фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 13.

Гет
Все произведения автора lovey_dovey
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 13. - коротко о главном
 Шапка
Бета не будем об этом, ладно? )
Пейринг СС/НЖП (в перспективе); НМП/НЖП (не основной), РЛ/НТ (эпизодический); РУ/ГГ (упоминаемый).
Жанр драма
Рейтинг R
Саммари В Хогвартсе появляется новый преподаватель и... Что значит: «читали сто раз?!» Ладно-ладно, дайте мне шанс, вы же ещё ничего не знаете! Взгляд со стороны, какие-никакие приключения, твари, опять же, волшебные. Должно быть СС/нжп, но профессор воротит нос, потому, выступаю под лозунгом: канонным персонажам – канонные пейринги! Много Северуса и Гарри; поменьше Тонкс, Ремуса и Минервы. В эпизодах (но с репликами): Рон, Гермиона, Драко, Фред с Джорджем и Сибилла. Встречаются также Филч, Шеклболт, Флоренц и многие другие. А Мери-Сью – нет, хотя некоторые и не верят почему-то...
Дисклеймер Мир «Гарри Поттера» принадлежит Дж. К. Роулинг. Данный фик написан не с целью извлечения выгоды, а лишь для удовлетворения графоманских наклонностей автора.
Предупреждение много букафф, незнание автором канона, ангстовый ангст, смерть персонажей
Размер макси
Статус закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 13. уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 13. - Текст произведения

Фелица не могла поверить своим глазам! Несколько секунд она просто переводила взгляд с одного на другого, но как ни старалась, свести их в единое целое не получалось: ворон и Снейп были совершенно разными существами. Первый сидел снаружи на солнце, блестел оперением словно антрацит, и, кажется, наблюдал за аврорами; второй же стоял в полумраке холла и прищурившись, следил за тем, как Фелица выставляла себя на посмешище. Но её не волновало насколько глупо она могла выглядеть. Всё, что было важным – это то, что Снейп не превращался в ворона и не прилетал к ней каждый вечер, чтобы слушать, смотреть, запоминать... Следить!

Но если не Снейп, то кто?!

Она должна это узнать! Преодолевая нервную дрожь в ногах, Фелица сделала два решительных шага и оказалась на пороге замка. Кажется, кто-то из приближающихся авроров её окликнул, она едва обратила внимание на приветственные восклицания. Ворон повернул к ней голову и взгляды их встретились. Фелица потянула из кармана свою волшебную палочку, и глаз птицы сверкнул злобным огнём.

«Он понял, что я его раскусила! Сейчас улетит!»

– Приоре Трансфегио! – закричала Фелица, и поднявшийся было на крыло ворон рухнул на землю в бело-голубой вспышке. Волшебница, которая до последнего надеялась, что ошиблась, с упавшим сердцем следила за тем, как тело неизвестного анимага претерпевало обратную трансформацию.

«Кто же это такой?»

Неосознанно стремясь оказаться ближе, Фелица начала спускаться с крыльца, но тут, ещё не завершив превращения полностью, незнакомый маг, (и да, теперь она уже могла с уверенностью утверждать, что никогда не видела его прежде), роняя вокруг чёрные перья, выхватил их широкого рукава мантии палочку:

– Глиссео! – голос его напоминал воронье карканье.

Но заклинание, направленное на крыльцо, тем не менее, сработало отменно. Уже падая с крутой горки, в которую вдруг превратились каменные ступени, Фелица в порыве отчаяния бросила в неизвестного заклинание Обезноживания.

Тот легко его отбил, и, ослеплённая мгновенной острой болью падения, Фелица рефлекторно создала вокруг себя слабый магический щит, осознавая, что представляет собой лёгкую мишень.

– Что тут происходит?! Именем закона, стоять!

К счастью, сражаться один на один не пришлось. С трудом поднимаясь с разбитых в кровь колен, Фелица невольно улыбнулась: в окрике Каллистуса звучало плохо скрываемое бешенство. То, как он сходу заступился за неё, было мило.

Наконец, выпрямившись во весь рост, с палочкой на изготовку, Фелица оценила обстановку. Ей ничего не угрожало. Неизвестный анимаг, верно применив к себе заклинание прыгучести, огромными скачками удалялся в сторону ворот замка, туда, где находилась граница антиаппарацинного барьера. За ним по пятам мчались Тонкс и Каллистус, на ходу по очереди бросая в убегавшего различные ловчие заклятия. Все трое скрылись из виду, и Фелица со вздохом опустила палочку.

С крыльца, которое вновь обрело прежний вид, к ней сошёл Снейп. Он оглядел Фелицу с ног до головы, и теряясь под его пронзительным взглядом, она уже хотела было уверить, что с ней всё было в порядке, но тут Снейп спросил:

– Как вы догадались, что это был анимаг?

Почувствовав на Снейпа непонятную ей самой обиду, Фелица выпалила:

– Потому что думала, что он – это вы!

Снейп едва ли изменился в лице, но даже то, как слегка дёрнулись его брови, Фелица восприняла как личную победу. Правда это не отменяло того факта, что она невольно созналась в собственной глупости. Конечно, глупости. Иначе её «гениальную» догадку о личности таинственного анимага было и не назвать. А ведь теперь ей придётся Снейпу во всём признаться... О том, какого мнения он будет об её интеллектуальных способностях к концу рассказа, Фелица постаралась не думать.

К счастью, неловкую паузу между ними прервали извне:

– Фелица! – Голос Тонкс, усиленный Сонорусом, раздался откуда-то со стороны квиддичного поля. – Ты можешь подойти! Всё в порядке, мы его поймали.

– Уже иду! – машинально откликнулась Фелица, хотя подруга, конечно, и не могла её слышать.

Снейп не стал Фелицу останавливать. Он лишь поджал губы и в последний раз посмотрев куда-то ей под ноги, проговорил:

– Я сообщу директору.

После чего развернулся в сторону дверей замка, из-за которых уже выглядывали любопытные лица студентов.

***

Стоя в маленькой очереди к центральному камину в Атриуме Министерства Магии, Фелица напряжённо размышляла о том что случилось.

Ориентируясь на голос Доры, она почти бегом добралась туда, где оба аврора стояли над распростёршимся без движения на земле беглецом. Похоже, тот был без сознания, и вглядываясь в его грубые черты лица, Фелица ещё раз убедилась в том, что волшебник ей не знаком. Но зачем нужен был весь этот маскарад с вмешательством в её частную жизнь?! Что значил дурацкий розыгрыш с вороном?!

Однако шутку это перестало напоминать в тот момент, когда склонившись на телом анимага и бормоча себе под нос, Дора провела остриём палочки по левому рукаву его одеяния. Несколько слоёв ткани от манжеты до локтя разошлись в стороны, обнажив предплечье. И там, на бледной коже Фелице стала видна уродливая татуировка – метка Пожирателя.

После этого Фелица на время потеряла связь с реальностью, словно оказавшись под действием Ступефая. Дора и Каллистус что-то говорили друг другу: их губы двигались, но она не слышала ни звука. Затем Дора присела на корточки, и накрыв Пожирателя полой мантии, аппарировала вместе с ним. Это должно было бы, наверно, вывести Фелицу из ступора, но стало только хуже. Теперь вместо скалящегося черепа и змеи, она смотрела на собственные руки, те, что касались шелковых перьев ворона, держали его в своей власти... Фелица почувствовала во рту горечь и сглотнула желчь, подступившую к горлу.

Вздрогнула, когда её окликнули и непонимающим взглядом уставилась на Каллистуса. Лицо его было... серьёзным, гневным? Он несколько раз настойчиво повторил некую фразу, и Фелица, не понявшая ни слова, на всякий случай, кивнула. Каллистус нахмурился ещё сильнее и схватив за локоть, вложил в её ладонь нечто, при ближайшем рассмотрении оказавшееся овальным медным жетоном с двумя переплетающимися буквами «М». Когда, движимая непониманием, зачем ей был нужен гостевой пропуск в Министерство, Фелица вновь подняла голову, Каллистус уже исчез.

Подошла её очередь к камину, и волшебница протянула маленькому невзрачному клерку жетон. Тот провёл над ним своей палочкой, и удовлетворённо кивнув, выдал Фелице порцию дымолётного порошка.

– Штаб-квартира авроров, уровень два, – прошелестел клерк. – От камина прямо и направо.

Фелица хотела было сказать, что знала, куда ей идти, но клерк уже подобострастно раскланивался с кем-то за её спиной. Волшебница вздохнула и шагнула через каминную решётку.

Перед дверью кабинета Кингсли она провела руками по волосам, а затем машинально дотронулась до нитки жемчужин на шее. Фелица вдруг впервые осознала, что сейчас ей, наверняка, придётся объяснять своё недавнее изобличение анимага-Пожирателя, а значит, и всё, что этому предшествовало. Рассказывать было бы неловко, в любом случае, но Снейп играл тут огромную роль, и от того Фелице делалось совсем тяжко. Но не станешь же игнорировать официальный вызов в аврорат?! Фелица робко постучалась.

– Войдите! – раздался из-за двери голос Кингсли. – Фелица! Что же ты так долго?! Мы тебя уже заждались!

Кингсли сидел за столом, положив свои большие руки на подлокотники кресла, и время от времени сжимая-разжимая пальцы, отчего становился похож на огромного кота, возбуждённо втягивающего и вытягивающего из лап когти. Фелица была уверена, что находись дядя сейчас в своей анимагической форме, он бы нервно бил хвостом по бокам.

Фелица с облегчением перевела дух, когда убедилась, что кроме самого Кингсли в кабинете присутствовали ещё лишь Каллистус и Дора, ведь не была уверена, что готова ко встрече с пойманным Пожирателем лицом к лицу. Впрочем, атмосфера в комнате и так казалась напряжённой, и скрип кожаной обивки кресла под ногтями дяди являлся не единственным её знаком. Каллистус и Дора стояли перед столом начальника, чуть отвернувшись друг от друга, и молчали. Фелице показалось, что её появление прервало какой-то их спор.

– Ну, – она подошла ближе и встала между подругой и любовником. – Я бы появилась раньше, если бы в штаб-квартиру авроров можно было бы попасть из Атриума на лифте. Мне пришлось стоять в очереди на внутрисетевой камин.

– Хорошо, теперь ты здесь, и я могу узнать твою часть истории, – Кингсли кивнул на кресла перед столом, предлагая Фелице сесть. – Я уже выслушал этих двоих.

Фелица послушно опустилась в кресло, за спинкой которого стоял Каллистус. Молчание двух младших авроров стало действовать угнетающе.

– Y'a comme... – начала она неуверенно, оглядываясь и пытаясь поймать взгляд Каллистуса. – Всё в порядке?

– Да, Фелица, не беспокойся, – голос Кингсли заставил волшебницу вновь обратить свой взор на него. – Мы просто обсуждали некоторые рабочие моменты.

Фелица недоумённо нахмурилась:

– Рабочие моменты? – За её спиной Каллистус с шумом выдохнул. – Я не понимаю.

Кингсли вопрос проигнорировал:

– Расскажи нам, как ты раскусила Яксли и откуда вообще узнала, что он анимаг? О том, что он способен превращаться в ворона нет записей в архивах Министерства.

– Яксли?! – воскликнула Фелица с удивлением. – Я понятия не имела, кто это. Впервые увидела его сегодня в человеческом обличье. И разве Яксли не должен быть старше?

Кингсли кивнул:

– Да, ты, наверно, имеешь в виду старшего из них. Мы с Яксли вместе учились, он был на третьем курсе, когда я поступил на первый. А это его брат, у нас о нём очень мало информации, он не посещал Хогвартс и, скорее всего, закончил Дурмстранг...

– Вы... – Фелица перевела взгляд с Кингсли на Дору и обратно. – Вы не знали, что он...

– Пожиратель Смерти? – Кингсли покачал головой. – Нет, к сожалению, нет. Именно поэтому крайне важно, чтобы ты рассказала всё, что знаешь.

– Да ничего я не знаю, – Фелица спрятала ладони между сомкнутых колен, насколько ей позволила ткань мантии. – Неделю назад нашла ворона под окном своей спальни, у него было повреждено крыло, и я...

– Ты его лечила?! – Дора заговорила впервые с тех пор, как Фелица переступила порог кабинета.

Фелицу задели обвинительные нотки в тоне подруги:

– Откуда я знала, кто он?! Я вообще не сразу поняла, что это – анимаг!

– Значит, ты поняла это позже, когда? – Кингсли подался вперёд в своём кресле.

– После того, как он прилетел ко мне позже в тот же день, – призналась Фелица.

– То есть, его поведение было подозрительно, но ты никому не рассказала, не попыталась выяснить, кто это? – Кингсли удивлённо поднял брови. – Тебе не было любопытно?

Фелица почувствовала, что краснеет:

– Я была уверена, что это был Снейп.

– Северус Снейп? – нахмурился Кингсли.

– У меня были основания так считать, – начала поспешно объяснять Фелица. – Он стал прилетать ко мне каждый вечер, и я поддержала его игру, делая вид, что ни о чём не догадываюсь, хотя я, конечно, не подозревала, что это... это... – Она не смогла закончить свою мысль и уронила взгляд в пол.

– Снейп! – выдохнул Каллистус за спиной Фелицы. – Ты думала, что ворон это Снейп, и поэтому спокойно позволяла Пожирателю хозяйничать у себя в квартире?! Он же следил за тобой, подглядывал! А может, вы ещё и светские беседы вели?!

К концу своей тирады Каллистус почти кричал. Фелица с испугом обернулась к нему и попыталась оправдаться:

– Я только хотела понять, что Снейп замышляет! Думала, если он не знает, что я знаю, то у меня над ним преимущество!

О, Каллистус был зол! В его зелёных глазах сверкала ярость и, закусив губу, Фелица попыталась не придавать значения тому, как больно ей вдруг стало. Вместо этого она перевела взгляд на Дору, надеясь найти понимание у подруги, но та смотрела на неё также осуждающе. Короткие тёмные волосы Тонкс топорщились, словно иглы рассерженного кнарла.

Фелица в отчаянии снова повернулась к Кингсли:

– Если бы... Я бы никогда...

Глава авроров прервал её:

– Мы выясним всё позже. Фелица, сейчас меня интересует только одно: о чём ты разговаривала с Яксли?

При упоминании имени пойманного Пожирателя Фелица вздрогнула. В этом одном дядином коротком вопросе, она ясно услышала множество других: «Если ты была уверена, что разговариваешь с Северусом, то не упоминала ли ты Орден и наши планы?» «Не сказала ли нечто, что может дать врагу преимущество, поставить под угрозу положение Северуса в кругу Пожирателей?» «Находится ли он в опасности из-за твоих неосторожных слов?»

Почему-то это немое беспокойство и тревога во взгляде Кингсли ранили Фелицу гораздо сильнее, чем гневная ревность любовника и неодобрение подруги. Страх за Снейпа, за то, что она могла, сама того не подозревая, выдать его, осел камнем на дне её желудка ещё в тот момент, как Дора обнажила на коже незнакомца Метку.

Да, в самый первый раз, когда она лечила ворона, с губ сорвался тот, постоянно терзавший её вопрос: Какой из сторон Снейп был по-настоящему верен? Но это ведь не могло ему повредить; то, что Орден снова сомневался в лояльности своего шпиона, n’est-ce pas?

– Мы, точнее, я болтала о банальных вещах, – Фелица старалась говорить убедительно. – О том, что сегодня давали на завтрак, что погода ужасная, что Поттер снова... – Она осеклась и зажала ладонью рот. Как она могла забыть про Поттера?!

– Ты рассказывала ему о Гарри Поттере?! – Кингсли привстал с кресла и впился Фелице в лицо взглядом. Она почти физически ощутила, как за её спиной напряглись Каллистус и Дора.

– Нет! – воскликнула Фелица, снова лихорадочно перебирая в голове всё то, что в присутствии ворона вылетело из её глупого рта за последнюю неделю. – Нет, я ничего такого не говорила! Только всякую ерунду, правда! Faites-moi confiance!

Кингсли снова откинулся в кресле, но выражение лица его осталось хмурым. «Я его разочаровала», – поняла Фелица. – «Он пытается мне верить, но моя безответственность и глупость его просто убивают». Ей хотелось сказать дяде больше: сказать, что она сожалеет, уверить, что не выболтала секреты Ордена. Но, помимо Кингсли и Доры, в комнате находился Каллистус, а значит, Фелице пришлось ограничиться выразительным взглядом.

Повисла тишина, которую прервал Каллистус:

– Что бы ни хотел вытянуть из тебя Яксли, он явно не стремился узнать больше о своём дружке-Пожирателе. Тогда зачем было снова и снова к тебе возвращаться?

Фелица ещё никогда не слышала в голосе Каллистуса столько злости. Pour quelle raison? Она провела столько вечеров бок о бок с замаскированным приспешником Того-Кого-Нельзя-Называть, пострадала при его разоблачении, а вместо поддержки и утешения со стороны своего мужчины получила лишь упрёки и обвинения. Фелице хотелось заплакать, как маленькой девочке: от обиды, от страха и от досады на саму себя. Не распознала врага, подвела других членов Ордена... Да вдобавок, умудрилась больше переживать из-за того, что могла навредить Снейпу, а не Мальчику-который-выжил-и-должен-был-всех-спасти!

– А почему вы все допрашиваете тут меня?! – воскликнула Фелица в сердцах. – Спросите у самого Яксли, что он делал в Хогвартсе!

– Мы не можем, – раздражённо откликнулась Дора.

Фелица повернулась к ней:

– То есть как? Почему это?

– Потому что кое-кто, – Дора с негодованием ткнула пальцем в сторону Каллистуса, – оглушил задержанного с такой силой, что теперь его не привести в сознание никаким Энервейтом!

Каллистус ощетинился:

– Я что, должен был стоять и смотреть, как эта мразь пытается тебя убить?!

– Я контролировала ситуацию, – закричала Дора, – тебе совсем не обязательно было вмешиваться!

– Ах, простите, что не остался в стороне при виде того, как моя коллега пытается обезвредить Пожирателя Смерти! – Каллистус тоже перешёл на крик.

Кингсли это, похоже, надоело, потому что он хлопнул ладонью по столу и сердито гаркнул на своих подчинённых, призывая их к порядку. Зная обычно спокойный характер дяди, Фелице подумалось, что отношения эти двое его подчинённых выясняют уже не в первом раунде.

Дора и Каллистус замолкли, и Кингсли вздохнул:

– Яксли и вправду находится в магическом обмороке, Фелица. Попытки вывести его из этого состояния ни к чему не приводят, и наш медик говорит, что он не очнётся ещё часов двадцать. Поэтому допрос пока придётся отложить.

Каллистус фыркнул:

– Невелика беда, допросим завтра. Куда он денется.

***

– Сбежал, – тихо повторила МакГонагалл и посмотрела на сидящую напротив Тонкс поверх очков: – Как это могло случиться?

Не поднимая головы, Дора еле заметно пожала плечами и ничего не ответила. МакГонагалл обвела взглядом всех остальных членов Ордена, собравшихся за столом, и остановилась на Фелице. Не то, чтобы ей было что добавить, она знала не больше остальных. Только то, что пойманный вчера Пожиратель Смерти, из-за которого, собственно, они и заседали сегодня на кухне в штаб-квартире, исхитрился совершить побег из аврората. Эту новость принесла с собой Дора, от которой надеялись услышать результаты допроса пленника, но никак не такое. Теперь, не добившись от аврорши никаких внятных объяснений, все ждали Шеклболта, который задерживался, но, по словам Доры, должен был быть с минуты на минуту.

Фелица чувствовала себя неуютно. И дело было даже не в том, что её заставили рассказать об истории с вороном от начала до конца. Дважды. Все немые или даже полувысказанные упрёки в собственной неосторожности («Глупости!») она приняла покорно. В конце концов, заслужила их. Нет, сейчас Фелицу волновало не это, а присутствие Снейпа. Точнее, то, как он на неё смотрел.

Снейп, как обычно, стоял в стороне от стола, и сегодня Фелица умудрилась неудачно сесть таким образом, что его взгляд сверлил ей затылок. Зачем Снейп это делал, Фелица не совсем понимала, но подозревала, что он ей просто-напросто не верил. Хотя все присутствующие, выслушав Фелицу, пришли к общему мнению, что никаких тайн Ордена она не выдала. Снейп, похоже, так не считал.

Из коридора послышался скрип половиц под чьими-то шагами, и все, как по команде, посмотрели в сторону двери. Но это был не Кингсли. Вместо него, щурясь от света, на кухню вошёл Люпин. Поняв, что стал центром всеобщего внимания, он сунул руки в карманы брюк и неуверенно улыбнулся:

– Здравствуйте.

Тонкс подхватилась с места и бросилась к нему:

– Ремус! Ты почему не в постели?! Луна только часов десять как зашла!

– Я себя уже хорошо чувствую, – заверил её Люпин.

– Скорее, садись! Сюда, на моё место, – Тонкс схватила Люпина под руку и потянула к столу. – Я сделаю тебе чаю. Ты голодный? Или у тебя что-то болит?

– Дора, – мягко начал Люпин, тщетно пытаясь остановить розоволосый поток кипучей энергии, в который превратилась Тонкс. – У меня ничего не болит, я не голоден, а спустился сюда, потому что у нас собрание, и я хотел принять в нём участие.

– Я считаю, что чай – хорошая идея, нам всем нужна пауза, – сказала мадам Уизли, вставая из-за стола и направляясь на помощь Доре, которая уже гремела в углу чайными жестянками.

Фелица подумала, что мадам Уизли двигало не столько желание напоить всех чаем, сколько опасение за целостность кухонной утвари. Энтузиазм Доры иногда был чрезмерным.

Люпин вгляделся в напряжённые лица членов Ордена, сидящих за столом:

– Что-то случилось? Пойманный Пожиратель отказывается говорить?

За всех ему ответил Снейп:

– Право слово, Люпин, – тон его был полон сарказма, – я не удивлюсь, если ты умудришься проспать и возвращение короля Артура! Можно подумать, что ты не оборотень, а кэрролловская Соня.

Люпин посмотрел на МакГонагалл. Взгляд его был удивлённый и, как показалось Фелице, с тенью улыбки, будто Снейп сказал нечто забавное.

– Пожирателю удалось сбежать из-под стажи, – сухо сообщила МакГонагалл.

– Но мы ещё пока не знаем как! – подхватил Фред Уизли.

Из угла, в котором Дора и мадам Уизли колдовали над чаем, раздался звон разбитой посуды.

– И теперь ждём Кингсли Шеклболта, – продолжил Джордж.

– А тем временем, обсуждаем то, как мисс Филбрайт завела близкое знакомство с младшим Яксли и разговаривала с ним по душам, – закончил Снейп светским тоном.

Фелица угрюмо смотрела в стол.

Со своего колченогого табурета у дальней стены кухни в разговор вступил Хмури:

– Если бы не девочка – его бы вообще не поймали! Яксли мог околачиваться в Хогвартсе неделями, а мы ничего не знали. – Старый аврор с досадой стукнул кулаком по своей деревянной ноге. – Это странно, если учесть, что у нас, вроде бы, есть шпион среди Пожирателей...

– Аластор, прошу тебя, не начинай! – воскликнула МакГонагалл.

– Но он прав, Минерва, – произнёс месье Уизли, машинально принимая чашку с чаем из рук жены, которая начала разносить их вокруг стола. – В анимагическом обличье Яксли, наверняка, мог находиться на территории школы сколь угодно долго. И при этом, он почти не рисковал: охранные чары замка не могли его засечь. – Месье Уизли бросил извиняющийся взгляд куда-то поверх головы Фелицы.

«Он говорит о Снейпе», – поняла она. – «Конечно, магия Хогвартса, принявшая одного Пожирателя, не взбунтуется и против другого».

– Нам повезло, что так или иначе, профессору Филбрайт удалось его раскусить, – месье Уизли повёл рукой, державшей чашку, в сторону Фелицы. – Только вот, зачем Яксли поручили следить за ней?

– Сомнительно, что любовная переписка, а также прочие маленькие радости жизни мисс Филбрайт представляют для Лорда интерес. – Фелица не видела выражения лица Снейпа, но могла представить его себе слишком хорошо. – Очевидно, что главной целью шпионажа была не она. Если помните, мисс Филбрайт и Яксли встретились случайно, и впоследствии он возвращался к ней на короткие промежутки времени лишь потому, что она раскрыла ему факт своей причастности к Ордену.

«А ещё потому, что постоянно упоминала моё имя». Снейп не сказал этого вслух, но для Фелицы фраза, тем не менее, прозвучала явственно.

– Мы с Северусом думаем, Яксли получил указания шпионить за Гарри Поттером, – вздохнула МакГонагалл. – После того как Альбус ослабил ту ужасную ментальную связь, слежка стала для Вол... для Риддла единственным способом узнать о действиях Гарри. Конечно, мы уже спрашивали мистера Поттера об этом, но ни он, ни его друзья не замечали в окрестностях замка чёрного ворона. – Помолчав секунду, МакГонагалл добавила: – Меня это обнадёживает.

– Напротив, госпожа директор, – возразил ей Снейп, – это говорит лишь о том, что у Поттера ветер в голове, и он не замечает ничего из того, что твориться у него под носом.

– Мальчик должен бы был быть в безопасности в Хогвартсе, – с грустью заметила мадам Уизли, снова садясь на своё место рядом с мужем. – Я хочу сказать, школа всегда была тихой гаванью для нас всех, когда-либо там обучавшихся.

Фелица этот sentiment мадам Уизли целиком разделяла.

– Лорд напал на Хогвартс прошлой весной, – напомнил Снейп. – Даже гриффиндорцу должно было стать понятно, что безопасных мест на свете больше не существует.

– Гарри вовсе не наивен, – заметила Дора. Она стояла теперь за спиной сидящего Люпина, положив одну руку тому на плечо, и прихлёбывала чай из чашки, которая, судя по сетке едва заметных, не успевших стянуться трещинок, только что была склеена из осколков заклинанием Репаро. – Но нельзя же всё время оглядываться по сторонам, в поисках неведомых опасностей.

– Можно, – парировал Снейп. – Мало того, Поттер должен это делать, и...

Его перебил Хмури:

– А ты, Снейп, должен докладывать Ордену если у Того-Кого-Нельзя-Называть появляются новые слуги. Которые, к тому же, являются тайными анимагами, посланными следить за волшебником, жизнь которого стоит куда больше твоей!

В наступившей за этим тишине Фелице послышался едва различимый шорох ткани за спиной. Ей живо представилось, как Снейп скрещивает на груди руки, отгораживаясь от враждебного внешнего мира.

– Что бы ты там себе не воображал, Хмури, я не имею доступа к мыслям Лорда, – проговорил Снейп тихо, – и не всё, что происходит во внутреннем кругу Пожирателей становится мне известным.

У Фелицы запершило в горле, и она потянулась к своей нетронутой чашке чая как с спасению. В штаб-квартире Ордена не водилось молока, и потому чай оказался чёрным и крепким, совсем не таким, какой она любила пить, но заполнить повисшую мрачную паузу вполне был способен. Остальные, видимо, решили также, потому что, не сговариваясь, уткнулись каждый в свою чашку. В этот момент и прибыл Кингсли.
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 13. уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования