фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

20
16
12
8
4
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 9.

Гет
Все произведения автора lovey_dovey
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 9. - коротко о главном
 Шапка
Бета не будем об этом, ладно? )
Пейринг СС/НЖП (в перспективе); НМП/НЖП (не основной), РЛ/НТ (эпизодический); РУ/ГГ (упоминаемый).
Жанр драма
Рейтинг R
Саммари В Хогвартсе появляется новый преподаватель и... Что значит: «читали сто раз?!» Ладно-ладно, дайте мне шанс, вы же ещё ничего не знаете! Взгляд со стороны, какие-никакие приключения, твари, опять же, волшебные. Должно быть СС/нжп, но профессор воротит нос, потому, выступаю под лозунгом: канонным персонажам – канонные пейринги! Много Северуса и Гарри; поменьше Тонкс, Ремуса и Минервы. В эпизодах (но с репликами): Рон, Гермиона, Драко, Фред с Джорджем и Сибилла. Встречаются также Филч, Шеклболт, Флоренц и многие другие. А Мери-Сью – нет, хотя некоторые и не верят почему-то...
Дисклеймер Мир «Гарри Поттера» принадлежит Дж. К. Роулинг. Данный фик написан не с целью извлечения выгоды, а лишь для удовлетворения графоманских наклонностей автора.
Предупреждение много букафф, незнание автором канона, ангстовый ангст, смерть персонажей
Размер макси
Статус закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 9. уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 9. - Текст произведения

– Поттер, нет!

Фелица с силой оттолкнулась ногами от учительского стола, с которого наблюдала за дуэлирующими студентами, уже в полёте отчаянно бросая вслед поттеровскому «Кламор Фортис!» заклинание поглощения звука.

Урок семикурсников сегодня проходил в виде парных поединков. МакГонагалл отказала Фелице в возможности проведения практических занятий на улице из соображений безопасности. И поэтому ей ничего не оставалось кроме как, сдвинув в угол столы и скамьи, использовать в качестве дуэльной площадки классное помещение. За что теперь и пришлось расплачиваться.

К тому же речь шла о Поттере с Малфоем. Когда Фелица попросила всех на пары, эти двое шагнули друг к другу немедленно. Возможно, стоило их разделить, но Фелица полагала, что взаимная неприязнь и желание выделиться подстегнут их показать себя по полной. Пусть ей и приходилось приглядывать за парочкой особо. А ведь оба могли бы многому научиться у противника. Если бы перестали перебрасываться оскорблениями хоть на минуту!

Поттер, тот всегда шёл напролом, уделяя минимум внимания тактике своих дальнейших действий. Для него магическая дуэль не была искусством, слишком рано она стала означать лишь одну из двух крайностей: победу или смерть. Малфой же в ходе схватки чересчур заботился о том, как он при этом выглядит, играл на публику и часто задумывал многоходовые комбинации, которые просто не успевал реализовать. Но слизеринец знал множество довольно редких заклинаний, не гнушался обманными движениями и мог быстро переменить тактику боя в зависимости от обстоятельств. И пусть по силе и отваге Поттеру не было равных, Малфой являлся достойным и опасным противником.

О чём Фелица и вспомнила, падая боком на каменный пол между двумя студентами. Оказаться спиной к Малфою означало неприятности. В первый момент она даже не ощутила боли от заклятья – лишь толчок в плечо. Слишком велико было облегчение, когда она увидела, как под сводчатым потолком материализовались, послушные её воле, две огромные подушки, которые схлопнулись вокруг набирающего силу заклятия Поттера с гулким бумом. Студенты, не успевшие ничего понять, застыли вокруг, как садовые гномы, попавшие под прицел волшебной палочки, и ошарашено смотрели вверх. Фелица перевела дух.

И тут же накинулась на виновника этого безобразия:

– Заклинание баньши?! Поттер, вы что, вообще никогда не думаете перед тем, как что-то сделать?!

– Но Малфой... – начал было гриффиндорец запальчиво.

Фелица его не слушала:

– Существует причина, по которой Кламор Фортис используют только на открытых пространствах. А если бы каменная кладка стен вошла в резонанс со звуковыми колебаниями?! А если бы оконные... – Она попыталась встать, но её неожиданно накрыло волной головокружения. – Двадцать баллов с Гриффиндора, – закончила она слабым голосом.

Окружающий мир поплыл, и Фелица почувствовала, как её сносит куда-то в сторону. Ей показалось, что она прикрыла глаза лишь на секунду, но вновь сфокусировав взгляд, Фелица обнаружила, что в лицо ей заглядывает Поттер, за спиной которого маячит ещё несколько смазанных фигур.

– Профессор Филбрайт, вам плохо?

– Мне? – Фелица не могла понять, почему голос Поттера звучал как из колодца.

– Мэм, вы сидите на полу, держите руками голову и покачиваетесь из стороны в сторону, – тон Поттера делался всё тревожнее. – Что с вами?

Фелица опустила руки и обернулась к Малфою. Комната снова куда-то предательски поползла, и Фелица была благодарна, когда её с двух сторон поддержали чьи-то руки.

Стараясь сосредоточить внимание только на фигуре слизеринца, который, слава богам, оставался неподвижен, Фелица спросила:

– Что это было, мистер Малфой?

– Тмиматикес, – неохотно ответил тот и закусил губу.

– Ясно, – Фелица удержалась от кивка, и добавила: – Вon choix.

От похвалы Малфой расслабился, надменно вскинул подбородок и посмотрел куда-то поверх головы Фелицы, предположительно, на Поттера, с видом победителя.

– Помогите мне встать.

Её тут же заботливо подняли на ноги, отчего сделалось только хуже. Пространство класса стало казаться огромным, а внезапно манящий к себе пол таким далёким.

Заклятие головокружения поражало внутреннее ухо, действуя на вестибулярный аппарат, из-за чего у человека возникали ощущения как при сильной корабельной качке. Фелица пошатнулась и ухватилась за чьё-то плечо. А ещё терялась способность оценивать расстояние до предметов, адекватно воспринимать звуки и отличать верх от низа.

Волшебница мысленно застонала: ну почему она не стала учителем истории или литературы?!

И что помогает в таком случае?

Впрочем, сначала о главном:

– Урок окончен, Поттер приводит в порядок класс и, в дополнение к уже заданному материалу ото всех жду к следующему занятию двухфутовое эссе о последствиях необдуманного использования Заклинания баньши в закрытых помещениях. – Фелица посмотрела на того, за чьё плечо держалась, и закончила: – а вы, мистер Лонгботтом, проводите меня в больничное крыло.

Они стали продвигаться к выходу под гул голосов студентов, который звучал для Фелицы как рой потревоженных грюмошмелей. Уже на пороге класса перед ними, преградив путь, вырос Малфой.

– Профессор, надеюсь, этот маленький инцидент никак не повлияет на мою оценку за урок и за семестр в целом. – Слизеринец говорил равнодушным тоном но то, как он вертел в руках свою волшебную палочку, его выдавало. – Я хочу сказать, что произошла случайность, я бы никогда не посмел...

– Мистер Малфой, – оборвала его Фелица, которой казалось, что если она ещё хоть мгновение будет смотреть на эти нервные белые пальцы, то до лазарета на своих двоих точно не дойдёт, – ваша оценка не пострадает, обещаю. А сейчас дайте нам пройти!

Слизеринец отошёл в сторону, и Фелица, поддерживаемая Лонгботтомом, ступила в коридор. Там, у стены, упираясь в неё всеми четырьмя лапами, лежал имагус и, запрокинув гривастую голову, безуспешно пытался укусить собственную спину.

***

По мнению Фелицы, больничное крыло находилось чересчур далеко от класса ЗоТИ. Особенно это стало заметно, когда к шатающимся стенам прибавился проваливающийся пол. Создавалось ощущение, что вот этот следующий шаг станет для неё последним, потому что её нога никогда не сможет коснуться твёрдой поверхности. Умом Фелица понимала, что это всего лишь последствия малфоевского заклинания. Но её несчастным ступням, которые в результате фокусов с перспективой каждый раз опускались на каменные плиты слишком сильно, от этого знания было не легче.

Волшебница чуть не врезалась в рыцарские доспехи, коварно выросшие у неё на пути, и только мягкий толчок Лонгботтома, придавший ей другое направление, спас ситуацию. Фелица была благодарна своему студенту: то, как она вцепилась ему в плечо, не могло не быть болезненным, но Лонгботтом не выказывал никакого неудовольствия и лишь изредка тихонько повторял: «Ничего страшного!», каждый раз, когда она наступала ему на ногу.

Хорошо хоть, что обеденный перерыв ещё не начался, и коридоры школы были безлюдны. Иначе преподавательскому авторитетум Фелицы был бы нанесён ещё один удар. Хватало и того, что она – Мастер по Защите попала под случайное заклятие собственного ученика. Немного утешало лишь то, что они уже почти доковыляли до вотчины мадам Помфри, а значит, самое плохое осталось позади, n’est-ce pas?

Отворив неверной рукой дверь лазарета и одновременно с этим, как ей показалось, толкнув и стену, Фелица с горечью поняла, что испытания ещё не закончились. Должно быть, их с Лонгботтомом появление вышло зрелищным, так как Снейп и Помфри, до этого оживлённо беседовавшие о чём-то, повернулись к ним с лицами, полными изумления. По крайней мере, мадам Помфри казалась обескураженной. Что там было написано на лице у Снейпа, Фелица постаралась не заметить.

С помощью Лонгботтома волшебница без всякой грации плюхнулась на ближайшую койку, отпустив, наконец, многострадальное плечо парня. Вместо этого она вцепилась обеими руками в больничное покрывало, с лёгким раздражением заметив, что его чуть грубоватая текстура казалась уже хорошо знакомой на ощупь.

– Что случилось? – в поле зрения Фелицы появилась белая форменная мантия медсестры.

– Э-э, у нас был урок Защиты, – зазвучал где-то над волшебницей неуверенный голос Лонгботтома, – и в профессора случайно ударило заклятие М-Малфоя.

– Хорошо, мистер Лонгботтом, вы можете идти. – Голос Снейпа тоже раздался совсем рядом, хотя Фелице по-прежнему была видна лишь мадам Помфри, частично.

– Но... – начал было Лонгботтом.

То, что мальчик не хотел оставлять её беззащитную в компании Снейпа, побуждало в Фелице желание набавить Гриффиндору с десяток баллов.

– Вы свободны, мистер Лонгботтом, – от голоса зельевара под Фелицей заходила ходуном кровать, и она крепче сжала в кулаках покрывало, пытаясь удержаться на ней.

В следующую секунду с громоподобным ударом хлопнула дверь, и волшебница поняла, что её единственным союзником в этой комнате осталась мадам Помфри. Фелица сосредоточила взгляд на её большой, обтянутой накрахмаленным хлопком груди, которая размеренно вздымалась и опускалась.

– Что за беда с вами приключилась?

– Заклинание качки, – ответила Фелица медсестре, не сводя глаз с её груди. Зрелище почему-то казалось завораживающим.

– Вы можете сесть, милочка?

Этот вопрос поставил Фелицу в тупик. Разве она не... Ох! Неожиданно волшебница поняла, что всё это время полулежала на койке, уперев ступню одной ноги в пол, а другой по-дурацки болтая в воздухе в такт дыханию склонившейся над ней мадам Помфри. Фелица незамедлительно попыталась принять более приличную позу, одновременно изо всех сил стараясь не покраснеть.

– Мадам Помфри, – вступил в разговор Снейп (и да, напоминание о том, что он тоже был здесь, никак не способствовало восстановлению хотя бы частичного контроля над собственным телом), – вам пора отправляться в Св. Мунго.

– Да, но как же профессор Филбрайт?

– Вы не хуже меня знаете, что Кроветворное зелье должно быть свежим, чтобы подействовать с наибольшей эффективностью. – Снейп сделал нетерпеливый жест рукой. – Идите, мы справимся сами. Не правда ли, профессор Филбрайт?

Последние слова он адресовал Фелице. Та с растущим беспокойством взглянула в лицо Снейпа и издала постыдный писк, который, без сомнения, должен был убедить школьную медиведьму ни в коем случае не бросать её здесь. Но мадам Помфри уже удалялась, бормоча что-то, слившееся для Фелицы в невнятный шум.

– Да-да, я прекрасно помню, где вы держите зелья-нейтрализаторы. – Снейп проводил мадам Помфри до дверей. – И напомните этим недотёпам из Св. Мунго, чтоб не давали Люпину больше трёх доз в сутки!

Кажется, он говорил ещё о чём-то, но Фелица не слушала. Комната вокруг неё вдруг закрутилась и сорвалась в спираль. Она сглотнула и зажмурилась, чувствуя лишь шум крови в ушах.

Поэтому, когда голос Снейпа раздался в непосредственной близости от неё, Фелица чуть не подпрыгнула от испуга.

– Я не подозревал, что сегодня преподаватели ЗоТИ используют себя в классе в качестве живых мишеней для заклинаний учеников. Или это новая французская мода?

Перед носом Фелицы появился открытый флакончик с неким содержимым.

– Всё было не так! – Со второй попытки ей удалось забрать флакончик из рук Снейпа. При этом их пальцы несколько раз неловко соприкоснулись. – Мне пришлось вмешаться в поединок Поттера и Малфоя.

– Ах, очередной пример того, как Поттер считает, что для него правила не писаны, – в тоне Снейпа ей послышалось плохо скрываемое: «Так вам и надо!» – И потом, студенты вашего факультета склонны к тому, чтобы совершать необдуманные поступки, расплачиваться за которые приходится другим.

Снейп был настолько уверен в том, что инцидент произошёл по вине Поттера, что Фелица даже растерялась. Самое обидное, однако, заключалось в том, что возразить ей было нечего. Она осторожно подняла голову, и метнула на Снейпа сердитый взгляд.

Где-то там, на недосягаемой высоте на лице зельевара появилась усмешка:

– Правда – не очень приятная вещь, мисс Филбрайт? Привыкайте. На посту декана Гриффиндора вас ждёт ещё много разочарований. Если вы, конечно, проживёте достаточно долго, чтобы в полной мере насладиться ими. А теперь пейте лекарство.

После этих его слов делать это Фелице почему-то не хотелось. Она посмотрела на пузырёк с подозрением. Не то чтобы Снейп попытался так явно отравить её, но qui sait?

– Пейте, давайте! – в тоне Снейпа начало проскальзывать нетерпение. – Этот состав быстро теряет свои свойства на открытом воздухе!

А, ладно! Фелица уверила себя, что принимает решение всё же выпить неизвестное зелье не под давлением Снейпа, а из-за того, что стены лазарета снова угрожающе качнулись. Она сделала глубокий вдох и опорожнила пузырёк одним глотком.

К чему она оказалась не готова, так это к отвратительному сладкому вкусу варева, которое растеклось по языку и глотке как просроченное сливочное пиво. Мир вокруг содрогнулся, и стоящего рядом Снейпа спасла только отменная реакция. Фелица в ужасе прижала ладонь к липким губам и поняла, что вот-вот расплачется.

– Хм... – Снейп вытер пол безмолвным заклинанием и скупым пассом палочки. – Интересно... Куда именно угодило заклятие мистера Малфоя, вы говорите?

Фелица, уже смирившаяся с тем, что этот поток унижений никогда не закончится, вытерла рот рукавом мантии и, заранее приготовившись к новой порции издёвок, тихо призналась:

– Под лопатку.

Снейп молчал целых две секунды перед тем как открыть рот:

– Просто поразительно, – начал он, и Фелице показалось крайне несправедливым, что голос столь бархатистого тембра принадлежал такому мужчине как Снейп. – Французская школа ЗоТИ, должно быть, находится в глубоком упадке, раз магистерские степени присуждаются волшебникам столь некомпетентным. Мало того, что вмешавшись в дуэль, вы повернулись спиной к одному из её участников, так ещё и умудрились подставить под удар едва ли не самое уязвимое место на теле! Попадая в которое, большинство боевых заклятий усиливают свой эффект.

Фелица съёжилась: в устах Снейпа вся эта история становилась всё более глупой. Слёзы вновь подступили ей к горлу.

– Впрочем, – Снейп вдруг смилостивился, – я не собираюсь тратить своё время на повторение азбучных истин. Если вы их не усвоили, будучи студенткой, то сейчас уже, увы, слишком поздно.

Он отвернулся и проследовал в угол палаты к стенным шкафчикам. Дверца одного из них была приоткрыта. Оттуда, наверно, Снейп и достал первую порцию зелья. Фелица передёрнула плечами, отчего кровать под ней снова качнулась. «Это вообще закончится когда-нибудь или нет?!»

– Просто дайте мне ещё лекарства, пожалуйста, – она шмыгнула носом. – Я постараюсь в этот раз удержать его внутри.

– Нет, – коротко бросил зельевар, не прекращая, судя по звукам, переставлять какие-то скляночки внутри шкафчика.

– Нет?! Как это, «нет»?! – Фелица в изумлении уставилась в спину Снейпа, забыв о том, что собиралась плакать. Он что, намеревался её мучить?!

– Нет, мисс Филбрайт, ведь то, что вы так капризно не соизволили принять в свой нежный желудок, было последней порцией этого зелья в больничных запасах. Что означает только одно, – закрыв шкафчик, Снейп развернулся и направился к выходу, – мне придётся снова готовить его в ближайшие выходные.

Большими глазами Фелица следила за тем, как он удаляется. Почему-то сейчас перспектива избавиться от компании Снейпа уже не казалась заманчивой. Ей что, придётся терпеть это до выходных? Или ждать, пока чары сами выветрятся? Что бы ни случилось раньше. Решение проблемы вполне в духе Пожирателя Смерти. Фелица почувствовала, что от обиды у неё начала дрожать нижняя губа.

– По счастливой случайности, у меня в лаборатории имеется готовый маточный раствор из мандрагор к уроку по антидотам у четвёртого курса, – Снейп к Фелице, уже стоя у дверей. – Мне потребуется некоторое время, чтобы превратить его в нечто, способное нейтрализовать усиленный Тмиматикес, – тон его по непонятной причине вдруг сделался раздражённым. – Сидите здесь и попытайтесь не совершить новых глупостей.

С этими словами он вышел, бесшумно закрыв за собой дверь. Фелица осталась сидеть на слегка покачивающейся кровати и, смаргивая влагу с ресниц, пыталась подавить накатившую волной вину за то, что подумала о Снейпе плохо.

***

Именно из-за этого чувства вины, «ложного и абсолютно необоснованного», Фелица и оказалась стоящей перед дверью в кабинет Снейпа позже в тот же день. Она с некоторой опаской покосилась на дверную ручку, памятуя об охранных чарах. Но обвившаяся вокруг тушки кролика серебряная змейка лишь на мгновение подняла голову, высунув крошечный раздвоенный язычок, а затем вновь застыла. Фелица решила, что это хороший знак, и постучала.

С той стороны тут же откликнулись:

– Часы приёма указаны на двери, и как несложно заметить, сейчас совсем не они. Уходите.

Фелица хотела так и сделать, но ее удержала мысль о том, что благодарности за свою помощь достойны все. Даже если они вызывали в её душе противоречивые чувства. Поэтому, всё же решилась войти.

Она ещё ни разу не была в кабинете Снейпа. Фелица с интересом огляделась. В первую очередь ощущалось присутствие всевозможной защитной магии. Воздух здесь буквально потрескивал от охранных чар разной степени сложности. Приходилось, однако, признать, что ни цепей, ни пыточных орудий вокруг не наблюдалось, книги и склянки с ингредиентами. Неярко освещённая комната выглядела даже уютной. Взгляд Фелицы упал на большую банку, доверху наполненную жабьими глазами. Ну, уютной, за исключением некоторых мелких деталей обстановки.

Сам хозяин кабинета не сидел за письменным столом, за которым Фелица и ожидала его увидеть, а стоял в дальнем углу у стойки с крошечным медным котлом, ритмично помешивая его содержимое. Волосы Снейпа были собраны в хвост, а неведомое зелье мерцало и подсвечивало профиль зельевара золотистым сиянием.

– Я же сказал: уходите! – Снейп продолжал сосредоточенно смотреть в котёл. – Судя по всему, в мире гриффиндорцев фразы, подобные этой, воспринимаются, как приглашение заглянуть на чашку чая.

«Снова эти подколки из-за факультетской принадлежности. За что он нас так не любит?!»

– Вы прислали с лекарством эльфа... – начала она.

– И, очевидно, тот справился со своей задачей, – перебил Фелицу Снейп. Он добавил в котёл щепотку чего-то, не переставая помешивать состав.

– Да, ваш антидот сработал мгновенно, – Фелица кивнула, невольно радуясь , что это простое движение больше не вызывало качания стен.

– Я и так прекрасно знаю, что мои зелья эффективны, – Снейп бросил в котёл ещё что-то, издавшее при этом забавный «бульк», удовлетворённо кивнул самому себе и прикрыл варево крышкой. – Незачем было являться сюда и лично демонстрировать мне это, отвлекая от работы.

Снейп подошёл к столу, сел в кресло и начал что-то быстро записывать на листе пергамента. Присутствие Фелицы он игнорировал.

Та хотела обидеться, но тут же её осенило. «Он уже минуту пытается добиться от тебя цели визита. А ты так и не сообщила до сих пор, зачем пришла».

– Я хотела сказать спасибо, – когда никакой реакции на её слова не последовало, Фелица добавила: – За вашу помощь.

Снейп продолжал писать.

Фелица упёрла руки в бока:

– Не делайте вид, что вам всё равно! Я ведь знаю, что это неправда!

Снейп поднял на неё взгляд:

– Почему вы так думаете?

Если честно, Фелица не знала, что её побудило высказаться столь запальчиво. Судя по поведению Снейпа, ему как раз было наплевать. На всех. Например, сесть ей не предложили, и теперь, стоя перед учительским столом под пронзительным взглядом Снейпа, Фелица чувствовала себя как ученица, не выучившая урок.

– Ну, – начала она неуверенно, – вы не обязаны были тратить на меня своё время...

Снейп отмахнулся:

– Готовить лекарства для школьного лазарета – моя обязанность как местного зельевара. И ещё никто не мог упрекнуть меня в том, что я манкирую ею.

– Хорошо, пусть так. А как же зелье для месье Люпина? – Фелица решила не сдаваться.

– То же самое, – Снейп вновь начал водить пером по пергаменту. – Я не желаю до конца жизни выслушивать упрёки всей женской половины коллектива школы с мадам Помфри во главе, если это блохастое чудовище прекратит своё бесславное существование здесь или под надзором некомпетентных хилеров из Св. Мунго только из-за того, что Северус Снейп не снабдил его должным количеством кроветворного зелья.

Как можно было произнести такую длинную фразу без подготовки столь гладко, оставалось для Фелицы загадкой. В подобные моменты способность Снейпа плести из слов тонкую паутину законченной мысли, с ядовитым сарказмом и убийственной логикой, вызывала у волшебницы странное щекочущее чувство, сходное с лёгким раздражением. Словно, ответ на любой, даже самый безобидный, вопрос был для него опасной игрой. Если подумать, весьма полезное качество для шпиона Ордена Феникса. Или для тёмного мага, который пытался им выглядеть.

В любом случае, это был самая долгая и самая цивилизованная беседа, которая у Фелицы только случалась со Снейпом. У неё даже обычный страх куда-то ушёл.

– Я спрашивала не про кроветворное, а про Аконитовое зелье.

Взгляд Снейпа метнулся к закрытой двери. Он отложил перо, достал волшебную палочку и наложил на кабинет Чары Тишины, хотя их и без того, по мнению Фелицы, было в избытке. Невольно возникал вопрос: какой мере это было простой параноидальностью, а в какой обуславливалось тем , что все основные слизеринские покои располагались здесь же, в непосредственной близости от кабинета декана.

– Люпин входит в Орден, – Снейп спрятал палочку, – раз уж судьбе угодно постоянно сводить нас вместе, то я предпочитаю контролировать ситуацию. Одурманенный зверь, находящийся под воздействием волчьего яда, не так опасен.

– Обычного Аконитового зелья – да, – Фелица победно улыбнулась, – но месье Люпин говорил мне, что то, что вы ему варите, является чем-то большим.

Снейп откинулся в кресле и сложил руки на груди.

– Я экспериментирую, – медленно произнёс он, – иметь под рукой оборотня в качестве подопытного кролика чрезвычайно удобно, – Снейп осклабился. – К тому же, он каждый раз так униженно мне благодарен.

– Как бы то ни было, месье Люпин очень хорошо отзывался об этом зелье, – волшебница решила проигнорировать последнюю фразу Снейпа. – И если новая формула настолько эффективна, это же небывалый успех!

Зельевар чуть приподнял бровь, и Фелица продолжила вдохновенным тоном:

– Да-да! Вы стольким несчастным сможете помочь! Это же приведёт к полному перевороту во взглядах общества на проблему оборотней! Улучшить Аконитовое зелье... Интересно, а что вы в него добавляете? И уже запатентовали рецептуру? Ведь если ингредиенты не слишком дороги, себестоимость подобного лекарства не будет значительна, а значит, купить его в аптеке сможет даже...

Фелица хотела сказать ещё что-то возвышенно-альтруистическое, но заметив, как вдруг изменилось лицо Снейпа, осеклась. В следующее мгновение в её личное пространство было совершено грубое вторжение. Снеп вскочил с кресла и навис над ней.

– Как вы изволили заметить, это моё зелье. И я сам решу, когда и как с ним поступить.

От Снейпа пахло чем-то горьким, и Фелица тут же возненавидела этот запах. Лицо зельевара находилось так близко от её собственного, что Фелице казалось, ещё чуть-чуть, и их носы соприкоснутся.

Ей стало страшно. Фелица вдруг некстати вспомнила, что здесь она наедине со Снейпом, на его территории, а дверь, возможно, находилась под каким-нибудь сложным запирающим заклятьем, и...

– Вам ясно, мисс Филбрайт? – Угроза. В этом вопросе была угроза, пусть тон, с каким он был произнесён, и оставался обыденным, почти безразличным.

Фелица часто-часто закивала головой.

– Отлично, – Снейп, наконец, отодвинулся от неё, и волшебница перевела дух. – Я рад, что нам удалось найти общий язык. – В его глазах не было насмешки. – А теперь, покиньте кабинет. Мой новый проект вот-вот войдёт во вторую стадию.

После чего отвернулся и потерял к Фелице всякий интерес.
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 9. уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования