фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

20
16
12
8
4
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Недостатки анимагии (Главы 4-7)

Гет
Все произведения автора Elisabeth_Lupin
Недостатки анимагии (Главы 4-7) - коротко о главном
 Шапка
Бета Just, e-mail: justiny@yandex.ru; jesska, e-mail: jessikagrint2009@yandex.ru
Пейринг Элизабет Люпин, Сириус Блэк, Лили Эванс, Джеймс Поттер, Ремус Люпин, Северус Снейп
Жанр romance
Рейтинг PG
Саммари сиквел к фанфику «Они помнят, как все начиналось». Никогда до конца не знаешь, чем закончится эксперимент - вроде всего лишь хотелось стать анимагом, но пантера - непредсказуемое животное...
Дисклеймер Что ж мы делали бы без Роулинг
Размер миди
Статус не закончен
Размещение да пожалуйста, только мне скажите(чисто ради интереса)

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Недостатки анимагии (Главы 4-7) уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Недостатки анимагии (Главы 4-7) - Текст произведения

Глава 4


Таким образом, операцию «Сириус Блэк» можно было считать успешно завершенной. Выходя из Большого зала, Лили поинтересовалась у Элизабет:
- Лиз, как ты узнала, что они сами испортили зелье?
- Сев сказал.
- Сев?! – удивилась Эванс.
- Да, он все видел. И как они зелье портили, и как мы им помогали, и чертову записку тоже углядел. Так что не знаю как теперь его в Выручай-комнату затащить.
- Эээ… Лиза, я уже пихнула ему послание.
- Черт, когда успела? – резко повернувшись, Люпин посмотрела на подругу.
- Ну, пока вы были в Больничном крыле… Я собирала ваши сумки и, прежде чем эта младшая сестричка Блэка отобрала у меня сумку Снейпа, я успела вложить записку в учебник по зельям…
- Понятно. Ха, Цисси, говоришь? Решила за ним сумку потаскать? Влюбилась, наверное, – усмехнулась Элизабет. – Ладно, я побегу.
- Куда? – крикнула Лили вслед удаляющейся подруге и услышала ответный крик:
- К Севу! Надо у него отобрать, пока не прочитал!
К счастью, следующие уроки у гриффиндорцев и слизеринцев были не так далеко друг от друга: первые после обеда шли на Уход за магическими существами, а вторые – на Травологию.
Выбежав на улицу, Элизабет почувствовала всю прелесть ранней осени. Свежий ветер в миг откинул назад волосы, дунув в лицо. Взору девушки открылся чудесный вид: слева – Запретный лес с хижиной Хагрида на опушке – в этот солнечный день он совсем не казался зловеще-отпугивающим; справа – аккуратный ряд теплиц профессора Стебль и гремучая ива на горизонте – ее листья еще не пожелтели, и среди золотисто-оранжевой гаммы осени она смотрелась ярким зеленым пятном; а прямо перед замком прозрачной водной гладью раскинулось озеро, на поверхности которого переливались солнечные блики.
Засмотревшись на местный пейзаж, Лиз чуть не забыла, зачем и куда направлялась, и, очнувшись, вновь бросилась бежать к теплицам. Насколько она знала, слизеринцы сейчас должны были находиться в седьмой. Действительно, пробежавшись еще немного по холмистой поляне перед школой, Элизабет увидела группу учеников в черно-зеленых мантиях.
- Сев! – девушка, остановившись и уперев руки в полусогнутые колени, пыталась отдышаться и мысленно благодарила интуицию за то, что та помогла утром передумать надеть строгую юбку-карандаш с туфлями на высоком каблуке и заменить их удобными джинсами и кроссовками.
- Бет? Ты что здесь делаешь? У вас же сейчас Уход за магическими существами? – подходя, все же спросил Снейп, хотя весь его вид говорил о том, что его совсем не удивило ее появление.
- Быстро же ты ходишь, - начала она, выпрямляясь и разминая уставшую спину. – Дай учебник по зельям, а то я свой потеряла…
- Уже прочитал, - он быстро прервал Элизабет, прежде чем та успела придумать еще сотню причин.
Люпин тихо выругалась.
- Ну и?.. – робко спросила она.
Элизабет было неловко от того, что она пыталась обманом затащить своего друга туда, где он не слишком бы хотел оказаться. Она вдруг четко осознала последствия своих действий, варианты того, как бы Сев себя повел. Лиз, конечно, надеялась на лучшее, но это все, что ей оставалось делать. Раньше им с Лили казалось естественным сделать именно так. А сейчас…
- Прости… - прошептала она, тщательно изучая свои ботинки.
- У тебя что после УЗМС? – внезапно спросил Северус.
- Ничего, а что?
- Беги на урок, после жду тебя на озере, там и поговорим, - спокойно ответил он и с напускной строгостью добавил: - И не вздумай все это время думать, что я скажу!
Снейп как обычно легко чмокнул ее в висок и пошел в теплицу, где профессор Стебль уже собиралась начать урок. Но сделав несколько шагов, обернулся и увидел, что Элизабет так и не сдвинулась с места.
- Бет, ну чего стоишь? Урок сейчас начнется! После поговорим! – прокричал он через расстояние между ними. – Ты только представь, у тебя есть целых два часа, чтобы сочинить себе оправдание, - улыбнулся Северус.
Лиза словно отмерла, засмеялась и, резко развернувшись, помчалась на опушку Запретного леса, на ходу придумывая для профессора Кеттелберна причину своего опоздания.




Она даже не подозревает, насколько красива, когда сидит вот так, далеко не по-женски, на своей пятой точке, чуть согнув ноги в коленях, опираясь на них локтями, время от времени кидая в озеро камни и мило щурясь – то ли от солнца, то ли из-за последствий недавнего урока зелий.
Сириус весь урок профессора Кеттелберна наблюдал за Элизабет. Видел как она нервничала, как куда-то сорвалась, как только профессор их отпустил, и, конечно, он не поверил тем бредням, что она несла, чтобы оправдать свое опоздание. Сам не зная зачем, Бродяга под каким-то предлогом отстал от мародеров и решил проследить за Лизой дальше. И вот уже минут пятнадцать он, как дурак, сидит за этим несчастным деревом, ветки которого лезут в лицо, и смотрит на нее. Элизабет за это время уже успела скинуть мантию прямо на траву, побродить у самой кромки воды, проверить рукой ее температуру. Наконец, вероятно, устав трепать себе нервы, она нашла какое-то более понравившееся ей место и села.
Белая футболка без рукавов, широкие джинсы, куча браслетов на правой руке, кепка, из-под которой выбилось несколько белокурых локонов. Разве что форменный красный с золотом галстук, небрежно висевший на шее, валявшаяся рядом мантия и палочка, которую девушка ловко вертела в левой руке, выдавали в ней мага.
Вскоре некто подошел к ней со стороны теплиц и присел рядом.
«№?*%, соплохвост тебя за ногу! – мысленно выругался Блэк. – Опять этот Нюниус! Какого она вообще с ним общается? Слизеринский ублюдок!» Наблюдать дальше он не видел смысла, поэтому, поднявшись, Бродяга с дикой злостью пнул какую-то ветку, подхватил сумку и направился в замок.




- Привет.
Девушка вздрогнула и обернулась.
- Ох, Сев, это ты! Чего так пугаешь?
- А ты ждала кого-то еще? – усмехнулся слизеринец.
- Да нет, просто я же все еще плохо вижу. А ты что так долго?
- Пришлось задержаться у Стебль. Раздолбал ей пару горшков с этими… ну как их там… мумб… мембулус… ну ты меня поняла – надо было убрать, - сказал Снейп, присаживаясь рядом с Лизой.
- И как ты только умудрился преуспеть в зельях, при такой «любви» к травологии, - Элизабет взглянула на друга. На его губах играло некое подобие улыбки, но черные глаза оставались грустными и обеспокоенными.
- Ты мне нужен там, - серьезно сказала она.
- Да мне не в лом прийти, ты же знаешь. Я даже готов терпеть этих прид… этого Блэка с Поттером, - поправился он, наткнувшись на твердый взгляд Элизабет. – Просто объясни, зачем.
- Я собираюсь все рассказать. – Северус резко повернул голову в ее сторону, она кивнула в ответ на вопросительный взгляд. – Мне надоели секреты. Ты – не малая часть моей жизни и должен там присутствовать.
- И что, ты готова вот так все взять и открыть?
- Да.
- Все-все?
- К чему ты клонишь?
- Ты меня поняла.
Элизабет отвела глаза, молча подняла пару камешков с земли, поиграла с ними и запустила в озеро. Потом набрала в легкие побольше воздуха и выпалила:
- Я знаю, что будет трудно, Северус. Но меня уже это все закалебало, честное слово! Я хочу, чтобы все было как раньше, когда нам с Ремусом хватало одного взгляда, чтобы понять друг друга. Сейчас же в его глазах просто поселились грусть, боль и отчаяние! И я уверенна, что это все из-за этих чертовых секретов между нами!..
- Так ты все-таки веришь, что он оборотень, - полуутвердительно, полувопросительно сказал Снейп.
- Да неважно! – Элизабет подскочила с места и стала расхаживать перед ним туда-сюда. – Оборотень он или нет, ты ведь знаешь, что мои секреты даже хуже, чем это!
- Но твои секреты не понятны! – перебил ее Северус. – Ведь иначе, если бы сама понимала, что с тобой творится, ты бы рассказала, не так ли?
- Может быть! А может и нет! Ведь им, скорей всего, не понравится (хотя почему "скорей всего" – точно не понравится) то, что именно ты в силах мне помочь в такие минуты! О, Мерлин, я уже окончательно запуталась! Короче, ты придешь или нет??? – Элизабет устремила свой взгляд на друга. Тот заливался диким смехом.
- СНЕЙП!!! Ты вообще охренел?! Я тут с тобой о таких вещах разговариваю, а ты ржешь!!!
Но Северус, несмотря на тираду Лизы, продолжал смеяться, завалившись на траву. Он кое-как, держась за живот, приподнялся и указал девушке на ее же ноги. Резко опустив голову, Элизабет почувствовала, как ее тоже начинает разбирать смех. Она не видела своих ног. Нет, не то чтобы их у девушки не было, просто озеро очень мутное. В порыве гнева она даже не почувствовала холода от того, что зашла в воду по щиколотку. Смешно хлюпая ботинками Элизабет вышла из воды, села рядом со все еще смеющимся слизеринцем и осмотрела обувь.
- Сев, - сдержать смех было действительно трудно, а уж улыбку – просто невозможно, - прекрати уже, ты можешь это как-нибудь исправить?
- Exilitas! – одно слово, один взмах волшебной палочки – и Лиза будто и не заходила в озеро.
- Холодно, - пожаловалась она.
- Tepere! – и по ногам разлилось тепло.
- Спасибо.
- Бет… Вечно ты куда-то вляпываешься, - усмехнулся Снейп и добавил, когда она уткнулась носом в его плечо: - Я приду. Только не знаю, что ты сделаешь с Блэком и Поттером, но если они сделают хоть шаг в мою сторону – я за себя не ручаюсь.




Сириус ворвался в комнату мальчиков, пинком открыв дверь и закрывая ее с громким стуком.
- Бродяга, - подскочил Джеймс, - ты решил оставить нас без двери?
Но тот не слушал. Запустив в стену свою сумку, Блэк дошел до кровати и отправил следом подушку, затем свечу и книги, что лежали на тумбочке, в общем, все, что попалось под руку. Видимо, это плохо помогало, и он стал колотить стену, разбивая в кровь кулаки. Остальные мародеры, до этого находящиеся в легком ступоре и молча смотревшие на это «действо», опомнились и не без труда оттащили друга, усадив на кровать.
- Сссука! Мать твою, идиот, сука, ненавижу!!! – вырывался Блэк, отчаянно матерясь.
Поттер, который был уже не в силах держать Сириуса, внезапно замахнулся и хорошенько врезал ему кулаком по челюсти. Подействовало.
- Бродяга, объясни, что случилось? – спросил Ремус, когда тот выпрямился, потирая левую щеку окровавленной рукой.
- Ненавижу ее. Прости, Лунатик, но я ее ненавижу, - уже более спокойно шептал он.
- Нет, Сириус, ты ее любишь. – Глаза Люпина излучали уверенность. Даже если бы и захотел, Блэк все равно не смог бы найти в них ни грамма сомнения.
- За это и ненавижу! – вновь закричал он, но тут же осекся: почему-то только сейчас вспомнил - он никогда не говорил друзьям о том, что любит. Тем более умолчал об объекте своих воздыханий. Он резко вскинул голову: - откуда ты знаешь?
- Да объясните вы, в конце концов, о ком речь? – встрял Джеймс.
Не отрывая взгляда от поникшего Сириуса, Ремус по-очереди ответил на заданные ими вопросы, начиная с Поттера:
- Элизабет. Уже давно я как-то засиделся в гостиной за уроками, когда пришел в комнату, вы уже спали. А ты, Бродяга… ты так смешно разговариваешь во сне… - Люпин улыбнулся, вспоминая ту ночь. Он еще тогда подумал, что Сириус не спит и хочет поговорить «по душам» (что, правда, с ним случалось оооочень редко).
- Я не разговариваю во сне, - насупился Блэк.
- Еще как разговариваешь, - Ремус локтем поддел его плечо, продолжая улыбаться. – И лыбишься, как дурак.
- Лунатик, щас получишь! – предупредил Сириус.
- Молчу-молчу. Кстати, ты так и не объяснил, с какого перепугу чуть не вынес дверь и пытался раздолбать стену?
- Следил за… ну… за ней, - под пристальным взглядом друзей нехотя признался Бродяга.
- Что?! – казалось, глаза Ремуса от удивления вылезут из орбит.
- Да ничего такого! - поспешил объяснить Сириус. – Просто Лиз нервная какая-то была весь урок, вы же сами видели, ну вот я и решил пойти, посмотреть не случилось ли чего, когда она убежала, даже Лили ничего не объяснив.
- Ну и что увидел? – спросил Джеймс.
- Нюниуса…
- И что тебя удивляет? – Ремус встал, подошел к стене, с которой недавно дрался друг, и начал разбирать пострадавшие от его руки вещи. – Как будто ты не знал, что Элизабет с ним общается.
- Знал, но это не перестает меня раздражать! Что такого она нашла в этом придурке??
- Бродяга, - проговорил Джеймс, сняв очки и потерев уставшие глаза, - ты говоришь так, будто она с ним встречается.
- А откуда ты знаешь, что нет?
Ремус аж поперхнулся:
- Сириус, ты вообще слышишь, что несешь? Я знаю. Можешь быть уверен – моя сестра не встречается со Снейпом.
- Но…
- Никаких «но»! – Сохатый водрузил очки обратно на нос и поднялся с кровати. – Прекрати сочинять всякую хрень. И вообще, у нас через 20 минут тренировка, и мне не нужен раскисший загонщик в команде. Но убивать кого-то бладжером в порыве ревности тоже не вздумай, тем более Элизабет. У меня больше нет таких отличных охотников: эти новенькие квоффл даже словить нормально не умеют.


- Лили, успокойся, ты отличная актриса, - успокаивала ее Элизабет.
Девушки шли на поле для квиддича. Чтобы не вызвать подозрений присутствием Эванс на тренировке, они договорились сказать мародерам, что она пришла посмотреть, как этот бесподобный Поттер выдрыпывается на метле, ловя снитч. Конечно, в более приятной для него форме – именно для этого и нужны были изрядные актерские способности, в наличии которых у себя Лили и сомневалась.
- Лиза, может, ты все-таки сама?
- Когда? Мне же надо переодеться. И тем более, что скажут эти новенькие охотницы, когда увидят меня, выходящую из мужской раздевалки? Они же сразу всему Хогвартсу растреплют и припишут еще много чего.
- А мне когда прикажешь успеть? Будет странно, если я выйду на поле позже тебя, – не унималась Лили.
- Мальчики переодеваются быстрее нас. Пока я буду в своей раздевалке, ты все успеешь. Кстати, как там с моим братцем дела? – осведомилась Элизабет, когда они почти пришли.
- Все отлично, наверное, прямо сейчас сидит, читает.
- Молодец! С Севом я уже тоже все решила, остался один…
- Люпин! Сколько можно, опять опаздываешь!
Из раздевалки, к которой подходили подруги, вышли уже полностью экипированные – в красно-золотой форме с эмблемой Гриффиндора и с метлами в руках – Джеймс и Сириус, в сопровождении остальных членов команды мужского пола.
- Выкинь свои часы, Блэк! У меня есть еще целых пять минут!
- Эванс! – не дав другу ответить, буквально пропел Поттер. Его свободная от метлы рука невольно взметнулась к волосам, еще больше взъерошивая их; на губах расползлась «дебильная», по мнению Сириуса, улыбка, что тот и не забыл подчеркнуть недовольно хмыкнув. – Ты что здесь делаешь?
- Я? Пришла посмотреть на тебя в полете… - девушка мило улыбнулась, накручивая прядь волос на палец.
- Ага, или опять оставить тебя в пролете. Пойдем, Сохатый, - сказал Блэк и, схватив застывшего Поттера за мантию, потащил на поле.
- Какой проницательный, - пробубнила Лиза и пошла переодеваться; Лили поспешила за ней.
Спустя пять минут изрядно нервничавшая Элизабет торчала в коридорчике между дверьми в мужскую и женскую раздевалки и мысленно ругала подругу на чем свет стоит. Когда Эвелин Марлоу и Кимберли Нейтон – две новые охотницы с третьего курса – наконец-то ушли на поле, Люпин мигом открыла дверь в мужскую и прошмыгнула внутрь.
- ЛИЛИАН! – та стояла в трех шагах от нее и прижимала к лицу свитер Джеймса. – С меня сейчас на поле три шкуры сдерут, а ты тут шмотки Поттера нюхаешь!!!
- Ты только почувствуй этот запах… - прошептала Лили.
- Тигра, мне некогда оценивать чужой парфюм! Ты записку спрятала?
Подруга кивнула, аккуратно положила свитер на место и, ухмыльнувшись, сказала:
- Спорим, если бы эта вещь принадлежала Сириусу, ты бы не смогла пройти мимо – захотела бы узнать, какой у него запах?
- Не захотела бы. – Лиза взялась за дверную ручку… - Я и так знаю. - …и вышла вон.


В целом, тренировка прошла неплохо, не считая того, что Сириус несколько раз чуть не попал бладжером Элизабет по голове, из-за чего и ловил гневные взгляды в исполнении капитана команды. В конце концов, Джеймс, желавший сохранить жизнь своему главному охотнику, подал играющим знак снижаться и после пары слов о том, какие они замечательные бездарности, которые обязательно возьмут кубок школы, отпустил всех.
Изрядно уставшие парни ввалились в раздевалку; Блэк сразу пошел в душ, а внимание Поттера привлекли его вещи – они явно лежали не так, как он их оставил. Схватив за одну штанинину не аккуратно сложенные брюки, Джеймс заметил, как из кармана выпала какая-то бумажка. Подняв этот жалкий клочок (заинтересовавший его настолько, что тот забыл про штаны, которые тут же как попало бросил на свитер), он развернул его. На чуть желтоватом пергаменте ровными печатными буквами было выведено: «Выручай-комната. 21:00. Один.» Прочитав, Сохатый поспешил спрятать записку обратно в карман брюк, схватил полотенце и пошел в душ.


20:30
Мародеры вот уже как целый час сидели в гостиной и пытались делать уроки. Пытались, потому что на самом деле каждый думал о записке, которую получил и о том, как бы смыться, не вызывая подозрений у друзей.
Первым свалил Лунатик. Глянув на часы, он сделал театральный вздох и, быстро собирая книги и пергаменты, проговорил:
- Совсем забыл! У нас же сегодня внеплановое собрание старост, и я уже опаздываю! Так, я пошел, а вы сидите и делайте уроки, списать потом не дам!
Так как Хвост еще раньше ушел на свидание, Джеймс и Сириус, оставаясь вдвоем, кивнули и вновь уткнулись в свои учебники.
20:40
- Все, я больше не могу! – простонал Бродяга. – Ты как хочешь, а я пойду, прогуляюсь.
В любой другой ситуации Поттер тут же отбросил бы пергамент и пошел с другом, но сейчас же был рад, что Сириус уходит, и только еще раз молча кивнул.
20:45
Подождав для приличия пять минут, зайдя в комнату за мантией-невидимкой и Картой Мародеров, Сохатый вышел из гостиной Гриффиндора и помчался на восьмой этаж.
Поднявшись и обогнув все коридоры, он увидел, как около стены, в которой должна появляться дверь в Выручай-комнату, ходит… Сириус!
- Бродяга? – окликнул его Джеймс. Тот резко обернулся и с удивлением воззрился на пришедшего.
- Сохатый? Тоже решил прогуляться?
- И тебе записку подсунули? – сразу перешел к делу Поттер, задавая, правда, этот вопрос чисто из вежливости, поскольку был чуть ли не стопроцентно уверен в своей правоте.
- В сумке нашел, в учебник по зельям сунули. А ты где?
- В брюках. Когда переодевались после тренировки.
Пока они говорили, появилась дверь и, переглянувшись, мародеры молча вошли в Выручай-комнату. В сумраке, рядом с одинокой свечой стоял Ремус.
- Люпин??
- Так это ты все придумал? – одновременно сказали Блэк и Поттер.
Лунатик, который до этого усиленно думал о том, что же все-таки он здесь делает и кто его сюда позвал, сначала подозрительно, а после их слов удивленно, смотрел на друзей.
- Ты почти угадал, - внезапно послышался голос откуда-то со стороны и из темноты вышли две фигуры в черных мантиях с натянутыми до самого носа капюшонами.




Глава 5




- По крайней мере, фамилией точно не ошибся, - усмехнулся второй голос.
Легкий взмах волшебной палочки – и справа загорелся камин, освещая комнату тусклым светом. Но этого было вполне достаточно, чтобы рассмотреть обстановку – два, стоящих друг напротив друга дивана с маленьким столиком между ними, упоминавшиеся уже камин и свеча на тумбочке у стены – и лица, поначалу скрытые тьмой.
- Элизабет? – Ремус подошел к ней. – Так это твои шутки?
- Кто сказал, что шутки, Рем? Вы ведь хотели все знать про нас? Так вот, мы, - она указала на себя и Лили, - тоже хотим знать всю правду.
Девушки скинули мантии и сели на диван.
- Да вы присаживайтесь, - указала Эванс на соседний.
Сириус и Джеймс, совершенно сбитые с толку, на автомате сели, а Лунатик, предчувствуя неладное, так и не сдвинувшись с места, спросил:
- Какую правду?
- Всю, - твердо ответила Элизабет, смотря на стоящего боком к ней брата, взгляд которого был направлен в пол.
- Ты же все знаешь. Зачем мучаешь?
- Знаю, - ее голос предательски задрожал то ли от вида сжавшегося в комок Ремуса, то ли от его ледяного голоса. – Но мне до сих пор не понятно, почему я узнала об этом не от тебя, а от Сева.
- Что?! – Джеймс и Сириус вскочили, как по команде, крепко сжимая кулаки.
- Петрификус Тоталус! – два заклинания девушек попали точно в цель, и обездвиженные парни вновь упали на диван.
- Да, я узнала от него, - тихо продолжила Лиза, подходя к брату. – Да неважно от кого, главное не от тебя! Даже твои друзья знали и молчали! – она повернула на них голову, делая голос более грозным.
- Я хотел, - начал Ремус и на него нахлынули воспоминания.


***Воспоминания Лунатика***
Мерлин, это уже третий курс… Как долго еще я смогу скрывать от нее? Лиза ведь обязательно прибежит, как только узнает, что опять валяюсь в Больничном крыле. А я даже не знаю, что сказать. Ха, «сказать»… Уж будем называть вещи своими именами – не знаю, что ей соврать. Ну вот, я был прав. Да не мучайтесь Вы, мадам Помфри, все равно ведь прорвется – Элизабет попробуй не пусти. Честное слово, лучше бы я сейчас встретился с василиском, а не с собственной сестрой! Нужно все рассказать, сейчас или никогда. Уже почти подошла, Мерлин, какая бледная…
- Привет… ты как? – берет за руку, пальцы такие холодные.
- Привет, да ничего, нормально.
- Где болит? – беспокоится.
- Голова немного, - еще бы, сколько раз меня Сириус с Джеймсом об дерево прикладывали? Десять? Пятнадцать? Да уж, бурная была ночь. - А в целом нормально, к обеду выпишут.
- Нормально? Ремус, что случилось? На тебе же лица нет! – скоро кровь совсем к руке поступать не будет – так сильно сжала.
- Я… - давай, будь мужчиной, - знаешь, Лиз, - ну же, сейчас или никогда, - в общем, я… - сейчас или никогда, сейчас или никогда, сейчас или никогда!!! – Я простудился… - слабак…
- Простудился? – приложила ладонь к моему лбу. – Температуры совсем нет…
- Это зелье уже подействовало… - ничтожество.
- Понятно, - поверила. Или сделала вид. – Знаешь, может тебе не ездить домой так часто, раз у тебя настолько слабое здоровье?
- Не могу, ты же знаешь, я нужен маме, - трус.
- А, ну да, маме… - знаю, что не любишь эту тему, поэтому с удовольствием перевожу:
- Ты уже, наверное, иди. Времени много, скоро урок начнется, МакГонагалл не любит, когда опаздывают.
- Ну да, - повторяется, целует в висок. – Ты выздоравливай, братишка, - уходит.
Сейчас дойдет до двери, повернется и помашет рукой, слабо улыбаясь; я кивну. Ну я же говорил. Киваю. Ушла.
Прости меня, Лиз. Надеюсь, когда-нибудь, когда ты уже будешь все знать, ты сможешь понять меня… и простить…
***
Четвертый курс. Сижу в гостиной, делаю уроки. Ничего не получается. Потому что хреново себя чувствую, потому что завтра полнолуние, потому что Элизабет слишком пристально смотрит. Потому что знаю, что послезавтра опять придется врать… Ненавижу себя за это. Я вообще не достоин такой сестры, как она это все терпит? По-любому же догадывается, но ждет… пока сам не расскажу.
Мерлин, Лиззи, не сверли глазами!
- Лунатик, Хвост, Бродяга, может, прогуляемся? – Джеймс опять отлынивает от учебы. Но в этот раз чуть ли не говорю вслух «спасибо, Сохатый!» и быстрее ветра вылетаю в открывающийся проем у портрета с Полной Дамой.
***
Через пару месяцев СОВ. Но сегодня мне (и остальным мародерам, соответственно, тоже) точно не до учебников. Надо срочно найти предлог, чтоб уйти от Элизабет, а то совсем скоро начну превращаться. Боли в голове, да и во всем теле уже нестерпимые.
- Рем, все хорошо? – Лиз просила помочь с травологией, вот сижу, мучаюсь.
- Нет, не очень. Слушай, я пойду, схожу к Помфри, попрошу от головы что-нибудь. Да и ты тоже лучше иди спать, а то уже поздно, завтра я тебе помогу, хорошо? – ага, помогу, если буду в состоянии.
- Конечно, хорошо. Я тоже сегодня так устала, эта тренировка меня просто вымотала. – Первый раз в жизни готов признаться в любви квиддичу.
***Конец воспоминаний***


Ремус помотал головой, чтобы собраться с мыслями.
- Не ругай их, Джеймс с Сириусом узнали случайно, и я взял с них слово, что они никому не расскажут, даже тебе.
- Но почему?! – комок в горле мешал Элизабет говорить, на глаза наворачивались слезы.
- Как ты себе это представляешь? – начал срываться Ремус. – Таких, как я в лучшем случае обходят стороной, боятся, ненавидят!
- Но не я!
- Откуда мне было знать?!
- Сейчас знаешь и все равно не говоришь!
- ДА, Я ОБОРОТЕНЬ!!!! – прокричал Люпин, нависая над сестрой.
- А я пантера, - тихо сказала Лиза, вытирая мокрые дорожки на щеках. – И я буду гулять с тобой под луной. Кстати, когда следующее полнолуние?
- Через три дня, - сбитый с толку ее тоном, уже более спокойно произнес он.
- То-то я гляжу, ты такой бледный.
Элизабет взяла брата за руку и потащила к дивану. Тот, перехватив ошарашенные взгляды до сих пор обездвиженных Джеймса и Сириуса, внезапно остановился и резко повернув ее к себе лицом, схватил за плечи.
- Подожди, что ты сказала?
- Что ты бледный, - повторила она.
- Нет, Лиза, - Ремус слегка тряхнул ее, - до этого? Про пантеру? Что это значит?
- Ах, это, - улыбнулась она, до сих пор шмыгая носом. - Я анимаг, превращаюсь в пантеру. Ну, знаешь, такая большая черная кошка.
Сириус опешил. «Большая черная кошка?..»


***Воспоминание Бродяги***
Ура! Наконец-то я снова собака! Может остаться ей навсегда? Ведь бегать на четырех лапах мне нравится больше… Хотя нет – блохи сожрут. И вообще, Лунатик уже задрал своими упреками, совсем не дает превращаться – боится, что кто-нибудь догадается. Ну а сегодня полнолуние, значит трансфигурация себя любимого «официально» разрешена. «Начальство» уже само на луну воет. Кстати, где они? Волчара и это парнокопытное? Мать вашу, я даже с Хагридовым Клыком подраться не успел, а они уже смылись! А это еще кто? Хэй, вы двое, совсем сдвинулись? Какого черта вам понадобилось переться в Запретный лес в полнолуние? Порычать на них, что ли… Да, Лунатик, ты просто читаешь мои мысли – твой вой их испугает больше. Правильно, валите отсюда, да и мне пора, а то Сохатый один со всей родней Луни не справится.
Интересно, это я совсем форму потерял или лес стал еще гуще? Нифига не вижу. Ай!.. Раздери тебя гиппогриф! Мерлин, да не дерись ты, я ж не специально тебя сбил! Стоп, ты вообще кто? Пантера? Откуда в Запретном лесу пантеры? Хэй, ты куда, подожди! Ну вот, и эта смылась… Черт, а когти-то острые – лапу аж до крови расцарапала. Да иду я, Лунатик, иду!
***Конец воспоминания***


- Элизабет, я знаю, как она выглядит! – громкий голос Лунатика выдернул Сириуса из собственных мыслей. Ремус, сам того не замечая, еще сильнее сжал плечи сестры. – Когда ты успела? Как?!
- Это долгая история… И вообще, Рем, ты меня раздавишь! – сдавленным голосом проговорила она.
- Прости, - он отпустил Лизу. – Но мы ведь за этим и пришли, чтобы раскрыть все секреты, не так ли? Но для начала…
Ремус взмахнул палочкой, направляя ее на друзей, и Джеймс и Сириус, наконец-то получившие возможность двигаться и говорить, тут же загалдели, перебивая друг друга:
- Я так и знал!
- Значит, Эванс тоже анимаг?
- А как давно?
- Даже нам не сказали!
- Стоп, стоп, остановитесь же! – пыталась перекричать их Лили и, когда те замолчали, продолжила: - Да, я тоже анимаг, тигрица. На втором курсе, когда Пантера первый раз превратилась, мы сперли у вас книжку и стали высчитывать мою формулу и заклинание, - без обиняков заявила она.
- Сперли у нас?!
- Ну да, заодно узнали, что вы анимаги, - улыбалась Эванс, смотря на обескураженного Поттера. – Только вот форму вычислить смогли только у тебя – кличка помогла.
- Я вам говорил, не называть меня при всех Сохатым! – упрекнул Джеймс Блэка и Люпина.
- Да ладно тебе, никто же больше не догадался…
- Шшш… - прервал Бродягу Ремус.
Он внимательно следил за действиями сестры. Та, пока Лили объясняла мародерам, как они стали анимагами, подошла к окну, любезно предоставленному Выручай-комнатой, уселась на подоконник и достала из кармана мантии маленькое круглое зеркало. Затем провела по нему пальцем и заговорила:
- Где тебя носит?
- В Больничном крыле, - последовал сухой ответ.
- Где?! Что случилось?
- Ничего. Просто у одной моей знакомой гриффиндорки туго с памятью.
- У кого?
-Да уж… ты догадлива как никогда…
- Слушай, ты, боль моя головная! Ты должен был появиться пятнадцать минут назад. Мало того, что шляешься где попало, так еще и издеваешься. Выкладывай быстро, кому там плохо?
- Бет, ты общалась с Петтигрю, и все твои мозги перетекли к нему? Плохо, вообще-то, было сегодня тебе, и Помфри сказала, чтобы ты притащила свой зад к ней вечерком за зельем, а то глаза с утра не продерешь.
- Твою мать… я забыла…
- Вот только маму мою не трогай.
- Ну, ты меня понял. Так ты где?
- Здесь.
Дверь Выручай-комнаты внезапно отворилась и на пороге появился Северус Снейп.
- Нюниус?! – тут же встрепенулся Сириус. – Какого черта здесь делает этот слизеринский ублюдок??
- «Этот слизеринский ублюдок», - сыронизировал Снейп, - принес твоей любимой зелье, чтобы она завтра смогла нормально видеть. Держи, - он отдал лекарство Элизабет, мигом соскользнувшей с подоконника и уже подошедшей к нему.
Мародеры и Лили впали в ступор. Лиза гадала, пошутил Сев или нет. Сам же Снейп снял мантию, кинул ее на диван, подходя к окну, и, опершись руками на подоконник, уставился в уличный пейзаж. Элизабет с полминуты смотрела то на него, то на зелье, затем залпом выпила лекарство, словно это было огневиски.
- Хороши же у тебя шутки, - она поставила колбу на тумбочку со свечой.
- Шутка это или нет, но это был единственный способ заставить твоего дружка заткнуться.
- Оригинально. Кстати, я уже просила его так не называть.
Снейп, все еще стоя спиной ко всем, в примиряющем жесте помахал руками над головой. Лиза поймала одну и потащила его к дивану, на ходу обращаясь к Поттеру и Блэку:
- Сириус, Джеймс, прошу вас, успокойтесь! Сева пригласила я, а раз пригласила, значит, он мне здесь нужен. И вообще, начнете ерепениться, заколдую! – строго закончила она.
Парни нехотя кивнули – видимо, не хотелось снова ощутить на себе Петрификус. Сириус исподтишка разглядывал Элизабет. Он не мог осмелиться смотреть прямо в глаза, ведь по ее реакции на слова Снейпа невозможно было понять – верит она ему или нет.
Северус же, сидя с таким видом, словно ему все происходящее глубоко фиолетово, невозмутимо спросил:
- Ну, и что же я пропустил?
- Они, - Лиза указала на сидящих напротив мародеров, - уже знают, что мы анимаги, а мы с Лили, что Рем… оборотень… - она немного стушевалась, глядя на брата, но тот лишь согласно кивнул в ответ.
- Я ж тебе говорил, - откровенно скучая и самозабвенно разглядывая свои ногти, проговорил Снейп.
- Сев! – Элизабет подскочила и отвесила другу нехилый подзатыльник.
- Мерлин, что за магловские привычки, Бет? – возмущенно воскликнул он.
- Слушай, ты достал уже! Будешь ерничать…
- Знаю-знаю, заколдуешь! – перебил ее Северус. – Прости
- Так-то лучше, - снисходительно отметила она и вновь повернулась к мародерам. – Итак, продолжим…
- Да, я хотел спросить, - начал Джеймс. – Лили сказала, что вы стали рассчитывать ее анимагическую формулу, когда ты первый раз превратилась. Так вы не вместе учились?
- Ну… - легкие улыбки тронули губы девушек, когда те переглянулись, - как бы это сказать… Я не училась анимагии, просто превратилась и все, - сказала Элизабет.
- То есть как? – Блэк подался вперед, внимательно слушая.
По ходу рассказа Лизы о той истории со второго курса, лица мародеров медленно вытягивались, Снейп открыто ухмылялся, а если бы не Лили, сдерживающая его периодическими толчками в бок, то вообще уже давно бы с диким смехом катался по полу, держась за живот, - настолько глупые выражения были на лицах гриффиндорцев.
- Так вот, что это было… - тихо сказал Джеймс.


***Воспоминания Сохатого***
Наконец-то можно выкинуть из комнаты все эти долбанные книжки по рунам! Заколебался уже формулы считать. Слава Мерлину, вчера закончили и наконец-то превратились. Я – олень. Нет, не в смысле, что тупой, а в смысле, что я – большое парнокопытное с ветвистыми рогами. Эти олухи (мои друзья) стали звать меня Сохатым. Хотя, если подумать, это лучше, чем как Питер – он даже в человеческом виде на крысу похож.
Мда… везет же некоторым. Парни вот после каждой нашей вылазки спят без задних лап, а у меня опять бессонница. Надоело уже – этот подоконник стал моим постоянным пристанищем в темное время суток. А сегодня вообще необычная ночь. Не знаю почему – чувствую. Воздух словно пропитан магией.
Ого! А это что за столб света посреди Запретного леса? Не понял. Аааа! Твою м…

- Сохатый! Джеймс! Да очнись же ты!
Сириус, не лупи меня, и без тебя башка трещит.
- Да уж, хорошо же тебя откинуло…
Спасибо, Бродяга, сам вижу. Лучше бы сказал, что это за хрень была.
- Лунатик говорит, что это магическая волна!
- Ну да… я так думаю… Просто воздух пропитан магией, до сих пор чувствуется…
Согласен, Луня. Пропитан… Точно! Свет в Запретном лесу!
-Хэй, ты куда, Джеймс?
Погоди, Сириус, мне надо посмотреть. Черт… Я так и думал – никакого света. Лес как лес. Ладно, завтра разберемся.
- Господа, а кто-нибудь знает, который час? – я становлюсь чересчур вежлив, после соприкосновения головы со стеной.
- Часа 3 ночи, а что?
- Да нет, ничего, Луня. Я… как больно… спать пойду. Голова раскалывается.
***
- Я вам говорю, что там что-то было! Ну, неспроста же этот свет появился! – битый час доказываю им, что светомузыка в Запретном лесу – далеко не обычное явление.
- Джеймс, тебе показалось.
Ненавижу такого Лунатика. Ему серьезные вещи говоришь, а он уткнулся в книжку и только и твердит, что «показалось».
- Рем, я похож на идиота?
- Нет, ты похож на человека, которого посреди ночи нашли на полу без сознания.
- Сириус, ну хоть ты-то мне веришь?
Ты, собака, - моя последняя надежда. Пять раз подумай, прежде чем что-либо мне сказать.
- Сохатый, у тебя башка пробита, ты уверен, что это не глюк?
Сукин сын! И ты туда же! Таак, успокоились, глубокий вдох, а теперь говорим тихо и спокойно:
- Хорошо. Не хотите – не верьте. Я пойду один.
- Нет, ты останешься здесь!
Ну надо же – в Лунатике староста проснулся. Смотрите, даже книжку отбросил.
- И не подумаю.
***
Конечно, я знал, что эти олухи все равно попрутся со мной в Запретный лес. Облазили все, но никакого свечения, даже следа от него не осталось. И магии в воздухе. Ни-хре-на. Даже нюх Бродяги – нашей персональной ищейки – не помог.
- Мы ж тебе говорили. Показалось.
Лунатик, лучше уткнись в книжку! Не видишь – я злой.
- Я видел, отчетливо, - продолжаю упираться. – Из-за этого света меня и откинуло! Волна шла от него, я уверен!
- Сохатый, но ведь даже преподы не видели. Дамблдор бы не был таким спокойным.
- Плохо ты знаешь старину Дамби, Сириус. У него на лице вечное умиротворение.
- Короче, давай закругляйся со своими размышлениями и пошли на урок.
- Ага, вы идите, я догоню.
Мать вашу, да что же это такое… Я ж не дурак совсем и глюками пока не страдаю. О! А кто это волшебную палочку в гостиной оставил? Да еще и красивую такую. Ай, черт! Что ж мне не везет-то сегодня так! Опять волны магии!
- Поттер, ты чего тут валяешься? Про трансфигурацию забыл что ли?
Элизабет? Ты-то чего прибежала?
- Ну неужели! Слава Мерлину, моя палочка нашлась!
- Лиза, так это твоя палочка? – черт, опять башкой ударился, щас еще больше заболит.
- Конечно, а что? – вот, уже глюки начались – кажется, что Люпин занервничала.
- Так у тебя ведь другая была?..
- Поттер, ты головой ударился?
- Было дело… - ну вот не дебил, а?
- Оно и видно.
***Конец воспоминаний***


- Так, все-таки я был прав, - воспоминания оборвались так же резко, как и начались.
- Да, Джеймс, ты был прав. Это, - Элизабет вытащила свою волшебную палочку, - другая палочка. Она короче, из другого дерева и внутри не жила дракона, как в первой, а волос единорога.
- И как ты думаешь, почему это случилось? – спросил Ремус, внимательно смотря на сестру.
- Ха, спроси, что полегче, - она откинулась на спинку дивана и сложила руки на груди. – К концу второго курса мне надоело шариться по всем книгам в нашей библиотеке, и я решила, что раз это случилось, значит так надо.
- А с Дамблдором ты не говорила?
- Рем, ты что, хочешь мне передачки в Азкабан таскать? Вообще-то за незарегистрированную анимагию сажают, если ты забыл.
- Но… - начал было Люпин, но его перебил Сириус:
- Неужели во всей библиотеке не нашлось ни одной зацепки? – искренне изумился он. – Даже в запретной секции?
- Нет, ну ты прикинь, они еще и издеваются, - бросила Лиза Лили и вновь обратила взор на Блэка. – У нас, в отличие от некоторых, - с нажимом произнесла она, - нет мантии-невидимки и, соответственно, возможности переть книги из-под носа мадам Пинс. А разрешение на посещение запретной секции, я так полагаю, должна была спросить у МакГонагалл, да?
- Ну да, ступил… - почесал затылок Сириус.
-Подождите, - оторопело проговорил Джеймс, - так вы и о мантии-невидимке знаете? Откуда??
- Ха, - усмехнулась Лили, - это очень веселая история. Помните, как в начале третьего курса Филч хотел вас наказать – он подумал, что это вы заколдовали миссис Норрис?
- Еще бы! Мы ее даже не трогали, сами удивились с чего эта драная кошка стала чечетку отбивать, - недовольно бросил Бродяга.
- Так вот…


***Воспоминания Тигры***
Чертов Филч! Наказать за то, что Пивз закидал нас навозными бомбами! Сволочь! Ничего-ничего, ему еще достанется…
- Пантера! – наконец-то я ее нашла. – Давай заколдуем миссис Норрис?
- А, привет, Тигра! – ага, давно не виделись. – Как именно? Сделаем из нее леопарда?
- Ну это, конечно, тоже выведет Филча из себя, но… нет, пусть лучше танцует чечетку!
- Что? Лили! Бедная кошка! – обожаю, когда ты возмущаешься сквозь смех. У тебя тогда так глаза горят – сразу видно, что мы на одной волне.
- Не, Лиз, кошка драная, - улыбаюсь, как дурочка, наверное. Но я уже в предвкушении, поэтому ведь можно.
- Это да. Так, когда пойдем? – улыбаешься так же, как и я. Да, мне тоже стало жалко кошку.
- Сегодня вечером.
***
Что? Говоришь, видел ее на шестом этаже? Спасибо, Крис. А нам повезло – там есть ужасная, конечно, но зато огромная ваза, за которой можно спрятаться. Бежим, Лиза.
Фух, запыхалась… И где это существо? Черт, кто-то идет, прячемся! Поттер? Какого лешего? Ну, конечно, без тебя и остальных мародеров никак не могло обойтись. А вот и они, только Петтигрю опять где-то потеряли. Вашу мать…
- Сохатый, ты посмотрел, где Филч шарится?
И что за кличка? По-любому Блэк придумывал.
- Нет еще. Если отдашь карту, то я обязательно этим займусь.
Мерлин, на какой помойке они отрыли этот зачахлый пергамент? Разорились что ли и нормальный купить не могут? И вообще, какая к черту карта?
- Торжественно клянусь, что замышляю только шалость!
Чего? Поттер, ты совсем сбрендил.
- Наш облезлый завхоз на пятом этаже…
- Шалость удалась!
- Бродяга, что творишь? Тут рядом кто-то есть, а из-за тебя я не успел посмотреть!
- Миссис Норрис…
Все ясно… Вот черти, нарисовали себе карту замка. А я-то думала, что они только навозными бомбами и Петрификусами пуляться научились. Вот бы посмотреть на нее. Да, и спасибо Сириусу, помог нам не спалиться. А вот, кстати, и та, за кем мы пришли…
- Ludem clarus! – тихо, чтоб никто не услышал. Лиза, не смейся громко, я сама еле сдерживаюсь.
- Что за хрень? Сириус, зачем ты ее заколдовал?
- Остынь, Лунатик, это не я!
- Джеймс?
- Нет! Да пофигу кто, прячьтесь уже!
Хэй, куда они пропали? Что??? Мантия-невидимка… Пипец, вот везет же некоторым! Ладно, сейчас Филч придет. Лиза, есть идеи, как отсюда выбраться?
***Конец воспоминаний***


- Так это из-за вас нас чуть не наказали? – возмутился Ремус.
- Ну не наказали же, - задумчиво произнесла Элизабет. Взгляд ее был затуманен и направлен куда-то поверх плеча брата, рука поддерживала подбородок, и то и дело Лиза проводила указательным пальцем по губе.
- Знаешь, - Ремус изучающе смотрел на сестру, - иногда мне очень хочется узнать, что же творится в твоей голове…
- Ооо, этого никто не узнает, - она загадочно улыбнулась, взглянув на Лунатика, и чуть поерзала, усаживаясь поудобнее.
Снейп вдруг встал и обошел диван. Стоя прямо за спиной Элизабет, он прищурился, пристально смотря на затылок подруги, и, незаметно сжимая палочку в руке, одними губами произнес:
- Legilimens!
Лиза ощутила легкий дискомфорт. Они с братом все еще смотрели друг другу в глаза и она, как только почувствовала, что кто-то лезет в ее голову – довольно-таки умело и осторожно – тут же отвела взгляд.
«Что за черт? Сейчас-то кто может копаться в моей голове? Не знаю кто ты, но ты явно зря это затеял».
Элизабет закрыла глаза, сосредоточилась и с силой вытолкнула нежданного гостя из своего подсознания. Сзади послышался глухой стук, протяжный стон и тихий мат.
- Сев?! – обернувшись, Люпин увидела прислонившегося к стене Северуса, который стирал кровь с разбитой губы. – Ты?! Ты что себе позволяешь? Каким образом?.. Когда успел?.. И даже не сказал ничего!.. – Элизабет просто задыхалась от возмущения, не находя слов.
- Тише ты, не кричи, - слизеринец с трудом отлепился от стены. – И так уже долбанула как следует. Ты, кстати, тоже не говорила, что научилась окклюменции.
- Ты, легилимент хренов! Какого черта? Если хочешь знать, то я не училась никакой окклю… как ее там! Просто терпеть не могу, когда кто-то лезет в мои мозги!
Лиза тяжело дышала, яростно сжимала кулаки, глазами просто впилась в Снейпа. Мародеры настороженно следили за происходящим, а Лили, до этого никогда не видевшая, чтобы подруга была так зла на него, поднялась и подошла к Элизабет, предостерегающе взяв ее за руку.
Внезапно волшебная палочка Лизы, до этого момента спокойно лежащая на столике между диванами, несколько раз прокрутилась, затем заискрилась и, резко взлетев, повисла в воздухе прямо перед хозяйкой.
- Бет, - оторопело обратился Северус к гриффиндорке, - и часто это она у тебя так?
- Первый раз… - девушка сама была изрядно удивлена. Обхватив и крепко сжав палочку, она почувствовала как некая волна (спокойствия что ли?) прокатилась по всему телу, разливаясь по самым дальним его уголкам. Во всяком случае, ярость прошла, уступив место непонятному теплу.
- Пантера, все хорошо? – Лили все еще стояла рядом с ней и держала за руку.
- Ммм? – очнулась Элизабет. – Ааа, да, более чем.
Она улыбнулась, спрятала палочку в карман и посмотрела на Снейпа.
- Ну, рассказывай.
- Что рассказывать?
- Как давно стал легиллиментом. Да вы садитесь, мама говорит – в ногах правды нет, - сказала Лиз и уселась на диван.
Лили и Северус медленно опустились, не отрывая взглядов от все еще улыбающейся Лизы.
- Бет, что это было? Твоя палочка… что она с тобой сделала?
- Я не знаю, Сев. Просто мне стало как-то спокойно и легко. И не хочется больше ругаться, - Элизабет протянула руку и сжала ладонь слизеринца. – Ты прости, что на тебя накричала. И, кстати, я не училась окклюменции и здесь тоже не смогу объяснить, откуда у меня это умение.
- Тебе совершенно не за что извиняться, - отмахнулся Северус. – А насчет умений… Ты очень хороший окклюмент! С такой силой вытолкнуть… даже у многих опытных волшебников не получается!
- Я знаю, - она посмотрела в пол, смущаясь, - я даже Дамблдора пару раз выкидывала… Он раньше часто пытался это сделать прямо в Большом зале, и я видела, как ему становилось плохо, когда я выпинывала его из своей головы.
- Дамблдора??? – Джеймс ошарашенно воззрился на нее.
- Да, его самого. Но давайте не будем об этом, все равно мне сказать больше нечего. А ты, Сев, так и не ответил на мой вопрос.
- Я изучал окклюменцию и легиллименцию с середины лета. Дома было скучно, вот я и решил занять себя, - он провел рукой по волосам, чуть задерживаясь в том месте, где образовалась шишка от удара о стену.
- С лета, – тупо повторила Элизабет. – И, главное, мне ни слова. Вот партизан.
- Ну, ты не спрашивала… - начал было он, но, встретившись с ее удивленным взглядом а-ля «а должна была?», стушевался и сказал: - извини…
Лиза хмыкнула и, улыбаясь, покачала головой, отчего еще несколько прядей волос выбились из-под кепки.
- Ладно, проехали. Между прочим, мальчики, - обратилась она к мародерам, - мы вам рассказали, в кого превращаемся, а вы?
- Ну насчет Джеймса вы не ошиблись, он – олень, - сказал Ремус. – Питер – крыса…
- Кто? – брезгливо скривилась Лили.
- Крыса, – повторила Элизабет за брата. – Почему я не удивлена…
Ее лицо стало каким-то напряженным, словно какое-то дурное предчувствие овладевало ей.
- Ну да, - усмехнулся Сириус. – Согласитесь, а он ведь и человеком на крысу смахивает!
Ему не хотелось говорить о своей анимагической форме. У Блэка были на то свои причины, поэтому он, заметно нервничая, пытался ухватиться за любую другую тему, лишь бы друзья не успели выдать его животное. Но, видимо сегодня ему не очень везло…
- Какая гадость, - Эванс поежилась. – А ты кто, Сириус?
Блэк замялся, несколько раз провел вспотевшими ладонями по коленям, но прежде чем успел придумать ответ, Джеймс, по-дружески ткнув его в плечо, выпалил:
- А Сириус у нас большой черный пес! – просиял Поттер. – Потому и Бродяга!
Глаза Элизабет расширились и походили теперь на два золотых галеона.
- Кто?! Большой черный… Блэк – ты собака?!
Он виновато посмотрел на нее, но Лиза отвела взгляд, поднялась и стала расхаживать по комнате. Она схватилась за голову – мысли, воспоминания всплывали все ярче и четче. Да, воспоминания. Нет, не о той встрече в Запретном лесу…


***Воспоминания Пантеры***
«Лили, пожалуйста, я не хочу сейчас никого видеть!»
Наверное, я ее обидела… Прости, Лили, но я правда хочу просто посидеть вот так – одна у озера, подумать. Хотя о чем тут думать? О том, что я совсем свихнулась, заигралась и запуталась?
- Ой, что за… Ты откуда здесь? – правда, откуда в Хоге собаки? Неужто Хагрид решил завести еще одного питомца? Да нет, вряд ли.
- Ай, ну не тыкайся, нос ведь мокрый и холодный! – какой смешной…
- Прекрати же! – пытаюсь сказать строго, но не получается. Да уж, не думала, что меня сейчас сможет развеселить собака.
- Ну все-все. Так откуда ты? Хотя какая разница…
Снова эти мысли… Так хочется с кем-нибудь поделиться… Но не с Лили и не с Севом. Погодите-ка, а что если…
- Слушай, - говорю с собакой, представляете? – раз уж ты пришел и так нагло улегся на моих коленях, тогда придется тебе слушать все мои бредни. Мне просто необходимо выговориться!
Надо же… Смотрит, так внимательно. Готова поклясться – эта собака сейчас мне кивнула!
- Итак… Я запуталась, - так начиналась моя исповедь. – Знаешь, я ведь не люблю Криса. Не царапайся – отвлекаешь! Так вот, Кристиана Паркера с шестого курса. Он, конечно, истинный грффиндорец и все такое. Даже на год старше меня. И учится хорошо. И наверняка станет старостой школы в следующем году… И загонщик хороший… Блэк получше… конечно, но… все же… Мерлин, ну почему же я его не люблю! Ведь в нем ни одного минуса! И относится он ко мне просто замечательно, ну чего еще можно желать??? Да не смотри на меня так, я знаю. Не люблю его и этим все сказано. Говорят, хорошие парни всегда проигрывают. Вот и Крис проиграл…
***
- Ой, привет! Давно не виделись! А на Астрономической башне-то ты как оказался?
Да, я уже стала скучать по этому псу. Как никак, ему я могу рассказать абсолютно все. Ведь в ответ ничего не услышу.
- Ну, чего застрял в проходе? Иди давай сюда, а то я не дотянусь до твоего уха!
Он просто обожает, когда чешу ему за ухом.
- Кстати, я тут подумала, вот мы с тобой уже так долго общаемся, а я все не знаю твоего имени! Ты мне его скажешь или мне придумать? Конечно, как ты мне скажешь, - все-таки весело с ним. – Тогда… а мы сегодня по астрономии проходили созвездие Большого Пса, представляешь? Главная его звезда называется Сириус! Ха… Сириус… Да, песик… Ты и вправду как Сириус Блэк – Большой черный пес. Смешно. Но знаешь, ты на него совсем не похож! Или похож… Да неважно! Короче, ты будешь Нюхалз! Вот! Нравится? Все-все, я поняла, что нравится, только не облизывай меня!..
***
Сев, черт бы тебя побрал! Это просто невозможно! Он бы сказал! А если не сказал, то плевать! Мой брат хороший, я его знаю! А ты, чертов слизеринец… из-за тебя теперь сижу посреди Запретного леса! Твою мать, хоть бы слезы течь прекратили… Да кто там еще шарится?!
- А, это ты… Привет, Нюхалз. Нет, не облизыв… хотя, можешь облизывать – хуже мне уже не будет. Ты знаешь, как отсюда выбраться? – кивает. – Тогда посиди со мной, я пореву и пойдем.
Да, я заблудилась в Запретном лесу – бежала подальше от друга. Да, я реву, обнявшись с собакой – мне хреново и Нюхалз меня успокаивает. А еще я пытаюсь втолковать этой псине свои людские проблемы.
- Понимаешь, я не хочу знать… пока он сам… А этот… зачем каждый раз напоминать? Мне плевать! Я хочу, чтобы все хорошо! Чтобы как раньше! Взгляд-улыбка-тепло… А сейчас… Мне холодно, я устала… От всего – от вранья, от учебы… Да не нужны мне эти зелья, травы и заклинания! Я – магла! Я выросла в обычном мире! Ненавижу…
Да, честно говоря, тут и человек не понял бы, что я говорю. А Нюхалз молодец – просто сидит, терпит мои ногти, впивающиеся в его шкуру, и изредка облизывает щеки. А я реву.
***Конец воспоминаний***


- Нет! Этого не может быть! – Элизабет резко повернулась к друзьям. – Этого просто не может быть!!!
- Элизабет, я…
- Замолчи! Ничего не говори! Знаешь, это было твое самое зашибательское качество! В виде Большой черной собаки, - Лиза выделяла каждое слово, - ты не мог говорить! Ну что, теперь доволен?! Все узнал, что хотел?
- Элизабет, успокойся! – Сириус встал и хотел подойти к ней.
- Не приближайся! – Люпин отскочила от него как от огня. – Да как ты мог вообще? Я верила тебе!.. В смысле, ему!.. О, нет!..
Она закрыла лицо руками, пытаясь собраться с мыслями, потом, глубоко вздохнув, посмотрела на Бродягу и тихо сказала:
- Ненавижу тебя, Блэк!..
И Элизабет выскочила из комнаты. В коридоре громким эхом отдавались ее шаги. Сириус кинулся было за ней, но поднявшийся следом за ним Снейп успел схватить его за мантию.
- Отпусти, Нюниус! – рассвирепел Блэк.
Но Северус с силой прижал того к стенке, чтобы не вырвался; Поттер и Люпин, тут же подскочившие с дивана, были остановлены Лили.
- Угомонись сейчас же! Не дергайся хоть две минуты и послушай меня! – крикнул Снейп и когда Сириус наконец-то перестал пытаться высвободиться, уже тише продолжил: - пойдешь сейчас за ней – она тебя с Астрономической башни скинет, в этом я тебе и Непреложный обет дать могу. Я не знаю, как ты теперь будешь перед ней извиняться, но делать тебе это придется очень долго и упорно, иначе не увидишь никогда свою любимую рядом. У тебя вообще где мозги были, когда ты к ней в виде собаки приходил? Она и так в твою любовь не верит, а ты! Анимаг недоделанный блин… Да успокойся, говорю тебе! – слизеринец отпустил рвущегося на свободу Блэка и отошел на пару шагов.
- Лили, - обратился он к оставшейся в комнате девушке, - я, конечно, знаю, что оставлять Элизабет в таком состоянии одну рискованно, но нас с тобой она тоже пошлет подальше…
- Пойду я, - перебил его Ремус, хватая мантию и подходя к двери
- Да, ты можешь…
- Мне ни к чему твое одобрение, Северус, - вполне вежливо, но четко проговорил Люпин. – Я понимаю, что очень многого не знал об Элизабет до сегодняшнего дня, но она от этого не перестала быть моей сестрой и самым близким человеком на этом свете. Собрание окончено.
Сказав все это, он кивнул мародерам, Снейпу и Лили, как бы прощаясь, и вышел за дверь.




Глава 6




Он нашел ее на Астрономической башне. Девушка отчаянно колотила стену, разбивая в кровь кулаки.
- Прекрати! Прекрати сейчас же! – Ремус оттащил ее и прижал к парапету.
Раздутыми от злости ноздрями и растрепанными волосами Элизабет походила на разъяренного быка.
- Что, станешь выгораживать своего дружка? А что он сам не пришел? Не хотел почувствовать себя птицей, когда я буду скидывать его отсюда?
- Да, Снейп предупредил, что ты именно так и сделаешь… Вообще-то никого я выгораживать не собираюсь. Бродяга, конечно, мой друг, но… - Люпин не закончил, так как сестра медленно сползла на пол.
- Лиз… - обеспокоенно протянул он, присаживаясь рядом.
- Я в шоке, Ремус, - сказала она. – Настолько в шоке, что даже не то, чтобы больно, я просто зла на него. Как черт. Ведь это… это предательство! – Элизабет сжала кулаки и ударила по коленкам. – И, главное, что я почти догадалась же! Просто не поверила, потому что думала – Сириус на такое не способен.
- Он любит тебя, - тихо произнес Лунатик
- Конечно, Ремус! И как я об этом раньше не подумала? – она наигранно всплеснула руками. – Вижу я его любовь.
- Правда, Лиз. Знаешь, вы друг друга стоите. Кстати, если бы я не боялся, что ты сломаешь пальцы, даже посмеялся бы, когда увидел, как ты колотишь стену.
Элизабет удивленно воззрилась на брата.
- Да, - улыбнулся он. – Сегодня днем он чуть не разгромил комнату, начиная с двери, заканчивая как раз вот такой же долбежкой стены.
- А что случилось? Миссис Блэк опять прислала громовещатель? – с грустным ехидством сказала она
- Нет, он увидел тебя со Снейпом, - произнес Люпин уже без тени веселья.
- Твою мать, и за что Сириус его так ненавидит…
Это был чисто риторический вопрос, но Ремус, услышав его и начиная терять терпение, заявил:
- Элизабет, дело не в этом! Пойми же, Бродяга просто ревнует тебя к Северусу! Не спорю – недолюбливает, конечно, тоже…
- Это еще мягко выражаясь.
- Ну да, но все равно. Да и его ненависть к Нюниусу…
- Рем, и ты туда же?! – она хотела было толкнуть его в плечо, но Лунатик перехватил ее руку и, крепко сжав запястье, прорычал:
- Мерлин, Элизабет Марианна Люпин! Ты дашь договорить или мне наложить на тебя заклятие немоты?!
- Да говори, молчу!
- Так вот, ненависть Сириуса к Северусу сейчас подкрепляется большей частью лишь твоим отношением к ним обоим! Снейпу ведь – и мы в этом сегодня убедились окончательно – ты доверяешь все, абсолютно все! А Сириус?..
- А что Сириус? У него есть друзья, куча бегающих за ним девок, какое ему дело до того, что именно я доверяю Севу?
- Как же ты не поймешь, он думает, что у вас роман!
- Блэк что, совсем умом повредился?
- Вполне возможно, учитывая, что все влюбленные сдвинутые, - Ремус невольно помахал рукой в районе виска. – В общем, именно поэтому Бродяга и цепляет Нюн… Снейпа – потому что ты относишься к ним по-разному, - закончил он, наконец, свою мысль.
- Но, - начала Лиза, - я в любом случае не могу относиться к ним одинаково! Ведь Сев мой лучший друг, а Сириуса я… - она осеклась, встретившись взглядом с Лунатиком.
- Любишь. А Сириуса ты любишь. Всем сердцем. И не как друга, - закончил он за сестру.
Еще несколько долгих секунд Элизабет смотрела на Ремуса, не находя слов и лишь открывая-закрывая рот. Затем она закрыла глаза, потерла лоб, собираясь с мыслями, и четко проговорила:
- Нет. Тебе показалось. Я его ненавижу, - взгляд Элизабет стал полным злости и ненависти, глаза затуманились. Она поднялась. – Я ненавижу его всем сердцем.
Лиза пошла по направлению к двери, но ее остановил голос брата:
- Но не зря же говорят – от ненависти до любви один шаг. Дай ему шанс, Элизабет. Дай шанс своему сердцу!
Но девушка ушла, даже не обернувшись.






В то же время в Выручай-комнате.


- Сохатый, Эванс, вы идите, а нам нужно поговорить, - сказал Сириус, в упор глядя на стоящего напротив Снейпа и сложив руки на груди.
- Я похожа на дуру, Блэк? Оставить вас, чтобы вы здесь подрались? – с вызовом ответила оставшаяся в комнате девушка.
- Не подеремся.
- Конечно, я так и поверила.
- Я обещаю, Лили, - Бродяга внимательно посмотрел на нее. – Первый не начну и провоцировать тоже не буду, - добавил он после того, как та недоверчиво вскинула брови.
Эванс нехотя кивнула и посмотрела на Северуса. Он, положив руку ей на плечо и слегка сжав в ободряющем жесте, тихо сказал:
- Иди, все будет в порядке.
Лили все еще с сомнением разглядывала обоих, размышляя стоит ли оставлять их наедине, но Джеймс осторожно взял ее за руку и потянул за собой к выходу.
- Итак, о чем ты еще хочешь поговорить? – начал Северус, уходя вглубь комнаты и усаживаясь на диван.
- Я хочу понять, что ты имел в виду, когда сказал, что Элизабет не верит в мою любовь, - Сириус сел напротив, чуть наклонившись вперед и уперевшись локтями в колени.
- Что тут не понятного – я имел в виду конкретно то, что сказал.
- Нюн… - начал было Блэк, но увидев, как напрягся слизеринец, подумал, что ему сейчас совсем не выгодно ругаться с ним. Бродяга встал с дивана, запустил руку в волосы и силой выдохнул воздух, тем самым как бы снимая напряжение прошедшего дня. – Снейп, хорошо? Надеюсь, ты не ждешь от меня особой любезности.
- Сядь и успокойся, - сказал Северус тоном, не терпящим возражений.
Сириус сел, но по его напряженной позе и по тому, как он заламывал пальцы рук, было видно, что успокоиться он не сможет как минимум до тех пор, пока все не разъяснится.
- Мы с Бет много раз говорили об этом. Точнее я говорил ей о том, что ты ее любишь. Не перебивай! – Снейп пресек попытки Блэка, стоило только последнему открыть рот. – Да, я говорил ей об этом. Потому что вижу, как она мучается, когда видит тебя с очередной подружкой. Честно говоря, Блэк, ты – идиот. Понимаю, все влюбленные идиоты, но чтобы до такой степени… Ты ведь убиваешь ее любовь! Превращаешь в ненависть и, что еще хуже, ревность. И после всего этого ты хочешь, чтобы Бет хоть во что-то по отношению к тебе верила? Да она каждый раз, как только заговариваю о тебе, убить меня готова.
- Ты… ты говоришь с Лизой обо… мне? – опешил Сириус.
- Блэк… - устало потер глаза Северус. – Ты точно тупой…
- Но какой для тебя в этом толк? – Бродяга пропустил мимо ушей оскорбление слизеринца. – Какой смысл тебе убеждать Элизабет в том, что я ее люблю?
- Потому что я ее люблю.
- Что?! Я знал! Я же говорил, что между вами что-то есть! – подскочил Сириус.
Сев на мгновение прикрыл глаза, сделал глубокий вдох, затем выдох. К счастью, попытки успокоиться были успешны и Снейп все также тихо, но четко заговорил:
- Да не ревнуй ты, идиот! К твоему сведению, мы с ней не встречаемся, если ты об этом. Я люблю Бет как друга, а не как девушку. И поэтому хочу, как бы банально это ни звучало, чтобы она была счастлива. Пусть даже с тобой, раз уж ее сердце так решило. Пойми, - продолжал он, - у Элизабет и так куча проблем, а тут ты еще добавляешь. Скажу тебе по секрету, Бет еще не все о себе рассказала. Но, поскольку сама не может понять, что с ней творится, думаю, что пока и не скажет. Но это «нечто» доставляет ей массу неудобств, мягко говоря.
- Что мне делать? – еле слышно спросил Сириус. Он весь поник, смотрел в пол невидящими глазами и уж сам никак не ожидал, что будет просить совета у Снейпа.
- Не могу ничего тебе сказать, по крайней мере, сейчас, - ответил Северус. – Я ведь сам еще не видел Бет, не знаю, насколько близко она все восприняла.
- А ты как думаешь? – Бродяга поднял глаза на слизеринца.
- Думаю, слишком близко… И я тебе не завидую.






Было уже давно за полночь, когда Элизабет, вдоволь набегавшись на четырех лапах по Запретному лесу, возвращалась в гостиную. Тяжелый день сказался на настроении гриффиндорки, и она, совершенно не прячась, шагала по пустынным коридорам и лестницам, рискуя попасться в руки Филча или дежурившего преподавателя.
И все же до Гриффиндорской башни Лиза добралась без приключений и, пробормотав пароль и выслушав гневные тирады разбуженной Полной Дамы, проскочила в открывшийся проем.
Спать девушке совсем не хотелось. Она была намеренна посидеть у камина, может что-нибудь почитать, но, зайдя в общую гостиную факультета, встретилась взглядом с Блэком. Тот, завидев Лизу, подскочил так быстро, что кресло, в котором он сидел, слегка покачнулось. Сириус потянулся к ней и открыл было рот, чтобы что-то сказать, но Люпин молча подняла руку в останавливающем жесте, медленно помотала головой и убежала в комнату старост.
Вообще-то Элизабет больше любила общую спальню девочек и чаще всего спала там (МакГонагалл любезно согласилась на это), но проходить мимо Блэка совсем не хотелось, а дверь, что вела в гостиную старост, находилась прямо за ее спиной.
Захлопнув за собой дверь, она прижалась к ней всем телом, будто боялась, что Сириус тут же ворвется следом. Но он лишь стоял, в нерешительности переминаясь с ноги на ногу, затем подошел к двери, поднял руку, чтобы постучаться, но передумал и тихо поплелся спать.




Весь следующий день Элизабет упорно игнорировала Блэка. Перекинувшись за завтраком парой фраз с Ремусом и Джеймсом, они с Лили убежали на Историю магии. Затем была Трансфигурация с Когтевраном, на которых Лиза договорилась с Робертом встретиться на поле для квиддича около шести часов вечера. После обеда – две Защиты от Темных Искусств со Слизерином, и Элизабет героически вытерпела и это сколько-нибудь близкое нахождение с Сириусом.
Однако была, похоже, хоть какая-то польза от всего этого вчерашнего «цирка» – Лиз заметила, что отношения между Снейпом и мародерами несколько изменились. Слава Мерлину, в лучшую сторону. Гриффиндорцы больше не пытались его поддеть, спровоцировать, а спокойно проходили мимо. Разве что… от девушки не ускользнуло, как перешептывались Блэк с Поттером, периодически поглядывая на слизеринца. Попеременно слушая и записывая лекцию профессора Оуэна, Элизабет шепотом позвала Лили:
- Хэй, Эванс! Эванс!
- Чего тебе? – также шепотом откликнулась она.
- Что у вас там, в Выручай-комнате, было после того, как я ушла?
- Да ничего особенного. Хотя всего я знать не могу – мы с Поттером тоже ушли, а Блэк с Севом остались, разговаривали о чем-то.
Лиза, даже если и удивилась, внешне держалась как прежде. Выдать ее могла лишь маленькая чернильная клякса, появившаяся на пергаменте.
- Разговаривали, говоришь? Блэк со Снейпом? Снейп с Блэком? Кажется, мне надо уши чаще мыть, – она помотала головой.
- Что-то не так, мисс Люпин? – раздался над ее головой громовой голос профессора. – Вам что-то непонятно? Может, мне повторить?
- Нет-нет, что Вы, мне все понятно, сэр! – поспешила с ответом Элизабет.
- Вы уверены? – не унимался он.
- Да-да, конечно, - Лиза так быстро закивала головой, что стала похожа на болванчика.
- Ну хорошо… Итак, продолжим, - сказал профессор Оуэн, возвращаясь к своему столу.
- Тебе не показалось, Лиз. Я действительно сказала, что мы оставили их вдвоем поговорить. Они обещали не драться.
Элизабет прыснула от смеха, но когда профессор обернулся на звук, девушка сидела как ни в чем не бывало.
- Прекрати, а то после уроков оставит, - шепнула Лили.
- А ты не смеши меня. «Обещали не драться», - передразнила ее Лиза. – Как будто это обещание их остановило бы…
- Ну не подрались же – сама на них посмотри.
- Да это-то я вижу. Но еще я вижу, что Поттер с Блэком сейчас явно о Снейпе говорят.
Лили повернулась и взглянула на мародеров. Ремус внимательно слушал преподавателя и записывал лекцию, сидящий рядом с ним Питер откровенно скучал, а Джеймс с Сириусом и правда увлеченно перешептывались, изредка кидая взгляды на Северуса.
- То, что они на него смотрят, еще ни о чем не говорит, - сказала Эванс, повернувшись обратно.
- Ну-ну, я тоже подумала, что они о квиддиче говорят, - Элизабет упорно пыталась избавиться от пятна на пергаменте.
- Мерлин, Люпин, что ты от меня хочешь? Ну, говорят они о Снейпе – и пусть говорят, тебе-то что?
- Я хочу знать, что было вчера в Выручай-комнате. Неужели тебя нисколько не удивляет, что эти двое остались поговорить?
- Удивляет, конечно, но главное, что они друг друга не поубивали. Похоже, даже поладили… Не этого ли ты добивалась?
- Я думаю еще рано делать выводы… - сказала Элизабет и девушки, под строгим взглядом профессора, вынуждены были замолчать.






Без десяти шесть Лиза в мантии, накинутой поверх свободного спортивного костюма, и с метлой в руках подходила к полю для квиддича, где ее уже ждал Роберт.
- Привет! – когтевранец стоял посреди поля и игрался с квоффлом. Увидев приближающуюся девушку, он запустил мяч прямо в нее. Люпин перекинула метлу в левую руку и правой поймала его.
- Проверяешь? – улыбнулась она, поднимая бровь.
- Почему бы и нет, - парень взял лежащую рядом с ним метлу и подошел к гриффиндорке.
- Роберт Эддингтон, ты играешь в опасные игры, - усмехнулась Лиза, возвращая квоффл.
- Да, папа меня предупреждал, что квиддич – опасная игра. После одного матча он даже целый месяц в Больничном крыле пролежал – не успел увернуться от бладжера.
- Ого… жаль твоего папу… Он, наверное, после этого ненавидит квиддич?
- Ты что! Просто обожает! Ведь мама тогда каждый день его навещала. Она говорит, что папа просто покорил ее сердце, когда участвовал в том матче.
- Так значит, ты у нас появился благодаря квиддичу?
- Ну, можно и так сказать, - улыбнулся Роберт. – А твои родители играли?
- Мои… - взгляд Лизы слегка потускнел, улыбка погасла, - даже не знаю… Но не будем об этом, - она тряхнула головой, прогоняя неприятные мысли, - все-таки мы сюда не болтать пришли!
И Элизабет оседлала метлу и взмыла вверх. Прохладный ветер растрепал волосы, проник под мантию; это незыблемое ощущение вечной свободы кружило голову. Девушка наслаждалась полетом, выделывая в воздухе сложные фигуры и финты, и совсем позабыв, что она не одна на поле. Вспомнила об этом только тогда, когда нечто со свистом пролетело мимо ее головы. С криком «убить меня хочешь?!» Элизабет помчалась за квоффлом и, поймав у самой земли, развернула метлу и кинула его Роберту обратно.
Они еще около часа летали, то просто перекидывая мяч друг другу, то Элизабет становилась на место вратаря, а Роберт пытался забить ей гол. Время от времени Лиза показывала, как лучше держаться в игре и отдавать пас.
- Когда ловишь квоффл, сразу прижимай его к груди и сам наклоняйся ближе к метле! А то я отберу в два счета!
- Закручивай мяч, когда кидаешь в кольцо – летит лучше! И кисть мягче, а то еще руку сломаешь.
- Не забывай вилять, не летай всегда прямо! Это мы сейчас одни на поле, а в игре еще куча охотников, да и загонщики – смотри, а то унесут к Помфри, как папу! – кричала Элизабет, с легкостью скользя по воздуху на своей метле.
Чуть позже они, уставшие, но вполне довольные тренировкой, в прямом смысле слова спустились с небес на землю, убрали мяч и пошли в замок.
Болтая об уроках и квиддиче, они уже поднимались по лестнице в Гриффиндорскую башню – Роберт, как истинный джентльмен, вызвался проводить девушку. Но внезапно какой-то шум на втором этаже привлек их внимание. Переглянувшись, они побежали на звук. Завернув за пару поворотов, Лиза и Робин увидели следующее: несколько человек (сколько и, тем более, кто разобрать было очень трудно), видимо совершенно забыв о том, что у них есть волшебные палочки, самозабвенно молотили друг друга руками, ногами и всем чем только можно.
- ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ, СОПЛОХВОСТ ВАС ЗА НОГУ?!?!?!
То ли это «Сонорус» так подействовал на дерущихся, то ли они просто не ожидали, что кто-то соберется их остановить, но всё же все замерли, причем в тех позах, в которых их застал этот оглушительный оклик. Теперь все можно было разглядеть более подробно и чем дольше Элизабет с Робертом на это «действо» смотрели, тем ниже падали их челюсти.
Джеймс Поттер нависал над лежащим Люциусом Малфоем. Нога последнего упиралась в плечо гриффиндорца (да, он смог – прим. авт.). Одна рука Джеймса замахнулась для соприкосновения с челюстью Малфоя, другая смяла воротник форменной слизеринской рубашки. Обе руки Люциуса находились где-то в районе шеи Поттера.
Сириус Блэк вдавил в стену Рудольфуса Лестрейнджа. Его предплечье просто вжималось в горло слизеринца. Руки Лестрейнджа уперлись в грудь Блэка с явным намерением его оттолкнуть.
Но верх сего безумия занимала, безусловно, третья парочка.
Лили Эванс с дикой яростью на лице вцепилась в волосы Беллатрисы Блэк и усиленно тянула их в разные стороны. Ее голова была наклонена чуть влево, поскольку сама Блэк, стоящая на одном колене, тоже успела накрутить на руку прядь рыжих волос. Вторая рука Беллы уже порвала мантию Лили.
- Разошлись в разные стороны, быстро! – скомандовала Элизабет, хватая за рукав Роберта, решившего вручную разнимать шести- и семикурсников.
Лиза, конечно, не ждала, что ее послушаются, но отнюдь – ученики вечно воюющих факультетов нехотя, но все-таки отпустили друг друга и отступили на пару шагов.
- Скажите мне, пожалуйста, что такого должно было произойти, что вы даже позабыв о том, что вы волшебники, причем большинством чистокровные, опустились до магловской драки?! – Люпин уже не использовала «Сонорус», но она и без заклинания произнесла последние слова так громко, что их могли услышать даже в Большом зале, учитывая гулкое эхо пустых длинных коридоров Хогвартса. – Хотя нет, не желаю ничего знать! Минус 20 очков с каждого! Да, с каждого! – повторила она, смотря на гриффиндорцев. - Я просто обязана, вы должны понять. А теперь вы трое, - Элизабет повернулась к слизеринцам, - ноги в руки и валите в свои подземелья!
- С чего это ты нам указываешь? – завопила Блэк. – Пока еще мы имеем право находиться там, где нам вздумается!
- Ну, хотя бы с того, что нас, - она указала на Джеймса, Сириуса, Лили, Роберта и себя, - теперь больше и если ты сама не догадаешься, что лучше сейчас сидеть в своей гостиной, то я лично вдолблю тебе это в твою тупую башку!
- Ах ты, маленькая грязнокровка! – Беллатриса кинулась на Элизабет, но Лестрейндж вовремя остановил ее, схватив в охапку.
- Белла, не трогай ее – она староста, к тому же их действительно больше.
- Слушай своего дружка – дело говорит, - кивнул Роберт.
- Еще успеем, Белла! Люц, уходим! – Рудольфус потащил своих дружков к лестнице.
- Кстати, к твоему сведению, Блэк, я не грязнокровка! – прокричала Лиза, вслед уходящей троице.
Беллатриса резко развернулась, выдергивая свою руку из цепких сильных рук Лестрейнджа, и прокричала в ответ:
- Да, конечно! Ты ведь у нас сестренка Люпина! А значит кто – полукровка? Ха, полукровка, выращенная маглами – что может быть хуже? – раскатистый смех Беллатрисы окатил гриффиндорцев волной жгучей ненависти.
В следующие несколько секунд не понятно было, кто именно рванул вперед, а кто останавливал. Но громогласное «Бомбарда!» и маленький светлый лучик сделали свое дело. Заклинание летело прямо в огромную каменную статую, рядом с которой стояла Блэк, и, достигнув своей цели, взорвало ее.
- О нет… Мать вашу!
И гриффиндорцы и слизеринцы кинулись разгребать завал камней, чтобы освободить пострадавшую.
- Малфой, проверь пульс, - в очередной раз скомандовала Лиза, когда большую часть тела Беллатрисы вытащили из-под обломков.
- Проверить что?
- Мерлин, вы, чистокровные, даже не знаете, что такое пульс, что ли?! – заорала Лили, - И чем тогда хвалиться, гребаный ты аристократ, раз даже узнать не можешь, жива она или нет!
Эванс схватила руку Беллы, прижала свою ладонь к внутренней стороне запястья пострадавшей и замерла на несколько секунд.
- Просто в отлючке… - выдохнула Лили. – Пульс слабый, но есть.
- Такая слабонервная! Не так сильно завалило же, что сразу в обморок падать? – искренне изумился Джеймс.
- К твоему сведению, тупой ты придурок, из-за вас у нее голова пробита! Будешь тут в сознании! – бесновался Малфой.
- А ты не оскорбляй – сами начали, это во-первых! – вступилась за Поттера и остальных Эванс. – А во-вторых, знаешь что, дорогой мой, если это все увидят преподаватели, то влетит всем!
- Мерлин, заткните рты, уши уже вянут от ваших препирательств! – взмолилась Элизабет. – Малфой, Лестрейндж, хватайте это тело и несите в Больничное крыло, а мы разберемся со статуей. Точней с тем, что от нее осталось… - распорядилась староста Гриффиндора и, пока слизеринцы поднимали безвольное тело Беллатрисы Блэк, тихо шепнула своим: - Никому ничего не будет, только молчите, пожалуйста.
- Отлично командуете, мисс Люпин. Только будьте так добры, объясните мне, кто виновник всего этого? – профессор МакГонагалл, столь неожиданно появившаяся из-за поворота, обвела рукой развалины и пострадавшую слизеринку.
Лили, Джеймс, Сириус и Роберт, припоминая недавнюю просьбу, молча уставились на Элизабет. Та, в свою очередь, хоть и смотрела в пол, но чувствовала на себе взгляды не только «своих», но и выжидательный декана Гриффиндора и высокомерно-победительный Малфоя и Лестрейнджа.
- Это сделала я, – сердце упало вниз, но Элизабет сильно сжала кулаки, дерзко вздернула подбородок и смело взглянула на МакГонагалл.
- Вы? Как…? – было видно, как профессор потеряла все свое самообладание от столь шокирующей ее новости. Она лишь еще раз посмотрела на итог недавней стычки учеников, губы ее беззвучно шевелились, но потом взяла себя в руки и резко сказала:
- Мистер Малфой, мистер Лестрейндж, делайте то, что сказала мисс Люпин. Вы, - она обратилась к Лили, Джеймсу, Сириусу и Роберту, - расходитесь по своим гостиным. А вы, мисс Люпин, пройдите, пожалуйста, со мной, - МакГонагалл смерила ее взглядом, от которого обычного человека как минимум бросило бы в дрожь, но Элизабет лишь слегка кивнула головой.
- Лиза, - Бродяга схватил ее за руку, когда она уже двинулась за профессором. Взгляд его был обеспокоенным и непонимающим.
- Сириус, иди в Башню, - шепнула ему Люпин.
- Но…
- Сириус! – она повернулась к нему лицом, заглянула в глубокие иссиня-черные глаза и, как бы обнадеживая и успокаивая, накрыла ладонью руку, сжимавшую ее локоть. – Все будет хорошо, я обещаю. Пожалуйста, иди с Лили и Джеймсом, я скоро вернусь, - закончила Элизабет. Затем она ободряюще кивнула Эванс и двинулась за профессором МакГонагалл.
Весь путь они проделали, не проронив ни слова. Дойдя до кабинета, МакГонагалл распахнула дверь и жестом пригласила девушку внутрь. Элизабет вошла, окинув мрачным взглядом знакомую обстановку, и остановилась посреди комнаты.
- Присаживайтесь, мисс Люпин, - МакГонагалл прошла следом, села за свой стол и, складывая лежащие на нем бумаги в аккуратную стопочку, указала Элизабет на кресло напротив.
- Вы думаете, разговор будет долгим? – спросила Лиза, поудобнее усаживаясь в предложенное кресло.
- А вы, как я понимаю, так не считаете?
- Правильно понимаете. Я лишь смиренно ожидаю вашего вердикта по поводу моей участи и все. Хотя, честно говоря, я догадываюсь, что меня ждет.
- Мисс Люпин, вы так и будете утверждать, что это все ваших рук дело? – МакГонагал помахала рукой, словно рисовала в воздухе какие-то немыслимые узоры. - Каким же образом вы умудрились устроить такой взрыв?
- Обычное заклинание «Бомбарда».
- Элизабет, - голос профессора стал мягче, она подалась вперед и через стол посмотрела на свою ученицу, - чью вину вы берете? Это же очень серьезно!
- Профессор МакГонагалл, это сделала я, - ни один мускул не дрогнул на лице Лизы, она все также смело смотрела в глаза профессора и стояла на своем. – Конечно, не скажу, что хотела пробить Беллатрисе баш…, простите, голову – это получилось случайно, но отпираться и подставлять кого-то не собираюсь. Виновата я одна. Спросите у остальных – Блэк меня спровоцировала, я завелась и пустила заклятие в статую.
- Не сомневаюсь, что именно так они и скажут.
- Тем более, профессор.
- Хорошо, мисс Люпин. Вы сами вынудили меня, - тон декана вновь стал подчеркнуто-официальным. – Вы же понимаете, что я имею в виду?
- Да, вполне, - казалось, Элизабет даже нисколько не огорчилась. – Скажите только когда.
- Для начала мне, конечно, нужно обсудить сложившуюся ситуацию с профессором Дамблдором, но, думаю, это вопрос решенный.
- Мне самой сказать Лили или вы захотите поговорить с ней лично? У вас ведь нет другой кандидатуры, я надеюсь?
- О, конечно, нет. Но пока не выйдет приказ директора, все останется как прежде, поэтому я сама поговорю с мисс Эванс.
- Зная профессора Дамблдора, я могу с уверенностью сказать, что приказ выйдет уже через полчаса… Поэтому я пойду собирать вещи и, пожалуй, скажу Лили (с вашего позволения, конечно), чтобы зашла к вам, - Люпин посмотрела на часы, - ровно в девять часов.
- Элизабет, - грустная нотка проскользнула в голосе МакГонагалл, который снова стал по-матерински мягким и заботливым. – Вы ведь понимаете, что я просто не могу закрыть глаза на такое. И ограничиться одним снятием очков здесь тоже нельзя. Я чувствую, что это не ваша вина, но ничего не могу сделать, пока вы сами не откажетесь, а вы…
- Профессор, - перебила ее Лиза, - поверьте, так всем будет лучше. Я всегда знала, что нахожусь не на своем месте. Ну не мое это… Не мое.
Затем она поднялась и пошла к выходу. Уже приоткрыв дверь, Элизабет обернулась и, с ехидным прищуром, вновь обратилась к своему декану:
- Профессор МакГонагалл… Признайтесь, несмотря ни на что, вы же все-таки рады, что это случилось. Ну как бы еще вы смогли избавиться от этой ужасной неказистой статуи, не спрашивая Дамблдора?




Глава 7




- Ты ждала?
- Неочень...
- Дай обнять!
- Не трогай!
- Мне уйти?
- Как хочешь...
- Постоим?
- Немного...
- Что с тобой?
- Незнаю...
- Разлюбила?
- Может...
- Ты совсем другая! Ну а я?
- Ты тоже...
- На душе...
- Ненастье...
- Поделись?
- Устала...
- Что ты хочешь?
- Счастья...
- ВСЁ?!
- А РАЗВЕ МАЛО??!




Элизабет не очень хотела возвращаться в гостиную, выслушивать упреки Ремуса (конечно, он во всей этой заварушке не участвовал, но Лиза не сомневалась, что брату уже все доложили), возмущения Лили, расспросы Джеймса и… сталкиваться с ошарашенным и обеспокоенным взглядом Блэка. Она бы сейчас с удовольствием залезла в мягкую постель, укуталась в теплое толстое одеяло, сжавшись под ним в комочек. Но дела – прежде всего. Чертова привычка старосты. Ха, старосты… Это слово тоже вызывало в гриффиндорке странные и отнюдь не радостные чувства.
Пообещав себе скрыться за красным бархатным пологом своей кровати сразу, как только все окончательно разрешится, Элизабет прибавила шаг. Было бессмысленно плестись, понурив плечи, оттягивая тем самым встречу с друзьями. Тем более что путь от кабинета МакГонагалл до входа в общую гостиную и так оказался бесконечно долгим, ведь поначалу Люпин шла, не разбирая дороги, и забрела в какой-то неизвестный коридор. Впрочем, плутала она недолго и, буркнув Полной Даме пароль, скрылась в темном проходе.
Гостиная Гриффиндора была как всегда полна народу, но самые козырные места (у камина), безусловно, занимали мародеры и присоединившаяся к ним Лили.
Эванс сидела на диване с раскрытой книгой на коленях, однако не уделяла ей никакого внимания. Она, положив голову на плечо сидящего рядом Ремуса, невидящим взглядом уставилась на языки пламени, что играли в камине. Сам же Ремус уткнулся носом в подтянутые к груди колени и подавал признаки жизни только редким нервным шевелением пальцев рук.
Сириус развалился поперек кресла, перекинув ноги через подлокотник. Казалось даже, что он спал – глаза были закрыты, правая рука безжизненно болталась в воздухе.
Джеймс сидел прямо на полу спиной к камину, скрестив ноги и низко опустив голову, держал в руках снитч, но не игрался с ним, как обычно, а лишь сжимал и иногда вертел золотой мячик во вспотевших от нервного ожидания, но все же цепких руках ловца.
И только Питер видимо не понимал всей серьезности и опасности сложившейся ситуации, однако сидел как на иголках из-за столь обеспокоенных лиц товарищей. Он смотрел то на них, то на веселящихся в противоположном углу первокурсников, то пытался подслушать разговор о квиддиче, что вели Кимберли и Эвелин недалеко от них, то разглядывал совершенно забытые волшебные шахматы, которые лежали на столике перед диваном.
- Пит, не верти башкой, напрягаешь, - буркнул Сириус, не открывая глаз.
Петтигрю выпрямился как струна, но в следующую секунду вновь повернулся, теперь уже на звук открывающегося портрета Полной Дамы. Остальные словно почувствовали присутствие Элизабет. Она сделала пару шагов и оглядела гостиную.
Мародеры и Лили тут же окружили ее, одновременно задавая каждый свой вопрос. Лиза сначала молча смотрела на галдящих друзей, потом потерла нос, чуть опустив вниз голову, бросила мимолетный взгляд на других учеников и, все также не проронив ни слова, пошла в комнаты старост.
- Не понял, - озадаченно произнес Джеймс.
Тупо простояв некоторое время, друзья переглянулись и поспешили за Элизабет.
Она уже успела сесть в кресло, поджав под себя ноги, и, откинув назад голову, вертела в руке волшебную палочку.
- Лиз, - начал было Ремус, но она перебила его:
- Знаешь, Лунатик, - девушка смешно почесала затылок, открывая глаза, - ты прав – я такая неряха! И как ты со мной живешь? Пора тут прибраться.
Лиза перестала вертеть палочкой, крепко сжала ее в руке, взмахнула и находившиеся в комнате вещи задвигались под властью заклинания. Валявшиеся на полу, стульях и стеллаже книги аккуратной стопочкой выстроились на столе. Мантии, нетронутая школьная форма и магловская одежда, наспех запиханные утром в шкаф, сами собой вылетели оттуда, сложились и опустились рядом с книгами. Чернила, перья, подаренный Ремусом вредноскоп, куча сладостей из «Сладкого королевства» и прочие мелкие школьные и не только вещи перенеслись в невесть откуда взявшуюся небольшую коробку и присоединились к книгам и одежде на столе.
- Лиз, что происходит? – спросил Ремус, окинув взглядом пустой стеллаж и такой же шкаф, которые две минуты назад были завалены вещами сестры. – Что-то это все не похоже на обычную уборку.
- Ой, Лили! – Элизабет не обратила внимания на вопрос брата. – Забыла сказать – тебя ждет МакГонагалл.
- Зачем? – спросила Эванс.
- Ну… знаешь, думаю, она тебе обязательно это расскажет, - Люпин невинно похлопала ресницами.
Она уже сама себя ненавидела. Ненавидела за то, что откровенно издевалась над подругой. Но ничего не могла с собой поделать – эти гребаные инстинкты, защитную реакцию организма не пробьешь.
- Но если МакГонагалл будет тебя спрашивать о том, что произошло, - добавила Лиза чуть позже, - следи за тем, что соберешься говорить.
- В каком смысле? – Лили окончательно запуталась. Поведение Элизабет, слова, что она говорила – все это было как будто не ее. Лили с трудом узнавала подругу.
- В самом прямом, - устало выдохнула Лиза. – Заклинание, которое ударило в статую, было мое.
- И ты хочешь, чтобы я в это поверила? – с издевкой сказала Эванс.
- Мне плевать веришь ты в это или нет, - жестко произнесла Элизабет, поднимаясь с кресла. – Если МакГонагалл тебя спросит, ты скажешь как велела я. И точка.
- Люпин…
- Лили, мне кажется тебе пора.
- Ладно, - подруга с вызовом посмотрела на Лизу. – Как хочешь. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
И Лили, взмахнув рыжими волосами, развернулась и вышла из комнаты.
Элизабет снова опустилась в кресло. Широко расставив ноги, она полулежала в нем, небрежно бросив палочку на журнальный столик. Несколько минут она сидела, время от времени прерывая попытки Блэка выпытать у нее последствия разговора с деканом.
- Элизабет…
- Нет.
- Что «нет»?
- Ничего не скажу.
- Я еще ничего и не спрашивал…
- Тем более.
- Лиза… - Сириус, ходивший из угла в угол, снова остановился напротив нее.
- Отстань.
И он продолжал движение.
- Лиз…
- Блэк, утихни! – вспыхнула Люпин, поднимаясь и подходя к столу, на котором все еще лежали ее вещи. Схватив несколько книг, она переложила их на другое место. Потом ей почудилось, что они лежат как попало, и Лиза принялась выравнивать стопку.
Внезапно в комнату ворвалась - нет, просто влетела - Лили.
- Что, что это такое, объясни мне?! – завопила она, помахивая перед носом Лизы каким-то пергаментом.
Элизабет взяла бумагу, прочитала ее и спокойно сказала:
- Приказ директора.
Лиза положила пергамент на стол, сняла со своей мантии значок старосты и протянула его подруге.
- Я… я не возьму, - срывающимся голосом проговорила Эванс.
- Куда ты денешься, - Элизабет вложила значок в руку Лили и повернулась к своим вещам.
- Мать вашу, да объясните вы уже, что тут происходит?! – взорвался Лунатик.
- Я больше не староста, Рем. Пост отдают Лили.
- Знаете, что самое смешное, - продолжила Элизабет, увидев, что друзья словно проглотили языки, - пока я шла в башню в коридоре пара ублюдков-слизеринцев насели на нашу первокурсницу. Я, конечно, подошла, но даже не была уверена, могу ли еще снять с них очки или нет.
Она замолчала также внезапно, как и начала.
- И что в итоге?
- Сняла… - задумчиво усмехнулась она, - по 50 очков с каждого.
- Не хило. Но, Лиза, - продолжала настаивать Лили, - пойми, я не могу его взять, - она все еще держала значок в протянутой руке, словно прося взять его обратно. – Он твой…
- Черт! Черт тебя дери, Эванс! – Люпин несколько раз ударила кулаками по столу. – Ну что ты хочешь от меня? Чтобы я упала в ноги к МакГонагалл и умоляла ее не снимать меня с поста? Или рассказать всю правду о том, что случилось на самом деле, и спокойно смотреть, как Сириуса выпрут из школы?! Да никогда этот гребаный значок не был моим! И никогда я не понимала этого старого маразматика Дамблдора, который отдал его мне. Ведь это ты – лучшая ученица! Ты – надежная, ты – ответственная, и именно ТЫ никогда не вляпываешься ни в какие истории!
Элизабет задыхалась. Боль сковывала грудную клетку. И уже не эмоциональная, а физическая. Девушка сразу поняла, что это очередной приступ, которые за последний год стали для нее в порядке вещей.
Нужно скорей убираться отсюда, ведь это одна из тех вещей, в чем Лиза никак не могла разобраться, потому и скрывала ото всех. Почти ото всех…
Словно в тумане она услышала тихие и неловкие слова подруги:
- По большому счету… Так будет по-честному… Половина тебе, половина мне…
- Это точно, - выдавила из себя Люпин.
Собрав всю волю в кулак, ни в коем случае не позволяя себе прижать руку к больному месту, Элизабет повернулась, слабо улыбнулась друзьям, понадеявшись, что улыбка не походила на звериный оскал, и протиснулась к выходу.
Выбежав из комнаты старост, а затем и из общей факультетской гостиной, она остановилась и облокотилась на стенку. Отвязаться от назойливой Полной Дамы оказалось не так легко, но, наплевав на то, что картина может растрезвонить всем, что увидела, Элизабет ушла на поиски пустого класса.
Вечером найти его не составило большого труда. Ежесекундно все новые и новые приступы накатывали словно волны, затмевая разум. Едва захлопнув дверь, подчиняясь душащей боли и прижимая руку к груди, Лиза упала на пол – наверняка завтра на коленях появятся ссадины, однако это волновало гриффиндорку меньше всего.
И снова неизвестные образы завертелись перед глазами. Люди то появлялись, то исчезали. Они не были похожи на привидения – это были обычные люди, из плоти и крови. И… они словно хотели ей что-то сказать, но Элизабет никак не могла понять, что именно.
- Северус… - шептала она. – Северус, где ты… Ты так нужен…
Словно услышав ее призыв, в класс влетел Снейп.
- Элизабет!
Он упал на колени рядом с ней и, схватив за плечи, пытался ее приподнять. Но боль была настолько острой, удушливой и давящей, что разогнуться казалось невозможно. Леденящий кровь холод пронизывал все ее существо до такой степени, что Элизабет почти не чувствовала рук, которые настойчиво вытаскивали ее из забытья.
Северус одним рывком положил ее на спину, распахнул мантию и прижал свою ладонь к тому месту, где еще недавно была рука гриффиндорки. Лиза выгнулась - боль медленно перетекала в руку Снейпа. Тот продолжал сидеть с закрытыми глазами, закупоривая в себе страдания подруги. И лишь спустя некоторое время, когда уже последние видения исчезли под натиском неизвестно откуда взявшегося света, Элизабет потеряла сознание.




- Что же все наперекосяк-то… - выдохнула Лили вслед уходящей Элизабет.
Она подошла к столу, обходя его, провела рукой по вещам подруги, стянула верхнюю книгу и, опустившись на стул, взглянула на обложку. Заголовок гласил: «Невербальная магия. Человек без палочки или палочка без человека».
«Мерлин, ну это-то ей зачем? Неужели того, что есть, не хватает???»
Лили устало вздохнула, закрывая лицо руками. Книга с глухим стуком упала на пол и девушка, освободившись от лишнего груза, подтянула колени к груди. Через несколько минут она почувствовала чье-то легкое прикосновение к своему плечу и резко подняла голову и встретилась с взглядом карих глаз. Лили совсем забыла об остававшихся в комнате мародерах. Впрочем, из них остался только Поттер. Нет, Джеймс.
- Расстроилась? – осторожно спросил парень.
- Да… не знаю…
- Лил… Ты же так хотела…
- Не такой ценой! – перебила его гриффиндорка.
- Лил, - вновь позвал он девушку, - это ее решение. Тут все равно уже ничего не изменишь.
- Но… я чувствую себя виноватой, понимаешь? – Эванс наклонилась ближе к Поттеру, который присел перед ней на коленки. – Будто это из-за меня ее сместили!
- Глупости! Да Лиза только рада, что пост отдали тебе! Пойми и ты – ведь все могло быть хуже! Гораздо хуже!
Лили ничего не ответила. Она лишь неуверенно протянула руку, слегка касаясь ладони Джеймса, затем, не увидев в глазах парня протеста, переплела его пальцы со своими.
Он поднес руку любимой девушки к губам, нежно поцеловал, одновременно вдыхая дурманящий запах ее тела, на мгновение прижался к ней лбом, после подался вперед и обнял Лили, прижимая ее голову к плечу.
- Мне… - начала было Эванс, тая в объятьях Джеймса, но он перебил ее:
- Шшш… не говори ничего.
«Мне так спокойно с тобой» - закончила про себя девушка.
Они еще долго сидели вот так, наслаждаясь близостью друг друга, боясь даже пошевелиться, чтобы не испортить момент. Но в который раз дверь с гулким стуком отворилась, и в комнату в сопровождении Ремуса и Сириуса вошел тот, кого в Гриффиндорской башне никак не ожидали увидеть.
Снейп держал на руках Элизабет и, ведомый Лунатиком, понес ее в спальню. Хоть Лиза и редко бывала здесь, все же в комнате еще оставалась та часть вещей, что она не успела собрать. Слизеринец уже укладывал девушку на кровать, застеленную не характерным для спальни этого факультета покрывалом светло-зеленого цвета, когда Лили и Джеймс прибежали следом за вновь прибывшей компанией.
- Сев, что случилось? – взволновано спросила Эванс, присаживаясь рядом с бессознательной подругой, нащупывая пульс, затем прикасаясь к ее лбу, чтобы проверить температуру.
- Долгая история, - устало выдохнул он. – Да успокойся ты, это просто обморок.
- Мы не торопимся, - Ремус встал в изножье кровати.
- Я не могу, - Северус виновато посмотрел на присутствующих. – Она меня убьет, даже мокрого места не оставит!
- Это то, о чем ты упоминал в Выручай-комнате? – внезапно раздался тихий голос Бродяги.
Лили, Джеймс и Ремус обернулись и с нескрываемым удивлением воззрились на него, а Снейп лишь чуть заметно кивнул.
- Значит, ему рассказал, а нам не можешь? – не унимался Лунатик.
- Да ничего он не знает! Я сказал только, что Элизабет не все о себе рассказала…
- Потому что «сама не может понять, что с ней творится», - процитировал Снейпа Блэк.
- Именно, - Северус вздохнул. – Но вы ведь все равно не отстанете?
Гриффиндорцы молча кивнули.
Солнце уже давно село и лишь наполовину скрытая облаками луна освещала комнату. Полумрак скрывал лица, оставляя для взора только чуть различимые очертания тех, кто находился в спальне.
Ремус. Даже без света можно было догадаться, что на болезненно-бледном лице застыло напряженное нетерпение. Его сбившееся дыхание напоминало о приближавшемся полнолунии.
Стоящий в углу Сириус ковырял пол носком вычищенного до блеска ботинка. Лицо скрывала не только луна, но и упавшие на лоб пряди волос – склонившаяся голова, будто находясь отдельно от тела, пыталась запечатлеть в памяти каждое движение ноги.
Джеймс, держа сидящую на кровати Лили за плечи, прижал ее голову к своему животу, время от времени поглаживая волосы и борясь с запутавшимися прядками. А она в свою очередь буравила взглядом Снейпа, впиваясь ногтями в бархатный полог кровати.
Кажущееся бездыханным тело Элизабет покоилось на высоких подушках в наволочках золотистого цвета. Нехарактерная для нее бледность кожи резко контрастировала с черным платьем. Даже волосы, казалось, были темнее обычного.
Сгорбившаяся фигура Северуса в тени лунного света напоминала непреступную гору, правда, время от времени чуть подрагивавшую, будто повинуясь движениям земной коры.
Он закрыл глаза руками, желая провалиться в забытье. Ну или хотя бы сквозь землю. Через множество полов и потолков из высокой Гриффиндорской башни в родные, темные, холодные Слизеринские подземелья. Внутри него отчаянно боролись две сущности: первая, державшая обещание, данное Элизабет, вопила, что друзья так не поступают; вторая, которая понимала, что своими силами тут уже не справишься, требовала все рассказать. Мысленно прикрикнув на обеих, Сев напрасно попытался воззвать к разуму – тот хоть и обещал вернуться, все же вышел погулять в самое неподходящее время.
- Надеюсь, прежде чем убить, ты дашь мне время попрощаться с матерью, - не без иронии в голосе обратился Снейп к Лизе, расправляя плечи и разворачиваясь лицом к остальным.
- Не волнуйся, я тебя спасу, - спрятал улыбку Лунатик.
- Странно слышать такие слова от гриффиндорца, - усмехнулся Северус.
- А находиться в башне нашего факультета не странно?
- Я ведь с Бет. А рядом с ней «странно» – понятие растяжимое.
- Не тяни. Пожалуйста, - добавил Ремус после небольшой паузы.
- Хорошо, - выдохнул Снейп. Вид у него был, словно он только что подписал себе смертный приговор. – Но для начала я должен кое-что узнать. Лилс…
- Не называй ее так! – вдруг вспылил Джеймс.
- Раздери тебя гиппогриф, сейчас не время для ревности, Поттер! – прорычал слизеринец одновременно с тем, как Лили зашипела от боли: Сохатый даже не заметил, что с силой сжал руку, все еще находившуюся на ее плече.
- Прости, - пролепетал он, ослабевая хватку.
- Прощу, если уймешься, - бросила Эванс Джеймсу и вновь повернулась к Северусу: - Что, Сев?
- Бет… как она спит последнее… последнюю неделю?
- Сложно сказать, только позавчера она провела ночь в общей спальне, а сегодня, да и до этого… действительно, где-то с неделю Лиза ночевала здесь. Поэтому я ничего необычного не заметила…
- Что и следовало ожидать, - Снейп тихо выругался.
Он поднялся с кровати, подошел к окну, на ходу растрепав волосы, и, резко обернувшись, выпалил:
- Я вряд ли смогу толком что-то объяснить. Знаю только, что ее периодически мучают боли в груди. Они появляются неизвестно откуда, могут сопровождаться какими-то голосами, видениями… Лиза почти ничего не рассказывает. Все, что мы смогли с этим сделать, так это провести некий ритуал – я вычитал его в какой-то книге – в общем, после этого самого ритуала я могу… ну вытягивать, что ли, из нее эту боль…
- Ты осознаешь последствия, Сев? Понимаешь, что я башку тебе оторву? – в тишине, после того как Снейп замолчал, обдумывая следующую фразу, ясно и четко послышался хриплый голос Элизабет.
Северус обреченно прикрыл глаза и, открыв снова, кинулся к кровати, дав гриффиндорцам опередить себя лишь на секунду.
Элизабет неловко приподнялась в кровати и тут же закашлялась – боль промчалась по всему телу, задержавшись в грудной клетке, сжимая легкие.
- Элизабет…
- Лиза…
- Бет… - одновременно раздалось в спальне.
- Умолкните. Все. Живо, – произнесла Люпин, восстановив дыхание.
- Как себя чувствуешь? – проигнорировал ее «просьбу» Снейп.
- Фигово, но не думай, что тебя это спасет, - ответила Лиза и, обведя глазами комнату, спросила: - Какого черта меня сюда приволокли? Я больше не староста, у кого с памятью плохо?
- Знаешь, когда ты свалилась в обморок, мне было пофигу, на какую кровать тебя нести… Стоп, то есть как больше не староста? – нахмурился Северус.
Лиза устало откинулась на подушки и потерла ладонью лицо, мародеры потупили взгляд и лишь Лили, еле заметно нервничая, тихо ответила:
- Это долгая история… - повторила она слова Снейпа. – Мы обязательно позже расскажем. В общем, значок отдали мне.
- Я бы тебя с удовольствием поздравил, - начал Снейп, - вот только…
- Вашу мать, - перебила его Элизабет, возводя руки к небу, - это все безумно интересно, конечно, только тут вот какая штука: мусолить тему о последствиях драки мне уже опаршивело, но и выдумывать более благоразумные ответы на ваши вопросы, о том, что за хрень со мной происходит, мне тоже не хочется. И как нам выйти из этой ситуации я просто ума не приложу!
- Послушай, девочка моя, - не обращая никакого внимания на мародеров и Лили, слизеринец накинулся на Лизу, грубо схватив за запястья и развернув к себе, - это уже не шутки! Ты грохнулась в обморок, дементора тебе в бабушки, чего никогда раньше не было! Ты подыхала от боли в этом чертовом классе, когда я тебя нашел! И я знаю, что это было намного сильнее, чем обычно! В десятки раз! И знаешь, что самое хреновое?! Что я практически ничего не почувствовал! Я просто увидел, как ты шла, держась за стену! Только представь, что было бы, если бы меня не оказалось рядом?! – кричал Снейп, периодически хорошенько встряхивая подругу.
- Да успокойся ты! Прекрати! – прокричала Лиза в ответ, отталкивая его. – Я знаю, что приступ был сильней, чем обычно! Потому что были какие-то люди, они разговаривали со мной! Пытались… - голос девушки срывался, превращаясь во всхлипы. – А это значит, что следующий будет только через пару месяцев!..
- Прекратите орать, не могу на это смотреть! Лиза, я сейчас просто убью Снейпа, хоть и знаю, что он тебя спас! – взорвался Сириус.
Все повернулись в его сторону – Блэк стоял, вцепившись в спинку кровати так, что побелели костяшки пальцев.
- Кто бы говорил, - холодно произнесла Люпин, - между прочим, я тебя еще не простила.
- Это совершенно не значит, что я позволю этому ублюдку орать на тебя!
- Он не…
- Он прав, - перебил Снейп Элизабет. – Конечно не в том, что я ублюдок, - Северус одарил Бродягу уничтожающим взглядом, - а в том, что мне не следовало срываться. Но, Бет, ситуация более чем серьезная, и, хочешь не хочешь, но тебе придется рассказывать.
- Действительно, - подал голос все это время молчавший Ремус.
- Рем… - внезапно Элизабет почувствовала себя виноватой перед ним за очередную тайну. – Прости, но я не могла раньше… Это так страшно и непонятно, а у тебя своих проблем хватает…
- Значит, теперь самое время.
Ремус передвинулся на широкой кровати, усаживаясь за ее спиной, опершись на подушки, так, чтобы она, в свою очередь, могла опереться на него.
- Ну что, устраиваемся поудобнее и слушаем, - сказал Лунатик, обнимая ее за талию, прижимая к груди и положив подбородок на плечо сестры.
- Ты так говоришь, будто собрался послушать детскую сказочку.
- Нет, просто я хочу, чтобы ты знала – что бы ты нам ни рассказала, мы, - он указал на расположившихся рядом друзей (Джеймс с Лили также в обнимку, и даже между сидящими столь близко друг от друга Сириусом и Северусом воздух не искрился враждебностью), - всегда на твоей стороне.
- Аккуратней с обещаниями, братишка, - коварно улыбнулась Элизабет, - вдруг я соберусь примкнуть к Темному Лорду?
- Тогда я собственноручно тебя отшлепаю, - невозмутимо сказал Сириус.
- Ага, а я помогу. Подержу, чтоб не вырывалась, - добавил Снейп.
- Звучит, как извращенная фантазия…
- Ну, лично я без комментариев, - протянул Северус, мельком взглянув на Блэка, отчего тот стушевался и покраснел.
- Так, не о том речь ведете, господа, - на помощь к другу пришел Джеймс.
- Да, отвлеклись, - встрепенулся Ремус. – Итак, Лиза?
- По большому счету Сев уже все рассказал. Началось это на пятом курсе, но только под конец учебного года приступы стали сильными, до этого просто покалывало и все… Потом мы провели ритуал. Кстати, - обратилась она теперь уже только к Снейпу, - я так и не поняла, почему ты не почувствовал приступ?
- Подождите, расскажите сначала, что это за ритуал? – встряла Лили.
- В целом он направлен на то, чтобы я мог чувствовать приближение приступа, а потом вытягивать боль и делиться энергией, - объяснил слизеринец.
- Делиться энергией? – вздрогнул Ремус. - Ну да, - кивнула Лиза. – Все это похоже на то, будто тебе сначала сжимают ребра, пытаясь раздавить. Сев, как бы это объяснить… ну… отдает часть своих сил, так сказать. Иначе я как кукла. Пустышка.
Воспоминания заставили Элизабет подтянуть к груди колени, сжимаясь в комок в руках брата; она закрыла глаза, боясь, что приступ снова начнется, готовилась к нему, хоть и знала, что следующий будет относительно не скоро.
- Бет, - Северус осторожно коснулся руки девушки, та подняв голову, посмотрела на него, - нам нужен еще один ритуал. Новый. Сильнее первого. Когда я сказал, что не чувствую твоих приступов, я именно это и имел в виду. Ты же знаешь, раньше я видел четко, знал куда идти, где тебя искать, а сейчас – все это будто наваждение. Непонятное такое… ни о чем.
- Как ты тогда ее нашел? – в напряженном молчании Сириус задал вопрос, который никто задать не осмелился – боялись услышать ответ.
- Люц рассказал о драке, я шел к вашей гостиной, чтоб увидеться, узнать, какого черта Бет берет на себя чужую вину.
- Мерлин, только давайте не будем об этом, пожалуйста! – умоляюще подняла руки Люпин.
- Нет, будем, Лиза. Я хочу знать, зачем ты выгораживаешь меня, - сказал Сириус, пристально глядя на нее.
- Что ты хочешь услышать? – Элизабет дерзко вскинула подбородок. – Что я не хотела смотреть, как тебя выпрут из школы из-за меня? Я уже говорила – да, не хотела. И не спорь, тебя бы точно выперли – эта долбаная статуя чуть не убила твою сестренку. Так что скажи спасибо, что никто не видел, чье это было заклинание, и что МакГонагалл не стала ничего проверять.
- Она что, так легко поверила?
- Нет, конечно. Но мне удалось ее убедить, что так будет лучше.
- Для кого лучше, Бет? – возмутился Снейп.
- Для всех, - резко сказала она и, переведя взгляд на Бродягу, повторила чуть мягче: - Для всех…
- Так, мы ушли от главной темы, - встрепенулся слизеринец, нарушая напряженное молчание. – Бет, нам нужен новый ритуал.
- Нет, - категорично за явила она. – Никаких больше ритуалов. Я тебе не позволю больше мучить себя!
- Но это единственный способ…
- Нифига не единственный! Мы даже путем не искали.
- Я перерыл дома всю библиотеку, даже книги по Темной магии! Между прочим, одна из них хотела меня сожрать.
- Сочувствую. А Хогвартс?..
- Здесь мы тоже все пересмотрели, Элизабет! – начал выходить из себя Снейп.
- Но не в запретной секции.
- Разрешение возьмешь у МакГонагалл? Или сразу к Дамблдору пойдем? – иронизировал он.
- Ну… думаю, обойдемся и без него… - ответила Лиза, лукаво посмотрев на Джеймса. – Поттер, - протянула она, - одолжишь мантию-невидимку?
- О чем речь, конечно, - улыбнулся тот.
- Бет, это все равно не поможет, - устало проговорил Северус.
- Мы должны попробовать.
- Подождите, - снова встряла Эванс, - Лиз, почему ты не хочешь провести этот ритуал?
- Потому что он намного сильнее первого и просто выжмет из Сева все соки.
- Неправда…
- Правда! – перебила его Элизабет.
- Даже если и так, - настаивал Снейп, - я неплохой зельевар и смогу сварить себе нужные восстанавливающие эссенции!
- Северус, ты замечательный зельевар, но не проще тогда сварить их мне? – всплеснула руками Лиза.
- Мать твою, Бет, мы не знаем толком, что с тобой происходит – какие тут, к черту, зелья?
- Мерлин, да что вы оба орете опять? Поспокойней никак? – прервал начинающуюся перепалку Лунатик. – Лиз, а ты не разговаривала насчет этого всего с директором?
- Ремус, ну что ты заладил? – не сдержалась сестра. – Об анимагии скажи, о приступах скажи! Может еще о моей прогулке в Запретный лес и новой палочке рассказать?
- Но он же может помочь…
- А-а-а, так это была помощь такая – отправить меня жить к приемным родителям? – разъяренно сказала Элизабет, повернувшись лицом к брату. – Прости, Рем, - ее голос смягчился, - я знаю, ты обязан Дамблдору учебой в школе и все такое… Может он помогал тебе, но не мне. Он, конечно, хороший директор, просто… я ему не доверяю.
- Ладно, дело твое, - обреченно произнес Люпин, - но что ты будешь делать, если ничего не найдешь?
- Тогда мы проведем ритуал, - ответил за нее Снейп. - Даю тебе неделю на поиски и никаких возражений. Ну а теперь я, пожалуй, пойду.
Он поднялся с кровати, поправляя мантию, и направился к двери.
- Но как ты пойдешь, уже поздно, вдруг тебя Филч поймает? – заволновалась Лиза.
- Я провожу тебя, только возьму карту и мантию-невидимку, подожди здесь, - сказал Джеймс Северусу, отрываясь от Лили.
Пока Поттер ходил в комнату мальчиков, ребята успели поспорить о Дамблдоре и его причудах, собственных межфакультетских предрассудках и даже составить план вылазки в Запретную секцию библиотеки Хогвартса.
Чуть позже Джеймс забрал Снейпа, перед этим наорав на Сириуса за то, что тот раскидал вещи, из-за чего Сохатый чуть не разбудил Питера, запнувшись обо что-то и врезавшись в тумбочку. Лунатик прихватил оправдывающегося Бродягу, и они тоже ушли к себе. Лиза, собираясь в общую спальню девочек, пообещала Лили, что обязательно завтра заберет все свои вещи из комнат старост. В ответ на это она получила легкий толчок в плечо и услышала гневную тираду Эванс о том, что она здесь спать не собирается и эта комната по-прежнему принадлежит Элизабет. После пятиминутной перепалки, девушки договорились, что, дабы никому не было обидно, обе будут пользоваться ей, когда захотят. На том и порешив, гриффиндорки направились в общую спальню девочек.




Через пару дней за обедом в Большом зале Элизабет сокрушалась, что в Запретной секции «хранится всякая хрень, которую мадам Пинс просто выкинуть или сжечь жалко». Джеймс, который совершал вместе с ней ночную вылазку, так как отвечать за его мантию-невидимку если что случилось бы, Лизе не хотелось, утешал ее тем, что они просмотрели всего одну треть, и все у них еще впереди. К тому же, как сказал Сириус «пособие по анимагии было именно из Запретной секции». Немного успокоившись, Люпин тут же вспомнила, что сегодня полнолуние и наконец-то она увидит брата во всей своей, так сказать, красе. Теперь напрягся Ремус, который до сих пор думал, что Элизабет пошутила, когда сказала, что будет бегать с ним под луной. Еще больше он забеспокоился после того, как Лизу в ее «стремлениях» поддержали остальные мародеры. Правда, Джеймс тут же передумал – Лили сообщила, что не намерена отставать от компании и отсиживаться в комнате, когда они продираются сквозь дебри Запретного леса.
- Мальчики, вы все равно от нас не отделаетесь, как бы ни пытались, - заявила Элизабет.
Этим спор и закончился, так как девушки уходили на Нумерологию, а у мародеров после обеда было Магловедение, которое они посещали «чисто из любопытства».




Выбраться из замка решили за час до отбоя. Мародеры, которые еще раньше увели Лунатика в Визжащую хижину, должны были встретить девушек у опушки запретного леса.
Лили и Элизабет, на всякий случай спрятавшись под мантию-невидимку Джеймса, спокойно спустились в холл. Дубовые парадные двери с легкостью распахнулись, выпуская их в прохладу осеннего вечера. Решив, что вездесущий Филч со своей кошкой им уже не угрожает, гриффиндорки сняли мантию и пошли по пустынной поляне перед замком к хижине Хагрида. Вот уже сквозь густые ветки деревьев Запретного леса показались неясные очертания фигур и навстречу девушкам, беспечно болтая об учебе и своих мелких проказах, вышли Поттер, Блэк и Петтигрю.
- Нет, ты только посмотри на них, - заявила Эванс Лизе, прекрасно понимая, что мародеры ее слышат. – Ведут себя так, словно это обычная прогулка!
Ухмыльнувшись, Бродяга уже собирался что-то сказать, но внезапно с воплем «Сириус, ты пришел!» какая-то белокурая девица бросилась ему на шею и, словно вампир, впилась в губы гриффиндорца…
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Недостатки анимагии (Главы 4-7) уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования