фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

20
16
12
8
4
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Война шуток (глава 1-10)

Гет
Все произведения автора Dimina
Война шуток (глава 1-10) - коротко о главном
 Шапка
Переводчик Dimina
Рейтинг PG-13
Саммари "- Что вы здесь делаете? – взвизгнула Гермиона, прижимая к себе одеяло. - Это вы что здесь делаете? – проревел он в ответ. Она запоздало осознала, что, во-первых, не помнит ничего после того, как ушла с ужина, во-вторых, находится в личных комнатах Снейпа, до которых даже не знает, как добраться, и, в-третьих, она еще и полностью раздета. Страшная мысль поразила их одновременно, и они потрясенно уставились друг на друга." Это не снейджер. Шестая-седьмая книги не учитываются.
Дисклеймер Мне не принадлежит то, что мне не принадлежит, в том числе Гарри Поттер и его вселенная, но не только они.
Предупреждение некоторые персонажи ООС; Снейп и МакГонагалл в особенности.
Размер макси
Разрешение на перевод получено
Статус не закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Война шуток (глава 1-10) уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Война шуток (глава 1-10) - Текст произведения


Саммари (авторское): Теперь, когда Волдеморт мертв, Гарри с друзьями наслаждаются последним годом в школе, принимая участие в вековой традиции Хогвартса – войне шуток седьмого курса. И когда Малфой сыграет ужасную шутку над Гермионой, гриффиндорцы пообещают отомстить…

О чем говорилось в примечании автора, вкратце:
Учитываются 1-5 книги (фанфик пишется с 2004 года), но с некоторыми изменениями. Сириус жив, МакГонагалл всего на год или два старше Мародеров, Гарри и Рон - оба старосты.
Описывается седьмой год Гарри и компании. Волдеморт к этому времени мертв, так же как Люциус Малфой и большинство Пожирателей смерти.
Дисклеймер: Мне не принадлежит то, что мне не принадлежит, в том числе Гарри Поттер и его вселенная, но не только они.
P.S. Эта история начинается в конце октября, за несколько дней до Хэллоуина.

Примечания переводчика: основной пейринг данной истории – Драко/Гермиона, но романтики пока было очень немного (фанфик находится в процессе написания). Так что если хотите прочитать что-нибудь душещипательное и слезывыжимающее – вам не сюда, но если желаете посмеяться – это самое оно.

Я взяла за основу перевод «РОСМЭНа», так как именно он знаком большинству читателей, но когда их перевод какого-нибудь имени или названия слишком отдаляется от оригинала или еще по каким-то причинам мне не нравится, обращаюсь к другим вариантам, на мой взгляд, более подходящим. Примеры:
Crookshanks – не Живоглот, а Косолап (потому что переводится именно так)
Hedwig – не Букля, а Хедвиг
Hufflepuff – не Пуффендуй, а Хаффлпафф
Longbottom – не Долгопупс, а Лонгботтом (ну не нравятся мне ни Долгопупс, ни Длиннопоп; к тому же чудится в этой фамилии намек на слово «лоботомия»)
Luna, Loony – не Полумна или Полоумная, а Луна или Лунатичка
Ravenclaw – не Когтевран, а Рэйвенкло
Seamus – не Симус, а Шеймус (так правильно читается это ирландское имя)
Snape – не Снегг, а Снейп
Voldemort – не Волан-де-Морт, а Волдеморт
Weasel – не Уизел, а Крысли (так Малфой называет Рона, ссылаясь на его фамилию – ‘Weasley’; ‘weasel’ означает «ласка», это зверь из семейства куньих)

Внимание: некоторые персонажи ООС; Снейп и МакГонагалл в особенности.

Пролог


Профессор МакГонагалл закончила урок пораньше и повернулась к гриффиндорцам со строгим выражением лица.
- Мне прекрасно известно, что седьмой курс – это время войны шуток, - сказала она холодно. Несколько человек обменялись виноватыми взглядами или озорными ухмылками, они уже замыслили несколько проказ.
- Долгие годы мы с другими преподавателями пытаемся покончить с таким сумасбродством, как война шуток между факультетами, но она чрезвычайно забавляет директора. Так что хочу вас предостеречь.
- МакГонагалл не может нас остановить, потому и поучает, - прошептал Рон Гарри и Гермионе. Гарри кивнул, погруженный в свои мысли: это было как раз в духе Дамблдора – позволить то, что остальных учителей просто сводит с ума.
- Во-первых, если ваши шутки противоречат школьным правилам, причиняют вред школьному имуществу и, тем более, если они опасны, последует наказание. Любой, кто совершит опасную проделку, подвергнется гораздо худшему наказанию, чем отработка, я ясно выразилась?
Несколько студентов кивнули.
- Во-вторых, я крайне не одобряю подобную деятельность: сыграв шутку, вы станете еще большей целью для других учеников. Но даже если держаться в стороне, это не значит, что вам ничего не грозит, если кто-то захочет сыграть одну над вами. Так что… будьте осторожны, – МакГонагалл помедлила, потирая переносицу.
- И наконец, – она вздохнула, – держитесь начеку. Мы гриффиндорцы, и так как именно на нас обычно направлены проделки слизеринцев, частенько весьма неприятные, это достаточная причина всегда быть настороже и придерживать язык. Слизеринцы очень мстительны.
Гермиона вздохнула, а Гарри и Рон поморщились: Драко Малфой, конечно же, воспользуется этим предлогом и сделает все, чтобы их помучить.
- Также не стоит переходить дорогу ученикам Рэйвенкло: они умны и тщательно продумывают свои шутки, которые могут поставить вас в крайне неловкое положение, - продолжала МакГонагалл, - Хаффлпаффцы тоже в этом искусны – они не боятся работать, чтобы получить то, чего хотят, имеют большое чувство справедливости и преданности, а также решительность. Я помню, как о мести Амоса Диггори неким слизеринцам говорили годами, а члены семьи Боунсов сеяли здесь хаос в течение сотен лет. И, разумеется, не сбрасывайте со счетов своих товарищей – гриффиндорцев. Они редко когда выходят за пределы небольшой мести, но некоторые вполне могут сделать что-то просто для смеха. Да, мистер Уизли, я говорю о ваших братьях… и не ухмыляйтесь, мистер Поттер, мне нередко хотелось придушить вашего отца и его друзей за ту деятельность, которую они развивали, когда учились здесь. Да и ваша мать была на многое способна, хоть и являлась старостой школы, - тут МакГонагалл посмотрела на Гермиону, та нервно дотронулась до своего значка старосты.

После звонка весь класс обсуждал предупреждение преподавателя.
- Интересно, что твои мама и папа сделали МакГонагалл, Гарри, - задумался Рон, когда они направлялись к Большому залу.
- Хотел бы я знать… кажется, МакГонагалл была на год старше них и вернулась сюда как преподаватель на их седьмом курсе, - сказал Гарри. - Или на два года старше, точно не помню.
- Ладно, узнаем у Сириуса, когда увидим его в следующий раз. Ну так… что мы устроим Малфою? – жадно спросил Рон.
- Не знаю, разве что… может, свяжемся с Люпином и Сириусом, у них должны быть идеи… говорят, Мародеры были такими же, как Фред и Джордж, если не хуже.
- Фреду и Джорджу я тоже напишу – они могли бы прислать товары из своего магазина со скидкой…
- Ребят, - робко вмешалась Гермиона, - а может, просто оставим его в покое?
Парни остановились и потрясенно уставились на нее.
- Чего?! – взревел Рон.
- Мы можем попасть в неприятности… я могу лишиться значка старосты школы, а вы – своих значков… что бы сказали наши родители?
- Как ты можешь струсить? Это же идеальный повод действительно отыграться на Малфое! – изумился Гарри.
Они вошли в Большой зал и сели ужинать, продолжая спорить за едой. Ребята даже не заметили, что Малфой и его приятели, Кребб и Гойл, стоят позади, пока Малфой не толкнул кубок Гермионы. Гарри поймал кубок, прежде чем он опрокинулся на скатерть.
- Ой, - Малфой хихикнул и отошел.
- Это было… жалко, - нахмурился Гарри.
- На него смотрел Снейп… и сейчас они идут к нему, - сказала Гермиона. - И уж если это все, что пришло ему в голову – видите, он того не стоит.
- Наверняка он замыслил что-то ужасное, но понял, что Снейп за ним наблюдает, – начал спорить Рон.
Гермиона собиралась ответить, когда Лаванда Браун уселась рядом с ними и подняла кубок.
- Тост, - бодро провозгласила она, - за начало прекрасной войны.
Все чокнулись кубками и отпили, даже Гермиона, хмурившая брови.
- Ну так как? – продолжила Лаванда. - Что вы планируете для слизеринцев? Половина наших – и, наверное, большая часть остальных – уже поспорили, что вы сделаете Малфоя и Панси Паркинсон. Говорят, учитывая вашу постоянную вражду со слизеринцами и дружбу с близнецами Уизли, вы им еще покажете. Я поставила десять галлеонов, что лучшая шутка будет за вами.
Гермиона закатила глаза и уже собралась прочитать лекцию о правилах, когда внезапно почувствовала, что ужасно хочет спать.
- Пойду, лягу – я не высыпалась уже целую вечность, - она не смогла подавить зевок.
- Тебя проводить? – обеспокоенно спросил Гарри: несколько секунд назад Гермиона была в полном порядке.
- Нет, все хорошо, ешьте.
Гермиона поднялась и вышла, а Гарри и Рон начали обсуждать идеи для войны шуток со своими однокурсниками и Джинни. Они все так погрузились в беседу, что даже не заметили, как Снейп, спотыкаясь и зевая, вышел из зала.

Глава 1. Начинается

Гермионе Грейнджер снился очень странный сон: по какой-то причине она рассталась с Роном и теперь лежала в постели с Оливером Вудом, причем оба они были обнажены выше пояса. Она положила руку на грудь Оливеру и обвила ногой его бедра, затем прижалась к нему, улыбаясь.

В это же время Снейп медленно просыпался, постепенно выходя из дремы. Он почувствовал, что рядом явно лежит и обнимает его девушка. Он инстинктивно обнял ее в ответ, но волосы девушки щекотались, заставляя его просыпаться быстрее.
- Оливер, - произнес чей-то голос, и Снейп распахнул глаза.
Сначала он сердито удивился, почему его девушка зовет его Оливером. Лишь через пару секунд чувства прояснились, и Снейп вспомнил, что у него уже давно не было девушки.
В следующий момент он разглядел ту, что прижималась к нему, и завопил.

Гермиона открыла глаза, услышав крик ужаса. Она не лежала полуодетая в объятьях Оливера после матча по квиддичу, она была раздета и обнимала своего самого нелюбимого преподавателя.
- А-а-а-а-а!!! – закричала она ему в лицо.
- А-а-а-а-а!!! – согласился Снейп.
- Что вы здесь делаете? – взвизгнула Гермиона, прижимая к себе одеяло.
- Это вы что здесь делаете? – проревел он в ответ.
Она запоздало осознала, что, во-первых, не помнит ничего после того, как ушла с ужина, во-вторых, находится в личных комнатах Снейпа, до которых даже не знает, как добраться, и, в-третьих, она еще и полностью раздета. Страшная мысль поразила их одновременно, и они потрясенно уставились друг на друга. Спустя минуту Снейп прервал молчание.
- Нет, - пробормотал он, - я вчера не пил…
Он вскочил с кровати, обернув одеяло вокруг талии, и ринулся к шкафчику в углу, на лице выражение паники. Гермиона заметила десятки бутылок спиртного, в основном водки и джина, прежде чем перевести взгляд с буфета на преподавателя, который что-то бормотал, изучая каждую бутылку так тщательно, словно в них находились ингредиенты для зелий.
- Это просто сон. Очень плохой сон, - монотонно бубнила Гермиона, пытаясь уверить в этом себя. - Хуже чем тот, где Волдеморт убил Гарри, всех Уизли и моих родителей. Хуже чем тот, где я вышла замуж за Малфоя.
- Где вы сделали что? – невольно удивился Снейп, но Гермиона не слушала. Она ущипнула себя – сильно – и вскрикнула:
- О, черт…
- Следите за своим… Боже, я знаю, что не пил все это… ах да, с Минервой перед началом семестра… Проклятье! Я пил только тыквенный сок, черт подери, я не…
- Тыквенный сок! – завопила Гермиона. Снейп подпрыгнул и чуть не уронил большую, почти пустую бутыль вина. – Тыквенный сок… Малфой… да, это оно! Ну конечно!
- Что вы там бормочете? – проворчал Снейп, раздосадованный тем, что в его шкафчике для спиртного столько же бутылок, что и вчера.
- Это сделал Малфой, профессор!
- Сделал что?
- Малфой толкнул мой кубок за ужином, а когда я выпила из него, то ужасно захотела спать! А затем он подошел к вам!
- После чего я почувствовал крайнюю усталость и ушел к себе раньше обычного, - Снейп хлопнул себя по лбу, начиная понимать.
- Он подлил в наш сок сонного зелья и затем как-то доставил нас сюда… война шуток. Ах он… Я доберусь до него, и плевать, пусть даже я потеряю статус старосты школы, и весь Гриффиндор исключат.
Волшебная палочка Снейпа лежала на тумбочке у кровати. Гермиона схватила ее с таким видом, словно собиралась немедленно ворваться в слизеринскую гостиную и проклясть Малфоя.
- Ассио мантия! – воскликнула она.
Ничего не случилось.
- Ассио мантия! – отчетливо прокричала она, паникуя. - Ассио одежда! Ассио мантия! Черт возьми! Ассио брюки! Ассио мантия! Ассио что-нибудь!!!
К Гермионе подлетела книга и ударила ее в переносицу.
- Но не это же, – простонала гриффиндорка, потирая ушибленное место.
Снейп секунду просто смотрел на Гермиону, а затем бросился к ней и вырвал из рук палочку.
- Ассио… – начал он, но Гермиона его остановила:
- Это бесполезно, профессор. Малфой забрал мою одежду и волшебную палочку, чтобы мне сложнее было добраться до гостиной.
- Ну не можете ведь вы разгуливать в моих простынях, - неуверенно произнес Снейп. Все это было для него немного чересчур. Что бы сказали Альбус или Минерва, если бы обнаружили в его комнатах голую старосту школы? Даже если он убедит их, что это шутка слизеринцев, он никогда не загладит… Минерва ни за что не упустит такую возможность…
- Текила, - пробормотал он и снова направился к шкафчику, завязывая простыни вокруг талии так надежно, как мог. – Я знаю, что у меня была здесь бутылка текилы…
- Постойте, просто трансфигурируйте что-нибудь в мантию, и я смогу вернуться в гостиную, - попросила Гермиона, ликуя.
- Отличная идея, да вот только я не особо умею трансфигурировать… как Флитвик, хоть убей, не смог бы сварить сложное зелье, а Вектор ничего не смыслит в Травоведении. Где моя рюмка? – не найдя требуемого, он сдался и сделал большой глоток прямо из бутыли.
- А не могу я просто надеть одну из ваших мантий? – очень тихо спросила Гермиона.
- Полагаю, что можете, если мы хотим, чтобы меня уволили, а вас весь Хогвартс увидел в одеждах преподавателя… со значком декана, гласящим: «Слизерин», – ответил Снейп. Он протянул ей бутылку:
- Текилы?
- Вам следует выпивать перед занятиями, так с вами гораздо приятнее общаться, - раздраженно пробормотала гриффиндорка.
Гермиона чувствовала себя пойманной в ловушку. Ей определенно не нравилось, что она сидит на кровати своего самого нелюбимого учителя, имея только одеяло, чтобы прикрыться; однако это вовсе не значило, что она хочет встать и разгуливать вокруг кровати в простыне. И будто все и так не было достаточно фантастично, Снейп просто стоял у буфета и опустошал бутылку крепкой текилы как слабенькое вино. Раздосадованная, Гермиона обмоталась одеялом и слезла с кровати. Нельзя достигнуть наилучших результатов с волшебной палочкой другого волшебника, и у Гермионы не получалась трансфигурация с палочками Гарри или Джинни, так что и с палочкой Снейпа она многого не достигнет. Надеясь, что Малфой ничего не сделал с ее волшебной палочкой, и что вскоре она ее найдет, Гермиона собрала свою смелость и подошла к гардеробу Снейпа.

* * *

- Гарри! Рон! Вы не видели Гермиону? – обеспокоенно спросила Джинни, войдя в гостиную. В замке почти никого не осталось: большая часть старших учеников ушла на весь день в Хогсмид, а большинство младших развлекалось, гуляя вокруг замка и наслаждаясь прекрасной осенней погодой. Гарри и Рон же играли в волшебные шахматы, ожидая Гермиону, чтобы вместе пойти в Хогсмид.
- Нет, а что? – спросил Гарри, поморщившись, когда слон Рона разбил его коня.
- Ее нет в комнате, а Парвати сказала, что Гермионы не было в спальне, когда они вернулись с ужина.
Рон нахмурился:
- Наверное, они просто ее не заметили – Гермиона очень устала вечером, помните?
- Да, но ее одежда и волшебная палочка лежат на кровати, а самой ее нет. Она должна была встретиться с Лавандой два часа назад, чтобы заняться зельями, но так и не появилась. Лаванда и Парвати уже распространяют слухи… вы ведь не думаете, что с ней что-то случилось?
- Не-а, - Гарри попытался сказать это убедительно, хотя он отлично знал, что Гермиона, как и все они, никуда бы не ушла без своей палочки, даже теперь, когда Волдеморта больше нет. – С Гермионой не так-то просто сладить.
- Да, когда у нее палочка с собой, - возразила Джинни. Она вздохнула и плюхнулась в кресло. – Я не знаю, где она может быть… Конечно не там, где она по мнению Парвати и Лаванды, но все же.
- А что они говорят? – спросил Рон.
- О, обычный вздор, - раздраженно ответила Джинни. – Их лучшая выдумка – что Гермиона тебе изменяет, и вся вчерашняя история с усталостью была обманом, так чтобы она смогла проскользнуть в комнату какого-нибудь парня или что-то вроде того.
Гарри закатил глаза:
- Они начали сочинять эти глупые истории с тех самых пор, когда все считали, что она встречается с Фредом, помните?
Джинни хихикнула:
- Как такое можно забыть?
Однажды Фред нашел Гермиону спящей над книгами в гостиной и отнес ее в кровать. Лаванда и Парвати проснулись, когда он уходил, и на следующее утро рассказывали всем, что Гермиона и Фред спят друг с другом. Фред, который всегда был не против посмеяться, сказал, что это правда. Лаванда и Парвати были очень разочарованы, когда поняли, что все это время ошибались, и винили в этом Гермиону. Они то и дело распускали о Гарри, Роне и Гермионе какие-нибудь странные сплетни.
Джинни нахмурилась:
- Но все же… с этой войной шуток… что, если с ней что-то случилось?
- Не беспокойся, я уверен… - Гарри замолчал, когда портрет открылся, и сквозь проем в гостиную упала Гермиона.
Подняться она смогла не сразу. Гермиона слегка покачивалась, она была одета в мантию на несколько размеров больше, что затрудняло движения.
- У м’ня есть ‘тличная идея для в’йны шуток, - невнятно произнесла она и икнула. - Д’вайте научимся непр’стит’льным з’клятьям и убьем слиз’ринцев. Ну как?
Все трое уставились на нее.
- Э-э… что с тобой? – обеспокоенно спросила Джинни.
- Все ‘тлично, - сказала Гермиона, махнув рукой, и упала.
Гарри, Рон и Джинни подбежали и столпились вокруг, пока она истерично хихикала. Ее взгляд был слегка расфокусирован, и остальные могли почувствовать сильный запах водки.
- Она напилась, - недоверчиво произнес Рон. - Говорю вам, она пьяная! Гермиона Грейнджер, староста школы, пьяная вдрызг!
- После п’режитого сегодня, я это з’служила, - защищалась Гермиона, надувшись.
- А что случилось? – спросила Джинни, пока Гарри и Рон волокли Гермиону к дивану.
До того, как она смогла ответить, Гарри спросил:
- Хм, Гермиона? А что на тебе надето?
Он заметил на ее мантии значок декана вроде тех, что носили МакГонагалл и Спраут, только этот вместо «Гриффиндора» или «Хаффлпаффа» гласил: «Слизерин».
- М’нтия Снейпа, - ответила Гермиона. Когда все недоверчиво уставились на нее, она хихикнула и кратко рассказала им всю историю, ее хорошее настроение испарилось уже на третьем предложении.
- И тогда, - заканчивала она, - Снейп р’зрешил ‘должить эту ‘дежду, что д’стат’чно отвр’тительно даже без т’го, что на мне нет н’жнего белья. И он уже был т’к пьян, что п’зволил мне п’днять дух парой ст’канов водки и слив’чного пива.
- Сколько точно было стаканов? – подозрительно спросил Гарри.
Гермиона начала считать на пальцах. Достигнув десяти, она остановилась и показала обе ладони с растопыренными пальцами:
- Три, раз’меется, не больше трех.
- Гермиона! – раздраженно воскликнул Рон.
- Оставь ее в покое, она проснулась голая рядом со Снейпом, - сказала Джинни, содрогнувшись. - А я-то думала, что Тайная комната – это самое ужасное.
Гермиона кивнула:
- Х’тя с ним можно н’плохо поболтать, когда он н’пьется, вы не знали? Мы обс’дили теории нек’торых зелий, пр’вда, не смогли точно всп’мнить ни одно из них…
- Только Гермиона может проснуться голой рядом с голым Снейпом и начать говорить о домашней работе, - пробормотал Рон.
- … а п’том он рассказал, как был вл’блен в мать Гарри, к’гда они учились в Хогв’ртсе, и именно поэтому он ст’л шпионом, когда Поттеры ум’рли…
- Фу! – воскликнул Гарри. - Ему нравилась моя мама!
Гермиона кивнула:
- Но все не так плохо. П’тому что мы с’бираемся убить всех слиз’ринцев, сл’довательно, мы должны убить и Сн’йпа, и значит, тебе б’льше не придется думать об этом. А когда он умрет, я см’гу сжечь эту мантию, пр’вда с его стороны было ужасно мило ‘должить ее мне. Хм… а Снейп – н’плохой человек, когда выпьет.
- Ты говоришь ерунду, Гермиона, - мягко сказала Джинни. - Пошли, приведем тебя в порядок. И уведем отсюда, пока кто-нибудь еще не увидел.
- Постой, лучше возьми ее вещи, и отведем Гермиону в нашу спальню, - вмешался Гарри. - Если зайдут Шеймус, Дин или Невилл, они никому не расскажут. В отличие от девчонок.
- Верно, - согласилась Джинни, и они повели Гермиону в комнату мальчиков, чтобы подождать, пока староста школы протрезвеет.
- И что мы собираемся делать? – спросил Рон, пока он и Гарри взбирались по лестнице вместе с Гермионой, а Джинни шла следом с ее одеждой и волшебной палочкой.
- С чем? – спросил Гарри.
- Со слизеринцами, конечно, - закатила глаза Джинни.
- Пока не знаю, но это должно быть что-то грандиозное, - ответил Гарри, прищурившись.
- И в’зможно незаконное, - внезапно добавила Гермиона и снова икнула. Она выставила указательный палец на манер волшебной палочки, бормоча: - Авада Кебавра! Авада Кадабра!
Глава 2. Неожиданный союзник


Снейп был пьян. Очень, очень пьян.
Он проснулся рядом с ученицей, с чертовой старостой школы – из Гриффиндора! – что было достаточно плохо и без того, что она – лучший друг Поттера и одна из самых неприятных Снейпу людей. Потом оказалось, с ней хорошо поговорить, когда он слишком пьян, чтобы обращать внимание на то, что разговаривает с Гермионой Грейнджер. А когда она лежала в его кровати или сидела в его кресле, одетая в его мантию, он поймал себя на ужасно неправильных мыслях. Снейп не мог припомнить утра, хотя бы вполовину такого же странного как это.
«Малфой должен умереть… Малфой должен умереть… - он понял, что напевает это про себя на мотив какой-то песенки, - Малфой должен умере-е-еть!»
Снейп обнаружил, что ворвался в слизеринскую гостиную. Было еще рано, но Малфой уже проснулся и сидел у камина – он плохо спал с прошлого лета, когда во время решающей битвы с Волдемортом погиб его отец. Малфой уставился на преподавателя, он был удивлен, встревожен и совершенно сбит с толку.
Снейп наставил на Малфоя как меч пустую бутылку из-под текилы. Малфой осторожно потянулся за палочкой. Похоже, он был напуган – скорее даже в ужасе, но ведь не каждый день в комнату врывается очень сильный волшебник и бывший Пожиратель смерти, на котором нет ничего, кроме простыни, обмотанной вокруг талии, и размахивает перед тобой бутылкой из-под спиртного.
Снейп остановил себя прежде, чем произнес смертельное проклятие, когда понял, что держит в руке не палочку. Вместо этого он начал кричать на Малфоя как… ну, как напившийся и слетевший с катушек человек, которым он сейчас и был.
- Это не твое дело, спал ли я с ней! Понял? И я не делал этого. Честно! Грейнджер и я… мы… просто друзья!
Выражение лица Малфоя заставило даже пьяного и взбешенного Снейпа расхохотаться.

* * *

Хоть Гермиона и пользовалась тайными проходами всю дорогу до гриффиндорской башни, и ее не видел никто за исключением Гарри, Рона, Джинни и Невилла (который вошел в спальню и чуть не упал от потрясения, увидев, что Гермиона напилась), Малфой рассказал о шутке всем слизеринцам. До Лаванды и Парвати тоже дошли эти слухи, но Гарри, Рон, Гермиона и Джинни согласились, что Джинни и Гермиона подадут им все это как уловку, предназначенную скрыть измену Гермионы (это не нравилось ни Рону, ни Гермионе, но было лучше, чем правда). Сплетни не пошли дальше Слизерина, большинство учеников других факультетов если и слышали об этом, то не поверили.

Тем не менее, первый урок зелий с того утра, когда Гермиона проснулась рядом со Снейпом, заставил Гарри, Рона и Гермиону задуматься. Войдя, Снейп окинул взглядом класс, прежде чем заговорить.
- Я понимаю, что вас, как семикурсников, привлекла война шуток. Я также полностью осознаю, что, как учитель, могу только назначать вам взыскания и снимать баллы с факультетов. Но знайте, - он посмотрел прямо на Малфоя, - со мной лучше не играть. Всякий, кто сделает такую ошибку, как попытается поставить в неловкое положение меня, встретится не с наказанием, а с местью. Я сурово вами займусь, старым способом, и плевать, если я потеряю работу.

Теперь Снейп избегал Гарри, Рона, Гермиону и Джинни как чумы, отлично зная, что все события жизни Гермионы всегда делятся с Гарри и Роном и, обычно, с Джинни. У всех четверых повысились отметки: Снейп теперь оценивал их беспристрастно, чтобы у них не было причины убедить Гермиону рассказать о случившемся кому-то из его коллег. Еще он совершенно отвратительно вел себя с Малфоем, который, очевидно, не предусмотрел, что преподаватель вычислит автора шутки, и был совершенно подавлен. Тем не менее, Малфой обнаружил, что его план сработал, и при каждой встрече в коридоре шептал что-то вроде:
- Повеселилась с профессором Снейпом, Грейнджер? Он научил тебя чему-то новому?
Гермиона обнаружила еще один повод ненавидеть Малфоя: она прочла книгу по вспоминанию снов и сделала вывод из сна про Оливера, что в ту позицию их положил Малфой. Кроме этого, Гермионе было стыдно, что она напилась, особенно учитывая, как изумленно до сих пор поглядывал на нее Невилл. А еще она волновалась о мантии Снейпа – Гермиона пока не вернула ее, а Лаванда и Парвати имели обыкновение совать нос в ее сундук, чтобы позаимствовать что-либо из одежды или найти что-то компрометирующее. Она до сих пор не придумала способ отомстить Малфою, и в итоге решила узнать, можно ли сделать Снейпа – а вдруг! – союзником в войне шуток.

Когда завершился второй урок зелий с той шутки – спустя девять дней после того, как она проснулась в кровати преподавателя, и через два дня после Хэллоуина – Гермиона собрала в кулак свою смелость и подошла к столу Снейпа с пластиковым пакетом в руках:
- Профессор?
- Чего вам, мисс Грейнджер? - спросил Снейп, его скулы порозовели.
- А… ваша мантия, - прошептала она, хотя вокруг никого не было. - Я хотела ее вернуть. С-спасибо, сэр.
- Не за что, мисс Грейнджер, - сухо ответил он и внезапно рассмеялся. Слышать от него этот громкий хохот было чрезвычайно странно – Гермиона не помнила, чтобы он хотя бы раз искренне улыбнулся (по крайней мере, не считая случаев, когда Гарри, Рон или Гермиона попадали в неприятности), и уж тем более засмеялся. Гермиона тоже не удержалась от ухмылки.
- А ведь было забавно, да? Если теперь вспомнить, - робко произнесла она.
- Меня в жизни так не унижали, - смеялся Снейп. - Угадайте, что я сделал, когда вы ушли? Я напился еще больше, ворвался в слизеринскую гостиную и начал кричать на Драко, что я не спал с вами, а даже если так, то это только мое дело, или что-то в этом роде, точно не помню.
Он тряхнул головой, посмеиваясь.
- А я ввалилась в гостиную Гриффиндора и в этом состоянии принялась втолковывать Гарри, Рону и Джинни, что мы должны убить всех слизеринцев. Потом они спрятали меня в комнате Гарри и Рона, и туда зашел Невилл. Он чуть не умер от потрясения. А еще вам надо было видеть лица Гарри и Рона, когда они поняли, чья на мне мантия. Джинни рассказала им, что я оставила свою одежду и палочку в спальне.
- Значит, Драко не уничтожил ваши вещи? Ну хоть что-то.
Она кивнула, но затем нахмурилась:
- Загвоздка в том… как он попал в нашу гостиную? Он должен был знать пароль, а наши пароли никак не связаны с Гриффиндором, чтобы постороннему нельзя было их угадать.
Снейп сощурился:
- Вряд ли он забрал вас из спальни. Это была бы плохая идея, учитывая, что он должен был доставить вас сюда через ползамка, а на вас не было одежды.
Гермиона слегка удивилась, заметив, что он не смущался и не был, как обычно, надменным, а спокойно и задумчиво рассуждал, почти как друг, который пытается помочь ей понять, с чего вдруг такой-то пригласил ее на свидание. Почему-то Снейп вдруг сильно напомнил ей Сириуса.
- Даже если он снял с меня одежду только в ваших комнатах – что возможно, так как я не помню ничего, после того как ушла с ужина – он умудрился оставить мою одежду и палочку у меня на кровати.
- Возможно, у него был сообщник в Гриффиндоре. Вряд ли, я допускаю, но такое уже случалось в прошлом. Однако теперь это не имеет значения, согласны? Если бы он повредил ваши вещи, или если бы их нашли у него, то Малфой попал бы в большие неприятности. Уничтожение чужой палочки – серьезное преступление в магическом мире. А теперь мы даже не можем доказать, что это был он.
- О, это имеет еще какое значение. К примеру, если он смог попасть в мою спальню – и в ваши комнаты тоже, заметьте – значит, он может сделать это снова. И даже если почти все гриффиндорцы были на ужине, как именно четыре слизеринца прошли мимо Полной Дамы? Портрет обязан открыться, если произнесен пароль, но, думаю, она рассказала бы кому-нибудь о слизеринцах. Он нашел способ незаметно шнырять вокруг, и если так – у нас большие проблемы. Я не думаю, что он настолько глуп, чтобы рисковать, заходя в гриффиндорскую башню, как будто она ему принадлежит – едва ли бывает, чтобы весь факультет оказался на ужине одновременно, знаете ли.
- С другой стороны, если вы поймаете его в своей комнате, это будет ваш счастливый случай. И почему четыре слизеринца? Драко, Кребб и Гойл – это трое.
Она улыбнулась:
- Я тоже думала об этом. Но вряд ли в мою комнату поднимался кто-то из них. Я предполагаю, это была Панси Паркинсон.
Он кивнул.
- Мальчикам нет допуска в комнаты девочек. Но… вы-то как об этом узнали? – Снейп улыбнулся ей и приподнял бровь.
«Кстати о фантастическом: Снейп меня поддразнивает!»
- Э-э, прочитала в «Истории Хогвартса».
- Ну да, мисс Грейнджер, конечно, - улыбнулся он.
Гермиона залилась румянцем:
- Это правда!
- И мистер Уизли никогда не пытался вломиться к вам в комнату?
- Нет, - она помедлила. - Они с Гарри хотели мне что-то рассказать о новом приказе Амбридж на пятом курсе. И Рон в итоге скатился вниз по каменному желобу.
- Что ж, возможно, Драко привлек к делу мисс Паркинсон, а может и нет. Он мог найти другой способ.
Гермиона кивнула.
- Да, но это означало бы для него много работы, а Малфой выбирает легкие пути. У Фреда и Джорджа Уизли и Ли Джордана было заклинание, которое позволяло им проникнуть в девчачьи спальни когда угодно, но, думаю, оно очень сложное. Я сама даже не смогла его найти, - тут она мысленно поморщилась – Гермиона не собиралась упоминать, что искала подобное заклинание. Любая надежда, что Снейп не обратит внимания, испарилась, когда он усмехнулся.
- Можно просто взять метлу и пролететь над ступеньками, знаете ли, - сказал он пренебрежительно.
- Что, правда? – вопрос Гермионы прозвучал слишком жадно даже на ее собственный взгляд.
Снейп опять усмехнулся. Она демонстративно уперла руки в бока:
- И как же об этом узнали вы, сэр?
Он поднял руки, изображая капитуляцию:
- Туше, мисс Грейнджер, туше.
Она постаралась не очень удивляться при мысли, что Снейп не раз в свое время залетал в спальни девушек.
- В любом случае, я хочу знать, как Малфой проник к нам. Не думаю, что он использовал заклинание, чтобы достать меня из комнаты.
- У него очень плохо с подобными заклинаниями. Я довольно много видел, как он практикуется в гостиной, - согласился Снейп. - Но он мог бы нести вас и сам – он достаточно силен.
- Мог бы? Да. Но стал бы? Ни за что. Драко Малфою? Самому взяться за такую низкую работу? Дотронуться до «грязнокровки»? – она нахмурилась. - Ну да, как же. Для этого с ним был кто-то еще, он бы никогда не стал делать этого сам. Затем, он не только избежал бы физических усилий, но и смог свалить вину на другого, если бы их поймали, что означает, он взял с собой Кребба или Гойла, возможно, обоих. А ведь даже один из них вряд ли смог бы уместиться под мантией-невидимкой вместе с Малфоем. Так что либо Малфой вошел в мою спальню один, после того как усыпил меня, либо он взял с собой Панси Паркинсон, либо она вошла одна, либо они нашли другой способ помимо мантии-невидимки.
Снейп кивнул:
- Возможно, Оборотное зелье?
- У вас не пропадала шкура бумсланга? – невинно спросила Гермиона.
Снейп бросил на нее сердитый взгляд, но не похоже, чтобы злился на самом деле.
- Мы оба об этом знаем, профессор, но вы не сможете ничего доказать, - нахально произнесла она.
- Верно, - ответил он и пожал плечами. - Нет, моя кладовая в порядке, но это не единственное место, где можно найти шкуру бумсланга.
- Просто самое удобное, - пошутила Гермиона.
- Очевидно, - Снейп тряхнул головой и глянул на нее, изображая недовольство, затем слегка улыбнулся. - Но в любом случае я не думаю, что Драко использует один и тот же трюк дважды. Он ведь всем об этом рассказал, так что подозрение падет на него, если подобное случится снова. Кроме того, действие шутки основывалось на потрясении; весь эффект пропадет, если нам будет все равно. Плюс, теперь мы оба будем следить за Драко внимательнее.
- Да, но вскоре он придумает что-то еще. А если он не решит, хочет ли добраться в первую очередь до меня, до вас, или до остальных, что тогда? Он выберет сразу всех.
- Тогда нам лучше добраться до него первыми. Ого, это было девять дней назад, а мы еще не нанесли ответный удар. Нужно действовать!
- «Мы»? – с надеждой повторила она.
- У меня к нему должок, - спокойно сказал он и улыбнулся. - К тому же, если он поймет, что мы действуем вместе, то, что я сказал тогда, запутает его еще больше.
- А что именно вы сказали? – с подозрением спросила Гермиона.
- Э-э-э… что-то вроде того, что я не спал с вами, «честно!», - он уныло выделил последние слова, и Гермиона распахнула глаза, представляя, какие выводы можно было сделать из этого заявления, - и что мы просто, ну, друзья.
- Просто друзья? – повторила она с недоверием. Если они со Снейпом были хоть чуть-чуть похожи на друзей – по крайней мере, до той шутки – то она – жена Малфоя. Ох, великолепно – что вообразил себе Малфой…
- Замолчите, я был пьян. Ну что, собираемся мы надрать Драко Малфою задницу, или как?
Это были слова скорее ее ровесника, чем взрослого человека, так что Гермиона не удержалась от искушения ответить в том же духе:
- О да, еще как собираемся. Его задница давно заждалась.
Глава 3. План возмездия


- Что-что ты сделала?
Гарри, Рон, Гермиона и Джинни сидели все вместе в Большом зале, обсуждая планы для войны шуток. Остальные гриффиндорцы сохраняли дистанцию, прекрасно понимая, что четверка что-то замышляет. Весь факультет напряженно ждал, когда Гарри, Рон и Гермиона сделают свой ход, и никто не желал нарушать ответственный процесс разработки плана. В настоящий момент гриффиндорцы умирали от любопытства: Гермиона только что рассказала остальной троице об утренних событиях, что означало множество потрясенных возгласов и хохота. Так что все жадно наблюдали за ними, но удерживались от того, чтобы подойти.
- Я заключила союз со Снейпом, - спокойно повторила Гермиона в ответ на потрясенные взгляды остальных. - Похоже, он рад нам помочь. У него есть несколько соображений о том, какие защитные заклятия наложить, чтобы Малфой больше не смог проникнуть в наши комнаты… да, и кое-что произошло в день той шутки, когда я ушла. Если Малфой обнаружит, что Снейп мне помогает, это его с ума сведет.
- Что еще за «кое-что»? – потребовал ответа Рон.
Гермиона рассказала им, как Снейп ввалился пьяным в слизеринскую гостиную и наорал на Малфоя.
- О Боже, - пробормотал Гарри, слегка позеленев.
- Малфой, наверное, думает, что у вас был секс! – воскликнула Джинни, очевидно, полагая это чертовски забавным. Гарри, Рон и Гермиона зашикали на нее и нервно огляделись, но, кажется, никто не услышал, и Джинни продолжила: - Вот почему он все время спрашивает, как вы повеселились и тому подобное. Он решил, что вы проснулись рядом друг с другом и…
- Джинни, заткнись! – Рон и Гарри, зажавшие уши ладонями, прокричали это так громко, что на них оглянулась большая часть студентов и преподавателей, сидящих в Большом зале. Гермиона поморщилась.
- Я о-о-очень не хочу это представлять, - простонал Гарри.
Джинни кивнула, теперь выражение отвращения появилось и на ее лице.
- Ну и каков план действий? – спросила она, постаравшись принять невинный вид, чтобы никто не понял, что они замышляют.
- Прямо сейчас у нас ничего нет, - вздохнул Рон, - разве что обычный набор: подсыпать Волдырный порошок или муравьев ему на одежду, окрасить его волосы в розовый или какой там еще цвет и все в том же духе. Просто это все слишком мелко для Малфоя.
- Для начала сойдет и это, - Гарри перенял главенство, - а мы между тем станем обдумывать что-то большее. Ведь будет странно, если мы отомстим ему только так.
- Провести несколько стычек, пока планируем главную битву всей войны, - согласилась Гермиона, кивая. - Плюс, это заставит его думать, что мы в этом деле полные профаны, и он ослабит бдительность.
Гарри кивнул:
- Отлично. Во-вторых, у нас нет идей. Сразу после ужина я напишу Сириусу и Люпину. Рон, свяжись с Фредом и Джорджем. Гермиона… никогда не думал, что попрошу об этом, но узнай, как именно Снейп хочет помочь, продумайте те шутки, которые у него на уме, более подробно. Джинни, полагаю, ты справишься с порошком, муравьями и заклинаниями цвета?
- Ага, - ответила Джинни, ее глаза зло поблескивали.
- Хорошо… и пока ты над этим работаешь, составь список людей, которые могут нам помочь: у тебя больше знакомых, чем у нас.
Джинни кивнула.
- А теперь на счет три все оглядываемся на Малфоя, ждем, пока он нас заметит, и начинаем смеяться, - проинструктировал Гарри.
- Зачем? – удивилась Гермиона.
- Что может быть лучше, чтобы его напугать, - лукаво ответил он. - Раз, два... три!
Они все как один развернулись в сторону Малфоя и уставились на него со злобными ухмылками, которые заставили бы нервничать даже Волдеморта. Малфой сглотнул и поежился, а они повернулись обратно и разразились хохотом.
- Это великолепно! – смеялась Джинни. - Если он попался на такой старый трюк, представьте, что будет, если он увидит, как Гермиона говорит со Снейпом!
- Гениально! – воскликнул Гарри.
- Что гениально? – удивились остальные.
- Что если… да, я знаю, что это отвратительная и бросающая в дрожь идея, но… что если Гермиона и Снейп будут не только вместе строить козни Малфою, а станут гораздо больше, чем «просто друзьями», как Снейп это определил?
- Что?! – завопила Гермиона, вскакивая на ноги. Все сидящие в Большом зале снова повернулись к ним. - Если ты думаешь, что я соглашусь на такое…
- Гермиона, сядь! – прошипела Джинни, дергая ее обратно на скамью.
- Я не так выразился, - поспешил сказать Гарри. - Имелось в виду, если мы заставим Малфоя думать, что вы больше, чем друзья?
Гермиона успокоилась и несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, обдумывая предложение:
- Хм. Это интересно.
- Подумай об этом, - радостно продолжил Гарри. - Вы со Снейпом можете разыграть несколько сцен и позволить Малфою вас застать!
- Каким образом разыграть? – подозрительно спросил Рон.
- Ну, понимаешь… когда они будут знать, что Малфой подслушивает, начать говорить так, как будто они… ну…
- Занимаются сексом? – вмешалась Джинни. Гарри покраснел и кивнул. - Ты имеешь в виду, что Гермиона и Снейп должны стонать и восклицать: «О да-а!», когда Малфой их слышит?
- Э-э-э… что-то в этом роде, - ответил Гарри, теперь он выглядел еще более неловко.
Гермиона сделала гримасу, но Джинни и Рон сразу одобрили эту мысль, и ей пришлось признать, что идея действительно хорошая.
- И как мы убедим Снейпа согласиться? – спросила Гермиона.
- Ну, мы просто попросим и будем надеяться на лучшее, - неловко сказал Гарри.
- Ты имеешь в виду, я попрошу, - сухо произнесла Гермиона. - Хм… сейчас вернусь.
Не обращая внимания на трех разинувших рты друзей, Гермиона встала и направилась прямо к учительскому столу, остановившись перед Снейпом.
- Профессор? – невинно обратилась она.
Снейп изумленно на нее посмотрел, затем заставил себя нахмуриться: он всегда хмурился в присутствии гриффиндорцев.
- Что вам нужно? – резко спросил он.
- Я хотела узнать, могу ли поговорить с вами кое о чем… очень важном, - сказала она, желая, чтобы он понял.
Он понял, но не подал виду.
- Приходите в мой кабинет после ужина, - прорычал Снейп, - а теперь убирайтесь, пока я не потерял аппетит.
Гермиона нагло ему ухмыльнулась, а затем быстро скользнула к своему месту.
- Ты что, спросила его перед столом, полным преподавателей? – прошипел Рон.
- Нет! Конечно же, нет. Просто сказала, что хочу с ним поговорить. Я пойду к нему в кабинет после ужина.
- Идите с Джинни, - предложил Гарри. - Если с тобой пойдем я или Рон, это будет выглядеть странно.
- Да, а я буду следить, чтобы Малфой вас не подслушал, - добавила Джинни. - Хотя… эй, у меня идея!

* * *

Минерва МакГонагалл уставилась на Снейпа, не в силах поверить тому, что сейчас увидела:
- Северус? Не потрудишься объяснить?
- Объяснить что? – рыкнул Снейп, поглощая ужин.
- Не притворяйся! Я знаю тебя с одиннадцати лет. Ты что-то замышляешь.
- С чего ты взяла? – он притворился удивленным.
- Да брось, Северус, скажи.
Снейп не произнес ни слова.
- Хм, дай угадаю… что же это может быть? Ты был так дружелюбен с одним из трех своих самых нелюбимых гриффиндорцев…
- Дружелюбен? Извини?
- Хватит, Северус. Я тебя знаю. На былое пламя ненависти словно ведро воды вылили, но почему? Постой! Только не говори, что ты участвуешь в войне шуток?
- Боюсь, что так, Минерва, - вздохнул он, понимая, что она в любом случае это из него вытянет. - Прямо как в старые времена, а?
Хотя они с Минервой могли иногда быть непримиримыми соперниками, они все равно оставались близкими друзьями, а их дружба только укрепилась на его седьмом году обучения, когда они действовали вместе, чтобы отомстить Джеймсу Поттеру и Сириусу Блэку во время войны шуток.
- Что вы собираетесь предпринять? – жадно спросила МакГонагалл. - Что-то вроде наших старых проделок?
- Возможно, - задумчиво ответил Снейп. - Да много чего. И, видно, у Грейнджер и Поттера есть и свои идеи, раз Грейнджер хочет со мной поговорить.
- Будь осторожен, - попросила его Минерва, - ты можешь стать мишенью. Тем более, что действуешь против собственного факультета. Ведь так?
- Они первые начали, - сказал Снейп с легкой улыбкой.
- Северус… прости, но ты улыбаешься через три секунды после того, как упомянул двух своих самых нелюбимых студентов. Может, тебе в еду что-то подмешали, или это просто кризис среднего возраста?
- Ха-ха, - Снейп шутливо-грозно на нее посмотрел. Затем он посерьезнел. - Темный Лорд мертв, Минерва, и я, наконец, могу… я не знаю, жить. Чем и займусь. Впервые за долгое время я собираюсь немного повеселиться.

* * *

Драко Малфой еще никогда не был так напряжен. Он видел, как на ужине четверо его худших врагов что-то замышляли, а из их возгласов, смеха и того, что они строили из себя саму невинность, было понятно: замышляют они что-то значительное… и с чего это Грейнджер хочет поговорить со Снейпом? Драко видел, что они избегают друг друга как только могут – разве они не злы один на другого или хотя бы смущены после трюка, который он провернул? Он заметил, как Грейнджер и Джинни Уизли отделились от Поттера и Рона и теперь стояли у входа в подземелья. О, отлично. Может, они собираются подстеречь и заклясть его? Нет, это было бы то, что сделали Поттер и подлипала Крысли. Разве что они не хотят привлекать к себе внимание…
Драко отвернулся от них, постучал по уху волшебной палочкой и прошептал заклинание. Слышимость тут же улучшилась. Применение этого заклинания требовало практики, чтобы научиться выделять то, что нужно, из множества звуков, особенно в толпе. Но годы подслушиваний встреч внутреннего круга Волдеморта, а также разговоров и споров родителей Драко позволяли ему понимать натиск звуков так же естественно, как если бы он не был под заклинанием.
- Просто не рассказывай об этом Гарри, хорошо? – Грейнджер прошептала Уизли, когда они повернулись и начали спускаться вниз по лестнице. Драко осторожно следовал за ними, ловя каждое слово.
- Не рассказывать Гарри? А как насчет Рона? Ну, знаешь, – твоего парня?
- Да скажу я Рону. Просто… нужно сообщить ему аккуратно.
- Гермиона, нельзя сказать аккуратно: «Мне нравится профессор Снейп, и я тебе изменяю». Это просто невозможно с точки зрения науки.
Драко споткнулся и чуть было не покатился вниз по лестнице. Грейнджер нравится Снейп? Как… когда… Что?!
- Но я же не специально ему изменила! Мы просто были так расстроены и так напились, и мы начали… ну, знаешь… до того, как поняли, чем занимаемся.
«Напились? Мы? - благоговейно подумал Драко. - Какого черта?»
Он знал, что Снейп напился, но Грейнджер? Мисс Паинька?
- Но факт остается фактом: ты хочешь бросить его. Бросить Рона. Из-за Снейпа, - произнесла Джинни.
- Джинни, я же не собираюсь с ним встречаться! Я просто… я не могу гулять с Роном, когда меня так тянет к Снейпу, это неправильно.
- Фу, - пробормотала Джинни. - Это все, что я могу сказать – фу!
- Я знаю, как странно это выглядит, но будь ты на моем месте…
- Не заканчивай это предложение. Я на секундочку, Гермиона. Пойду, вырву.
- Очень смешно.
- Я тоже, - пробурчал Драко. Он вдруг понял, что девушки направляются к личному кабинету Снейпа. - «Фу, гадость!»
- Джинни, подожди меня снаружи, хорошо? – попросила Гермиона.
Драко услышал, как открылась и закрылась дверь. Джинни вздохнула и прошептала:
- И как только она решилась на это снова? А ведь сейчас она трезвая!
- Здравствуйте, профессор, - промурлыкала Гермиона в кабинете Снейпа. - Силенцио! – Воскликнула она, и Драко выругался, теперь неспособный услышать, что происходит в комнате.
Хотя он слышал достаточно. Это займет какое-то время, но если он продолжит следить за Грейнджер и Снейпом, то вскоре соберет достаточно сведений для шантажа.

* * *

- Здравствуйте, профессор, - голос Гермионы был низким и чарующим. Снейп приподнял бровь, слишком ошеломленный, чтобы попытаться найти логическое объяснение. Затем Гермиона развернулась, наложила на дверь заглушающее заклинание и расхохоталась.
- Хм… что, наконец слетели с катушек? - сухо произнес Снейп. - Или Драко снова пофокусничал с вашим тыквенным соком?
Гермиона выпрямилась, взяв себя в руки:
- Простите, профессор. Я только… ну… мы уже начали воплощать план возмездия в жизнь.
- Правда? Рассказывайте, - попросил Снейп с любопытством.
- Ну… проблема в том… я уверена, что вам это не понравится. Мы можем провести все и сами… но с вашим участием выйдет гораздо лучше.
- Ну вот, - проворчал Снейп. - Продолжайте.
- Э-э… хм… ну… это идея Гарри. Если Малфой подумает, что мы с вами вдвоем сговорились против него, он будет более чем обеспокоен, так? – произнесла она, запинаясь.
- Верно, - медленно ответил Снейп.
- Развивая ту же мысль, что может вывести его из равновесия еще больше?
- Вы же не предлагаете…
- Не будет ничего особенного, - поспешно сказала она, - Просто, к примеру, мы позволим Малфою услышать несколько… избранных фраз.
Снейп довольно долго это обдумывал… и наконец начал смеяться.
- Это отвратительно, но в то же время блестяще. Затяжная шутка… а мы между тем сыграем над ним и другие.
- Именно, - ухмыльнулась Гермиона. - Так вы согласны?
Снейп кивнул, и Гермиона вздохнула с облегчением:
- Превосходно. У вас есть новые идеи? Мы связались с доверенными лицами, но ответов еще нужно дождаться. Джинни составляет список людей, которые могут составить подкрепление…
- «Связались с доверенными лицами»? «Подкрепление»? - повторил Снейп. - Звучит так, будто вы планируете секретную операцию во время войны.
- Так и есть, - отрезала Гермиона. - Малфой перешел дорогу не тому человеку.
Ее пальцы сжались, как будто она очень хотела его придушить – она и хотела. Гермиона глубоко вздохнула, чтобы успокоиться:
- В любом случае, как я сказала, мы послали сов близнецам Уизли и… другим людям.
- А вы написали Сириусу Блэку? – спросил Снейп со злой усмешкой.
- Ну… да, - признала Гермиона, съежившись: Снейп и Сириус все еще яростно ненавидели друг друга.
К ее удивлению, Снейп злодейски расхохотался:
- Ну что ж, я знаю одну проделку, о которой вы никогда не услышите от него.
Он снова рассмеялся, да так, что Гермиона нервно отступила назад, не зная, что и думать. Лишь долгое время спустя он успокоился и начал рассказывать, что имел в виду. Они оба смеялись как сумасшедшие, пока Снейп пересказывал историю той шутки от начала и до конца.
Спустя два часа после того, как Гермиона вошла в кабинет, она наконец вспомнила о Джинни:
- О Боже! Мне пора идти, Джинни снаружи сторожит вашу дверь.
- А почему, скажите, Уизли сторожит мою дверь? – недоумевая, спросил Снейп.
- Ну, Малфой шел за нами, подслушивая, так что мы заставили его думать…
- Так вот почему вы наложили заглушающее заклинание? – озарило Снейпа. - Чтобы Драко не услышал, о чем мы говорим на самом деле, и подумал… что именно вы сказали, когда он подслушивал? – Спросил он, подозрительно прищурившись.
- Э-э-э… видите ли… в-вам лучше не знать, профессор, - произнесла Гермиона с запинкой, густо покраснев, и рванулась к двери. - До свидания!
- Стойте! – позвал Снейп. Он шагнул к Гермионе и быстро начал взъерошивать ей волосы.
Гермиона на несколько секунд застыла, ошарашенная.
- Что это вы делаете? – потребовала она ответа, как только пришла в себя. Ситуация была чуднее некуда – даже теперь, когда они объявили своеобразное перемирие с ранее ненавистным мастером зелий – чтобы он играл с ее волосами так, как могли бы Гарри, Рон или Джинни.
- Это для виду, - объяснил Снейп, - если вдруг Драко встретит вас на пути назад.
- О! Ну конечно! Хорошая идея, - согласилась она, расстегивая мантию и блузку и разворошив их для пущего эффекта.
- Сойдет, - произнес Снейп, отступая назад и оглядывая ее. - Примите счастливый вид и не забывайте улыбаться по дороге. - Он помедлил, нахмурившись. - Мерлин, это просто невероятно странно.
- Да уж, - со вздохом согласилась Гермиона. На какой-то момент они неловко застыли, избегая смотреть друг на друга. Затем Снейп нахмурился и бросил на нее злой взгляд.
- Пять баллов с Гриффиндора, - рявкнул он.
- Что? – вздрогнула Гермиона. - За что?!
- Просто так. Это поднимает мне настроение, - ответил Снейп и ухмыльнулся, когда она сердито на него уставилась. - Приятно осознавать, что, война шуток или нет, а я по-прежнему злобный слизеринский ублюдок.
Глава 4. Идеи


Джинни уже давно забросила свой пост и шлепнулась на холодный каменный пол, напевая под нос и удивляясь, что же случилось с Гермионой. Прошло уже два часа, может, Снейп убил ее за предложение притвориться любовниками? Почему Гермиона еще не вышла?
Какие только догадки не приходили в ее голову, сценарии того, что могло случиться, становились все причудливее.
«А может, - подумала она со смешком, - они и правда занимаются сексом…»
Мысль осталась незаконченной, так как тут появилась Гермиона. При взгляде на нее Джинни разинула рот: всегда непослушные волосы Гермионы были дико взъерошены, словно ее ударило молнией, блузка расстегнута достаточно, чтобы увидеть бюстгальтер, а мантия болталась на одном плече. В довершение картины Гермиона выглядела так, будто хорошенько повеселилась: она практически светилась, а с лица не сходила широкая улыбка.
- Что… - тупо начала Джинни, не в состоянии заставить мозги работать.
- Это для виду, - беззвучно произнесла Гермиона. Джинни чуть не свалилась от облегчения.
- Я уж подумала, вы и вправду трахались, - так же беззвучно ответила она. Гермиона хихикнула и категорически потрясла головой.
- Наконец-то, - пожаловалась Джинни согласно плану. - Я тут торчу уже кучу времени, стараясь, чтобы никто ничего не заподозрил – немного странно видеть, как гриффиндорка, тем более хорошая подруга мальчика-который-выжил, сидит под дверью Снейпа. И Малфой докучает, он уже дважды проходил мимо.
- Думаешь, он что-то подозревает? – спросила Гермиона, изо всех сил стараясь, чтобы в ее голосе прозвучала паника. Джинни потрясла головой, и Гермиона снова нацепила на лицо улыбку, приняв такой же мечтательный вид, какой был у Луны Лавгуд.

* * *

Драко шел из ванной комнаты, направляясь к кабинету зельевара, куда он наведывался проверять ситуацию «Грейнджер/Снейп» последние два часа. Он застыл, уловив голос Джинни Уизли, и вслушался.
- … Малфой докучает, он уже дважды проходил мимо, - ворчала Уизли.
- Думаешь, он что-то подозревает? – это была Грейнджер. Драко распахнул глаза – она действительно имела в виду то, что он думал, что она имела в виду? Часть его была готова поверить, что он просто чего-то недопонял.
Как раз в этот момент девушки вышли из-за угла. Драко уставился на растрепанный вид Гермионы: одно дело услышать что-то шокирующее, и совсем другое – своими глазами увидеть доказательства.
«Не может быть, - твердо сказал он себе. - Этого просто не может быть».
- О, вали отсюда, Малфой, – бросила Гермиона, ее мечтательная улыбка на мгновение исчезла, но тут же вернулась в полную силу. - У меня был слишком хороший день, чтобы ты его испортил.
Две девушки прошли мимо, оставляя Драко потрясенно смотреть им вслед.

* * *

Когда девчонки вернулись, было почти одиннадцать, и гостиная уже опустела.
- Где вы шлялись столько времени? – сердито спросил Гарри, затем получше взглянул на Гермиону и почувствовал, что у него открылся рот. Лицо Рона уже приобрело свекольный оттенок.
- Все не так, как выглядит, - поспешила сказать Гермиона. - Одежда и волосы – это все было на случай, если мы встретимся с Малфоем по пути назад.
- Встретились? – жадно спросил Гарри.
- Да, - ликующе ответила Джинни. Она подошла и села в соседнее с Гарри кресло. - Ребят, вы должны были видеть выражение его лица!
Гермиона уселась на колени к Рону и начала застегивать блузку. Рон, ухмыляясь, остановил ее. Она улыбнулась в ответ и уютно устроилась у него на руках.
- Снейп нам поможет? – поинтересовался Гарри.
- Да, он согласился, - ответила Гермиона. - И это еще не все – он дал нам отличную идею для войны шуток.
- Рассказывай, - попросил Рон, его глаза поблескивали в предвкушении.
- Так… откуда мне начать? МакГонагалл преподавала в Хогвартсе во времена Мародеров – то есть Джеймса, Сириуса, Люпина и Хвоста, – на одном курсе с ними учились также Снейп и мама Гарри. Лили была старостой школы, она как-то повздорила с Джеймсом и Сириусом и в итоге сняла с них баллы. Те очень разозлились, и Джеймс прокричал что-то насчет того, что она такая усердная староста, аж из трусов выпрыгивает. Сириус пошутил, что Джеймс только о ее трусах и думает, и в итоге это привело к пари, выполняя условия которого, Джеймс и Сириус прокрались в спальню Лили и стащили несколько ее трусиков и лифчиков.
На лице Гарри появилось выражение отвращения при мысли о том, что его папа и Сириус стащили нижнее белье его мамы. Рон выглядел еще хуже. Он категорически заявил:
- Я не буду красть белье Малфоя. Прости, Гермиона.
- Это не то, что я имела в виду, - поспешно ответила та. - Понимаете, Лили обнаружила, что произошло, и поговорила со старой приятельницей МакГонагалл, а МакГонагалл рассказала Снейпу – она знала, что Снейпу нравится Лили, эти двое подружились еще до того, как Снейп осознал, что Лили магглорожденная и гриффиндорка. Короче, МакГонагалл задержала Снейпа после занятий и сказала ему, что хочет отомстить за Лили. Но она не могла сделать этого сама, так как рисковала работой, тем более, что преподавала она всего год или два. И Снейпу пришла в голову действительно потрясающая идея. Вместе с МакГонагалл они разработали план, затем вместе с Лили претворили его в жизнь, а МакГонагалл обеспечила им алиби на всякий случай.
- Ну так что они сделали? – поторопила подругу Джинни. Она умирала от желания услышать эту историю, но Гермиона не хотела рассказывать, пока они не доберутся до гостиной.
- Лили стащила свое нижнее белье обратно за день до запланированной проделки и заклинанием создала его копии. В день шутки МакГонагалл пришла на утреннюю тренировку гриффиндорской квиддичной команды и ненадолго задержала Джеймса и Сириуса, сказав, что им нужно о чем-то поговорить в раздевалке. Остальная часть команды ушла, и Джеймсу с Сириусом пришлось возвращаться в замок одним. В общем, Лили и Снейп надели маски и подстерегли Джеймса и Сириуса по пути обратно. Они наслали на них заклинание Замедления, раздели – эту часть в основном делала Лили – и напялили на них копии лилиных трусиков и лифчиков. Они привязали Джеймса к одному шесту квиддичных колец, Сириуса к другому и ушли. Какие-то студенты в конце концов их обнаружили и рассказали об этом всей школе. Это хогвартская легенда – Снейп говорит, люди до сих пор помнят об этом.
Они вчетвером захихикали при мысли о том, как Джеймс и Сириус привязаны к квиддичным воротам, одетые в женское нижнее белье леопардового цвета.
- И Лили со Снейпом никто не поймал? – недоверчиво спросила Джинни.
- Нет. Джеймс с Сириусом клялись и божились, что это был Снейп, и хотя Джеймсу слишком нравилась Лили, чтобы обвинять ее, Сириус настаивал, что ее тоже надо наказать. Но МакГонагалл заявила, что она попросила Лили и Снейпа подождать ее в кабинете, пока разговаривала с Сириусом и Джеймсом в раздевалке, и Снейп с Лили все еще были там, когда она вернулась. А когда Сириус выпалил: он-де может доказать, что это белье Лили, она сама продемонстрировала – все ее нижнее белье лежит целое и невредимое у нее в комнате.
- У нас такого алиби не будет, - заметил Гарри.
- Будет. Снейп скажет Дамблдору – надеюсь, в присутствии Малфоя, чтобы запугать его еще больше, – что я находилась в его кабинете вместе с тем из вас, кто захочет пойти со мной. Оставшиеся двое будут сидеть в гостиной или еще где-нибудь на виду у множества студентов. Я подумала, что в гостиной останутся Гарри и Джинни, а мы с Роном сыграем эту шутку – Снейп сможет сказать, что поймал нас целующимися в коридоре и отвел в свой кабинет, чтобы придумать наказание.
- По-моему, звучит как надежный план, - протянул Рон.
- Значит, Снейп задержит Малфоя после тренировки слизеринской команды? – предположила Джинни.
- Вообще-то, я думала подстеречь его в замке и доставить на поле, - Гермиона говорила так обыденно, как будто обсуждала тему для сочинения. - В конце концов, именно это он со мной сделал – вырубил, отнес в комнаты Снейпа и забрал мою одежду. Окажем ему ответную услугу.
- Провернуть это должно будет несложно, - согласился Гарри, - все квиддичные капитаны имеют доступ к расписанию тренировок, так что я могу узнать, когда поле свободно.
- Лучше всего это сделать незадолго до тренировки Рэйвенкло или Хаффлпаффа, - указал Рон, - Если его найдет гриффиндорская команда, обвинить могут их, а если это будут слизеринцы, они освободят Малфоя до того, как его увидит кто-то еще. Не много людей просто так ходят на стадион в это время года, там же постоянно тренировки. Так что найдет его именно квиддичная команда.
- Пусть будет Хаффлпафф, - сказала Гермиона. - Малфой не так давно заклял Финч-Флетчи, удалил его брови или что-то в этом роде.
- Да, а Ханна Аббот покрылась фиолетовым мехом. Они пытаются доказать, что это дело рук слизеринцев, но пока безрезультатно, - добавила Джинни.
- Значит, Хаффлпафф, - подвел итог Гарри. Он поднял голову, когда со стороны окна послышался легкий стук. В тусклом наружном свете смутно виднелись очертания совы.
- Хедвиг! Она принесла ответы Сириуса и Люпина.
Он встал и открыл окно, впустив свою прекрасную белоснежную сову. Хедвиг села ему на руку и вытянула лапу, чтобы Гарри снял с нее письмо.
- Читай вслух, - попросила Джинни.
Гарри прокашлялся и начал читать:

Гарри,
ах, война шуток на седьмом курсе. Какие чудесные воспоминания она навевает. Скольких слизеринцев мы накололи с твоим отцом и Ремусом… то есть, в основном это были мы с твоим отцом, но и Ремус время от времени помогал нам, признает он это или нет. Розье, Уилкс, Эйвери, братья Лестрейндж и Снейп – лучшие шутки обычно включали Снейпа. Мы даже сыграли несколько над девчонками… короче, вот список того, что мы делали:
1) Мы трансфигурировали бокал в шимпанзе и подбросили его в спальню слизеринцев. По-видимому, он изгадил там все кровати, а когда слизеринцы вошли, начал кидать в них своим дерьмом. Особенно рекомендую этот пункт.
2) Рабастан Лестрейндж сказал что-то гнусное о твоей маме, а Джеймс в ответ заставил его зад вырасти раз в семь больше обычного и бросил нечто вроде: «Ты всегда был большой задницей». Все потешались над Лестрейнджем до самого окончания школы, это было здорово.
3) Мы наслали на Снейпа и его слизеринских дружков заклинание, которое заставляло их петь в оперном стиле вместо того, чтобы нормально говорить.
4) Джеймс использовал это заклятие на Снейпе, и у того выросли огромные сиськи. Самое интересное, что это заклинание из статьи в «Ведьминовском Еженедельнике» 1970-х, проверь в библиотеке.
5) Подруга Лили из Рэйвенкло – не могу вспомнить имя – узнала, что парень ей изменяет. Чтобы отомстить за нее, Лили наслала какое-то страшное заклятие, которое сделало его импотентом очень надолго. Он не смог сам это вылечить.
6) Знаю, это ребячество, но мы наслали на Снейпа заклинание, которое заставляло его пердеть каждые две минуты. Это заклинание в той же книге, что и увеличивающее зад. Не помню название целиком, но там была строчка: «Прокляните своих врагов и отомстите за друзей».
7) Мы заколдовали вход в слизеринскую гостиную. Каждый раз, когда кто-то из слизеринцев входил или выходил, его ударяло заклинание, которое окрашивало половину его лица в красный цвет, а другую половину – в золотой. Они поняли, что это были мы, так как мы использовали гриффиндорские цвета, и нам дали неделю отработок, так что рекомендую использовать другую палитру. Если не сможете найти заклинание, Гермиона должна знать.
8) Мы наложили заклинание, которое заставляло расходиться задний шов на штанах и мантии Снейпа. Каждый раз, когда их пытались починить, шов расходился снова. В конечном счете, они с МакГонагалл затратили три часа, чтобы все поправить. Бедной женщине пришлось увидеть больше, чем следовало кому бы то ни было, но ведь в войне, любви и квиддиче все средства хороши.
Что ж, надеюсь, это вам поможет. Дайте знать, если нужно будет еще – я стащил дневник Лили, который она вела в школе, он все еще лежит где-то поблизости. Там должно быть больше. Хорошенько повеселитесь и покажите слизеринцам, где раки зимуют.
Сириус


К тому времени, когда Гарри закончил читать, четверо гриффиндорцев покатывались со смеху.
- Это будет нам очень полезно, - задыхался Рон.
- Здесь еще одно письмо, - сказал Гарри, борясь со смехом, - от Люпина.
Он сделал огромное усилие, чтобы успокоиться и начать читать.

Гарри,
уверен, Сириус уже наполнил твою голову всевозможными историями о нашем участии в войне шуток. Однако я очень советую тебе не дать себя вовлечь. Надеюсь, что, рассказав это, я не дам тебе новых идей, но над Джеймсом и Сириусом, а иногда и над Питером и мной, особенно если их жертва сильно рассвирепела, сыграли не меньше шуток, а то и больше, чем Сириус и Джеймс над другими. Однажды они полтора дня не могли сказать и написать ничего кроме «я тупой и надоедливый идиот». В другой раз Амелия Боунс – да-да, действующий Министр Магии – так на них разозлилась, что подделала фотографии, где они носят платья и держатся за руки, и расклеила их по всей школе. Кроме того, если в Хогвартсе и была война шуток, она даже в сравнение не шла с войной твоего отца и Сириуса против Лили Эванс. Пожалуйста, не говори Сириусу, что я тебе это рассказал, но однажды они с Джеймсом кое-что стащили у Лили. В ответ она как-то их вырубила, одела в женские трусы и бюстгальтеры и привязала к квиддичным воротам. В качестве расплаты они… ну хорошо, они угрожали мне, пока я не согласился использовать свой доступ к ванной старост, чтобы украсть ее одежду, пока она мылась. К сожалению, она знала, что это был я, так как ни Джеймс, ни Сириус не были старостами. Вскоре после этого я проснулся голым на поляне в Запретном лесу. Я не стал связываться и наносить ответный удар, но Джеймс и Сириус продолжали порочный круг, часто с помощью Питера. К тому времени, когда мы помирились с Лили, я испытал больше стыда, чем за всю остальную жизнь. Не говорю уже о гневе, который мои друзья навлекли на себя со стороны слизеринцев, Минервы МакГонагалл, а также большинства хаффлпаффцев, рэйвенкловцев и гриффиндорцев. Если этого недостаточно, чтобы тебя отговорить, подумай, что с тобой сделает Молли: она взбеленится, если вы все попадете в неприятности. Я боюсь предположить, что будет, если узнают, что вы оставили в спальне слизеринцев шимпанзе или вырастили рога Драко Малфою. Будь осторожен, Гарри – даже если ты умудришься не попасться, все равно не сможешь избежать участи стать жертвой чьей-то шутки. Попробуй представить, как сложно выбраться из Запретного леса даже одетым, не то что голым и без волшебной палочки. А когда получишь ясную картинку, вообрази, каково будет пробраться из него в гриффиндорскую башню, если у тебя нет ничего, кроме листьев. Постарайся не попадать в неприятности, хорошо?
Ремус


- Бедный Люпин, - хихикнула Джинни.
- Как вы думаете, что будет делать Малфой, если он проснется голым посреди Запретного леса? - ухмыльнулась Гермиона.
- Почему бы нам не вырастить ему грудь, а уже потом оставить голым в Запретном лесу, чтобы это узнать? – предложила Джинни.
- Вот это уже мысль, - с озорным блеском в глазах ответил Рон.
Глава 5. Малфою пудрят мозги


Гермиона изо всех сил старалась не засмеяться, пока кралась по лестницам подземелий к кабинету Снейпа. Она знала, что Малфой идет за ней, – во время ужина Гермиона подмигнула Снейпу и улыбнулась, когда Малфой на нее смотрел. Снейп ухмыльнулся в ответ, приподняв бровь, и вскоре покинул Большой зал. Гермиона вышла чуть позже; осторожный взгляд в сторону слизеринского стола подтвердил, что Малфой тоже уходит.
Она постучала в дверь кабинета и вошла, оглянувшись и заметив, что из-за угла виднеются светлые волосы Малфоя. Закрыв дверь, Гермиона кивнула Снейпу, чтобы показать, что Малфой подслушивает.
- Здравствуйте, профессор, - пропела она тем же чарующим голосом, что и вчера.
Снейп улыбнулся, решив, что тоже может поучаствовать в этой маленькой игре:
- Вы опоздали, мисс Грейнджер. Я уж начал беспокоиться, что вы не придете.
Гермиона ухмыльнулась и постаралась не засмеяться.
- Вы можете никогда об этом не беспокоиться, - мурлыкнула она.
Снейп распахнул глаза и приоткрыл рот от изумления, но быстро оправился.
- Да, я сделаю все, чтобы так и было, - сказал он, заставляя свой голос звучать чуть ниже обычного.
- О, я обожаю, когда вы говорите таким тоном, - хихикнула она и, чтобы не оказаться в проигрыше, добавила. - Может, сегодня займемся этим на парте? Только сегодня?
Стоящий в коридоре Драко почувствовал, что у него кружится голова.
«Этого просто не может происходить, правда? Снейп не может трахать Грейнджер, это просто… нет. Это невозможно!»
Не раздумывая, Драко подошел к двери и постучал. Он не знал, что сейчас будет делать, но должен был убедиться: они действительно собираются заняться тем, о чем говорят.
Гермиона и Снейп в ужасе замерли.
«Малфой!» - беззвучно прошептала она и расстегнула мантию.
«Что вы делаете?» - вздрогнув, прошептал Снейп.
Она указала на дверь и начала расстегивать блузку, остановившись только, когда стало видно неприлично много, затем взъерошила волосы. Уловив идею, Снейп сбросил мантию, расстегнул пуговицы на воротнике и манжетах и потряс головой, чтобы волосы выглядели вспутанными. Он открыл дверь.
- Драко, - сухо произнес Снейп, в то время как потрясенный Малфой на него уставился, - чем могу быть полезен?
Драко повернулся к покрасневшей Гермионе и бросил взгляд на ее блузку. Гермиона широко открыла глаза, будто лишь сейчас осознала, как выглядит. Она судорожно запахнула блузку и повернулась к нему спиной.
- Я только хотел задать вопрос о домашней работе, - выдавил Драко. - Я… я… хм, я не знал, что вы заняты. Зайду в другой раз.
- Можешь задать свой вопрос перед занятиями, - раздраженно проговорил Снейп. Он закрыл дверь перед лицом Малфоя и повернулся к Гермионе. - Поверить не могу, что мы забыли про заглушающее заклинание. - Сказал он в сторону двери специально для Малфоя, прежде чем указать на дверь волшебной палочкой и произнести: - Силенцио!
Они вдвоем разразились хохотом и смеялись еще долго. Гермиона успокоилась первой – ей в голову вдруг пришла дикая, бросающая в дрожь идея, но Гермиона понимала, что она великолепно впишется в их план. Оставалось убедить в этом Снейпа.
- Профессор? – спросила она.
- О, выражение его лица… да, Гермиона?
Она вздрогнула: Снейп впервые с момента знакомства назвал ее по имени. Но тут Гермиона вспомнила свою идею и зажмурилась, не желая видеть выражение теперь уже его лица, когда он это услышит.
- Профессор, - пропищала она, - поставьте мне засос.
Снейп был ошарашен, если не сказать больше. Прошло некоторое время, прежде чем он смог связно мыслить.
- Что?! – выдохнул он.
- Рано или поздно Малфой подумает, что мы с ним играем. Но если он увидит у меня засос…
- Так пусть Уизли вам его поставит, - сказал Снейп, глядя на нее с выражением, которое ясно говорило: «Да ни за что!»
Гермиона затрясла головой, не открывая глаз:
- Во-первых, Рон не станет этого делать, если поймет, зачем я его прошу. А учитывая, что я грозила послать его в Мунго, если он оставит на мне хоть один, догадается Рон непременно. Во-вторых… Малфой ждет, пока я выйду из вашего кабинета. Если засос появится у меня завтра утром, он поймет, что это был Рон, а не вы. По крайней мере, он начнет подозревать и станет взвешивать факты, указывающие на то, что мы с вами занимались… ну, знаете… и те, которые свидетельствуют об обратном.
Снейп нахмурился. Он видел достоинства плана… но это не означало, что он хочет претворить его в жизнь.
- Меня могут уволить, - отчаянно искал он предлог для отказа.
Гермиона вздохнула и наконец открыла глаза:
- Ставлю тридцать галеонов, что Дамблдор не только знает наши замыслы, но и считает их ужасно забавными.
Снейп не удержался от смешка:
- Да, тут вы правы. Отлично, я сделаю это. Но если проговоритесь хоть одной живой душе, получите Аваду Кедавру.
Гермиона чуть улыбнулась: уж о том, что она кому-нибудь расскажет, можно было не беспокоиться. Они со Снейпом придвинулись друг к другу. Гермиона отклонила голову влево и назад, убрав мешающие волосы. Ощущение было такое, словно она приносит себя в жертву вампиру.
Снейп содрогнулся и ухватил ее за плечи, наклоняясь к шее. Гермиона вся сжалась, чувствуя, как по коже побежали мурашки, в то время как ее преподаватель – который еще пару недель назад был одним из самых неприятных ей людей – начал сосать ее шею.
- Да уж, это за гранью фантастики, - заметила она через несколько секунд.
Снейп фыркнул и рассмеялся, уткнувшись ей в шею. Гермиона слегка вздрогнула и напряглась в ответ на странным образом приятное ощущение. Снейп отклонился, чтобы оценить результаты своих усилий.
- Едва заметно, - сказал он, - дайте мне еще секунду.
Прошла минута, затем еще несколько. Снейп потратил какое-то время на одном участке, а затем начал двигаться вверх и вниз, оставляя засосы на всей доступной поверхности кожи. В какой-то момент Гермиона забыла, что это преподаватель покрывает отметинами ее шею, и отдалась приятным ощущениям.
Передвигаясь, чтобы поставить следующий засос, Снейп провел губами по ее коже, и Гермиона издала еле слышный стон. Снейпу этого оказалось достаточно, чтобы прийти в себя. Он тут же шагнул назад, удивленный своими действиями.
- Кажется, я перестарался, - с раскаянием произнес он.
Гермиона так и стояла, закрыв глаза, чувствуя смущение пополам с удовольствием.
- О, чем больше, тем лучше, - небрежно ответила она.
- В таком случае, поработать с другой стороной? – спросил Снейп, стараясь, чтобы в его голосе не прозвучала надежда. Он был слегка удивлен, когда Гермиона кивнула и отклонила голову вправо.
Прошло еще много времени, прежде чем он остановился. Снейпу пришлось это сделать, потому что свободного места на шее уже не оставалось, а он хотел все большего и большего. Он уже готов был начать покусывать ее ухо или спуститься ниже, а то и предпринять что похуже. Слишком давно он не занимался подобными делами.
- Что ж, - протянул он, - Драко будет более чем напуган. Надеюсь, вы придумали оправдание для Уизли?
Гермиона покраснела:
- Я не собираюсь рассказывать Рону. Я наложу маскирующие чары, а если он увидит меня раньше, скажу, что поставила засосы заклинанием.
- Почему же вы не использовали это заклинание? – подозрительно спросил Снейп.
- Потому что я не знаю такого, естественно, - она закатила глаза. - С какой стати мне было учить заклинание для фальшивых засосов? Если оно вообще существует.
- Хороший довод, - улыбнулся Снейп. - Ну, вам пора.
- Точно… ах да!
Гермиона рассказала о письмах Сириуса и Ремуса, оставив в стороне шутки, которые те устраивали над Снейпом. Вскоре они двое хохотали, чувство неловкости давно забыто.
- Я помог Лили отнести Люпина в лес, - разъяснял Снейп. - Она выманила его наружу, попросив вместе погулять. Я пошел за ними, вырубил его и отволок в чащу… мы выбрали место подальше от всяких монстров, недалеко от опушки и все такое, но ему все равно было сложновато выбраться оттуда, не говоря уже о том, чтобы вернуться в замок. Девушка из Рэйвенкло увидела его и сделала несколько фотографий. Позже она шантажировала Люпина, чтобы он пригласил ее на бал.
- Он этого не упомянул, - прыснув, заметила Гермиона.
- Я не удивлен. Что ж, уже поздно, а вам нужно вернуться до отбоя.
Гермиона кивнула:
- Завтра в то же время?
- Мне нужно проверить домашние работы, - с сожалением ответил Снейп.
Она нахмурилась:
- А мне нужно домашнюю работу сделать, раз уж речь об этом. Стараюсь быть впереди класса и все такое.
- Ладно, может, послезавтра?
- Нет, это же будет суббота, забыли? Вы должны застукать старосту школы, когда она будет целоваться со своим парнем, и отвести их в свой кабинет. Затем вы пожалуетесь об этом Дамблдору, чтобы у них было алиби, когда Малфоя обнаружат привязанным к квиддичным воротам, одетого в черные кружевные стринги и лифчик.
- И где же вы возьмете черные кружевные стринги и лифчик? – поддел ее Снейп, улыбаясь.
- Э-э-э… у Джинни, - покраснела Гермиона.
- Значит, у Джинни?
- У Джинни, - твердо повторила она. – Честно!
«Ой, нет, не говори этого!» - тут же укорила она себя. - «Черт, разве это слово не принесло уже достаточно неприятностей?»
- Ну да, Грейнджер, конечно.
- Ладно, я использую мои собственные, довольны? – огрызнулась Гермиона. - Мои старые, любимые черные стринги и лифчик, которые теперь слишком малы. Да, признаю, у меня есть черное белье. И больше, чем одна пара!
Снейп поднял руки, сдаваясь.
- Простите, не смог удержаться, - он кашлянул, снова чувствуя некоторую неловкость. - Как бы то ни было, начинайте целоваться с Уизли в полдень рядом с библиотекой. Буду ждать вас там.
- Ясно. Увидимся!
Гермиона подобрала свою мантию и торопливо вышла.
Она повернула за угол и врезалась в Малфоя, чуть не упав.
- Смотри, куда идешь! – рявкнула она.
Когда Гермиона попыталась его обойти, Драко схватил ее за руку, его глаза поблескивали.
- Что с твоей шеей, Грейнджер? Немного… повеселились со Снейпом?
- Ты чокнулся? – возмутилась Гермиона. Она придала лицу слегка обеспокоенное, но вызывающее выражение, заставляя свой голос звучать не вполне уверенно. - Я и Снейп! Что за зелье ты принял?
Малфой толкнул ее к стене, глядя прямо в глаза. Она не отрывала сердитого взгляда, не желая, чтобы он заметил ее тревогу. Драко посмотрел вниз, прямо в вырез ее наполовину расстегнутой блузки, а Гермиона уставилась на него, не в силах поверить, что Малфой ее разглядывает.
- Ты бы хоть блузку застегнула, - произнес он, смотря на ее грудь и ухмыляясь, а затем с насмешкой встретил ее взгляд.
Гермиона оттолкнула Малфоя с силой, которой в себе не подозревала, да так, что он ударился о противоположную стену.
- Моя блузка – не твоя забота, - прорычала она, трясясь от ярости, и нацелила ему в лоб волшебную палочку.
Драко ухмыльнулся, некоторое время не отрывая взгляда, а затем снова посмотрел на ее грудь. Гермиона скривила губы и умчалась, зная, что он просто пытался ее задеть.

* * *

Джинни удивленно подняла взгляд на Гермиону, снова вернувшуюся поздно. Та была растрепана, как и предыдущим вечером, но при этом взбешена и выглядела так, словно готова была кого-нибудь придушить.
- Что случилось? – спросила Джинни, когда Гермиона направилась к лестнице, ведущей в спальни девочек.
Гермиона развернулась, выражение ее лица смягчилось при виде подруги.
- Привет, - сказала она, пытаясь успокоиться. - А где Гарри и Рон?
- В больничном крыле, - рассеянно ответила Джинни. - Что с тобой случилось?
Гермиона распахнула глаза:
- В больничном крыле? Почему? Что с ними?
- Ничего особенного. Панси Паркинсон пыталась наложить на них заклятье, о котором нам написал Ремус. То, где Джеймс и Сириус не могли сказать ничего кроме «я тупой и надоедливый идиот». Оно сработало неправильно – ничего удивительного, мы ведь о Паркинсон говорим. Они оба теперь не в себе и повторяют «омлэт дю фромаж» последние полтора часа.
- И как же фраза «я тупой и надоедливый идиот» превратилось во французское название сырного омлета? – вопросила Гермиона, - Нет, правда! И она – староста, представьте себе.
Джинни улыбнулась:
- Так вот что означает «омлэт дю фромаж». Я думала, это тарабарщина. Короче, мадам Помфри пытается переделать зелье, снимающее этот эффект, но сначала ей нужно понять, какая была ошибка в наложении заклинания. Хотя к утру их должны выписать. Так что вопрос номер один: чем вы там занимались со Снейпом, что ты теперь вся покрыта засосами, и номер два: что тебя так взбесило? Он ведь не сделал ничего…
- Нет, конечно нет, - поспешила сказать Гермиона. Она наложила на свою шею маскирующие чары и рассказала Джинни, как попросила Снейпа поставить ей засосы, чтобы убедить Малфоя, а затем объяснила, что позволил себе Малфой.
- Гермиона, он просто пытался тебя расстроить, - произнесла Джинни, все еще переживая шок от услышанного: Снейп сосал чью-то шею (шею Гермионы, что еще хуже), а Малфой Гермиону разглядывал.
- Знаю, но это совершенно отвратительно, особенно учитывая, что он видел меня голой.
- Что?! – воскликнула Джинни.
- Та шутка, Джинни, помнишь? Когда он забрал мою одежду и положил меня в кровать к Снейпу? – Гермиона содрогнулась.
- Ах да, почти забыла, - неловко ответила Джинни. Затем она прищурилась. - Что ж, может, тогда провести допрос, как думаешь?
- Ты это о чем?
- Когда он будет уже привязан к квиддичным воротам, можешь задать несколько вопросов. Ну, знаешь, наложить какое-нибудь заклинание правды или пригрозить оставить его там, если не будет говорить. Конечно, оставить его там в любом случае.
- Да, конечно. Неплохая идея… но тогда у него будет доказательство, что это я.
- Доказательство, которое он не сможет использовать – Малфой обличит себя, если расскажет о шутке, которую сыграл над тобой и Снейпом.
- Хм, верно. Допрос… это будет интересно.

Примечание переводчика: На всякий случай говорю, что пейринга Гермиона/Снейп в этом фанфике не будет. Они останутся друзьями.
Спасибо за внимание.
Глава 6. Гриффиндор наносит ответный удар


Гермиона и Рон покинули гостиную в десять утра, попрощавшись с Гарри и Джинни, которые остались сидеть на диване, болтая о квиддиче. День был холодный, а большинству учеников задали много домашней работы, так что гостиную переполняли люди, которые учились или просто слонялись без дела. Десятки свидетелей видели, что Гарри и Джинни сидят в комнате, как и было запланировано.
Рон с Гермионой отправились в библиотеку. Гермиона взяла несколько книг, и они с Роном вышли как раз к полудню. Она начала целовать Рона в коридоре перед библиотекой, радуясь, что наконец может забыться со своим парнем и не думать о том, чем они занимались со Снейпом. Эти воспоминания до сих пор нервировали ее. Начиная с прошлого визита в кабинет Снейпа логическая часть Гермионы пыталась вернуться в тот день и оправдать ее ощущения, эмоции и действия либо изучить их. Но другая часть, упрямая и более человеческая, была бы счастлива никогда больше об этом не вспоминать.
Полностью поглощенная поцелуем с Роном, она даже не услышала, как подошел Снейп. Со всей этой войной шуток, а так же домашней работой, квиддичными тренировками Рона и встречами со Снейпом Гермиона виделась со своим парнем гораздо реже, чем хотелось бы.
- Уизли! Грейнджер! Прекратите немедленно!
Рон неохотно отстранился. Гермиона попыталась было притянуть его обратно, чтобы продолжить, но Рон повернулся и зло глянул на Снейпа. Вспомнив план, она тоже развернулась, постаравшись вести себя так, как если бы ее на самом деле поймал страстно целующейся с парнем преподаватель вроде Снейпа.
- Десять баллов с Гриффиндора! С каждого! Следуйте за мной! – прорычал Снейп. Они вздохнули и спустились за Снейпом в подземелья. Все шло согласно плану.
Недалеко от кабинета Снейпа была затененная ниша, где лицом вниз, обездвиженный заклятьем полной парализации тела, лежал Малфой.
- Он вас не видел? – прошептала Гермиона.
- Нет, - произнес Снейп, изменив свой голос, чтобы не быть узнанным. Он передал им чернильницу-портключ. – Квиддичный стадион чист. Ближе всего к нему Хагрид, но он напился вчера и сейчас спит.
- Обязательно было снимать баллы? – кисло спросил Рон. Хоть он и понимал, что вся эта затея со Снейпом и Гермионой была хорошей, но все равно ненавидел Снейпа, а еще больше ненавидел то, что Снейп проводит время с его девушкой.
- Да, - невозмутимо ответил тот.
Гермиона закатила глаза.
- Не сейчас, парни, мы отстаем от расписания, - сказала она. Гермиона положила чернильницу на спину Малфоя. Они с Роном каждый касались портключа одним пальцем. Гермиона передала Снейпу библиотечные книги как раз перед тем, как портключ активировался.
Оказавшись на стадионе, Гермиона и Рон подняли капюшоны, чтобы издали их нельзя было узнать.
- Я как-то не стремлюсь выполнять следующий этап, - пробормотал Рон, когда они перевернули неподвижного и разъяренного Малфоя.
- Я сама, - неохотно произнесла Гермиона. Рон послал ей благодарный взгляд и отвернулся. Гермиона ухмыльнулась Малфою и начала стаскивать с него одежду. Заклятие постепенно проходило, так что он мог уже шевелить пальцами, а также строить легкие выражения лица, и выглядел при этом совершенно взбешенным. Он умудрился выдавить слово: «убью!», когда она сняла с него трусы. Гермиона изо всех сил старалась не смотреть, что у нее не очень получалось. Она каждый раз краснела и бросала взгляды в спину своего парня, удостоверяясь, что никто не видел выражения ее лица.
Гермиона положила свое старое, изношенное белье на грудь Малфоя и использовала заклинание, чтобы оно приобрело нужный размер, а затем надела его на Драко, что было сложновато сделать с неподвижным человеком. Все это включало много поднятий и переворачиваний, так что к окончанию ее трудов Малфой довольно-таки испачкался.
Другое заклинание подняло его в воздух и создало золотые путы, которые обвили запястья и лодыжки Малфоя. Гермиона наложила на него Заглушающее заклинание, а затем отменила заклятье парализации. Малфой немедленно начал кричать, но не смог издать ни звука. Гермиона усмехнулась, и, повинуясь движениям ее палочки, путы растянулись и потащили его к квиддичным кольцам, привязав к центральному шесту. Выглядел он там словно объект ритуального жертвоприношения, ждущий, когда какой-нибудь дракон прилетит полакомиться. Рон с Гермионой засмеялись и подобрали пустую чернильницу.
- Тренировка Хаффлпаффа через четырнадцать минут, и время идет, - сообщил Рон. Портключ возвратит их в кабинет Снейпа за десять минут до тренировки.
Гермиона кивнула и наслала на Малфоя легкое заклятье правды, которое узнала вчера. Оно было не очень мощное, но если жертва оказывалась не готова и не очень умела стряхивать заклятия, управляющие разумом, такие как Империус, то какое-то время оно работало. Взгляд Малфоя слегка расфокусировался, когда оно возымело действие. Гермиона улыбнулась шире и сняла Заглушающее заклинание.
- Малфой, - весело произнесла она, - сейчас ты расскажешь, как именно сыграл ту маленькую шутку надо мной и Снейпом. Ну?
Малфой тупо кивнул и начал говорить:
- Разработка плана заняла шесть с половиной недель. Я даже думал над ним летом. Мы с Панси Паркинсон, Креббом и Гойлом приготовили Оборотное зелье и во время ухода за магическими существами стащили расческу Лаванды Браун, чтобы достать ее волосы. Приготовление снотворного зелья заняло три недели, так что я сварил его одновременно с Оборотным. Я разбавил снотворное зелье в одинаковых пропорциях для обоих из вас, исходя из веса и физической силы, и зная, что Снейпу нужно будет пройти дальше, чем тебе. Он дошел до своей комнаты, ты поднялась по лестнице в холле. За день до этого мы подслушали пароль Снейпа для его личных комнат. Затем мы проследили за гриффиндорскими первокурсниками, чтобы узнать, где находится ваша гостиная, и какой там пароль. Мы подлили зелье тебе и Снейпу и шли за тобой из Главного зала. Мы подождали, пока ты упадешь. Гойл подобрал тебя и отнес в тайный проход в подземельях. Я снял с тебя одежду и забрал палочку, отдав их Панси. Она взяла с собой Кребба, чтобы стоял на стреме, и отправилась в гриффиндорскую гостиную, предварительно выпив Оборотного зелья с волосом Лаванды, и положила вещи тебе на кровать. Я удостоверился, что ты точно без сознания…
- Как именно? – с подозрением спросила Гермиона. Что-то в том, как он это сказал – улыбаясь, несмотря на то, что заклинание затуманивало разум – встревожило ее.
- Я потрогал тебя. Мы с Гойлом от души посмеялись над этим.
- Где ты меня потрогал?! – взревела Гермиона. – «О, какой ужас!»
- Вот теперь ничто не остановит меня от твоего убийства, - прорычал Рон, его уши и шея покраснели, и он уже достал волшебную палочку. Гермиона положила руку ему на плечо, не зная, хочет ли она удержать его этим от попадания в неприятности или просто желает добраться до Малфоя первой.
- Так, ничего особого, - ответил Драко, ухмыляясь. Заклинание прекращало свое действие, к Малфою уже возвращались эмоции. – Просто пробежался по ней руками, а затем отнес в комнату Снейпа. Гойл стоял на страже. Снейп уже спал в кровати, так что я его перевернул, раздел заклинанием и устроил на нем Грейнджер. Накрыл их одеялом и ушел.
Гермиона не могла мыслить ясно. Она так сжала чернильницу, что костяшки пальцев побелели. Он опоил ее, похитил, раздел, трогал, пока она спала, и, наконец, положил в компрометирующую позу со Снейпом. Почему именно Снейп?! Она убьет его, она убьет его, убьет его, убьет его…
Гермиона сделала шаг, но не успела достать волшебную палочку, как почувствовала знакомый рывок – это активировался портключ – и врезалась в Рона, уже оказавшись в кабинете Снейпа.
- Как все прошло? – жадно спросил тот.
Гермиона не ответила. Она восстановила равновесие, развернулась и направилась к двери.
- Я убью его, - прошептала она. – Я убью его!!!
Рон уставился на нее: он еще никогда не видел Гермиону такой сердитой. Снейп, который когда-то был неплохим игроком в квиддич и имел хорошие рефлексы, быстро оправился от шока, бросился к Гермионе и, прежде чем она достигла двери, поднял за талию в воздух, чтобы остановить.
- Я убью его!!! – кричала она снова и снова, молотя руками и ногами, чтобы освободиться, и чуть не умудрившись при этом опрокинуть Снейпа.
- Успокойтесь! – прорычал он, борясь с ней.
- Вам легко говорить! Вас Малфой не лапал, пока вы спали! – выкрикнула она.
Рон, находящий всю эту сцену очень забавной, еле сдержал смех, представив, как Малфой гладит храпящего Снейпа.
- Гермиона… - медленно произнес он, пытаясь ее урезонить: он сам убьет Малфоя, позже, когда убедится, что Гермиона не доберется до того первой – следовательно, нужно ее успокоить.
- Я убью его!!! Я должна была догадаться, когда он заглянул мне тогда в вырез блузки…
- Послушайте меня! – прошипел Снейп, слишком занятый ее удержанием, чтобы удивиться этому заявлению (а вот Рон теперь выглядел почти таким же разъяренным, как и Гермиона – он определенно боролся с желанием броситься за дверь сам). – Вы все равно не сможете его убить, так что прекратите это. Если хотите пойти к Дамблдору, можно попытаться, однако тогда придется объяснять то, что объяснить будет сложно. Но мы можем отомстить. Око за око, зуб за зуб, шутка за шутку – это полная хогвартская версия. Понимаете?
Гермиона прекратила пинаться, и Снейп ее отпустил. Тем вечером Малфой пялился на нее не больше, чем некоторые парни в Хогвартсе. Черт, да она замечала, как Рон и даже Гарри смотрят иногда на ее грудь или тыл. Так что Гермионе тут не на что жаловаться, тем более, что блузка была полурасстегнута. Но трогать ее во сне было непозволительно. Это заслуживает гораздо худшего наказания, чем просто шутка в ответ. Что случится, если она пожалуется о том, что сделал Малфой? Вытянут ли его связи матери? Нарцисса Малфой никогда не была Пожирательницей смерти; она многое сделала, чтобы восстановить репутацию Малфоев, и до сих пор имела достаточно знакомых в министерстве. К тому же, Драко еще не закончил школу, так что большая часть возможных наказаний будет в любом случае отменена. Конечно, можно предъявить официальное обвинение, но на суде ей придется признать, что это она привязала Малфоя к воротам, одетого в лифчик и стринги. И сказал ли он правду? Это заклинание не очень сильное, и Малфой проявлял эмоции… нормально ли это для заклинания правды? Гермиона в этом сомневалась: эмоции должны возвращаться достаточно медленно, по мере того как эффект заклятья спадает, и это состояние должно было держаться дольше. Малфой мог выдумать все это признание или рассказать полуправду. Это очень на него похоже – солгать, просто чтобы взбесить Гермиону. Она не сомневалась в том, что он рассказал о ходе выполнения той шутки, но трогать ее… Гермиона была не в его вкусе (по крайней мере, очень надеялась), и что-то подсказывало ей, что Малфой не стал бы этого делать. Слизеринцы видели в магглорожденных ведьмах только «грязную» кровь. Возможно, он прибавил все это, потому что знал, что она будет расстроена… ну конечно! Малфой решил: если Гермиона подумает, что он сделал что-то настолько ужасное, то расскажет об этом Дамблдору. В таком случае о его шутке узнает вся школа, а Гермиону накажут за то, что она привязала Малфоя к квиддичным воротам. Малфою же ничего не будет, потому что он на самом деле не делал этого. Гермиона все больше убеждала себя, что заклинание правды вообще не сработало… и если бы Малфой действительно это сделал, он бы ни за что не рассказал: ведь он не хочет вылететь из школы.
Скорее всего, он ее не трогал. Тем не менее, Малфой очень ее разозлил. Гермиона не пойдет к Дамблдору, но вне зависимости от того, трогал Малфой ее или нет, она отомстит так, как будто это правда. Еще оставался тот случай, когда он разглядывал ее в коридоре. Да, ничего особенного, но Гермиона все равно не спустит ему это с рук.
- Гермиона? Ты как? – осторожно спросил Рон.
- Все нормально, - отсутствующе ответила она. – Я просто подумала…
Гермиона рассказала им о своих мыслях, и Снейп с Роном согласились. Они начали разговор об идеях мести, что в присутствии Рона было куда как более неловко. Прежде чем они утвердили какой-нибудь план действий, в камине взметнулось зеленое пламя, и появилась голова МакГонагалл.
- Северус! – воскликнула она. – Это то же самое, что мы сделали с Поттером и Блэком! Драко Малфой привязан к квиддичным воротам в женском нижнем белье!
Тут она увидела Гермиону и Рона.
- То есть… э-э-э… это отвратительно! Когда м-мы узнаем, кто это сделал, придется… придется его серьезно наказать. Сейчас там большая часть школы и… нам лучше поторопиться, чтобы посмотреть. Э-э, посмотреть, сможем ли мы найти виновника, конечно же.
- Ясно, – сухо ответил Снейп. Голова МакГонагалл исчезла, и он продолжил: – Старая добрая Минерва… вы так на нее похожи, Грейнджер. Ладно, пойдемте, «поищем улики».

***

Драко вскрикнул от разочарования, когда Грейнджер и Уизли исчезли. Он надеялся, фальшивая история о том, что он с ней сделал, выведет Грейнджер из себя достаточно, чтобы она осталась на стадионе слишком долго и попалась. Ее слабенькое заклинание правды почти не возымело эффекта: может, Драко и не лучший ученик, но он сын Пожирателя смерти, Мерлина ради, – сопротивление заклятьям, воздействующим на разум, вроде Империуса или заклятий правды, было частью его начального магического обучения. Драко не предполагал, что они и вправду оставят его тут – он думал, это пустая угроза, чтобы заставить его сознаться, потому и рассказал, что сделал, а затем заставил эту историю звучать еще хуже, чтобы разозлить Грейнджер посильнее (но не настолько, чтобы они его убили). Ох, выражение ее лица… а лицо Уизли…
- Отлично, команда, - послышался голос со стороны раздевалок, - давайте тренироваться как перед Кубком Мира по квиддичу!
«О нет. Что там Уизли говорил о тренировке Хаффлпаффа?»
Через несколько секунд в поле его зрения попали семь хаффлпаффских игроков, почти тут же заметивших Драко. Какое-то время хаффлпаффцы просто таращились на него, а затем одновременно расхохотались.
- Я пойду, скажу Ханне, - выдохнула Сьюзан Боунс, направляясь к замку.
- Стой! – позвал Эрни Макмиллан, капитан команды. – Мы не можем просто рассказать своим друзьям, это неправильно!
Драко недоверчиво уставился на него, но затем увидел, как злобно поблескивают глаза Макмиллана, и мысленно застонал.
- Сьюзан, расскажи хаффлпаффцам, всем хаффлпаффцам, что ты увидела. Элеонора, сообщишь рэйвенкловцам. Кевин, берешь на себя Гриффиндор, и убедись, чтобы об этом точно узнали Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер и оба Уизли. Лаура, в библиотеку, Роза, ты в Большой Зал, и Захарий…
- Я остаюсь с тобой, - прервал его Захарий Смит. – Это просто великолепно! К тому же, ты ведь не хочешь, чтобы обвинили тебя, а это могут сделать, если ты будешь стоять тут один.
- Ладно. Эй, и Сьюзан, будешь в спальнях, захвати мой фотоаппарат! – крикнул Эрни вслед команде.
В эту минуту Драко поклялся: чего бы оно ему ни стоило, Грейнджер заплатит за это, дорого заплатит.
Глава 7. С гриффиндорцами шутки плохи


- Увидимся, Гарри, Джинни, - крикнул Шеймус Финниган.
- Пока, Гарри, - Дин Томас намеренно проигнорировал Джинни: их отношения закончились не очень хорошо. В большей степени это была заслуга Рона с его назойливой опекой.
- Пока, - рассеянно ответили оба. Они с головой ушли в тихий разговор о том, что сейчас делают Гермиона и Рон, и не обращали внимания на происходящее вокруг.
Но когда Дин и Шеймус открыли портретный проем, чтобы выйти, в гостиную вбежал невысокий четверокурсник – ловец Хаффлпаффа по имени Кевин Уитби – он был одет в желтую квиддичную мантию.
- Слушайте все! – крикнул Кевин. Гриффиндорцы с изумлением на него уставились: мало у кого с других факультетов хватило бы духу ворваться в гриффиндорскую гостиную неприглашенными, и среди этих смельчаков едва ли были хаффлпаффцы. – Если кому интересно, на квиддичном поле привязан Драко Малфой в дамском белье!
- Что?! – воскликнули несколько человек. Половина находившихся в гостиной рванулась к портретному проему, остальные подбежали к окну, тщетно пытаясь разглядеть квиддичный стадион. Гарри и Джинни притворились потрясенными и бросились к выходу.
- Гарри! Джинни! – позвал Кевин. – Вы не видели Гермиону и Рона? Эрни сказал сообщить им.
- Они пошли в библиотеку, Кевин, - ответила Джинни. – Пошли скорей! Не стой здесь, такое нельзя пропустить.
К тому времени, когда гриффиндорцы добрались до поля, практически все рэйвенкловцы и хаффлпаффцы были уже тут, затесалось даже несколько слизеринцев. Фотоаппараты щелкали не переставая, стадион заполняли смех и издевки. Прибежала МакГонагалл, за ней по пятам спешили Снейп, Рон и Гермиона.
- Ты! – завопил Малфой, свирепо глядя на Гермиону. Снейп снял заклинание, привязывавшее Малфоя, и, когда тот упал, бросил ему свою мантию.
Снейп и МакГонагалл заставили толпу разойтись, оставив позади только Гарри, Джинни, Рона, Гермиону и Эрни Макмиллана (который был, во-первых, старостой школы, а во-вторых, именно тем, кто нашел Малфоя).
- Это были они! – прорычал Малфой, указывая на Гермиону и Рона.
- Это правда, мисс Грейнджер? – серьезно спросила МакГонагалл.
Гермиона затрясла головой, но прежде, чем она смогла ответить, к Малфою обратился Снейп:
- Как долго ты здесь находился, Драко?
- Где-то полчаса, может, минут сорок пять, - ответил Малфой. - Они использовали портключ примерно за десять минут до того, как пришли хаффл…
- Они находились в моем кабинете почти с полудня, - прервал его Снейп, - обсуждали со мной, как им провести отработку.
Малфой удивился.
- Тогда это, должно быть, Поттер и мелкая Крысли притворялись ими! – воскликнул он, зло уставившись на Гарри и Джинни.
- Мы были в гостиной где-то с десяти или с половины одиннадцатого, - огрызнулся Гарри, – спроси кого хочешь. Дин и Шеймус собирались выйти, когда вбежал Кевин Уитби и сообщил, что ты здесь. Мы не смогли удержаться и не прийти, – он ухмыльнулся.
МакГонагалл бросила понимающий взгляд на Снейпа:
- Другие догадки, мистер Малфой?
Малфой распахнул глаза, когда до него дошло, что происходит.
- Это и были Грейнджер и Уизли! Вы их покрываете! – закричал он на Снейпа.
- Я буду покрывать Поттера и его дружков в день, когда вы женитесь на магглорожденной, - невозмутимо ответил Снейп. – Уизли и Грейнджер были в моем кабинете. Желаете обвинить кого-то еще?
- И где бы мы достали портключ, интересно? – добавила Гермиона. – Их нельзя создавать без разрешения министерства.
- Держу пари, ты все равно знаешь, как его достать, всезнающая грязнокровка! – воскликнул Малфой.
- Мистер Малфой, я не потерплю подобных высказываний в этой школе! Десять баллов со Слизерина! Мисс Грейнджер, будьте добры, вашу палочку, - сказала МакГонагалл. Гермиона передала требуемое. – Приори Инкантатем!
Клочья дыма образовали подобие Заглушающего заклинания, которое сняла Гермиона. МакГонагалл вернула Гермионе волшебную палочку, и оба преподавателя невозмутимо посмотрели на Малфоя.
- Это определенно не заклинание для создания портключей, - сказала МакГонагалл, прерывая Малфоя прежде, чем он смог возразить. Она применила то же заклинание к палочкам Гарри, Рона и Джинни, но никто из них не использовал ничего даже отдаленно напоминающего заклинание для портключей.
- Это все улаживает, мистер Малфой. Раз уж вы не рассмотрели тех, кто на вас напал…
- Я рассмотрел, это были они! – настаивал он. Малфой сердито глянул на Снейпа, прекрасно понимая, что не стоит обвинять в наложении незаконного заклинания преподавателя, тем более Снейпа. Тот послал ему мимолетную злую усмешку, которая исчезла прежде, чем ее увидела МакГонагалл.
-… тогда я поговорю с директором о том, чтобы найти другие улики, - безучастно продолжала МакГонагалл. – А пока советую вам вернуться в гостиную и надеть что-то более подобающее.
- Не забудьте вернуть мою мантию, - бросил Снейп. Драко смерил сердитым взглядом всю компанию и поспешил в замок, его обычно бледное лицо порозовело.
Все смотрели, как он уходит, еле сдерживая улыбки. Удивительно, но первой рассмеялась МакГонагалл.
Школьники уставились на нее, ошеломленные видом обычно чопорной и высоконравственной учительницы, сейчас согнувшейся от хохота.
- О, это настоящая потеха! – выдавила она сквозь смех. – Какой у него был вид!
Снейп улыбнулся.
- Мы стерли с его лица усмешку, да? – и он тоже расхохотался.
Гарри, Рон, Джинни и Эрни, никогда за предыдущие годы не видевшие, чтобы Снейп смеялся, осторожно подались назад, будто он мог быть опасен.
- Ах да… и двадцать баллов Гриффиндору, - сказала МакГонагалл. – По пять каждому из вас.
Гриффиндорцы нервно сглотнули, в ужасе, что МакГонагалл их раскусила.
- За что? – спросил Гарри, отчаянно пытаясь принять невинный вид.
- Бросьте, Поттер, - МакГонагалл все еще смеялась, по лицу ее струились слезы. – В конце концов, это я помогла сыграть ту же шутку над вашим отцом двадцать пять лет назад.
Гермиона вздохнула: можно было ожидать, что МакГонагалл все поймет, раз уж они скопировали шутку, в которой та принимала участие.
- Вы нас сдадите? – тихо спросила она.
- Так это вы привязали его к воротам? – потрясенно воскликнул Эрни. Он выпятил грудь, и значок старосты школы блеснул в свете солнца. – Но… но ведь ты тоже староста школы, Гермиона! А вы трое – старосты факультета!
Гриффиндорцы пожали плечами, виновато улыбаясь.
- Но ведь у вас есть алиби!
- Алиби можно подделать, Макмиллан, - невозмутимо произнес Снейп. Он выпрямился и направил на Эрни свой самый угрожающий взгляд. – И если вы расскажете хоть одной живой душе об услышанном здесь, то пожалеете, что вообще узнали о существовании Хогвартса, я ясно выражаюсь?
- Да-да, яснее некуда, - поспешно сказал Эрни. Он не столько боялся наказания, сколько был потрясен предположением, что Снейп покрывает Рона и Гермиону. Эрни снова повернулся к гриффиндорцам.
- Так… так значит, вы… - он умолк, тряхнул головой и тоже начал смеяться. – Ребят, это потрясающе! Какой у Малфоя был вид, когда мы его обнаружили… как вы это сделали? Как вы вообще до такого додумались?
- Нам подсказал… друг, - невинно ответила Гермиона, косо глянув на Снейпа.
- Друг? – повторил Эрни, проследив за ее взглядом и недоверчиво уставившись на слизеринского декана. – В этой школе все сошли с ума!
- И без тебя знаем, - пробормотал Рон, посматривая на все еще смеющуюся МакГонагалл.
Эрни потряс головой:
- Спасибо вам за веселье. Это войдет в историю Хогвартса, вместе с преданием о том, как близнецы Уизли сбежали от жабы Амбридж. Что ж, пойду, найду команду, чтобы все-таки потренироваться в оставшееся время… хотя ради такого стоило сократить тренировку. Ну, увидимся.
- Я пойду, напишу Сириусу, - сказал Гарри после ухода Эрни, неловко переминаясь с ноги на ногу и поглядывая на двух самых строгих преподавателей этой школы, трясшихся от хохота подобно парочке сумасшедших гиен.
- А мне нужно написать Фреду и Джорджу. Придется использовать школьную сову, Сыч еще не вернулся от них, - произнес Рон, он осторожно наблюдал за Снейпом и МакГонагалл, как будто боялся, что это изменение поведения разовьется во что-то более пугающее.
- Мне тоже нужно послать письмо: Билл просил рассказать ему, как все прошло, - рассеянно проговорила Джинни, посмеиваясь при взгляде на двоих учителей. – Я написала ему, когда мы только начали это обдумывать.
- Я пойду с тобой, - решила Гермиона. – Думаю, стоит спрятаться прежде, чем на нас набросится толпа людей, ожидающих услышать всю историю. Кроме того, нужно придумать, как нам превзойти эту шутку.
- А если не удастся, - добавил Гарри, - я слышал, как какой-то слизеринец однажды помог моей маме вырубить Ремуса и оставить его голым в Запретном лесу.
Снейп попытался бросить на него уничижительный взгляд, но слишком сильно смеялся для того, чтобы это возымело должный эффект.
- Нам нужно продолжать выполнять и другой наш план, Грейнджер, - произнес Снейп вслед гриффиндорцам. – Завтра в семь?
Гермиона кивнула и ушла вместе с друзьями.
МакГонагалл наконец взяла себя в руки.
- О да, я совсем забыла, что вы с Лили учудили над Ремусом, - сказала она, посмеиваясь. – Та шутка тоже была отменной.
- Полностью согласен, - спокойно ответил Снейп.
- Так… Малфой что-то сказал о портключе? – продолжила МакГонагалл. – Отличная мысль. Мы тоже должны были об этом подумать.
- Идея Грейнджер, - пожал плечами зельевар.
- Кстати, а что там за другой план? – спросила МакГонагалл по пути к замку.
- Думаю, скоро сама узнаешь, – уныло ответил Снейп.
- Ну хватит, Северус, ты можешь мне доверять! – умоляла МакГонагалл.
- Знаю, но шутка, над которой мы работаем, связана с ужасно неловким положением.
- О, ну теперь ты просто обязан мне рассказать, - настаивала МакГонагалл. – Что, более неловким, чем через которое мистер Малфой прошел сейчас?
- На мой взгляд, да, - ответил Снейп. – Хоть я и не испытал удовольствия быть привязанным к квиддичным воротам в нижнем белье Грейнджер.
МакГонагалл приподняла бровь:
- Отлично, я сама разузнаю.
Снейп поморщился, представив, что будет, если МакГонагалл услышит один из подстроенных разговоров с Грейнджер. - «О Мерлин».
И все же по мере приближения к замку он снова начал улыбаться. Он не веселился так с тех пор, как сам учился в Хогвартсе, до того как Пожиратели смерти убедили его присоединиться к ним. Снейп чувствовал себя… в каком-то смысле живым, как будто он снова учился в школе и придумывал, как бы получше унизить Джеймса Поттера. Внезапно он задумался, что было бы, если бы Темного Лорда не существовало… если бы он нашел себе жену и обзавелся семьей, и, возможно, устроился бы на работу, не связанную с обучением глупых детей. Если бы он смог перешагнуть через испорченное детство и стать счастливым.
- Чем бы я занялся, если бы первой войны не было, как думаешь, Минерва? – проговорился он.
МакГонагалл приподняла бровь:
- А что?
Он пожал плечами:
- Интересно.
Она бросила на него понимающий взгляд, видя сквозь показное равнодушие.
- Ну, Северус, сомневаюсь, что ты бы здесь преподавал, - сказала она задумчиво.
Снейп был чистокровным волшебником и унаследовал почти такое же состояние, что и Люциус Малфой. Он устроился работать преподавателем, когда начал шпионить на Дамблдора. Возможно, в самом начале ему нравилась идея стать учителем и уважаемым человеком, но это прошло, со временем он стал чувствовать все больше горечи и уныния из-за войны.
- Не знаю, - продолжала МакГонагалл. – Думаю, ты бы пошел дальше, жил нормальной жизнью.
- Скорее всего, - кивнул Снейп.
МакГонагалл бросила на него косой взгляд:
- Знаешь, Северус, еще не поздно. Никогда не бывает поздно.
Снейп фыркнул в ответ на избитое выражение, и все же понадеялся, что она права.

***

К тому времени, когда четверка гриффиндорцев вернулась в замок, вся школа гудела над этой историей. Когда они вошли в свою гостиную, там был почти весь факультет. Их приветствовали аплодисментами и одобрительными возгласами.
- Ох, черт с ним, - пробормотала Гермиона, прежде чем взобраться на стол, ухмыляясь от уха до уха. Она поклонилась, рисуясь. - Спасибо, спасибо! Пусть теперь весь Хогвартс знает, что с гриффиндорцами шутки плохи!
Гарри, Рон и Джинни засмеялись. Рон взобрался на один стол с Гермионой, Гарри и Джинни поднялись на соседний.
- И это далеко не последнее, что мы устроим! – воскликнул Рон.
- Закрывайте ставки! – выкрикнула Джинни. – Эту шутку ничто не превзойдет, ручаюсь!

После того, как Гарри, Рон, Гермиона и Джинни неофициально признали ответственность за свою проделку, на них смотрели как на героев; несколько человек подарили им фотографии привязанного к шесту Малфоя. Большинство студентов, поставивших на то, что лучшая шутка будет за гриффиндорской четверкой, уже забрали деньги, совершенно не заботясь, что не прошло даже полугода, и война шуток далека от завершения.

Следующим вечером после ужина Гермиона снова отправилась в кабинет Снейпа, за ней по пятам крался очень злой и угрюмый Драко Малфой. Гарри и Рон не хотели отпускать ее в подземелья одну, теперь, когда Малфой жаждет крови. Гермиона ответила на это, что они предположительно не знают, куда она пошла, и не могут ее сопровождать. Брать же с собой Джинни будет куда опаснее, так как той придется стоять и ждать снаружи, где к ней может незаметно подкрасться Малфой, а Гермиона ничего не услышит из-за Заглушающего заклинания. Гермиона сомневалась, что Малфой нападет на нее: он должен будет понять, что Снейп ждет ее и отправится на ее поиски, если Гермиона не появится. К тому же это слишком рискованно – он ведь совсем недавно обвинил их в исполнении той шутки. И если Гермиона попадет под заклятие, вину можно будет легко возложить на Малфоя. Он, во-первых, прекрасно знает это, а во-вторых, должен предположить, что Снейп отомстит Драко, если что-то случится с его «любовницей». Но Гермиона согласилась, чтобы Гарри и Рон встретили ее в вестибюле через два часа после ужина, просто чтобы убедиться, что Малфой не нападет на нее по пути назад. Кабинет находился достаточно близко к вестибюлю, чтобы Малфой не посмел напасть на нее прежде, чем она выйдет из подземелий, из страха, что Снейп может услышать. Так что если только Малфой не был настолько глуп, чтобы попасться, Гермионе можно ничего не страшиться.
Но, несмотря на это, она не могла перестать волноваться при мысли о том, что очень сердитый Драко Малфой – сын Пожирателя смерти, не понаслышке знакомый с темными искусствами – шел за ней и в любой момент мог бы ударить в спину. После лестницы в подземелья Гермиона ускорилась и уже практически бежала по коридору, отчаянно желая добраться до нужного кабинета прежде, чем Малфой решит, что месть ей заслуживает того, чтобы попасться.
- Войдите, - ответил Снейп через секунду после ее стука.
Гермиона ворвалась в комнату и поспешно закрыла за собой дверь.
- Что-то не так, мисс Грейнджер? – спросил он.
Гермиона потрясла головой, беззвучно произнесла: «позже» и улыбнулась, кивнув на дверь, чтобы дать понять Снейпу, что Малфой там.
- Я просто по вас соскучилась, - сказала она, ухмыляясь при мысли о том, что сейчас думает Малфой.
- Вы опять опоздали, - заметил Снейп.
- Мне ужасно жаль, - простонала она. – Гарри и Рон думают, что я в библиотеке, но они все равно начинают что-то подозревать, когда я вот так сбегаю.
- Убедитесь, чтобы ваши опоздания не стали привычкой, - сказал Снейп и злодейски ухмыльнулся, - или мне придется вас наказать.
Тут он беззвучно рассмеялся, закрывая рот руками.
Гермиона уставилась на него, подавив нервный смех.
- Можете сделать это в любом случае, - ответила она самым страстным голосом, который смогла изобразить в то время, как отчаянно желала захохотать.
- Но ведь вам понравится, если я вас накажу? – Снейп умудрился спросить это невозмутимо.
- Мне всегда это нравится, - невинно ответила она.
Снейп решил, что сейчас самое время наложить Заглушающее заклинание. Но прежде, чем он смог это сделать, в коридоре послышался громкий звук – кого-то выворачивало наизнанку. Быстро скинув мантию и расстегнув несколько пуговиц на рубашке, Снейп прошел мимо Гермионы и открыл дверь.
Драко Малфой стоял в паре метров от кабинета, согнувшись, в то время как его рвало на каменный пол. Снейп сморщил нос и подождал, пока приступ прекратится, затем использовал Эванеско и смерил Малфоя неприветливым взглядом.
- Тебе следует пойти к мадам Помфри, Драко, - бросил он, прежде чем вернуться в кабинет, наложить Заглушающее заклинание и разразиться хохотом.
- Его что, стошнило? – воскликнула Гермиона.
- Да, - смеялся Снейп, - причем сильно. О, это потрясающе. Постойте, вы так и не рассказали, как ему понравились ваши засосы.
Гермиона нахмурилась и рассказала про тот случай.
- Я готова была задохнуться от злости, - произнесла она. – Это отвратительно.
- Ну, он же парень. Ничего необычного, - утешил ее Снейп. – Я понимаю, что вам это противно… но попробуйте отнестись к этой истории спокойно и просто добавить ее в список причин, по которым хотите с ним разобраться.
- Постараюсь, - кивнула Гермиона. – Что ж, мне пора. Гарри и Рон ждут в холле – ну, знаете, чтобы быть уверенными, что Малфой ничего мне не сделает.
- Может, вас проводить? – нахмурился Снейп.
Она потрясла головой:
- Нет, если Гарри и Рон вас увидят, это все испортит.
- Ну хорошо. До следующего раза.
Гермиона кивнула и ушла, на полной скорости направляясь в вестибюль; из-за страха перед Малфоем она ничего вокруг не замечала.
Гарри и Рон поджидали подругу рядом с лестницей. Когда они увидели ее, то просто уставились с широко раскрытыми глазами. Гермиона остановилась, сбитая с толку.
- В чем дело, ребят? – спросила она.
Гарри с трудом сглотнул, покраснел и отвернулся:
- Э-э, Гермиона? А где твоя одежда?
Гермиона посмотрела вниз. На ней не было ничего, кроме черного кружевного бюстгальтера и стрингов.
Глава 8. Полномасштабная война


Джинни неотрывно смотрела на портретный проем, ожидая, когда ее друзья вернутся с последней встречи со Снейпом. Наконец вошел Рон – один.
- В чем дело? – нахмурилась Джинни. – Где Гермиона? И Гарри?
- Э-э, у нас небольшая проблемка, - Рон понизил голос до шепота. – Как можно незаметнее достань что-то из ее одежды и иди в Выручай-комнату.
Минут десять спустя Джинни подошла к месту назначения со сменной одеждой. Гермиона была вне себя от злости; она расхаживала туда-сюда, одетая в мантию Гарри. Мантия оказалась ей велика и соскальзывала вниз, открывая плечи и делая очевидным то, что на Гермионе нет блузки.
- Так, - поморщилась Джинни. – И что случилось?
- Должно быть, Малфой заклял ее, когда она вышла из кабинета Снейпа, - объяснил Рон.
- Да неужели? – вскинулась Гермиона. – Не могу поверить, что я этого не заметила. Меня мог увидеть кто угодно… хоть вся школа…
- А что он сделал? – спросила Джинни.
Гермиона распахнула мантию, открывая взору бюстгальтер и стринги, которые они надевали на Малфоя.
- Заклинание иллюзии, - прорычала Гермиона. – Оно будет длиться три часа.
- Ну, по крайней мере, одежда вернется, - утешил ее Рон.
- И волшебная палочка тоже, - добавил Гарри.
Во время последнего посещения Хогсмида они вчетвером купили специальные наручные кобуры для палочек – если резко двинуть запястьем, волшебная палочка вылетала из кобуры прямо в ладонь. На этих кобурах были защитные заклинания, так чтобы палочку нельзя было повредить, а достать ее мог только владелец. Заклятье Малфоя повлияло не только на одежду Гермионы, но и на кобуру.
- Взгляни на это с хорошей стороны – по крайней мере, ты заставила его проблеваться.
Гермиона вздохнула и запахнула мантию.
- Что ж, значит, Малфоя ждет Запретный лес, - мрачно заметила она.
- Ну конечно, ждет, - успокоила ее Джинни, передавая Гермионе одежду, которую принесла. – Мы оставим его в самой глубине.
- А можно положить его рядом с логовом Арагога? – с надеждой спросил Рон. – Будет здорово, если Малфоя съест гигантский паук.
Гарри и Джинни засмеялись.
Уголки губ Гермионы дернулись, и она наконец хихикнула.
- Маленькая часть меня возражает этому, - сказала она. – Но остальная часть твердит: «да, черт возьми!»
- Просто та маленькая часть тебя – тупая, - заявила Джинни.
- Вообще-то, это моя логическая часть, - возразила Гермиона, надев принесенную Джинни одежду, после чего они вчетвером направились в свою гостиную. – Она доказывает, что в таком случае Малфой отплатит нам по-черному.
- Малфой отплатит нам в любом случае, - указал Гарри.
Гермиона медленно кивнула:
- Да, конечно. Просто… ну. Часть меня знает: чем дальше я буду в это погружаться, тем более вероятно, что в конце концов окажусь в Азкабане за то, что его придушила.
- Не смеши меня, - сказал Рон. – Ты не попадешь из-за такого в Азкабан. Тебя только похвалят.
- А даже если они попытаются тебя забрать, мы устроим побег, - обнадежила ее Джинни.
- Это понятное дело. Но, с другой стороны, если ты начнешь душить Малфоя, мы наверняка к тебе присоединимся, - добавил Гарри. – Так что отправляться в бега придется всем вместе.
Гермиона засмеялась.
- Ну что ж, тогда тебе стоит узнать у Сириуса, как нужно прятаться от дементоров, - сказала она. – Потому что я заставлю Малфоя страдать.

***

В школе творился совершенный беспредел.
Обычно война шуток была достаточно локальной, в ней участвовали далеко не все. В этот же раз она стала полномасштабной вследствие возросшего напряжения между слизеринцами и учениками остальных факультетов. В основном это было результатом войны с Волдемортом и присутствия Гарри в Хогвартсе: во время последней битвы Пожирателей и Ордена Феникса родителей многих слизеринцев убили либо посадили в Азкабан. С другой стороны, очень много учеников с разных факультетов потеряли родственников из-за Волдеморта и его Пожирателей смерти. Кроме того, благодаря масштабным и искусным шуткам, которые уже сыграли, гораздо больше людей захотели принять участие в веселье… веселье, из-за которого в больничном крыле ежедневно оказывались десятки учеников. Почти на каждый урок Снейпа, МакГонагалл и Флитвика приходил кто-нибудь, чтобы спросить противоядие или попросить снять заклятье, в зависимости от специальности преподавателя. Мало кто из семикурсников – и немногим меньше из остальных учеников – не оказался изуродован, окрашен в какой-то цвет, покрыт слизью или как-то еще пострадал от чьей-то проделки.
В промежутках между шутками высшей лиги очень часто исполнялись незначительные, но от этого не менее досадные проказы. В один и тот же день у Гарри вырос хвост, зад Рона стал настолько большим, что Рон не мог ходить, кожу и волосы Джинни окрасили в слизеринские зеленый и серебряный цвета, а Гермиону ударили заклинанием, из-за которого ее волосы завились и торчали на метр во все стороны в стиле прически «афро». Занятия то и дело отменялись, отработки назначались, а очки факультетов уменьшались с прямо-таки пугающей скоростью.

После того, как с ее одежды спало малфоево заклинание иллюзии, Гермиона в конце концов успокоилась достаточно, чтобы понять: Запретный лес – их лучшая идея. Так что было решено отложить ее до финишной прямой.
Вместо того, чтобы проснуться в Запретном лесу, Малфой, плюс, для хорошего счета, Кребб, Гойл и Панси Паркинсон, проснулись парящими над озером, их тела и одежды окрашены в красные и золотые полоски. Они все истерично вопили, пока гигантский кальмар забавлялся, тыча в них щупальцами. Было очевидно, что это дело рук гриффиндорцев – а еще очевидней, что сделали это Гарри, Рон, Гермиона и Джинни, – и раньше слизеринский декан снял бы с них кучу баллов и назначил отработки.
Вместо этого они получили несколько фотографий на память и двадцать баллов Гриффиндору от МакГонагалл.
Ответ Малфоя был не особо впечатляющим, по сравнению с некоторыми из других проделок. Слизеринец заставил исчезнуть заднюю часть мантий Гарри, Рона, Гермионы и Джинни с помощью заклинания Эванеско. К сожалению, это означало, что остальная часть одежды не хотела держаться вместе. Им пришлось завернуться в передние части мантий как в банные полотенца и отправиться искать профессора Флитвика, который прервал урок чар у второкурсников, чтобы вернуть одежды гриффиндорцев в прежнее состояние.
Чтобы отомстить, четверка обратилась к помощи Снейпа. Они трансфигурировали пару кубков в двух самцов шимпанзе и оглушили их, чтобы те не шумели. Затем Снейп оставил одного шимпанзе в спальне слизеринок с седьмого курса и одного – в спальне их однокурсников-мальчиков. Когда семикурсники вошли в свои спальни, они тут же были атакованы большим количеством испражнений шимпанзе. А еще в последующие дни ходило немало шуток о том, как один из шимпанзе попытался спариться с Панси и Миллисентой Булстроуд. Слизеринские спальни убирали несколько часов, а Малфою пришлось еще и лечить скверный укус на руке.
Месть Малфоя обещала быть совершенно отвратительной; сама мысль, что он использует заклинание одной фразы, показалась бы смехотворной. Следовательно, никто этого не ожидал.

Спустя неделю после случая с шимпанзе Гермиона сидела в Большом зале на ужине. Гарри сел рядом с ней, Рон напротив, вокруг – гриффиндорские семикурсники и несколько однокурсниц Джинни. Гермиона повернулась к Гарри и попросила:
- Гарри, передай соль.
Как раз перед этим Малфой увидел, что она собирается заговорить и послал в нее заклинание.
Так что все кроме Гермионы услышали:
- Хочешь заняться сексом в библиотеке?
Сидящие вокруг студенты замерли и потрясенно уставились на нее, у Рона начали краснеть уши и шея.
- Че… го? – выдавил Гарри.
- Гарри, передай соль, - повторила Гермиона, не замечая ничего странного.
- Хочешь заняться сексом в библиотеке? – услышали Гарри, Рон и остальные.
- Э-э-э… Гермиона…
- Может наконец перестанешь на меня пялиться и передашь чертову соль?! – Гермиона начала сердиться.
- Хочешь заняться сексом в библиотеке?! – потребовала Гермиона.
Гарри нервно сглотнул и глянул на Рона – теперь их подруга казалась раздраженной тем, что ей не отвечают. Рон выглядел так, словно был готов взорваться от бешенства.
- Ну здравствуй, Грейнджер, - Малфой подошел к ним, ухмыляясь. – Как себя чувствуешь?
- Шел бы ты отсюда, Малфой, - ответила она холодно, с прищуром глядя на него. Для Гарри и Рона это выглядело так, словно она оценивающе посмотрела на Малфоя, прежде чем предложить ему переспать.
- Может, в другой раз, Грейнджер, - засмеялся Малфой.
- Какого черта ты делаешь?! – закричал Рон на Гермиону так внезапно, что сидящие поблизости подпрыгнули.
- В чем дело, Рон? – спросила она в замешательстве, удивляясь, почему он так зол, что она сказала Малфою уйти. Наблюдающим показалось, что она сделала Рону предложение неуверенно, как будто не знала, захочет ли он, во всяком случае, не так, как захотели бы Гарри или Драко. Тут Гарри взглянул на Малфоя и все понял.
- Это заклинание одной фразы, Рон, должно быть, Малфой ее заклял, - прошипел Гарри, не желая, чтобы услышал кто-нибудь еще: он надеялся отвести Гермиону в больничное крыло прежде, чем все поймут, что сделал Малфой.
Гермиона не расслышала всего, что сказал Гарри, она уловила только: «должно быть, Малфой ее заклял». Предположив, что Малфой сыграл над ней шутку, которой она пока не заметила, Гермиона вскочила, сердито глядя на слизеринца.
- Ты заплатишь за это, Малфой!!! – крикнула она, сытая по горло его выходками.
Звон и лязг сопровождал падение кубков и столового серебра; люди замирали с куском бутерброда во рту и не донеся стаканов с соком до губ.
Гермиона остановилась, прежде чем достать волшебную палочку, удивляясь, почему в Большом зале воцарилась полнейшая тишина. Никто не шевелился. Учителя, сидящие за своим столом, были слишком потрясены, чтобы реагировать. Гарри закрыл лицо ладонями. Рон, похоже, готов был упасть в обморок.
Гермиона только что – громко – предложила Малфою заняться сексом.
- Мы еще доберемся до тебя, Малфой! – прорычал Гарри, наконец придя в себя, и вскочил на ноги, хватая Гермиону за руку.
- За что ты на меня-то злишься, Поттер? – отпарировал Малфой, ухмыляясь. – Это Грейнджер хочет заняться сексом, а не я.
Гермиона разинула рот, она не могла поверить в то, что он сейчас сказал.
- Хотя, если подумать… - продолжил Малфой, усмехаясь и глядя на взбешенного Рона.
- Пошли, Гермиона, мы отведем тебя в больничное крыло, - позвал Гарри. Он был бы не прочь хорошенько проклясть Малфоя, наплевав на присутствие учителей, но знал, что должен как можно скорее вывести отсюда Рона. Видя, что Гермиона хочет возразить, он закрыл ей рот ладонью и практически выволок подругу из зала, Рон поспешил за ними.
- Я знал, что книги – не единственная причина, по которой она столько времени проводит в библиотеке! – крикнул им вслед Малфой и направился к своему месту, хихикая как сумасшедший.
Гермиона все пыталась что-то сказать, несмотря на мешающую ей руку.
- Послушай, Гермиона, в тебя попали заклинанием одной фразы, - сказал ей Гарри. – Молчи, ладно? А то кто-нибудь может услышать.
Гермиона кивнула, и Гарри ее отпустил. Она молча шла за ними в больничное крыло, удивляясь, что же за фразу она повторяла и как долго.
- Ох, ну что с вами опять случилось? – раздраженно спросила мадам Помфри.
Гарри, Рон и Гермиона так часто за прошедшие годы бывали в больничном крыле, что ей казалось, будто тут они и живут. Ну а с начала войны шуток она видела их еще чаще.
Гермиона, не задумываясь, начала отвечать:
- Малфой наложил на меня…
Мадам Помфри удивленно распахнула глаза:
- Что ж, мисс Грейнджер, одно из двух: либо я не все о вас знала, либо в вас попали заклинанием одной фразы.
- Кажется, его видоизменили, - вставил Гарри. – Она не понимает, что говорит.
- Это очевидно, иначе она бы молчала, - сухо ответила мадам Помфри.
- Что я говорю, Гарри? – обеспокоенно спросила Гермиона, но, конечно, все что тот услышал – это еще одно предложение секса.
- Лягте вон там, Грейнджер, а я пойду, поговорю с профессором Дамблдором, - устало сказала мадам Помфри. – Может, он знает, что сделали с заклинанием.
Гермиона вздохнула и легла на больничную кровать. Гарри и Рон сели по обе стороны от нее, избегая смотреть друг на друга. Теперь, когда публичное унижение было позади, ситуация начала казаться забавной.
- И не смейте ржать, - угрожающе произнесла Гермиона.
Они оба фыркнули от того, насколько сердито может звучать предложение заняться сексом в библиотеке, но умудрились удержать большую часть веселья внутри.
Глава 9. Почему совам нельзя давать канареечные помадки


Через несколько минут Гарри, Рон и Гермиона услышали в коридоре голоса и оглянулись на вход, надеясь, что это мадам Помфри вернулась вместе с Дамблдором. К их потрясению, в палату вошли близнецы Уизли.
- Фред, Джордж! – приятно удивился Гарри. – Как дела?
- Привет, ребят, - сказал Джордж. – Хорошо, а у вас?
- Держимся, - пробормотал Рон, косо глянув на Гермиону.
- Что сейчас случилось в Большом зале? – жадно спросил Фред. – Все потрясенно молчат или шепчутся, а слизеринцы смеются. Невилл сказал нам, что вы пошли сюда.
- Ну… - Гарри попытался быстро что-то придумать.
- Вы почему не ответили на мое письмо? – спросил Рон, чтобы сменить тему. – Я уж начал думать, что-то случилось с Сычом.
- Да, насчет этого… - с виноватым видом начал Фред.
Взгляд Гермионы метнулся от Фреда к Джорджу, и опять к Фреду. Забыв про заклинание, она спросила:
- Что вы натворили на этот раз?
Гарри и Рон замерли, съежившись. Джордж с недоверием уставился на Гермиону, а Фред, похоже, был бы потрясен меньше, если бы она подкралась к нему сзади и ударила по голове бетонной плитой. Прежде чем Гарри или Рон смогли все объяснить, Фред оправился от удивления и ухмыльнулся с озорным видом.
- Ну конечно, Гермиона, - сказал он. – Я с удовольствием займусь с тобой сексом. Правда, мне всегда казалось, что ты предпочитаешь кровати, но если хочешь в библиотеке… кто я такой, чтобы спорить?
С лица Гермионы сошла вся краска. Она в ужасе оглянулась на Гарри, который кивнул, подтверждая ее худшие страхи, а затем повернулся к близнецам, чтобы пояснить:
- Э-э… ребят, на нее наложил заклятье Малфой. «Хочешь заняться сексом в библиотеке?» - это все, что она может сказать.
- Вот блин, - Фред нисколько не смутился (в отличие от Гермионы, покрасневшей под цвет своего факультета). - Так и знал, что не стоило надеяться.
- Заткнись, Фред, - рявкнул Рон, а Джордж засмеялся.
- Короче, почему вы не написали ответ? – спросил Гарри, чтобы предотвратить спор между близнецами и Роном, а также отвлечь всеобщее внимание от Гермионы, которая, похоже, готова была скормить себя мантикоре.
- А, ну, мы собирались… - начал Фред.
- Видите ли, у нас было много отличных идей… - продолжил Джордж.
- Но когда прилетел Сыч, мы как раз пытались убедить кое-кого попробовать Канареечные помадки…
- А это дурацкое подобие совы схватило одну и съело, – закончил Джордж.
- И? – с подозрением спросил Гарри.
- Ну, Канареечные помадки предназначены для людей, а не для сов, - объяснил Фред.
- Что привело к… побочным эффектам, - осторожно добавил Джордж.
- Что вы сделали с моей совой?! – заорал Рон.
- Ничего мы не делали! – испугался Джордж. – Он сам их съел, и, насколько мы можем судить, он здоров…
- А разве он не должен был уже превратиться обратно? – встревожено спросил Гарри.
- Если бы он был человеком, да, - печально ответил Джордж.
- Но так как Сыч – сова, пришлось оставить его в магазине, - сказал Фред. – Это просто убийственно для бизнеса: он огромный, ростом чуть ли не с Хагрида, а вы знаете, какой Сыч неугомонный…
- Почему вы мне не сообщили? – потребовал ответа Рон.
- И с кем бы мы отправили письмо? – спросил Фред. - Мы были слишком заняты, чтобы отлучаться, а свою сову отдали маме, так как Стрелка уже никуда не годится. А почтовое отделение в Косом переулке в руинах с того самого нападения Пожирателей, его никак не отстроят…
- Неужели так долго было аппарировать в Хогсмид и добежать сюда? – сердито спросил Рон.
- И чем бы ты помог? Ты бы просто расстроился и все, - произнес Джордж, хотя никто не купился на его дружеский тон. – Даже если бы мы решили, что это принесет пользу, оставить сверхактивную канарейку размером со слоненка в магазине одну – не очень хорошая идея.
- Почему тогда вы не взяли его с собой?! – завопил Рон.
- И как бы мы это сделали, Рон? Научили его аппарировать? Или запихнули в камин?
- Вообще-то, мы пытались, но не сработало… зато в следующем месяце нам установят камин побольше, так, на всякий случай.
- Так или иначе, нам пришлось подождать, пока Министерство не разрешило создать портключ.
- И это заняло целый месяц? – вопросил Рон.
- Эй, а ты сам попробуй объяснить отделу магического транспорта, что тебе нужен портключ, чтобы переправить в Хогвартс двухметровую канарейку! – с негодованием воскликнул Фред. – Мало кто автоматически разрешает нечто подобное, знаешь ли!
- Вообще-то, они послали ребят из отдела обеспечения магического правопорядка посмотреть, не пытаемся ли мы приобрести портключ незаконно, - добавил Джордж. – Можете быть уверены, когда они услыхали, как Сыч счастливо им чирикает, то вызвали подкрепление, так как подумали, что это ловушка, и мы устроили на них засаду со стадом гиппогрифов.
- А за это мы провели ночь за решеткой, если хотите знать, - раздраженно сказал Фред. – Мы всё объяснили, когда нам предъявили обвинение, но они все равно захотели провести полное расследование и все такое. То есть, после того, как перестали смеяться. Они не могли понять, откуда у нас гигантская птица и зачем нам нужно переправлять ее в Хогвартс.
- Так что теперь мы должны Биллу деньги за то, что он внес залог, - со вздохом продолжил Джордж. – А еще мы чуть не влипли в глубокое дерьмо за нарушение запрета на экспериментальное разведение: они были уверены, что именно так мы получили эту канарейку.
- К тому же, пришлось притормозить с новыми изобретениями, чтобы решить, как быть дальше, - мрачно произнес Фред. – Мы думали о том, чтобы его уменьшить, но побоялись, если он самопроизвольно превратится обратно в сову, то станет слишком маленьким, чтобы его можно было увидеть.
- Интересно, вы можете провести хоть три минуты, не попадая в неприятности? – раздраженно обратилась Гермиона к Фреду… как раз, когда вошла Джинни.
- Э-э… - Джинни в замешательстве перевела взгляд с Гермионы на Фреда. – Не буду спрашивать.
- Это заклинание одной фразы, - объяснил Гарри. – Она уже предложила переспать мне, Рону, Малфою, мадам Помфри и Фреду.
- Малфою?! – воскликнула Джинни. – О нет…
- Это было ужасно, - пожаловалась Гермиона.
Джинни вздрогнула:
- Гермиона, ты знаешь, что я тебя люблю, но, видишь ли, нет ничего более жуткого, чем когда ты так на меня смотришь и просишь переспать с тобой в библиотеке.
Гермиона вся сжалась, и Гарри успокаивающе похлопал ее по коленке.
- Короче, - произнесла Джинни, - мои друзья сообщили, что вы отвели Гермиону сюда… они сказали, что это связано с Малфоем, но не захотели говорить, как именно.
Гермиона печально вздохнула, и Гарри ее приобнял.
- Не волнуйся, мы ему отплатим, - утешил он.
- Да, и теперь у вас есть мы, чтобы давать советы, - добавил Фред.
- Ну а в крайнем случае, я слышал, что у Хагрида есть гигантская канарейка, которую можно натравить на Малфоя, - жизнерадостно сказал Джордж.
Рон зло глянул на него.
- А теперь, - продолжил Фред, - расскажите-ка нам в подробностях, как Гермиона проснулась голой рядом со Снейпом.

***

Гермиона дулась молча все время, пока искали способ лечения. К тому времени, когда его наконец нашли, ее злость достигла точки кипения.
- Как ты мог рассказать им?! – были ее первые слова, когда заклятье сняли.
- Я хотел, чтобы они знали, насколько все серьезно, - жалобно ответил Рон.
- И потому надо было рассказывать о таком?!
Гермиона кричала на Рона всю дорогу до гриффиндорской башни. Гарри и Джинни пытались ее успокоить, Фред и Джордж замыкали шествие, истерично смеясь. Когда они достигли портрета, Гермиона наконец замолкла (не потому, что перестала злиться, просто она не хотела, чтобы кто-то еще узнал о первой шутке Малфоя) и унеслась в свою спальню. Джинни последовала за ней, чтобы утихомирить подругу.
- Чокнутая, - сказал Джордж о Гермионе.
- Это все твоя вина, - набросился Рон на Фреда.
- Эй, а я откуда должен был знать, что ты не хочешь, чтобы она знала, что я знаю то, что знаешь ты? – ответил тот.
- Чего? – переспросил Джордж.
- Сначала вы превращаете мою сову в канарейку, а затем выводите из себя мою девушку! – завопил Рон.
- Рон, сегодня был очень долгий день, - устало сказал Гарри; уже приближалась полночь, и все это время они провели в больничном крыле. – Гермиона успокоится, ясно? Ее просто вывело из себя то, что она перед всей школой домогалась Малфоя, сама того не зная.
- И с чего бы она расстроилась? – невозмутимо произнес Джордж.
- Давайте просто обсудим идеи для войны, - продолжил Гарри. – К утру с Гермионой все будет в порядке.
Близнецы предлагали настолько невероятные замыслы, что через какое-то время Гарри и Рон стали делать записи. Два с половиной часа и полтора свитка пергамента спустя они набрали достаточно идей, чтобы обеспечить Малфою сладкую жизнь на три года. Близнецы ушли часа в два, и Гарри с Роном отправились спать, с нетерпением ожидая следующего дня.

Как Гарри и предсказывал, к утру Гермиона успокоилась, но затем Парвати и Лаванда сделали при ней несколько грубых замечаний насчет библиотеки, и Гермиона отказалась идти на завтрак. Гарри, Рон и Джинни захватили ей еды, и все вместе они отправились наружу, чтобы обсудить идеи Фреда и Джорджа. К звонку на занятия они уже решили исполнить следующую шутку над Малфоем в воскресенье, так как на субботу был назначен первый матч по квиддичу – Гриффиндор против Слизерина.

К сожалению, после матча в войне шуток пришлось сделать паузу: Гарри так разозлился на Кребба за то, что тот попал в Джинни бладжером, что выхватил биту у загонщика и послал бладжер прямо в живот слизеринца. Сила удара сбросила того с метлы… прямо на Малфоя, чей «Нимбус-2001» оказался не способен выдерживать такую тяжесть. Оба упали с двенадцатиметровой высоты. Удар о землю и Кребб, придавивший его сверху, привели к тому, что Малфой надолго застрял в больничном крыле.
Неделя отработок для Гарри вполне стоила того; единственное, что его огорчало – Джинни пришлось провести ночь в больничном крыле в компании Малфоя и Кребба. С другой стороны, Малфой все еще валялся без сознания, а Кребб был слишком туп, чтобы заниматься словесными перепалками. Малфой пришел в себя только через шесть дней, и прошло еще три недели, прежде чем мадам Помфри его отпустила. К этому времени уже настала середина декабря. Но не успели гриффиндорцы возобновить свою деятельность, как войну шуток снова пришлось приостановить на неопределенный срок.

Была пятница. Гарри, Рон и Гермиона возвращались из больничного крыла, где с их лиц и рук удалили чешую, когда заметили в холле большую толпу. Они поспешили туда: это очень напоминало тот случай, когда Амбридж уволила Трелони, или когда Фред и Джордж сбежали из Хогвартса. Ученики образовали большой круг, в центре которого стояли и кричали друг на друга два человека, которых троица еще не видела.
Пока Гарри, Рон и Гермиона пробирались сквозь толчею, парочка в центре стала вопить так громко, что их голоса стало возможно расслышать, несмотря на шепотки и смешки толпы.
- Ты так жалок! – кричала Джинни.
- А ты такая сука! – парировал Дин Томас.
Рон, почти миновавший толпу, замер, а затем рванулся вперед с ревом, который напугал бы и тролля.
Гарри и Гермиона уже привыкли к подобным вспышкам ярости, но в последние годы ситуация осложнилась тем, что Рон стал выше и сильнее, и его было сложнее остановить. В то время как другие студенты в ужасе отскакивали с пути Рона, Гарри и Гермиона, наоборот, рванулись к нему. Гермиона прыгнула Рону на спину и обхватила ногами, замедляя его достаточно, чтобы Гарри смог их обогнать и удержать друга, упираясь руками ему в грудь.
Дин был более чем испуган внезапным появлением Рона – что нисколько не удивляло: мало кто не испугался бы при виде крепкого парня ростом под метр восемьдесят, прущего на него, притом, что на его спине ехала девчонка, а другой парень пытался затормозить его спереди с таким видом, словно он своими руками останавливает грузовой состав.
Тем не менее, Дин быстро оправился. Увидев, что Рон притормозил, Дин хмуро повернулся к Джинни.
- Ой, смотрите, - заметил он сердито. – Старший братец снова хочет сунуть свой огромный уродливый нос в чужие дела.
- Прекрати разевать рот о моем брате, - презрительно сказала Джинни.
- Почему это? Все, что он делает, это сует всюду свой нос, он и все твои остальные тупые братья, которые вечно бегают вокруг и пыхтят как быки, - отпарировал Дин.
- Только не начинай! – воскликнула Джинни. – Ты с ними даже в сравнение не идешь! Перестань вести себя так, словно мы порвали из-за Рона! Последние новости – я бросила тебя не из-за его опеки, а потому что ты придурок!
- Нет, ты бросила меня, чтобы спать со всеми подряд! – прорычал Дин.
Гарри уперся каблуками в пол, когда Рон снова рванулся вперед. Медленно, но верно Гарри сдвигался к Дину и Джинни, которые, однако, не обращали никакого внимания на Гарри, Рона и Гермиону. Оба выхватили волшебные палочки.
- Каллистиаро! – взвизгнула Джинни.
- Монтреави! – одновременно завопил Дин.
Зеленый луч встретился с голубым и образовал золотой шар. Такое очень редко случалось в дуэлях – за всю историю было известно лишь несколько случаев. Сформировалось новое заклинание и от того, кто победит в состязании воли, зависело, в чью сторону оно полетит. Это напоминало сражение Гарри с Волдемортом на четвертом курсе.
Дин поддался первым: его рука дрогнула, он оборвал связь и побежал, пригнувшись, чтобы уйти с пути заклинания. К сожалению, Гарри, Рон и Гермиона стояли прямо за ним.
Сгусток энергии ударил Гермиону с достаточной силой, чтобы сбросить ее с Рона и швырнуть в толпу людей… а точнее, в Драко Малфоя, который с интересом наблюдал за ссорой…
Глава 10. Помощь Дамблдора


Усмешка Малфоя увяла, когда Гермиона врезалась в него, повалив на пол. Все бросились к ним, среди прочих Гарри, Рон и Джинни.
- Гермиона! Что с тобой? – закричала Джинни, протискиваясь к подруге с Гарри и Роном по пятам, про Дина все уже забыли.
- Что все это значит? – послышался строгий голос со стороны входа в подземелья.
- Это Снейп! – воскликнул кто-то.
- Бежим! – завопил кто-то другой.
Зеваки бросились во все стороны подобно голубям, что разлетаются при приближении автомобиля. Даже слизеринцы поспешили смыться, зная, что вендетта Снейпа против Малфоя отразилась и на его отношении к своему факультету. Через несколько секунд в холле остались только Снейп, Гарри, Рон, Гермиона, Джинни и Малфой.
Гермиона села (на ноги Малфоя, но ей было не жалко) и ошеломленно огляделась.
- Ай, - пробормотала она, а затем зло прищурилась и оглянулась в поисках Дина, но тот уже свалил со сцены.
Гермиона попыталась встать на ноги – и снова упала, удержанная тонкой золотой цепью, которая присоединялась к браслету на ее левом запястье. Он был около сантиметра шириной и плотно обхватывал руку. Другой конец цепи вел к точно такому же браслету на правом запястье Малфоя.
- О нет, - встревожено прошептала Гермиона. Она направила палочку на цепь: - Фините! Редукто! Диффиндо!
Гарри, Рон, Джинни и Драко тоже начали накладывать на цепь всевозможные заклинания, чтобы разорвать ее, но безрезультатно.
- В сторону, - рявкнул Снейп на Гарри, Рона и Джинни. – Дайте посмотреть.
Он подошел к Гермионе, сидевшей на коленях рядом с перепуганным Малфоем. Снейп подобрал цепочку и внимательно изучил ее, а затем ткнул палочкой, произнеся заклинание, которое должно было открыть ее тайны.
Ничего не случилось.
- Это нехорошо, - протянул Рон.
- Да неужели, Крысли? – огрызнулся Малфой. – Профессор…
Он остановился, не уверенный, станет ли Снейп ему помогать.
- Что же нам делать? – испуганно спросила у Снейпа Гермиона.
- Не волнуйтесь, мисс Грейнджер, - ответил тот, подавив желание засмеяться от выражения отвращения на лице Малфоя. – Мы идем к директору.

***

- Дамблдор это исправит, Дамблдор это исправит, - безостановочно повторяла Гермиона, следуя за своим преподавателем и друзьями к кабинету директора. Гермиона и Малфой шли так далеко друг от друга, как только было возможно – на расстоянии свыше двух с половиной метров: полтора метра на цепочку, остальное – на их вытянутые руки.
- Если я захочу услышать, как ты повторяешь какую-то фразу, грязнокровка, то использую заклинание, - прошипел Драко. Его никто не услышал, в том числе и Гермиона, монотонно повторяющая все те же слова.
- Все будет хорошо, - сказал Рон Гермионе, когда они подошли к горгулье, охраняющей вход в кабинет.
Гермиона как будто вынырнула из транса. Она рванулась вперед и схватила Рона за грудки, глядя на него с диким выражением на лице. Драко оступился от ее рывка и еле удержал равновесие.
- А что, если Дамблдор не сможет это исправить? – выкрикнула Гермиона, задыхаясь от паники. – Что, если он не сможет ее снять? Что, если мне придется остаться вот так навсегда? Здесь ведь нет ключа, Рон! Здесь даже нет замочной скважины! Что же я буду делать? Что я буду делать? Мне придется навсегда остаться прикованной к Малфою! Как я буду мыться? Как я буду учиться? Как я буду бегать на свидания, и выходить замуж, и искать работу, и делать все нормальные дела? Как я помогу вам спасти мир? Мерлин, что же мне делать?!
Рон, не очень умея разбираться с эмоциональными вспышками (тем более, со вспышками со стороны самой благоразумной из троицы), взглядом попросил Гарри о помощи. Но тот слишком хорошо знал, что, вопреки установившемуся мнению, Дамблдор – такой же человек, и ему подвластно далеко не все. Так что Гарри беспокоился не меньше Гермионы (хоть и не заходил настолько далеко в мыслях о жутких последствиях). Пока он пытался придумать, что сказать, Джинни сделала шаг вперед.
- Гермиона, - сказала она с совершенно серьезным лицом, - если мы не придумаем, как снять эту цепь, то просто отрежем Малфою руку, хорошо?
К этому моменту Гермиона была так далека от рационального мышления, что заявление Джинни тут же ее успокоило, вместо того чтобы заставить рассмеяться.
«Ну конечно, мы просто отрежем ему руку, и тогда я буду свободна», - с облегчением подумала она.
Гермиона слегка улыбнулась, отпустила Рона и поднялась на спиральную лестницу, еще волнуясь, но уже смотря на все гораздо оптимистичнее.
Они вошли друг за другом в кабинет директора и уселись перед его столом в наколдованные кресла. Дамблдор сидел на своем обычном месте, спокойный и невозмутимый, как будто совершенно не удивился, увидев эту шестерку вместе, и не заметил цепь, болтающуюся между Гермионой и Драко.
- Могу я узнать, что случилось? – все также невозмутимо спросил он Снейпа.
- Насколько мне известно, была дуэль, - ответил тот, - и в мистера Малфоя и мисс Грейнджер попало комбинированное заклятье.
- Вы случайно не разглядели дуэлянтов? – спросил Дамблдор с еле заметной улыбкой.
- Нет, директор, - сказал Снейп, стараясь не ухмыльнуться при виде ярости на лице Драко, одно это стоило того, чтобы позволить Томасу избежать наказания.
- Вы можете это исправить, профессор? – нетерпеливо спросил Драко, зная, что противоречить Снейпу бесполезно.
- Нет, - ответил Дамблдор, его спокойный тон просто выводил из себя. – Боюсь, что нет.
- Альбус! – рявкнул Снейп.
Все гриффиндорцы с любопытством повернулись к нему, но прежде, чем кто-нибудь успел спросить, в чем дело, Драко взорвался.
- В каком смысле «боитесь, что нет»? – его тон был почти истеричным. – Вы должны ее снять! Обязаны! Что случилось со всей этой чушью про величайшего волшебника в мире?! Я прикован к Грейнджер! Сделайте что-нибудь!!!
- Должно же быть хоть что-то! – воскликнула Гермиона, она была недалека от того, чтобы расплакаться.
- Я сделаю все, что смогу, - уверил ее Дамблдор. – Я начну искать способ решения этой проблемы. Это потребует тяжелой работы, но я уверен, что со временем…
- Со временем?! – вскочил Рон. – И как много времени?! Они не могут так остаться! Они что, вместе будут ходить в ванную? Делить комнату? Да он же убьет ее во сне!
- Заткнись, Рон, - рыкнул Гарри.
Все потрясенно уставились на него.
- Извини? – прогремел Рон. – Как ты можешь принимать сторону Малфоя?!
Драко уставился на Гарри, удивляясь тому же, и заметил, как тот бросил взгляд на крайне испуганную Гермиону. Ну конечно, Гарри не принимал сторону Драко, он просто не хотел, чтобы Гермиона начала паниковать: Рон озвучивал ее же страхи.
- Да не принимаю я ничью сторону, - сердито ответил Гарри. – Я просто пытаюсь оставаться спокойным.
- Спокойным? Как можно оставаться спокойным, когда Гермиона прикована к Пожирателю смерти? – взревел Рон.
- Заткни пасть! – Драко вскочил на ноги и направил волшебную палочку на Рона, прежде чем осознал, что делает. Его трясло от злости, в лицо бросилась краска. Драко страстно желал послать в Рона Круциатус, заставить его страдать. Слепая ярость затуманила зрение; он не видел ничего кроме испуганного лица Уизли, не слышал, не думал…
Драко почувствовал, как его плечо успокаивающе сжали.
- Драко, - прошептал Снейп. – Драко, все в порядке…
Драко почувствовал, что успокаивается, как будто его в буквальном смысле погрузили с головой в ледяную воду. Снейп стоял рядом и понимающе на него смотрел. Снейп был здесь, с ним, независимо от войны шуток. Снейп понимал. Снейп знал, каково это, даже лучше, чем сам Драко…
- Я так и знал, - выплюнул Рон. – Вы просто грязные убийцы, оба.
Драко уже собрался произнести слова ужасного проклятья, когда Снейп рванулся вперед, попытавшись схватить Рона за горло. Тот завопил и скакнул назад, а Снейп наткнулся на золотую цепочку и потянул ее за собой. Драко и Гермиону дернуло к нему, и они оба свалились на Снейпа, болезненно столкнувшись. Рон использовал эту возможность, чтобы сердито вылететь из кабинета.
- Гермиона! Ты как? – Гарри упал на колени и помог подруге выпутаться.
- Нормально, - простонала она, потирая руку. – Профессор?
Снейп поднялся на ноги.
- Этот маленький… - начал он зловеще, направляясь к двери.
- Северус, - предостерегающе сказал Дамблдор. – Вы трое, тоже, пожалуйста, садитесь. Мисс Уизли, вы не могли бы?..
Джинни была уже у выхода.
- Я поговорю с ним, - произнесла она, оглянувшись.
Гермиона вздохнула и вместе с остальными села обратно. Последнее, что ей сейчас было нужно – чтобы Рон распсиховался и перестал с ними разговаривать, а именно это он без сомнений и собирался сделать. Рон не понял, почему Гарри его заткнул, а теперь, когда он так зол, пройдет еще немало времени, прежде чем он выслушает причины. Не то, чтобы Рон захотел проводить много времени с Гермионой, когда к ее запястью прикован тот, кого он ненавидел больше всего из своих сокурсников – если не из всех людей вообще…
- Джинни найдет, что сказать, - утешил Гарри Гермиону, беря ее за руку.
Гермиона благодарно улыбнулась, переплетая свои пальцы с его. Как хорошо, что у нее есть Гарри: он всегда находился рядом, всегда старался ее приободрить.
- Как я говорил, - спокойно продолжил Дамблдор, - решение проблемы, несомненно, будет найдено, но это может занять какое-то время. Поэтому следует предпринять кое-какие меры.
- Например? – спросил Драко, он чувствовал себя гораздо спокойнее теперь, когда Снейп его поддержал. Даже если декан был на него рассержен, они все равно оставались на одной стороне, и это много значило для Драко.
- Во-первых, ваши занятия, - ответил Дамблдор.
- Сколько времени это, по-вашему, займет? – взволнованно спросила Гермиона. – То есть, нельзя нас… освободить на несколько дней или что-нибудь в этом роде?
Выражение ее лица говорило, что Гермиона совершенно этого не хочет. То, что Гермиона попросила снять ее с занятий, показывало, насколько ситуация серьезна.
- Я не знаю, сколько продлится это затруднительное положение, - мягко сказал Дамблдор. – Лучше всего для вас будет проводить время как обычно, насколько это возможно. Следует изменить ваши расписания, чтобы быть уверенными, что вы сможете посещать все занятия, а также по-прежнему выполнять обязанности старосты факультета и старосты школы.
- Где мы будем спать? – спросил Драко. – Как мы будем пользоваться ванной комнатой? Где мы будем есть, черт возьми?
- Боюсь, что обедать за столом Слизерина было бы неблагоразумно, - произнес Дамблдор, - так что вам придется принимать еду с гриффиндорцами.
- Это несправедливо! – воскликнул Драко, однако он слишком хорошо знал, что ни одному слизеринцу не понравится, если Гермиона будет находиться среди них. Черт, да ее проклянут, как только она приблизится к их столу, особенно теперь, когда война отдалила Слизерин от остальных факультетов еще сильнее.
- Справедливо или нет, но это необходимо, - ответил Дамблдор. – А что насчет того, где вы будете спать… полагаю, придется слегка переделать гостевую комнату.
- В Хогвартсе есть гостевые комнаты? – удивился Гарри.
- В Хогвартсе шестьдесят семь гостевых комнат, - заученно ответила Гермиона.
- Но почему тогда шармбатонцы и дурмстрангцы не остановились в замке? – спросил он.
- Они никогда не останавливаются, это традиция, - объяснила Гермиона. – Они слишком опасаются шпионажа или диверсии по отношению к своему чемпиону и поэтому живут вне замка. Хогвартс то же самое делает в гостях у Шармбатона или Дурмстранга. Отчасти поэтому они и не могут просто использовать каминную сеть или аппарировать в Хогсмид, и не пользуются портключами; их транспортные средства служат и жилищами. Когда к ним отправляется Хогвартс, мы путешествуем в…
- Знаешь, Грейнджер, вовсе не обязательно рисоваться при каждом удобном случае, - нагло прервал ее Драко.
- Заткнись, Малфой…
- Мисс Грейнджер, мистер Малфой, пожалуйста, - вмешался Дамблдор. – Гостевые комнаты есть и в гриффиндорской башне…
- Где именно? – прервал его Гарри.
- Напротив камина, за гобеленом с изображением гриффиндорского льва, - сообщила Гермиона. – Они есть в каждой гостиной.
- Вы хотите поселить меня в гриффиндорской башне? – пронзительно вскрикнул Драко.
- Вы хотите поселить его в гриффиндорской башне? – повторил Гарри, не менее пораженный.
- Вы хотите поселить его в гриффиндорской башне? – проскулила Гермиона.
- Вы хотите поселить его в гриффиндорской башне? – добавил Снейп, борясь со смехом.
- Да, хочу, - невозмутимо ответил Дамблдор. – Не вижу причин селить вас у Хаффлпаффа или Рэйвенкло, ну а Слизерин вне вопроса, учитывая нынешнее положение дел. Не думаю, что будет благоразумно поселять вас где-то еще, к тому же в большинстве остальных комнат нет личных ванных. А теперь, кто-нибудь еще видел эту цепь?
- Нет, не думаю, - сказал Гарри. – Я увидел ее, когда Гермиона встала, а к этому времени все уже разбежались.
- Полагаю, в таком случае лучше оставить ее в тайне. Если спросят, вас заставили проводить все время вместе как часть наказания за… так, что же будет хорошим поводом? О, знаю – за активное участие в войне шуток, - глаза Дамблдора замерцали, в то время как Гарри и Гермиона залились румянцем, а Драко закатил глаза. Снейп ухмыльнулся. – А заклинание невидимости не позволит никому узнать о цепи… Северус, не окажешь ли честь?
Нахмурившись, Снейп встал и дотронулся до цепочки волшебной палочкой. Это выглядело так, словно цепь растворилась в воздухе, но Гермиона и Драко по-прежнему чувствовали металлические браслеты у себя на запястьях.
- А теперь, - произнес Дамблдор, - боюсь, у меня есть неотложные дела. Я бы посоветовал вам ходить и сидеть как можно ближе друг к другу, чтобы никто не наткнулся на цепочку. Мисс Грейнджер, полагаю, вы покажете мистеру Малфою вашу новую комнату… я попрошу Добби приспособить ее и перенести ваши вещи. Пароль для стены – «дружба». Также скажите его портрету на входе в комнату, а затем измените на другой, по своему желанию.
- «Дружба»? Почему бы сразу не «любовь-морковь»? – раздраженно пробормотал Драко.
- Это отличная идея, мистер Малфой, - улыбнулся Дамблдор. – Распоряжусь, чтобы его сменили к вашему прибытию. Да, еще одно – я питаю надежду, что вы используете эту возможность, чтобы… м-м-м, изменить свое отношение друг к другу. Хотя бы попытайтесь.
Никто не воспринял это предложение всерьез, возможно, даже сам Дамблдор.
- «Любовь-морковь»? Отличный выбор, Малфой, - усмехнулась Гермиона, когда они вслед за Снейпом выходили из комнаты, Драко – неохотнее всех.
- Ох, замолкни, Грейнджер, - огрызнулся Драко, пока спиральная лестница несла их вниз.
- Заставь меня, - парировала Гермиона.
- Если настаиваешь… - Драко потянулся за волшебной палочкой, только чтобы обнаружить, что кончик палочки Гарри находится в пяти сантиметрах от его лица. Снейп, похоже, ничего не заметил и сейчас шел по коридору, не оглядываясь. Сердито посмотрев на Гарри, Драко убрал руку с палочки.
Гарри, Гермиона, Драко и Снейп приблизились к гриффиндорской башне и остановились перед портретом Полной Дамы.
- Справитесь дальше сами? – спросил Снейп у Гермионы. – Не думаю, что выдержу столько гриффиндорцев одновременно.
- Да… и я думаю, нам стоит… э-э… перестать… ну, знаете… - Гермиона попыталась найти верные слова, чтобы передать сообщение, не говоря напрямую.
- Да, конечно… на время, - быстро ответил Снейп. – До свидания, мисс Грейнджер… и предупреждаю, Драко, тебе лучше вести себя хорошо.
Снейп унесся дальше по коридору. Гарри, Гермиона и Драко смотрели, как он уходит, не горя желанием входить в гостиную.
- Никто даже не обратит внимания, - с сарказмом шепнула Гермиона Гарри, указывая взглядом на Драко.
- Вы идите прямо в комнату, а я расскажу остальным, в чем дело – то есть, в чем предположительно дело, - сказал ей Гарри, приобнимая за плечи.
- Не командуй мной, Поттер, - огрызнулся Драко.
- Хорошо, Малфой, - закатил глаза Гарри. – Останешься в гостиной и мило поболтаешь со всеми своими любимыми гриффиндорцами, как тебе?
Драко зло посмотрел на него, но ничего не сказал. Они втроем повернулись к Полной Даме.
- Пароль? – спросила та, подозрительно взглянув на Драко.
- Одиамос серпайнтес, - произнесла Гермиона.
- Что за фигня? Это еще что за пароль? – спросил Драко.
- Такой, до которого слизеринец никогда бы не додумался, - спокойно ответил Гарри, в то время как портретный проем открылся.
Сначала сквозь него пробрался Гарри, затем Гермиона, и, наконец, Драко. Стало еще тише, чем во время шутки с заклинанием одной фразы в Большом зале. В гостиной сидели не меньше тридцати человек, и все они уставились на новоприбывших с открытыми ртами.
- Ну чего? – вызывающе спросил Драко.
Гермиона нервно сглотнула и повернулась к Гарри.
- Еще не поздно отрезать ему руку? – прошептала она.

Примечание переводчика: автор здесь повторяет, что пейринг данного фанфика – ДМ/ГГ. СС/ГГ не будет, зато будет немного ОВ (Оливер Вуд)/ГГ и, возможно, ГП/ГГ.

11-я глава
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Война шуток (глава 1-10) уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования