фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Втроем, разобщены

Гет
Все произведения автора vexia
Втроем, разобщены - коротко о главном
 Шапка
Название оригинала Three, Divided
Бета TSu
Переводчик merry dansers
Пейринг Гарри/Рон/Гермиона
Жанр pwp
Рейтинг R
Дисклеймер мой только перевод
Предупреждение метафизика, слэш, гет.
Размер мини
Разрешение на перевод получено
Статус закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Втроем, разобщены уже высказалось ( 2 )

Дата публикации:

Втроем, разобщены - Текст произведения

Just like me you’ve got needs, and they’re only a whisper away.
And we softly surrender to these lives we’ve tendered away. (*)
- Bed of Lies, Matchbox Twenty



Они сидят, откинувшись на подушки и устремив взгляд на стену. Солнечные лучи струятся и трепещут золотом. Свет угасает — заходит солнце — и они смотрят. Просто смотрят. То прикроют глаза, то подвинутся на кровати. Каждую ночь… сидят и смотрят, как нечто становится ничем. Им нравится следить, как в полосах света увядает и блекнет мерцание. Нравится наблюдать… пальцы сцеплены, ноги переплелись…
(спутанные как нити, как проволока, обвивая друг друга над и под. наматывая на длинные тонкие пальцы темные локоны и влажный шелк кроваво-красных волос. цвета крови, текущей в их венах…
…сплетенные тесно. тугими узлами и преградами.)

Им слышно биение чужого сердца и слышно, как сильно колотится в груди сердце собственное, и стук его отдается в ушах (такой оглушительный и удушливый. душная комната. кровать слишком мала и тоже душит), и они не знают, чем заняться, кроме как слушать и смотреть.
За окном все мелькает нечто злое — то уходит, то возвращается — ложные тревоги… но они здесь. Просто ждут (ждут СмертиСмертиСмерти), бередит душу беспокойство, волнение и страх. Об этих вечерах никто не знает — об их ожидании и ожидании — и на самом деле знать не хотят. В постели этой лишь герои, и каждому известно, что удел героев — беспокоиться.
(всегда есть, о чем побеспокоиться. обо всем и ни о чем. в бесконечном круговороте ночных кошмаров.)
Та, в середине… та, что любит, чтобы все было простым и стратегически четким, выпутывается из сплетения рук-ног и, пересев на край кровати, подбирает с пола одежду. Откашливается, теребя лежащую на коленях юбку. Тепло (жгучее. жаркое. искрящееся) ушло, и ни один из юношей не поднимается, чтобы ее обнять. Просто смотрят на нее, на бледную кожу и копну каштановых волос. Она натягивает юбку, отвернувшись к стене от их испытующих взглядов, и говорит:
— До завтра.
И она знает.
Знает.
(знает боль. слабость. неверность)


Этот поцелуй у них не первый. Они уже обменивались в темноте сотнями, тысячами, миллионами таких поцелуев, но к утру остается лишь слабое эхо томительного шепота. Руки ищут, исследуют, раздевают. Сброшенные рубашки и брюки забыты и мятой грудой лежат на ковре.
Рон целует его тут и тут (вот здесь, чуть ниже уха), уводя его к грани забвения. Гарри побуждает его двигаться дальше, шепча и выстанывая «вот тут» и «еще», а рыжий угождает каждой его прихоти. Рвется к нему бедрами, чувствуя боль, кровь шумит в голове, и все становится неровным, искаженным — водоворотом зыбких очертаний. Гаррины руки, пытливые ладони, цепляются за все вокруг, и тогда…
Рон резко толкает бедрами, и Гарри своими длинными пальцами обхватывает его член — пульсирующий и твердый под его ладонью. И Рон тоже тянется к нему, а хватка Гарри становится сильнее, когда они уводят друг друга к безумию. Воздух пропитан потом и запахом секса, но в неведеньи — блаженство.
(не взаправду, ведь реальность слишком осязаема)

— Ты его трахнул, — сухо говорит она, и, бог мой, как его это злит.
Просто невыносимо — думает, черт возьми, что знает все на свете. (и ведь знает.)
Он фыркает и, скрестив на груди руки, платит ей таким же сердитым взглядом.
— Любишь делать вид, что в курсе всего, что происходит, но это не так.
Она смотрит на него в упор (а может он солгать?) дымчато-карими глазами и безмолвно изучает, выгнув тонкую бровь, дразня и подзадоривая.
Он обрывает катышки на джемпере, глядя в ее глаза — сгинуть бы в них, но лучше остаться снаружи. Вдруг затянет слишком глубоко, а риск — не его стихия.
— Нет. Я не трахался с Гарри.
(Ялюблютебялюблютебялюблю. Правда.)
Он толкает ее к стене душевой кабинки, одной рукой грубо зарываясь в ее волосы, другой проскальзывая под резинку трусиков. Она уступает его прикосновениям (которые ранят. калечат), моля об облегчении. Ей хочется коснуться пола, но он ее приподнимает, не желая, чтобы она пачкалась. Она — марионетка, руки-ноги дергаются, повинуясь каждой команде его ладоней. Та рука блуждает, дразнит ее вход, ловкие пальцы раздвигают и потирают. Она бьется, изнывая (желаниежаждаэкстаз), хочется кричать, но он ей не позволит.
Он сминает ее губы жестким поцелуем, сталкиваясь зубами и сшибаясь лбами. Но им все равно.
— Гарри…
(и услышав имя, он дает ей это облегчение. потому что был таким всегда — послушным, покорным и легко управляемым одним лишь звуком ее голоса.)
Он груб с ней, разводит ее ноги так широко, как только можно, и врывается во влажное тепло. Она тесно обхватывает его, но его толчки безжалостны (сильнеебыстрееглубже), зубы царапают ее ключицу, правая ладонь ласкает ложбинку между грудями, а другой рукой он подхватывает ее ногу под колено и кладет себе на плечо. Он хочет, чтобы она почувствовала боль, и она это знает (потому что знает все на свете).
— Ты и Гарри. Вы… вы…
Она всхлипывает, но лишь от желания, пульсацией отдающегося между бедрами. Их тени расплескались по стене черными бесформенными кляксами. Просто разбитые углы и рваные движения. Ей все равно, на что они похожи на стене, потому что эта красота почти пугает, и ей хочется в ней раствориться.
— Нет. Нет, у нас ничего не было.
(не было греха. не было лжи. проклятого обмана.)

Они лежат, не снимая белья, сцепивши руки-ноги, и смотрят в ту же стену, пока неторопливо угасает тот же свет. Он меркнет (как их желания, надежды и мечты), и в этом нет ни скрытого смысла, ни знака, но им нравится делать вид, что это что-то значит. Они почти не шевелятся — просто смотрят. То прикроют глаза, то подвинутся на кровати. Ничего больше.
Сегодня на небе и звезды, и луна, но облака за окном заслоняют сияние, скрывая чарующее совершенство бархатной ночи.
Пальцы Гарри играют с пальцами Рона, а левой ногой он легонько поглаживает ногу Гермионы. Прикосновения ни нежные, ни грубые. Просто правильные, по-настоящему, но искренность чувств утрачена.
— Вы трахались, — рассеяно замечает он.
Они молчат. Лишь качают головами, по-прежнему не сводя глаз — кобальтово-синих и карих — со стены. В сплошной преграде — ничего интересного. Но это лучше, чем встретить измученный взгляд изумрудов.
— Трахались. Знаете, как я догадался?
Они качают головами.
— Вы на меня не смотрите.
Стоило ли так говорить, тем самым дав им повод уклониться от правды, Гарри не знает. Ведь им известно — он поймет, что они не лгут, только если они на него посмотрят. Однако они смотрят… пронзительно, обиженно и честно.
— Не врите мне, — предупреждает он.
— Нет, Гарри. Мы этого не делали.
Но он знает.
И знают они.
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Втроем, разобщены уже высказалось ( 2 )




Последние комментарии
02 октября 2009  Матадор
Одновременно гадко и тонко... Чувства прописаны хорошо...
P.S. Без гомиков было бы гораздо лучше...

29 ноября 2006  shkoshka
Самый интересный,мне кажется, среди гетфиков. Я почему-то тоже так думала.

К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования