозь неё незрячими глазами без зрачков.

Спутать её с дементором патронус не мог. Что же…

Погодите-ка! Патронусов использовали члены Ордена, чтобы позвать на помощь в трудную минуту. Кем бы ни был выпущен этот прекрасный фантом, он пришёл к Фелице, а значит, именно её и искал.

– Веди!

Олень рванулся с места, как будто только и ждал приказа. Флица ринулась за ним, пытаясь не зацепиться плащом за ветки деревьев, которые становились всё плотнее и гуще. Хорошо хоть, сияющий патронус отбрасывал достаточно света, иначе она уже дюжину раз упала бы, спотыкнувшись о торчащие из земли узловатые корни. От коварных кустов, норовивших хлестнуть её по лицу своей листвой, увернуться было труднее. Если бы можно было освободить вторую руку…

Начав неловко перелазить через поваленное дерево, которое секунду назад с таким изяществом перепрыгнул патронус, Фелица обругала сама себя. Конечно, она могла освободить вторую руку! «Кто учил тебя преодолевать препятствия, зажав в кулаке волшебную палочку?!»

Пряча палочку в карман, Фелица нащупала там какой-то предмет. Quoi? Ах, да! Это же - амулет Ордена! Откуда он там взялся? Она точно знала, что амулет должен был остаться в другом наряде. Видимо, на маленький артефакт были наложены Чары Сродства. Не важно, переносили ли они амулет из кармана одной её мантии в карман другой, или же заставляли саму Фелицу неосознанно перекладывать вещицу, результатом этого грех было не воспользоваться. В конце концов, чтобы сконцентрироваться на мало-мальски счастливом воспоминании для вызова собственного патронуса, не было даже секундной паузы.

Соскользнув на землю с другой стороны шершавого ствола, Фелица на бегу подбросила амулет на ладони и воскликнула:

- Отправляйся к Минерве МакГонагалл! Нужна помощь!

Уже краем глаза Фелица заметила, как амулет сверкнул в воздухе золотой искрой. Перед тем как он исчез, ей почудилось даже, что из ниоткуда в пустоте распахнулись два огненных крыла. Кто знает?

Оставалось лишь надеяться, что сообщение найдёт адресата, также как серебристый олень нашёл своего.

Не ведающий усталости патронус, до этого скакавший в нескольких шагах впереди Фелицы, неожиданно остановился и через мгновение исчез, будто проглоченный окружающей тьмой. Пришли? Фелица тоже остановилась и прислушалась.

Лесная чаща угрюмо молчала, и волшебнице стало не по себе. Она поспешно достала палочку и снова зажгла на её кончике огонёк Люмоса. Вокруг всё было спокойно. Неужели патронус привёл её не туда?

Фелица начала медленно продвигаться вперёд, и на очередном шаге звенящая тишина сменилась какофонией звуков. Эти звуки были прекрасно волшебнице знакомы. Именно так звучала магическая дуэль, пусть самих её участников пока и не было видно.

Oжерелье и пара быстро произнесённых заклинаний помогли Фелице выявить причину столь резкого перехода: стену хитросплетенных маскирующих чар, окружавших, по-видимому, небольшой участок Леса. «Прекрасное место для логова», – промелькнуло у неё в голове.

Фелица сделала ещё один осторожный шаг и неожиданно оказалась на поляне. Она успела разглядеть, что там стояла какая-то хижина, а затем ей стало не до деталей пейзажа.

– Протего! – закричала Фелица, и пущенное в неё Оглушающее заклятие отразилось от магического щита.

В ответ волшебница бросила в сторону невидимого противника друг за другом два «Маленьких Солнца», а затем бросилась назад, под прикрытие деревьев.

Двойную вспышку света, на миг залившего всё вокруг, Фелица почувствовала даже сквозь закрытые веки. С поляны донеслись вскрики. Хорошо. Противник зажмуриться не успел.

– Петрификус Тоталус! – услышала она вдруг.

Это что, голос Поттера?! Фелица выглянула из-за дерева. Недалеко от неё, по краю поляны кто-то двигался.

С помощью палочки она быстро просканировала окружающее пространство, но угрозы больше не почувствовала. Это была хорошая новость.

– Гермиона! Рон! Всё в порядке, я его обездвижил! Как вы?!

Плохая новость: это, действительно, был Поттер. Причём, не один. Какого тролля они здесь делают?!

С другого конца поляны Поттеру ответили:

– Бывало лучше, друг. Ты мог бы предупредить, прежде чем бросаться теми слепящими штуками!

– Рон, это не я, – начал было Поттер, но больше ничего сказать не успел, так как в центре поляны поднялась какая-то возня, а в следующие мгновение в сторону, откуда доносился голос Уизли, метнулась неясная фигура.

Похоже, Поттер рано праздновал победу.

Послышались приглушённые возгласы, вертикально в воздух ушла вспышка заклятия, а затем всё вновь стихло, был слышен лишь удаляющийся хруст веток.

– Эй, Рон, Гермиона, вы целы?! – встревожено закричал Поттер.

– Гарри, с нами всё в порядке, – голос мисс Грейнджер слегка дрожал. – Рон пытался его остановить, но промахнулся.

– Да, друг, прости, – вмешался Уизли, – оборотень ушёл.

Оборотень?!

Час от часу не легче! Но теперь Фелице стало понятно, почему нападавший смог ускользнуть. Учитывая обстоятельства – оно и к лучшему.

– Чёрт! – голос Поттера, однако, имел наглость звучать расстроено. – Ладно, не важно. Идите скорее сюда, только осторожно: здесь есть ещё кто-то!

Фелица вздохнула: «есть ещё кто-то», надо же!

– Не кричите, мистер Поттер, – зашипела она, приблизившись к нему вплотную, – так любому противнику легко будет вычислить ваше местоположение.

– Профессор Филбрайт?! – ошеломлённое лицо Поттера в мертвенном свете её Люмоса казалось восковым. – Что вы здесь делаете?!

– Это я хочу спросить у вас и ваших друзей, мистер Поттер! – сухо откликнулась Фелица, водя волшебной палочкой вдоль тела подростка. Хвала Мерлину, никаких видимых повреждений.

Поттеру такое проявление заботы, похоже, не понравилось. Он сделал большой шаг в сторону, внимательно следя за её руками.

– Стойте, где стоите, мистер Поттер, – вместе с облегчением Фелицу стал переполнять гнев. – И подумайте пока над тем, как будете объяснять мне, своему декану, почему вы оказались в Запретном лесу ночью!

Поттера угроза нисколько не напугала. Как почудилось Фелице, он напротив, воспрял духом, будто она пообещала ему не головомойку, а сто баллов за эссе. Странный парень.

Дав себе слово ещё поработать над образом «декан в ярости», Фелица поспешила на другой конец поляны, проверить самочувствие Уизли и Грейнджер.

Поттер бросился вслед за ней.

– Я же велела вам оставаться на месте! – воскликнула Фелица с раздражением.

«Он что, никогда не слушается?!»

– Вы не понимаете, профессор! Там Ремус!

***

Сидя на коленях на холодном земляном полу и шаря вокруг рукой среди разнообразного мусора в поисках какой-нибудь чашки, Фелица пыталась придумать план дальнейших действий.

Все охранные чары в её ожерелье голосовали за незамедлительный побег отсюда, чем быстрее – тем лучше.

То, что Фелица вначале приняла за хижину, оказалось куда более диковинным сооружением. Оно представляло собой незамкнутое кольцо деревьев высотой в полтора человеческих роста с переплетёнными ветвями, образующих нечто вроде навеса. В том месте, где стволы не смыкались, был широкий проход, кое-как завешанный куском холстины.

Едва Фелица, отодвинув в сторону ткань, зашла внутрь вслед за Поттером, в нос ей ударил жуткий коктейль запахов крови, нечистот и смерти. Именно в тот момент нитка жемчуга на шее начала жечь ей кожу.

Содрогаясь от отвращения, Фелица, наконец, выудила из груды костей и золы глиняную миску с отбитым краем и попросила Поттера:

– Посветите мне.

Закусив губу, Поттер с готовностью поднёс свой огонёк Люмоса поближе к волшебнице, и она, стараясь смотреть лишь на то, чем были заняты её руки, взмахнула палочкой и произнесла:

– Санио! Агуаменти!

Миска, теперь абсолютно чистая, послушно наполнилась водой. Фелица лихорадочно думала.

Логово. Слово как нельзя лучше подходило для описания этого места. Wolfsschanze.

По всему выходило, что большой клан оборотней облюбовал себе эту поляну в Запретном лесу как место для встречи полнолуний. Если судить по количеству кроличьих черепов, разбросанных тут и там, то не одного, и не двух.

Зная только это… Бегство представлялось не просто логичным, а единственным возможным вариантом действий. Но здесь-то и начинались проблемы.

Уизли и Грейнджер в схватке с оборотнем не отделались также легко как Поттер. Уизли попал под «Жгучую Сеть» - заклятие того же типа, от которого пострадал Клык, но гораздо более сильное. Оступившись, он упал и неудачно подвернул ногу. Беглый осмотр его на глазах распухающей лодыжки вызвал у Фелицы опасения, что могут быть повреждены связки, или, даже кость.

Мадмуазель Грейнджер смогла освободить Уизли от пут, но не успела увернуться от парализующего проклятия. К счастью, ей падение не причинило большого вреда, но, потеряв контроль над собственным телом, она не имела возможности зажмуриться в тот момент, когда Фелица бросила на поляну «Маленькие Солнца». Сама когда-то испытавшая на себе силу этого слепящего заклинания, она могла лишь посоветовать девушке держать глаза закрытыми. Хорошо помог бы компресс из зимних васильков, но их под рукой, конечно, не было.

И Уизли, и Грейнджер оказались крайне уязвимы уже в самом начале боя, но, несмотря на это, попытались задержать убегающего оборотня, который, похоже, был оставлен здесь присматривать за пленником. Фелице становилось не по себе от одной мысли о том, что могло случиться с ребятами. К счастью, посчитав, что силы неравны, оборотень предпочёл ретироваться. Но он обязательно вернётся.

И приведёт остальных.

Оставаться было безумием.

Но тут возникала вторая проблема, самая главная.

Люпин и вправду был здесь. Она и Поттер нашли его в полубессознательном состоянии, скорчившимся на полу, прикованным за шею тяжёлой цепью к стене. Каким образом Поттер узнал о местонахождении оборотня, Фелица намеревалась выяснить позже.

Пока же, осторожно придерживая одной рукой голову Люпина, а другой поднося к его пересохшим губам воду, она старалась не выдать своего страха и жалости.

Начав поглаживать пальцами горло оборотня, чтобы заставить его сглотнуть, Фелица неожиданно поняла, что страдалец, возможно, провёл так, на цепи, как зверь, все дни с ночи полнолуния. Ведь широкое стальное кольцо, оставившее уродливые красные следы на нежной коже, было рассчитано на гораздо более массивную шею.

Волчью шею.

Распознала ли стая в Люпине изменника тогда, или уже после, не имело значения. Жестокость других оборотней не знала предела. И в своих действиях они куда больше полагались на физическую силу, чем на магию. Состояние Люпина было ужасно. Тех нескольких исцеляющих и унимающих боль чар, которые знала Фелица, было явно недостаточно. На Люпине не было одежды, и всё его нагое тело, покрытое многочисленными синяками и рваными ранами била едва заметная дрожь. Поттер бережно прикрыл его своей мантией.

– Как он, Гарри? – тихонько спросила Грейнджер.

Фелица нехотя повернула голову в ту сторону, где у противоположной стены, едва различимые из-за недостатка света, стояли, взявшись за руки, друзья Поттера.

Умудрились же как-то пробраться сюда! Хотя получили от Фелицы указание не подходить! Хорошо хоть, что вид растерзанного тела Люпина не запечатлеется в их памяти, чтобы мучить потом в страшных снах. Грейнджер временно почти полностью ослепла, а сознание Уизли должно было быть затуманено анестезирующим заклятием, наложенным Фелицей на его ногу.

Достаточно того, что Поттеру, тяжело дышащему у неё над ухом, кошмаров уже не избежать.

– Он без сознания, Гермиона, – голос Поттера был хриплым, – на нём нет живого места, он прикован, и профессор говорит, что…

Поттер вдруг замолчал, а затем обратился к Фелице. Глаза его лихорадочно блестели.

– Я знаю несколько мощных взрыв-заклинаний! Я могу разрушить цепь!

Фелица отставила в сторону миску с водой и, продолжая касаться шеи Люпина в том месте, где прощупывался нитяной пульс, покачала головой:

– Я повторяю, мистер Поттер, это проклятие называется «Хозяйская немилость». Оно заставляет непредсказуемо искажать, отражать или впитывать любую магическую энергию, направленную на металл оков. Попытка освободить из них узника неминуемо приведёт к смерти последнего. Открыть замки способен лишь тот, кто защёлкнул кандалы.

– Не может быть, чтобы ничего нельзя было сделать! – в восклицании Поттера Фелице почудилась обвиняющая нотка.

Но как он был прав! Чувство беспомощности жгло Фелицу как кислое вино. Вот так, в глухую шотландскую ночь, в чаще Запретного леса, на коленях среди нечистот волчьего логова, сидела она – Мастер по Защите от Тёмных искусств, неспособная снять чужое заклятие. У неё на руках оказался умирающий от истощения и побоев оборотень, и три испуганных подростка, двое из которых не в силах были добраться до безопасных стен Хогвартса самостоятельно. Конечно, она послала за помощью, но когда ещё она сможет прийти. Дорога каждая ускользающая в небытие секунда…

Фелице казалось, что прошли часы, хотя, в действительности, с момента, как она пересекла границу маскировочных чар, едва успели пронестись несколько минут.

Не сумев справиться с накатившим отчаянием, Фелица ответила резко:

– Если вы, Поттер, не обладаете достаточной физической силой, чтобы разомкнуть стальное кольцо толщиной в два дюйма, то все другие ваши таланты не стоят сейчас и кната!

Похоже, она задела самолюбие Надежды магического мира, потому что Поттер вскинулся и уже открыл было рот, чтобы произнести нечто такое, о чём, впоследствии ему, наверняка, пришлось бы жалеть, но тут вмешалась Грейнджер.

– Я знаю заклинание, которое ненадолго упятеряет силу, - сказала она. – Прочитала о нём в дополнительной литературе по чарам, которую рекомендовал профессор Флитвик. И если ты, Гарри, подойдёшь поближе, я смогу…

Фелица перебила её:

– Эффект заклинания «Athlète pour une heure» это не собственые возможности человека, а то же волшебство, только опосредованное. Не уверена, что даже кровь рэйема помогла бы в данной ситуации! Мисс Грейнджер, ваше рвение в учёбе похвально, но было бы куда лучше, если бы вы и ваши друзья просто не ввязывались в опасные приключения! Покинуть территорию школы ночью и не предупредить никого из взрослых!

Грейнджер опустила голову.

– Не ругайте Гермиону, профессор, – вступился за подругу Уизли. – У нас было мало времени, Гарри сказал, что мистер Люпин в опасности. - Парень произносил слова медленно и каким-то неуверенным тоном, похоже, Фелица не потеряла навык наложения заклятия «Ne se sentient pas». – Кроме того, профессор МакГонагалл отправилась в Министерство, Хагрида тоже не было, а кому ещё мы могли…

– Мне! – закричала Фелица. – Вы могли сказать мне! Dieu! Вы же знали, что можете обратиться за помощью! Почему вы так не поступили?!

Этот вопрос не давал Фелице покоя. Она сделала всё, чтобы показать своё расположение к Поттеру и его друзьям. Отчего же они предпочли не искать поддержки у своего учителя, декана, в конце концов?!

– Гермиона говорила о том, что вы разрешили ей доступ в свои комнаты, – слова Поттера заставили Фелицу взглянуть на него. – Но мы не знали, можно ли вам доверять…

– Quoi? – Фелица не понимала, в чём дело. – Вы мне не доверяете? Но почему?

Поттер отвёл взгляд.

– У меня есть свои причины. Отношения с учителями по Защите у меня никогда не складывались, – парень поморщился и провёл ладонью по предплечью.

«Ему, наверно, холодно без мантии», – подумала Фелица, и хотела было наслать на Поттера согревающие чары, подобные тем, что не давали сейчас окончательно замёрзнуть Люпину, когда голос подал Уизли:

– Гарри, «не складывались отношения» – это слабо сказано, - он захихикал. – Да все преподы по ЗоТИ, которые только у нас были, пытались тебя убить!

Фелица потеряла дар речи. «Что он сейчас сказал?!»

– Мне нужно сесть, – сообщил вдруг Уизли и тут же сделал это, неосознанно увлекая за собой Грейнджер, всё ещё державшую его за руку.

Фелица посмотрела на Поттера. Под её ошеломлённым взглядом тот смешался и неохотно подтвердил:

– Это правда. Началось всё ещё в первый год учёбы в Хогвартсе… Например, когда во время квиддичного матча моя метла взбесилась и чуть не скинула меня на землю. – Поттер заговорил быстрее. – Мы думали, что это Снейп заколдовал её, но это был Квиррел, а Снейп лишь пытался помочь, но Гермиона подожгла его мантию, а в затылке Квиррела жил Волдеморт, и…

В этом месте Фелица, у которой голова шла кругом, решительно оборвала бессвязные объяснения Поттера.

– Мне ясно, мистер Поттер, – соврала она. – Можете не продолжать! «И не упоминай его имени, мальчишка!»

В полумраке хижины ей почудилось, что Поттер посмотрел на неё с презрительной жалостью. «Конечно же, почудилось!» Вслух он сказал лишь:

– Зачастую, доверять взрослым – не самая удачная идея. Конечно, после того, как ваше случайное появление…

– “Случайное”, мистер Поттер?! – перебила его Фелица. – Неужели вы думаете, что я имею обыкновение прогуливаться ночами по Запретному лесу?! Меня привёл на эту поляну патронус. – Она нахмурилась. – Кстати, если вы… «боялись меня»… не доверяли мне, то почему послали его за мной?

– Что? За вами?! Я послал патронуса за помощью к первому же члену Ордена, которого он сможет найти! – Поттер на секунду замолчал, а затем выдохнул: – Вы – член Ордена Феникса!

Теперь настала очередь Фелицы удивляться:

– Да, мистер Поттер. Я думала, вы знали.

Лицо Поттера исказил гнев. Он сжал руку, незанятую палочкой, в кулак и, резко повернувшись к Фелице спиной, проговорил сквозь зубы:

– Нет, профессор, я не знал. Я всегда узнаю обо всём последним. Меня просто не считают нужным ставить в известность!

Фелица, у которой уже начали болеть колени от долгого сидения на холодной земле, подумала, что выяснение отношений может подождать до того момента, когда они все окажутся в тепле и безопасности.

Жаль только, она совсем не умела успокаивать вышедших из себя Надежд магического мира.

Хвала Мерлину, у кое-кого опыта в этом деле было побольше.

– Гарри, – тихо сказала Грейнджер, – если твой патронус наткнулся на профессора Филбрайт, это значит, что больше никто из членов Ордена не знает, где мы, и что с нами.

Да, эта фраза быстро привела Поттера в чувство. Он обернулся и посмотрел на Фелицу.

– И как нам быть, профессор?

Что? Теперь знаменитый Гарри Поттер обращается за советом?

Фелица глубоко вздохнула, и поудобнее устроив голову Люпина у себя на коленях, спросила:

– Мисс Грейнджер, вам лучше?

– Да, мэм. Я уже могу различать контуры предметов, и глаза не слезятся.

Фелица попыталась придать своему голосу твёрдости:

– Тогда, вы, мистер Поттер и мистер Уизли, должны вернуться в замок. Я уверена, что вы знаете достаточно указывающих направление заклинаний, чтобы не сбиться с пути. Конечно, из-за травмы мистера Уизли вы будете двигаться небыстро, но… – Фелица не закончила.

Что, собственно, она могла добавить? «Если вас не съели на пути сюда, остаётся надежда, что и выбраться из Леса вы сможете?» Все трое были весьма искусны в защитной магии, пусть от Уизли сейчас и мало толку. К тому же, большинство лесных тварей предпочитало нападать на одинокую жертву.

Если ребята уйдут, будет лучше. Что бы ни поджидало их за границей зачарованной поляны, оставаться здесь – значит, наверняка, встретиться с ещё большей опасностью.

Поттер словно следил за ходом её мыслей:

– Мы не бросим вас здесь! – он начал мерить шагами пространство логова. – Они могут вернуться в любой момент! Я знаю, что они вернутся!

В последней фразе Поттера звучало столько уверенности, что у Фелицы мурашки по спине побежали. Что, кроме уже известных ей способностей, Мальчик-который-выжил умел ещё и предвидеть будущее? «Ага, ты ещё скажи: разговаривать с животными и читать мысли Тёмного Лорда!» Фелица подавила рвущийся наружу истерический смешок и проговорила:

– Мистер Поттер, если оборотни вдруг вернутся, ваши друзья всё равно не смогут принять участие в битве. – Уловка достойная слизеринца, без сомнения, но почему бы не сыграть на гриффиндорской лояльности? – Вам нужно как можно быстрее вывести их из Леса, чтобы им была оказана медицинская помощь. «А ещё, Поттер, вы слишком важны для Магической Британии, чтобы погибнуть в ходе схватки со сворой оборотней».

Отлично, кажется, помогло! Поттер, явно, начал колебаться, переводя взгляд с неподвижного тела Люпина на сидящих у стены друзей и обратно.

Уизли был не в том состоянии, чтобы возражать, а вот Грейнджер Фелица была очень благодарна за то, что та промолчала.

Так, время нанести решающий удар!

– Со мной и месье Люпином всё будет в порядке. – Фелица постаралась изобразить на лице ободряющую улыбку. – Я успела послать за помощью, прежде чем попала на поляну. Кстати, просто поразительно, как оборотни умудрились сплести такую сложную магическую маскировку! Я никогда не видела ничего подобного!

Должно быть, в её голосе прозвучали восторженные нотки, так как Грейнджер, до этого с заботой поправлявшая на Уизли сбившуюся мантию, оторвалась от своего занятия и тоном всезнающей первой ученицы произнесла:

– Поляну, как и ритуальное сооружение, в котором мы сейчас находимся, зачаровали не оборотни, профессор. Это сделали кентавры. Мне не совсем ясно, почему их сейчас здесь нет, ведь, согласно справочным данным, турниры у кентавров должны проходить именно в начале осени. А всё это, – она сделал широкий жест рукой, – является, я полагаю, их площадкой для игрищ.
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 6. уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования