фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Война шуток (глава 18-20)

Гет
Все произведения автора Dimina
Война шуток (глава 18-20) - коротко о главном
 Шапка
Размер макси
Статус не закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Война шуток (глава 18-20) уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Война шуток (глава 18-20) - Текст произведения

Глава 18. Отважное спасение из ванны



Оливер Вуд неловко переступил с ноги на ногу, удивляясь, что им не нравится теперь. Этим утром Гермиона помылась без проблем; она, конечно, была смущена, но отлично справилась… она со всем отлично справлялась… «черт, только об этом не думай!» - приказал он себе, чтобы не зайти в мыслях слишком далеко.
Это было нелегко, впрочем, как всегда, когда дело касалось Гермионы. Оливер влюбился в нее целую вечность назад, он понял это, когда она еще училась на первом курсе, а он – на пятом. Он заметил ее во время церемонии распределения, и несколько месяцев Оливер смотрел на нее, думал о ней и так далее, пока не понял, что она ему нравится. Случилось это перед первым матчем по квиддичу для Гарри. Гермиона заставляла того съесть хоть кусочек гренки, и когда он наконец откусил от протянутого Гермионой ломтика, Оливеру захотелось убить своего ловца, а еще самому съесть гренку. Следующие два года Оливер с ней почти не разговаривал, только изредка флиртовал, а еще проводил время с Гарри, чтобы быть поблизости от Гермионы. Когда Оливер окончил школу, он проклинал себя, что так и не признался… и вдруг они встретились на чемпионате мира по квиддичу, вечером после матча…
«Эй! Ты собирался не думать об этом!»
«Я стараюсь, - начал спорить сам с собой Оливер. – Но теперь она порвала с Роном… согласно слухам…»
«Ну да, а слухи всегда так надежны. Она порвала с Роном, она убила Снейпа. Оставь эти мысли! Ты учитель, а она ученица!»
«Надо выбираться из этой ванной, - устало подумал Оливер, искоса поглядывая на Гермиону и отсутствующе вертя между пальцами черенок от съеденной ягоды. – Себе на заметку: купить Фреду хороший подарок на Рождество…»
Он попытался не думать о Гермионе, но в данной ситуации ни о чем другом думать не получалось. Порвала ли она с Роном? Это возможно, но вчера в больничном крыле они так дружески общались… хотя, если подумать, Рон был с ней не более дружелюбен, чем Гарри. Гермиона ни с кем из них не держалась за руки; она обращалась с ними так же, как и раньше, когда Оливер учился в школе – когда они вместе гуляли, вместе болтали, вместе смеялись, но глазки никто никому не строил. Так что, может, Гермиона и вправду теперь одна…
«Живо в ванну! – закричала на Гермиону и Драко благоразумная… ну, более или менее благоразумная… часть Оливера. – Залезайте внутрь, чтобы я смог поскорее отсюда убраться!»
- Ну? – подтолкнул их Оливер с легким отчаянием в голосе.
Ни Драко, ни Гермиона этого не заметили. Оба озабоченно смотрели на ванну и не обращали на Оливера особого внимания, но, похоже, услышали его слова.
- Э… может, соорудить занавеску? – нервно предложила Гермиона, доставая волшебную палочку.
«Ах, так вот в чем проблема, - подумал Оливер. – Здесь нет душевой занавески. Отлично, давайте исправим это, и я смогу убраться отсюда прежде, чем у Малфоя появятся новые поводы для слухов».
Оливеру всегда было непросто оставаться наедине с Гермионой, а теперь – особенно, так как ему то и дело вспоминались черешни, а еще то, что Гермиона, возможно, стала свободна.
- Пусть даже так, но как мы сможем мыться поодиночке? – спросил Драко больше у себя самого, чем у Гермионы. – Невозможно плавать и плескаться, когда нас разделяет всего полтора метра. Ванна слишком глубокая, придется держать одну руку поднятой в воздух. Это не то, что принимать душ…
Гермиона вздохнула:
- Что ж… тогда мы просто найдем другую ванную, и все.
Они направились к двери, чистую одежду держал Оливер, так как Гермиона и Драко могли ее испачкать. Драко открыл дверь и замер.
- Не могу поверить, что у нее и вправду есть татуировка! – послышался снаружи пронзительный голос Лаванды.
- Ага! Кто бы мог подумать? – вопросила Парвати. – Я считала, что Малфой все это выдумал!
- И я! – воскликнула близняшка Парвати, Падма.
- Интересно, где она сейчас… мы должны вытянуть из нее эту историю! – сказала Лаванда.
Гермиона схватила Драко за руку, втащила его внутрь и захлопнула ногой дверь.
- Ладно, неважно, – поспешно произнесла она, дав себе обет избегать однокурсниц, насколько это будет возможно. – Эмм… ну, хм. Думаю, мы можем… я просто… черт, я не знаю! – простонала она. – Я просто хочу убрать эти проклятые черешни из своего лифчика!
Оливер покраснел, и Гермиона краем глаза заметила, что он постарался как можно незаметнее отшвырнуть черенок подальше.
«Надо отсюда выбираться… да эта пена совершенно прозрачная… Плевать, что они не хотят этого делать, я не могу оставить их одних, но и сам не могу тут оставаться!
- Что ж, - Оливер кашлянул. – Тогда есть единственный способ, так? Вы должны мыться одновременно.
- Ты что, свихнулся? – спросила Гермиона со смешком.
- Я буду следить за ним, обещаю, - сказал Оливер. – Либо это, либо мы ищем другую ванную, а я знаю, как тебе не терпится встретить кого-нибудь и отвечать на их вопросы…
Гермиона застонала.
- Ну хорошо, - произнесла она так, словно разрешила кому-то подстрелить ее в ногу, хоть и понимала умом, что это единственное решение.
- Я не буду мыться в одной ванне с ней! – настаивал Драко, скрестив руки на груди.
- Ну, слизеринцы уже выбрались из подземелий, - беспечно заметил Оливер. – Пока будешь искать другую ванную, сможешь рассказать им про вашу битву едой. И что теперь ты ищешь уютное местечко, где сможешь принять душ вместе с Гермионой, магглорожденной гриффиндоркой. Или это могу рассказать я, выбирай.
Драко закусил губу и взглянул на ванну в новом свете.
Несмотря на то, что оба более или менее смирились, прошло уже много времени, а они еще не начали мыться. Гермиона и Драко тянули время и, как обычно, в процессе этого постоянно спорили. Сначала они не могли сойтись на том, какие включить краны: Драко считал, что в некоторых пена пахнет слишком по-девчоночьи, а Гермиона беспокоилась, будет ли эта пена достаточно плотной, чтобы сквозь нее нельзя было ничего разглядеть. Затем, когда ванна наполнилась, кто-то из них предложил все-таки найти другую ванную, а другой не соглашался. Они спорили и спорили: кто будет мыться первым, чья все это вина, кто заслуживает быть задушенным больше, кто победил в битве едой, у кого больше прав жаловаться и так далее.
Наконец, Оливер взорвался:
- Может, вы заткнетесь и уже начнете? Я не собираюсь ждать весь день! Мне нужно проверять домашние работы и готовить планы уроков! Я даже еще не придумал завтрашнюю контрольную! Но нет, Гарри на меня злится, Фред и Джордж вытягивают мои тайны, мой стол вылетает в окно, и у меня появляются мысли, которых не должно быть в отношении учениц…
- Оливер! – воскликнула Гермиона.
- Ой, брось! Все знают, что я, как минимум, видел твою татуировку! Почему бы нам просто не пойти и не рассказать всем, как мы…
- Силенцио! - взвизгнула Гермиона. – Ты свихнулся?! Снаружи могут быть люди!
- Позволь ему закончить, - произнес Драко. Он снял Заглушающее заклинание и посмотрел на Оливера в ожидании развлечения. – Он как раз добрался до самого интересного.
Оливер залился краской.
- Знаете, что? Я преподаватель. Мне не обязательно вас уговаривать. В ванну, оба!
- Ты не можешь приказать нам мыться! – возмутилась Гермиона.
- Ну тогда смотри! Я приказываю, я приказываю, я приказываю! – произнес он в манере чокнутого злодея и вдобавок изобразил злодейский смех.
Гермиона и Драко нервно сделали шаг назад, тревожась за его рассудок.
Глядя на спятившего Оливера, Гермиона вдруг поняла, насколько изменилась ее жизнь. За последние месяцы она полностью погрузилась в войну шуток и, как следствие, стала настоящей заговорщицей и параноиком. Упрямство подвигало ее на самые сумасшедшие поступки: как когда она спустилась с Гарри и Роном в люк, который охранял Пушок, или когда освободила Клювокрыла и Сириуса, или когда торжественно поклялась найти то, чем можно будет шантажировать Риту Скитер, и нарушила не просто правила, а законы. Только вечером она пыталась отговорить Гарри и Рона от участия в войне шуток, а уже утром собиралась уничтожить Драко Малфоя любой ценой. Она заключила нелепый союз с одним из самых ненавидимых ею людей; она раздела парня, напялила на него свое нижнее белье и подвесила его к квиддичным воротам; она всеми силами старалась его превзойти; а сейчас она стояла в ванной комнате с этим парнем и Оливером Вудом. Оливером Вудом, преподавателем, в компании которого она чувствовала себя ужасно неловко, главным образом, из-за его обыкновения подмигивать ей, глазеть на нее или сердито смотреть на Рона, когда тот вел себя как ее парень, – все это навевало воспоминания. Конечно, хорошие воспоминания, но те, о которых Гермиона не хотела думать, пока встречалась с Роном…
«О Боже, - ошеломленно подумала Гермиона. – Я стою тут с Оливером и Драко и собираюсь принимать с Драко ванну при том, что Рон на меня злится, Гарри я чуть не убила кокосом, Джинни задерживает учителей, Фред и Джордж делают бог весть что, все вокруг распускают слухи, а я в это время безнравственно думаю о собственном преподавателе!
Гермиона расхохоталась. Оливер, похоже, слегка обиделся, а Драко сердился – и от этого почему-то стало еще смешнее. Все, с чем она имела дело в последние несколько недель, от Снейпа и Малфоя до Гарри и Рона, мелкие шутки и крупные шутки, татуировка, засосы, Оливер и все остальное, вдруг всплыло на поверхность и открыло новый смысл во фразе: «позже ты вспомнишь об этом и просто посмеешься». Она весь год избегала Оливера, смущаясь и беспокоясь о своих чувствах к нему, которые еще не исчезли. Она волновалась, что позволила Снейпу поставить ей засосы, и изо всех сил старалась об этом забыть. Она твердо намеревалась не дать никому узнать о татуировке. Она строила планы, чтобы подшутить над Драко, и чуть ли не каждый день какие-нибудь глупые шутки исполняли над ней самой. Ее отношения с Роном, можно сказать, закончились, Гарри вел себя как лучший друг и защитник, Драко был прикован к ней, а Снейп… ну, кто знал, что там произошло. Разве это не забавно? Как же все это случилось? Как она до такого дошла? Да, наверняка, это вина Малфоя, но все же… это просто… неправильно.
- Что тут смешного? – спросил Оливер, обидевшись, и Гермиона засмеялась еще громче.
- Ты… - выдохнула она, указывая на него. – И ты… - она показала на Драко. – Вы двое… Гарри… Рон… близнецы… Снейп… жизнь… Малфой… Добби… отбивные… черешни…
Она согнулась пополам от смеха, не в силах продолжать. Но вот Драко уже не развлекался и не удивлялся, а только злился. Он целиком покрыт остывшей едой. Он провел последние несколько дней – скорее даже месяцев – в состоянии бесконечного унижения. С него хватит. Он хотел задушить Гермиону, но сомневался, что ему позволят. Так что Драко удовольствовался другим.
Он схватил Гермиону за плечи и швырнул ее в ванну.
… Конечно, Драко тут же понял, что это было ошибкой, так как он был прикован к Гермионе.
Взвизгнув, Драко упал вслед за ней. После двух вскриков и двух всплесков усталый и раздраженный Оливер вздохнул.
- Что ж, по крайней мере, они теперь в ванне, - пробормотал он.
Гермиона вынырнула первой, затем Драко, оба отплевывались.
- Как ты посмел! – завопила Гермиона, брызгая в него водой.
- Ах ты тварь! Это все ты виновата! – крикнул Драко, еще сильнее брызгая на нее в ответ.
С этого началось впечатляющее водное сражение. Оливер бросился спасать сухую одежду и полотенца от плещущей во все стороны воды. Когда одежда оказалась на полке, Оливер был слишком занят, чтобы их остановить: ему пришлось снять обувь и носки, поставить это все подальше, закатать брюки и подобрать мантию. Драко с Гермионой стали уже немного чище, и Оливер с интересом понаблюдал за сражением. Однако мыльной воды было недостаточно, чтобы помыть двух полностью одетых (и очень грязных) людей, и когда на полу оказалось столько воды, что свиные отбивные, выпавшие из рубашки Драко, уплыли под дверь ванной, Оливер объявил конец битвы:
- Стоп!!! Вы вдвоем в ванне, так что мойтесь уже! – Оливер указал на несколько флаконов с шампунем и всем остальным, которые всегда хранились в ванной комнате.
Гермиона взглянула на Оливера в подвернутых джинсах и с полами мантии в руках и хихикнула. Драко признал поражение, но плеснул в нее последний раз; Гермиона ответила, и водное сражение началось было снова, но Оливер воскликнул:
- Эй!
- Ладно, - пробормотал Драко, отворачиваясь от Гермионы. – Я буду вести себя по-взрослому.
- Ты не умеешь вести себя по-взрослому! – фыркнула Гермиона, двигаясь к краю ванны как можно дальше от Драко, и открыла кран: во время битвы они потеряли много воды. Когда уровень воды достигнул ее шеи и оставался на пару сантиметров ниже плеч Драко, она закрыла кран. Драко уже снимал ботинки, выливал из них воду и ставил их на пол. Гермиона последовала его примеру, стараясь не покраснеть, когда за ботинками последовала одежда Драко. Наблюдая за пеной, чтобы быть уверенной, что другим ничего не видно, Гермиона, стараясь не упасть, с трудом стянула юбку и трусики и еще более нервно принялась за блузку. Оливер стоял, отвернувшись; Гермиона подозревала, что он наблюдает за ней краем глаза, но не была уверена.
Это были самые неловкие минуты в ее жизни, а это что-то говорило. Она стояла в гигантской ванне полностью обнаженная, а в полутора метрах от нее находился ее злейший враг. В довершение всего, когда Гермиона сняла бюстгальтер, из него выпали и остались плавать черешни, хотя некоторые из них расплющились о ткань. Гермиона поскорее сунула лифчик под блузку, чтобы никто не увидел его или раздавленные черешни. Она призвала несколько флаконов, положила волшебную палочку рядом с одеждой, подальше от Драко, и начала мыться.
Стоя по шею в воде, делать это было нелегко. Гермиона не могла наклониться, чтобы помыть ноги, без того, чтобы погрузиться в воду целиком, а она не хотела терять из виду Драко, все время оставляя его в поле периферийного зрения. Отмывать некоторые части тела было совершенно унизительно; она знала, что для Драко или Оливера не составит труда угадать, что именно она сейчас моет. Большая проблема была с ногами: их нужно было хорошенько потереть, чтобы избавиться от пятен (горчица, кетчуп и все остальное оставили ее ноги разноцветными), но Гермиона не могла достать дальше середины бедер. В конце концов, ей в голову пришла светлая идея ухватиться рукой за край ванны, стоя на одной ноге, поднять другую как можно выше и отмывать ее так. Драко ухмыльнулся, когда увидел, что часть ее ноги торчит из воды. Он уже не стеснялся смотреть на Гермиону, и она практически видела, как крутятся колесики в его голове, пока он пытается придумать оскорбление.
Волосы тоже доставили ей неприятности: две косички оказались неудачным вариантом, так как они были липкими и не хотели расплетаться. Еще Гермионе пришлось решать, как помыть голову: она не хотела поднимать руки, чтобы намылить ее – боялась, что так будет видно часть груди (возможно, слишком большую часть), так что Гермиона слегка согнула ноги в коленях, а потом погрузилась в воду, смывая шампунь. Вынырнула она быстро и убедилась, что Драко не сдвинулся с места. Наконец она почувствовала себя вполне чистой, но продолжала оттираться, не желая приближать неловкий момент, когда им с Драко придется вылезать.
- Ты еще не все? – спросил Драко, уже давно закончивший мыться. Он отдыхал у края ванны, опираясь на него локтями и оставляя под водой только нижнюю часть тела.
- У тебя все еще горчица в волосах, - заметила Гермиона, и Драко в панике поднес руку к волосам, другой хватая шампунь. – Ты и вправду тщеславный, знаешь это?
- Главное, что я не выгляжу как жертва железнодорожной аварии вроде тебя, - отпарировал Драко, намыливая волосы.
- Если затеете еще один спор, утоплю обоих, - мрачно пригрозил Оливер. Он сидел на конторке в дальнем углу, где стояли раковины и зеркала, позади двух туалетных кабинок. Оливер снял мантию, чтобы не намочить ее, и выглядел забавно в подвернутых джинсах и с усталым и раздраженным выражением лица. Он наполовину дремал, так как мало спал прошлой ночью: был занят, пытаясь восстановить стол и беспокоился, что скажет Дамблдор (и другие люди), если правда о прошлом Оливера и Гермионы выйдет наружу.
- Оливер, у меня на лице еще остался сахар? – спросила Гермиона, не доверяя в этом вопросе Драко.
- Гм, да. Все еще видно, где Гарри тебя… э, лизнул.
Гермиона залилась краской и начала тереть еще сильнее, но сахар смывался плохо. Тыквенный сок оставил следы, которые этот сахар закрепил.
- Теперь нормально, - наконец, сказал Оливер, когда Гермиона почти содрала с себя кожу.
- Что, правда? – неясно откликнулся Драко, снова отдыхающий у края ванны.
Гермиона сердито глянула на него, затем поискала, что бы еще отмыть, и как раз решила убедиться, что у нее сзади не осталось следов от торта, когда дверь распахнулась.
Ужаснувшись, Гермиона нырнула.

***

Мадам Помфри вылечила шишку на голове Гарри за считанные секунды и не заинтересовалась, когда он сообщил, что это был ничем не вызванный удар кокосом (хотя эта история заставила ее долго и тщательно искать повреждения мозга). Чувствуя себя как новенький, Гарри отправился искать Гермиону, чтобы удостовериться, что она жива, никого не задушила и не накидала отбивных ни в чью рубашку.
«Милая Гермиона», - подумал он с усмешкой и начал поиск ванной. Гарри был уверен, что они все еще там: чтобы все смыть, потребуется много времени, к тому же им придется принимать душ по очереди (и наверняка, они перед этим будут целую вечность спорить). Первое, что пришло Гарри в голову – это ванная старост; насколько он знал, в учебной части школы были только туалеты, а души находились рядом со спальнями. Ванная старост достаточно уединенная, и гораздо ближе к Большому залу, чем гриффиндорская башня, что было еще одной причиной пойти туда, если ты покрыт едой и был только что опозорен перед всей школой.
Гарри сразу понял, что был прав: весь коридор перед ванной старост оказался затоплен, в воде плавали две свиные отбивные. Приподняв полы мантии и осторожно ступая, Гарри направился к двери. Его сделали старостой на шестом курсе, когда в помощь обычным старостам, заваленным работой, выбирают еще двух.
- Кроличья лапка, - произнес Гарри, с улыбкой вспоминая пароль «любовь-морковь», не то, чтобы эти два были связаны.
Дверь распахнулась, Гарри вошел и замер. Драко раздраженно взглянул на него, Оливера нигде не было видно (так как он пристроился с обратной стороны от туалетных кабинок)… как и Гермионы. Но она должна быть здесь… где-то.
«Наверное, она под водой», - удивленно подумал Гарри, не понимая, что Гермионе там делать. Он подождал несколько секунд, но она так и не появилась… и ему в голову пришла ужасная мысль. Драко выглядел очень расслабленным, по крайней мере, пока Гарри не вошел… она ведь не делала ему… она бы не стала… не стала бы?
- Уходи, Поттер, - бросил Драко. – Я занят.
«О боже, она стала! – исступленно подумал Гарри. – Она там внизу, делает ему… нет. Нет, только не моя Гермиона. Нет-нет-нет. Она бы не стала. Она никогда такого не делала… правда? Думай, Гарри! Используй мозги! Почему ушел Оливер? Может, он за что-то на нее разозлился? О боже, а вдруг он подумал, что она все рассказала мне о нем, рассердился и ушел? Вдруг Малфой с ней что-то сделал… обожемой! Он ее утопил!»
- Гермиона, держись! – крикнул Гарри, сбросил ботинки и прыгнул в ванну. Удивленное, испуганное выражение лица Драко было бы забавным, если бы Гарри не был слишком занят, ныряя в воду.
Между тем, Оливер слегка задремал, но, вздрогнув, проснулся от крика Гарри. Он встал, удивляясь, что Гарри тут делает, и вышел из своего укромного уголка как раз вовремя, чтобы увидеть, как Гарри прыгает в ванну, а Драко в ужасе окунается в воду. Изнуренный, Оливер почесал голову и просто остался стоять, закрыв дверь заклинанием.
Гермиона находилась под водой и молилась, чтобы тот, кто пришел, увидел Драко, не заметил ее одежду и ушел прежде, чем у нее кончится воздух. Вскоре ей придется всплыть, она не сможет задерживать дыхание вечно.
Внезапно ее обхватили сильные руки и дернули вверх. Гермиона вскрикнула, но подавилась мыльной водой. Драко ее лапает! Она убьет его… или это он пытается ее убить?
«Боже, нужен воздух! Не могу дышать!»
Тут ее голова оказалась на поверхности, и Гермиона начала кашлять и отплевываться, едва замечая, что ее тащат к краю ванны. Кто-то поднял ее и положил на пол, Гермиона, уже и вправду паникуя, открыла рот, чтобы закричать… но кто-то зажал ей нос и накрыл ее рот своим.
Гермиона распахнула глаза, когда ей в легкие ворвался поток воздуха… и увидела мокрое лицо Гарри. Какого черта он делает? Он… он просто вытащил ее из ванны и… целовал, если это можно так назвать. Ему определенно нужно научиться целоваться.
Гермиона была слишком потрясена, чтобы реагировать (не каждый день твой лучший друг достает тебя из ванны, чтобы доказать свою любовь – очень-очень неудачно доказать), и только когда Гарри отодвинулся и положил руки ей на грудь, Гермиона взвизгнула и оттолкнула его… прямо в ванну. Гарри успел только вскрикнуть, прежде чем ушел под воду. Драко начал истерично смеяться, наконец, поняв: Гарри решил, что Гермиона утонула.
Гарри всплыл, выглядя озадаченным. Когда он увидел, что Гермиона сидит на краю ванны и пристально глядит на него, то рванулся к ней и обнял.
- Гермиона! Ты жива!
- Да что с тобой случилось, Гарри? – потребовала ответа Гермиона, безуспешно пытаясь его оттолкнуть. Как сильно она в него попала, когда Малфой уклонился от кокоса? – Я думала, ты пошел к мадам Помфри!
- Я подумал, ты утонула! – выдохнул Гарри. – Когда я вошел и понял, что ты под водой…
- О боже, - вздохнула Гермиона. Ну конечно он не целовал ее, он пытался оказать первую помощь. – Прости меня, Гарри, но тебя и вправду вечно тянет кого-то спасать! Ну что мне с тобой делать?
Гарри отпустил ее, он выглядел как мокрая (но радостная) крыса.
- Я не мог понять, почему ты не всплываешь! Сначала я подумал… ну, неважно, что я… ты жива! И… ты голая, - он потрясенно посмотрел на ее тело.
- Гарри! – воскликнула Гермиона, совершенно забывшая об этом. Оливер подошел сзади и протянул мантию. Гермиона завернулась в нее, пока Гарри смотрел в сторону, а Драко старался не упасть от смеха.
- И вообще, какого черта ты делала в ванне с Малфоем? – потребовал ответа Гарри, все еще стоя к ней спиной.
Гермиона встала, мантия Оливера облепила ее, и она потянулась за своей палочкой, чтобы призвать полотенце.
- Что еще важнее, какого черта ты делала в ванне с Малфоем голая?
- Мылась, Гарри, что же еще? Ванна слишком глубокая, чтобы мыться по отдельности, и вообще… ну, и когда мы оказались там, то решили искупаться…
- Постой, вы забрались туда, и только потом решили, что вместе искупаетесь?
- Гарри, почему ты воспринимаешь это так… так… странно? – недовольно спросила Гермиона. – Малфой втолкнул меня, Малфой упал сам, Оливер слетел с катушек…
- Эй!
-… и приказал нам помыться. Так мы и сделали, стараясь оставаться друг от друга как можно дальше, - продолжала Гермиона, насухо вытираясь полотенцем, слишком переполненная одновременно раздражением и весельем над странностями жизни, чтобы стесняться. – Затем открылась дверь, и я нырнула, подумав, что это кто-то из старост… не могу поверить, что я забыла поставить на дверь заклинание… - Когда старосты принимали ванну, они обычно накладывали на дверь заклинание, чтобы никто не вошел. – Затем кто-то схватил меня, и я собиралась его убить, но вдохнула воду и следующее, что я помню, ты делаешь мне дыхание «рот-в-рот».
- Это теперь так называется? – весело спросил чистокровный Оливер.
- Это маггловский метод! – возмутилась Гермиона. – Так спасают тех, кто тонул.
- Как скажешь, - скептически произнес Оливер. Он не понимал, каким образом то, что Гарри целовал Гермиону, могло быть маггловским способом спасения жизни. Более того, Оливер почувствовал облегчение и радость, когда Гермиона столкнула того в ванну.
Гарри выбрался из ванны, с него стекала вода.
- Ну вот… я весь промок, - пожаловался он.
Гермиона взмахнула волшебной палочкой, так что из ее конца хлынул поток горячего воздуха, передала палочку Гарри и продолжила вытираться.
- Что ж, в любом случае, спасибо, что пытался спасти мне жизнь, - сказала она, тряся головой. Затем Гермиона взглянула на Малфоя, который смеялся так, что уже не мог издавать звуков. – О, заткнись, Малфой!


Глава 19. Союз Уизли



Рон лежал в кровати и сердито пялился в потолок. Они были вместе уже столько времени, и Гермиона его предала. Рон встречался с ней около семи месяцев, а дружили они свыше шести лет, но она все равно хранила от него тайны и на самом деле занималась… занималась… чем-то со Снейпом! С сальноволосым ублюдком Снейпом! Как она могла?
Рон услышал, как открылась и закрылась дверь, но не озаботился приветствием. Он только надеялся, что это не Гарри и Джинни снова пришли с ним поговорить – Рону хотелось придушить обоих. То, что они в этом участвовали, было немногим лучше того, что Гермиона это делала. Предполагается, что они – команда: Гарри, Рон и Гермиона, но нет…
- Эй, Рон, ты здесь? Мы хотим с тобой поговорить!
- Фред? – удивленно спросил Рон. – Что тебе нужно?
- Сказали уже, поговорить с тобой, - ответил Джордж, раздвигая полог вокруг кровати Рона.
- И о чем же? – раздраженно спросил Рон. Он не собирался просто стиснуть зубы и простить своих друзей. Черт, даже Джинни узнала раньше него!
- Видишь ли, - протянул Фред, - мы решили помочь тебе… ну, отомстить.
Рон подавил гневную тираду о том, как он не собирается извиняться за то, что его исключили из общего круга. Он полагал, близнецы не будут участвовать, либо примут сторону Гарри, Джинни и Гермионы – они были ближе к Джинни, чем к Рону.
- Почему это? – подозрительно спросил Рон, когда близнецы уселись на его кровать.
- Ну, - медленно произнес Фред, - мы… э-э-э, чувствуем себя как бы виноватыми из-за Сыча и все такое.
- И со стороны Гермионы было очень невежливо кидать в нас картофельным пюре, - добавил Джордж, оттирая что-то белесое со лба.
- Гермиона кидала в вас картофельным пюре? – повторил Рон, сбитый с толку.
- Ах да, ты ведь ушел… не волнуйся, мы пришлем фотографии, - уверил его Фред.
- Да, как только Фред закончит коллаж, чтобы обклеить свою комнату изображениями… ай! Эй, это было грубо! – Джордж потер руку там, где Фред ткнул его кулаком.
- Этот фотоаппарат разве не Колина? – Рон смотрел на камеру, висящую на груди Джорджа.
- Ага, мы его позаимствовали. Для разнообразия с разрешения владельца.
- Зачем?
- Эмм… вообще-то, ты как бы пропустил битву столетия, - сказал Фред. – Но вернемся к делам: мы решили, что настало время направить тебя по нашим стопам.
- В смысле? – нервно спросил Рон.
- Война шуток, Рон, как долго до тебя доходит? – воскликнул Фред, раздраженно вскидывая руки. – Когда вы в последний раз сыграли над кем-то хорошую шутку, а? Что ж, теперь, когда ты зол на Гарри, Гермиону и Джинни, настало время нанести удар самому, братишка!
- А что вы двое имеете против них? – не понял Рон.
- Ну подумай, Рон, все эти годы мы издевались над тобой просто от нечего делать, и теперь ты думаешь, мы что-то против них имеем? – Джордж печально потряс головой и глянул на своего близнеца. – Ты был прав, Фред, мы слишком долго запускали его обучение.
- Бедняжка Рон, - Фред тяжело вздохнул. – Слушай, Ронничка, дело не в том, что ты имеешь против них. Дело в веселье! Хотя… Гермиона так и не переспала со мной в библиотеке, как предлагала.
- Фред был очень расстроен, - согласился Джордж, не обращая внимания на сердитое выражение лица Рона.
- Да уж, - Фред опять вздохнул и хлюпнул носом. – Короче… урок номер один: разыгрывать можно всех. Друзей, членов семьи, преподавателей – всех.
- Урок номер два, - сказал Джордж, - не попадаться. Что ведет нас к…
- Уроку номер три, - продолжил Фред, – все тщательно продумывать.
- Урок номер четыре: всегда иметь алиби, запасной план и пути отступления.
- Урок номер пять…
- Я все понял, - вмешался Рон. – Так есть у вас идеи или нет?
- Нет, это у тебя есть идеи, а мы здесь для мотивации и поддержки, - сообщил ему Фред, как будто это должно было быть очевидным. – Для этого и нужны братья.
- В каком смысле «у меня есть идеи»? Нет у меня идей. Я об этом даже не думал.
- И все же у тебя есть идеи, братишка, - сказал Джордж. – Множество идей. И уже давно. Что-то от нас, что-то от Сириуса и Ремуса, что-то, что ты придумал сам.
Рон распахнул глаза. У него и вправду были идеи: способы отплатить лучшему другу, подружке и сестре… не говоря уже о Малфое. И никто из них не будет его подозревать… по крайней мере, какое-то время… и тогда Рон сможет, наконец, доказать, что он ничем не хуже них.
Рон ухмыльнулся:
- О, это будет весело.

***

Джинни направлялась в гриффиндорскую башню, надеясь, что никого из компании не поймали (и что Гарри не слишком пострадал от удара), когда наступила одной ногой в лужу, а другой – на кусок отбивной.
- Нашла их, - пробормотала Джинни.
Она подкралась к ванной старост, стараясь не поскользнуться; весь беспорядок очень напоминал дело рук Плаксы Миртл. Послышался смех, а затем голоса Гарри и Гермионы. Джинни прижала ухо к двери.
- О, заткнись, Малфой! – раздраженно сказала Гермиона, когда Малфой начал задыхаться от смеха. – Может, вылезешь уже из ванны? Я хочу убраться отсюда.
Джинни улыбнулась, удивляясь, что же там случилось, и постучала в дверь.
- Ребят, это я! – крикнула она и произнесла пароль, чтобы войти.
Она удивленно огляделась: сценка была еще необычнее той, когда Джинни застала Гарри сидящим на Гермионе, а Драко – лежащим рядом с ними. Гермиона, одетая в огромную мантию Оливера, сушила волосы. Драко, очевидно голый, сжимал край ванны, его лицо покраснело от беззвучного смеха. С Гарри, полностью одетого, но без ботинок, стекала вода, очки надеты криво. Оливер же просто стоял рядом, одновременно усталый и веселый.
Джинни вопросительно взглянула на Гермиону, которая вздохнула:
- Расскажу позже. Как все прошло с преподавателями?
- Они только сейчас покидают подземелья, - гордо сообщила Джинни. – Потратили кучу времени, выясняя, что я на себя наложила. Но нужно возвращаться в башню: они скоро будут здесь, и я сомневаюсь, что вам хочется объяснять весь этот беспорядок… по крайней мере, учителям, а так это был бы отличный рассказ. А что с Малфоем? Кто-то наложил на него Веселящие чары?
- Если бы, - холодно проговорила Гермиона. – Давай уже, Малфой, нужно уходить! Иначе нас поймают!
Прошло еще много времени, прежде чем Драко вылез из ванны; Гермиона уже надела несочетающуюся одежду, которую принес Добби, и Джинни привела в порядок ее волосы. Как раз когда Драко начал вытираться, они услышали снаружи громкое мяуканье.
- Ой, - встревожилась Джинни, открыла дверь и увидела миссис Норрис, которая взглянула на нее так злобно, как только это возможно для кошки, и исчезла с глаз.
- Это миссис Норрис! Она побежала к Филчу!
- Бегите! – прошептал Оливер, натягивая обратно слегка повлажневшую мантию. – Давайте, а я что-нибудь придумаю!
- Спасибо! – крикнули трое гриффиндорцев, рванувшись в сторону своей гостиной с Драко на буксире.

***

- Значит, ты извинился перед Джинни? – спросил Шеймус у Дина, когда они сидели в гостиной вместе с Лавандой и Парвати. Шеймус и Дин играли в шахматы, чтобы не слушать болтовню девчонок.
- Да, - мрачно ответил Дин. – Она ко мне не вернется, но, по крайней мере, можно не волноваться, что один из ее друзей или братьев убьет меня во сне.
Шеймус издал смешок:
- Двигайся дальше, приятель. В море полно другой рыбы.
- Но не для тебя, - отрезала Лаванда, с которой встречался Шеймус.
- Конечно, - поспешно ответил тот.
- Подкаблучник, - закатил глаза Дин.
- Вовсе нет, - возразил Шеймус.
- Вовсе да.
- Зато я не мечтаю о какой-то шестиклашке, с которой расстался больше года назад, - отпарировал Шеймус.
- Эй, сам попробуй встречаться с ней несколько месяцев, а уже потом мы поговорим о том, каково ее забыть, - печально сказал Дин. – Джинни такая… - Дин резко замолчал, глядя на вход в гостиную.
Шеймус посмотрел туда и увидел входящую Джинни, которая держала охапку одежды.
- Заходите уже, - прошептала Джинни, поманив кого-то рукой. – Пока на нас не смотрит вся гостиная.
Шеймус тут же толкнул локтем Лаванду, чтобы привлечь ее внимание, и они вчетвером с интересом уставились на вход. Еще несколько человек с любопытством глядели на Джинни.
Через несколько секунд появился Гарри, насквозь промокший, он направлял волшебную палочку на свои волосы, чтобы высушить их. В результате часть волос топорщилась еще больше, чем обычно, в то время как остальные лежали гладко. Затем вошла Гермиона, одетая так, словно на нее упал гардероб. На Гермионе красовался красный купальник, джинсы и расстегнутая фиолетовая блузка. На одной ноге надет темно-зеленый носок, на другой – оранжевый с маленькими черными кошечками, оба ужасно дисгармонировали с розовыми туфлями на шпильках.
Но если Гермиона и была одета странно, это не шло ни в какое сравнение с тем, что было на Драко Малфое – гриффиндорское алое банное полотенце.
Только гриффиндорское алое банное полотенце.
Все в гостиной начали смеяться; Драко сердито глянул на них и поплотнее обернул полотенце вокруг талии.
Гарри ухмыльнулся:
- Эй, Малфой, какой там у вас пароль? Я что-то запамято…
- Любовь-морковь!!! – зло крикнул Драко на стену, которая тут же открылась.
Дин, Шеймус, Лаванда и Парвати смотрели, как странная (и не в одном смысле) компания исчезла за стеной.
- Мерлин, - выдохнула Парвати сквозь смех, обхватив себя за бока. – Мы просто обязаны выяснить, что с ними происходит!

***

«Я могу объяснить, - предположил Оливер, пытаясь придумать хорошую причину, по которой четвертый этаж залит водой, а сам он стоит рядом с ванной старост, сжимая в руках ботинки и носки. – Нет, «я могу объяснить» звучит так, словно это я натворил… черт, что же сказать? «Я не видел, кто это сделал»? Нет, моя мантия влажная, а обувь – нет, они поймут… обвинить слизеринцев? Нет, они были заперты в подземельях…»
Его мысли прервал голос МакГонагалл, идущий с лестницы:
- Вы уверены, что они еще в ванной, Макмиллан? – строго произнесла она.
- Они оставались там, когда я отправился вас искать. Я слышал голоса, но не знаю, кто это был, - ответил Эрни Макмиллан.
Оливер застонал; Макмиллан стал фанатичным приверженцем правил с самого назначения старостой факультета, не говоря уже о старосте школы.
- Я признательна, что вы пришли ко мне, Макмиллан, - холодно сказала МакГонагалл. – Возможно, более суровые наказания положат конец этой сумасбродной войне шуток.
Оливер состроил гримасу. Если и есть человек, с которым он не хотел бы иметь дело, то это МакГонагалл. Она не терпит нарушения правил и тут же поймет, что Оливер покрывает Гарри. Другими словами, Оливеру грозит гибель.
В четвертый раз за два дня Оливер повернулся и побежал.

***

Как только они вошли, Драко выхватил свою одежду у Джинни и заперся в ванной, пока Джинни и Гермиона, стоя под дверью, спорили, во что Гермионе следует переодеться. Когда она, наконец, нормально оделась, Джинни пошла за сухими вещами для Гарри, но в итоге решила приволочь весь сундук, так как Рон еще злился.
- Что самое странное, - сообщила Джинни, нахмурившись, пока Гарри копался в сундуке, - Фред и Джордж разговаривают с Роном, и им, похоже, весело, но Рон все равно сердито на меня посмотрел.
- Хм, - Гермиона решила обдумать это позже, так как была занята, выискивая заклинание, чтобы очистить обувь, которая была на ней во время битвы едой.
Когда Драко вышел из ванной комнаты, с ним никто не говорил и не смотрел на него, что его вполне устраивало. Он сел на свою кровать, гриффиндорцы уселись на кровать Гермионы, и обе стороны принялись игнорировать друг друга. Какое-то время Гарри, Гермиона и Джинни искали подходящие проклятья и защитные заклинания, чтобы наложить их на сундуки Гарри и Гермионы, отчего Драко закатил глаза: сдались ему их вещи.
- Конечно, Рон успокоится, - уверяли они друг друга и со временем перешли на беспечную болтовню, почти забыв о присутствии Драко.
Наконец, Драко встал, напоминая о себе.
- Сейчас ужин, - сказал он бесстрастно. – Пошли.
- Я не пойду на ужин, - сообщила Гермиона. – Я не буду появляться в Большом зале следующие несколько месяцев, большое тебе спасибо за это.
- Там моя мама, думаешь, я бы иначе пошел? – огрызнулся Драко. – Мне нужно ее увидеть.
- Мне плевать, кто там есть, я…
- Ребята, давайте не будем спорить, - устало произнес Гарри. – Мне уже хватило представлений на сегодня. Может, просто спустимся вниз, один из нас позовет мать Малфоя, чтобы они смогли поговорить, обняться и что там еще, а затем мы пойдем и поужинаем на кухне, хорошо?
- Ты что… идешь на компромисс… с Малфоем? – потрясенно спросила Гермиона.
- Гермиона, - сказал Гарри, - за последние два дня я был обездвижен на половину ночи, полетал на малфоевских авиалиниях, Рон дважды на меня разозлился, ты меня чуть не убила кокосом, а совсем недавно я попытался спасти тебя из ванны, только чтобы войти в гостиную с Малфоем, на котором было одно полотенце. С меня хватит проблем на сегодня, ясно? Я не выдержу. А учитывая, что мои выходные были лучше твоих, думаю, ты согласишься.
Гермиона закусила губу и повернулась к Драко, который пожал плечами.
- Ладно, - проворчала она.
Джинни дали задание пойти в Большой зал, и вскоре она появилась вместе с Нарциссой Малфой.
- Драко, зачем весь этот ажиотаж? – недоумевая, спросила Нарцисса.
- О… я… мне не хотелось идти в зал, - сказал Драко. – Я…
- О! Миссис Малфой! – послышался новый голос, и все повернулись к Дамблдору, только что вошедшему в замок. – Как поживаете?
- Хорошо, Альбус, а вы? – спросила она вежливо.
- Отлично, отлично: какое облегчение, что поймали еще одного Пожирателя Смерти, - сказал он. – Мальсиберу снова присудили пожизненный срок в Азкабане.
- И в самом деле, облегчение! – воскликнула Нарцисса. – О, я так рада, что этого ужасного человека поймали…
- Правда, рады? – нахмурился Гарри.
- Ну конечно, а вы разве нет? – удивилась Нарцисса. Затем она встряхнула головой и повернулась к Дамблдору. – Альбус, пока мы все здесь, я бы хотела обсудить эту проблему с… цепью, если не возражаете.
- Ну конечно, - сказал Дамблдор, - почему бы нам всем не пройти в мой кабинет?
Побаиваясь предстоящего разговора (другими словами, беспокоясь, какой скандал закатит мать Драко, вдова человека, бывшего правой рукой Волдеморта, до сих пор имеющая множество связей в Министерстве), Гарри, Джинни и Гермиона последовали за Дамблдором в его кабинет, где расселись по удобным, обитым ситцем стульям.
- Хорошо, что ты все с себя смыл, Драко, - сказала Нарцисса, когда все уселись. – Я боялась, пятна от горчицы не сотрутся.
Четверо учеников обеспокоенно глянули на Дамблдора, надеясь, что тот ничего не скажет и не назначит им наказание. Дамблдор понимающе улыбнулся и не стал комментировать.
- Во-первых, - сказал он, - исследование вашей проблемы проходит замечательно. Мы надеемся вскоре найти решение… но сомневаюсь, что это случится прежде рождественских каникул.
- Профессор, - нерешительно произнесла Гермиона, - я… я пообещала родителям, что это Рождество проведу с ними. Мы не встречали его вместе с моего первого курса, а в этом году в доме дедушки с бабушкой встретится вся семья, все мои дяди, тети и их дети… а канун Рождества я собиралась провести с… э… в Лондоне, – быстро исправилась она, чтобы не упоминать Орден Феникса перед Малфоями.
- Эй, а как насчет моего Рождества? – сердито спросил Драко. – Я хотел встретить его с мамой.
Гермиона закусила губу, не желая спорить перед директором и Нарциссой.
- Э, - она повернулась к Дамблдору. – а вы что думаете, профессор?
- Так, - медленно произнес тот, – во сколько соберется ваша семья, мисс Грейнджер?
- Мы договорились встретиться в одиннадцать и, возможно, оставаться там весь день.
- В таком случае, - сказал Дамблдор, - я поговорю с членами Ордена и посмотрю, можно ли передвинуть празднование Рождества на вечер. Мистер Малфой сможет сопровождать вас на обе встречи, а вы сможете сопровождать его в особняк Малфоев в канун Рождества.
Гермиона в ужасе уставилась на него.
- В-взять на встречу с моей семьей его? – пролепетала она. – Но… но профессор, они же магглы…
- Ну, если ты не хочешь идти… - Драко ухмыльнулся.
- Я полагаю, мистер Малфой ходит на изучение магглов, - произнес Дамблдор, его глаза мерцали. – А вас, Нарцисса, это устраивает?
Она кивнула.
- Да, можно будет принять необходимые меры, - сказала она.
- Постойте… как же я туда попаду? – спросила Гермиона. – То есть, я не могу приехать к бабушке и дедушке на «Ночном рыцаре»… Я собиралась отправиться домой из Лондона на автобусе, а потом поехать с родителями…
Дамблдор обдумал это.
- Я уверен, проблему с транспортом мы решим, - произнес он. – Хотя это может занять некоторое время.
- Профессор, - заговорила Джинни, - а что насчет остальной части каникул? Где они останутся?
- Позволим мистеру Малфою и мисс Грейнджер решить это самим, - сказал Дамблдор. – Но я бы настоятельно рекомендовал провести это время с Орденом, либо в Хогвартсе. Сообщите мне свое решение к концу недели, к тому времени я должен буду решить вопрос с транспортом. А теперь, полагаю, нам осталось обсудить твою отработку, Гарри…
- Отработку? За что? – беспомощно спросил Гарри.
- За то, что летал на малфоевских авиалиниях, - сказала Гермиона, бросая на него многозначительный взгляд.
- Этот молодой человек украл метлу Драко? – потрясенно спросила Нарцисса.
- Нет-нет, мам… - Драко закусил губу. Он достаточно знал свою мать, чтобы понять: как только ей скажут, что Гарри раздул его голову, она захочет в деталях узнать, за что. – Не волнуйся, это просто такое выражение.
Дамблдор улыбнулся:
- Я бы попросил провести с тобой отработку мистера Филча, но так как Северус не приготовил вовремя Перечное зелье, нам пришлось бы ждать, пока мистер Филч не почувствует себя лучше. Так что твою отработку, Гарри, согласился провести Северус, и мы назначили ее на четверг.
- Хорошо, - произнес Гарри. – Э… мне, правда, жаль, что так получилось, профессор.
- Никто не может всегда контролировать свои эмоции, - напомнил ему Дамблдор, снова улыбнувшись.
- Это точно, - в унисон пробормотали Гарри, Джинни, Гермиона и Драко.
Дамблдор тихо засмеялся.
- Я надеюсь, вы пользуетесь возможностью, чтобы преодолеть свои разногласия?
Сложно было не заметить, как все четверо отчаянно пытаются не расхохотаться.
- Э… мы стараемся, профессор, - соврал Гарри.
- Хорошо, - сказал Дамблдор. – Что ж, если больше ничего обсуждать не нужно, у меня еще много работы…
- Спасибо, что уделили время, Альбус, - произнесла Нарцисса, вставая.
Гарри, Гермиона и Джинни повернулись, чтобы вслед за Драко и Нарциссой выйти из комнаты, но на полпути к выходу Драко остановился.
- Профессор, - медленно проговорил он, - я слышал, что Мальсибера поймала Нимфадора Тонкс, и… она… она в порядке?
- Все хорошо, - уверил его Дамблдор. – Она даже получила повышение, так как это пятый пойманный ею Пожиратель Смерти.
- Спасибо, - сказал Драко, выражение его лица невозможно было прочитать.
Гарри и Гермиона обменялись взглядами, удивляясь, что ему за дело до Тонкс; они сомневались, что он просто волновался о ней. Именно Тонкс убила Люциуса Малфоя.
Гарри с Гермионой посмотрели на Джинни, та кивнула: нужно будет поговорить об этом, как только у них появится время без Малфоя поблизости.
Они спустились вниз. В вестибюле Нарцисса и Драко попрощались, и они вчетвером направились в кухню, как только были уверены, что Нарцисса ушла.
Когда Нарцисса удалилась на достаточное расстояние, Гермиона взорвалась:
- Не могу поверить, что мне придется знакомить со своей семьей его! Они все… все… странно! И Малфой! Ха! Получит он домашнюю стряпню! Одно неверное движение, и будет ему дедушкин старый дробовик!
- Гермиона, ты говоришь ерунду, - мягко сказала Джинни.
- Ну почему же, - возразил Гарри. – Она сказала, что не хочет никуда брать Малфоя, так как ее семья посчитает странным, если она приведет домой на Рождество парня, тем более, что, возможно, упоминала, как ненавидит этого самого парня. А потом она сказала, что, если Малфой что-то сделает, она кинет в него блюдом с чем-то, приготовленным бабушкой, а затем убьет его грязным маггловским способом.
- О, ладно, - ухмыльнулась Джинни. – Если у нее есть план.

Глава 20. Вопросы



- Гермиона? – обратился Гарри к подруге, остановившись перед входом в кухню. – Мне нужно сказать пару слов Джинни, не возражаешь?
Гермиона улыбнулась:
- Я смогу контролировать Малфоя несколько минут, Гарри, не волнуйся.
- Уверена? – Джинни каверзно улыбнулась. – Если ты не знаешь, там на кухне много разной еды.
- Ой, как смешно, - Гермиона закатила глаза. – Просто не задерживайтесь, ладно?
Драко, который никогда раньше не был на кухне, с интересом смотрел, как Гермиона пощекотала грушу, и, когда дверь открылась, последовал за гриффиндоркой.
- Так о чем ты хочешь поговорить? – спросила Джинни, вдруг занервничав. Она сомневалась, что Гарри хочет выразить восхищение ее волосами или спросить ее мнения о правах домовых эльфов.
Гарри встал перед входом в кухню и наградил Джинни взглядом, говорящим, что не он позволит ей уйти, пока она не ответит.
- Рассказывай, Джинни. Сейчас.
- О… о чем?
- Сама знаешь, о чем, - строго произнес Гарри. – Вы с Гермионой – близкие подруги. Она рассказывает тебе то, о чем не говорит нам с Роном. Девчачьи секреты.
- Ну, просто есть то, что не рассказывают друзьям мужского пола, - сообщила Джинни, нервно сглотнув.
- Я думаю, настало время все же раскрыть кое-какие из тайн Гермионы одному из ее друзей мужского пола, - сказал Гарри, сузив глаза. – Например, что происходит между ней и Вудом. Или почему ни одна из вас не рассказала мне о Снейпе.
- Гарри, я не собираюсь предавать доверие Гермионы, - произнесла Джинни. – Ее тайны – это ее тайны, и я раскрою их не раньше своих. Даже тебе.
- Она все равно собиралась мне рассказать, перед тем как я… э… случайно раздул Малфоя, - ответил Гарри.
- Возможно, только потому, что ты припер ее к стенке… то есть к озеру, - возразила Джинни. Гермиона рассказала ей эту историю утром, пока одевалась; Драко в это время мылся, а Гарри, Рона и Оливера уже выставили из ванной. С другой стороны, Гермиона сообщила ей, что расскажет Гарри, как только найдет правильные слова. И Джинни знала, что Гермиона скорее обрадуется, чем рассердится, если Джинни все сделает за нее.
- Рано или поздно она бы мне все равно рассказала, - не уступал Гарри. – Ты знаешь, что рассказала бы.
Джинни закусила губу и вздохнула, понимая, что, если уж на то пошло, Гермиона будет ей благодарна за то, что Джинни спасла ее от неловкой ситуации.
- Ну хорошо, Гарри, если ты так уж хочешь знать… ты уверен, что хочешь? Ты можешь пожалеть. Честно.
- Джинни, слово «честно» скоро станет запретным, ты так не думаешь? Расскажи мне. Начни с чемпионата мира по квиддичу… не помню, чтобы Гермиона тогда оставалась наедине с Вудом.
Джинни глубоко вздохнула:
- Вообще-то, оставалась, дважды. Когда она выскочила из очереди за водой, то столкнулась с ним, и они немного поболтали. А потом, ночью после матча, она не могла уснуть и вышла прогуляться…
- Ты шутишь?! – Джинни потрясла головой. – Она с ума сошла? Бродить одной, когда там было столько Пожирателей Смерти?
- Она сказала, что была так встревожена и расстроена, что просто должна была выйти наружу. Она решила: после случившегося Пожиратели Смерти слишком потрясены, а министерство бдительно, так что с ней ничего не случится. Она подумала, что Пожиратели будут тише воды, и оказалась права. Затем… ну, она наткнулась на Оливера, которому тоже не спалось. Они погуляли вместе и… короче говоря, Оливер проводил ее до палатки, и все закончилось поцелуем. Долгим.
- И Гермиона показала ему татуировку прямо на пути к палатке?
- Не будь идиотом! – воскликнула Джинни. – Конечно же, нет. Тем более, татуировки тогда еще не было. Гермиона сделала ее прошлым летом, забыл?
- Тогда как он ее увидел? – нетерпеливо спросил Гарри.
- Ну, - протянула Джинни, решая, как много рассказать, - помнишь, мы говорили тебе, что Оливер присоединился к Ордену как раз перед тем, как ты приехал на площадь Гриммо?
Гарри кивнул. Разговаривая с Фредом, Джорджем, Роном, Гермионой и Джинни летом перед пятым курсом, он узнал, что несколько его знакомых стали членами Ордена, среди прочих и Оливер. Отец Оливера работал в отделе обеспечения магического правопорядка, а несколько членов их семьи погибло из-за Волдеморта, так что Оливер отыскал Дамблдора, чтобы узнать, правдивы ли слухи. Подтвердив их, Дамблдор предложил Оливеру стать членом Ордена Феникса, и тот охотно согласился.
- Когда Оливер только присоединился к Ордену, он заглядывал на площадь Гриммо – учился, посещал собрания и все в таком духе. Потом начались тренировки в «Пэдлмор», и у него оставалось мало свободного времени… но, ну, когда он приходил на Гриммо, они с Гермионой… ну, проводили время вместе, - Джинни подавила смешок, глядя на выражение лица Гарри, и продолжила. – Похоже, почти каждый раз, когда Оливер оставался на выходные на площади Гриммо в те два года, что Ты-Знаешь-Кто был на свободе, они с Гермионой… бывали наедине.
- Но… но ведь прошлым летом она сошлась с Роном. Как же – она не…
- Нет, она не изменяла Рону. Когда война закончилась, Гермиона сообщила Оливеру, что проводит часть времени со своей семьей и маггловскими друзьями. И Оливер время от времени гулял с ней и ее друзьями – они ходили вечеринки и все такое. Не очень часто, ведь Оливер – чистокровный волшебник, и ему было сложно не вызывать подозрений среди магглов, но я знаю, что иногда он гулял с ними. Что же до того, как он увидел татуировку… я не знаю. Возможно, он был там, когда Гермиона ее делала. Они много времени проводили вместе, пока она не присоединилась к нам в штаб-квартире на твой день рождения. Вообще-то, Оливер мог и не видеть татуировку; возможно, Гермиона только рассказала про нее.
- Значит… постой. Получается, когда она сошлась с Роном, то изменила Оливеру?
- Она никогда не встречалась с Оливером. Не совсем. Они… они нравились друг другу и как бы ходили на свидания, но не были парой. Гермиона не хотела ни с кем встречаться во время войны, и при том, что она училась в школе, а Оливер играл в профессиональный квиддич… это было просто неосуществимо. Гермиона сошлась с Роном за пару недель до начала учебного года, спустя значительное время после того, как в последний раз видела Оливера. И когда она узнала, что Оливер в этом году станет нашим учителем, то рассказала ему про Рона, - выражение лица Джинни смягчилось. – Бедняга Оливер. Мне кажется, он считал, что, согласившись на преподавание, окажется ближе к ней. Вообще-то, я думаю, Оливеру все еще нравится Гермиона, но при том, что у нее есть парень, а Оливер – ее преподаватель, у них только случаются время от времени неловкие беседы.
Гарри сложно было усвоить все сказанное.
- То есть… давай уточним. Ты имеешь в виду, что они спали друг с другом с лета перед четвертым курсом, и при этом даже не встречались?
- Да нет же! – раздраженно ответила Джинни. – Ты что, Гарри, Гермионе тогда не было и пятнадцати! Ты, правда, считаешь, что она занималась сексом с Оливером в четырнадцать лет?
- Я вообще не представлял, что она могла что-то делать с Оливером, - отрезал Гарри.
- Ой, да брось, она же девушка, а не монахиня! – повысила голос Джинни. – То есть, ты наверняка видел, как она целуется с Виктором…
- Нет, не видел, - прервал ее Гарри, нахмурившись: Гермиона всегда казалась ему недотрогой.
Джинни фыркнула:
- Какой ты наивный! Почему, по-твоему, он тогда пригласил ее погостить в своем доме в Болгарии – где, между прочим, жил один? Чтобы было с кем играть в квиддич?
Гарри открыл рот от удивления:
- Ты что, серьезно?
- Да, Гарри, - Джинни закатила глаза. – Брось, этот мистер Я-еще-никогда-ничего-подобного-к-девушкам-не-чувствовал пригласил ее остаться в своем доме в другой стране, что обычно предполагает больше, чем однодневное пребывание. Я не уверена в его тогдашних намерениях, но сомневаюсь, что они были такие уж невинные.
- Но ведь Гермиона думала поехать!
- Ну да.
- Но… но…
- Достань свою голову из задницы, Гарри, - вздохнула Джинни. – Виктор богатый, знаменитый, милый, умный, хороший танцор и довольно симпатичный.
- Гермиона сама сказала, что красивым его не назовешь!
- Да, ну… она сказала: «красивым не назовешь», а не «некрасивый», значит, он ей хоть немного симпатичен. И девушки не всегда говорят то, что думают о парнях, Гарри. Тем более, если говорят это другим парням. Одна из твоих лучших друзей – девушка, как ты мог этого не замечать? Сколько ты уже знаком с ней?
- Гермиона – не настоящая девушка, она… она… Гермиона!
Джинни хлопнула себя по лбу.
- Короче, Гарри… мы можем вернуться к теме? Я есть хочу, - Гарри поджал губы и кивнул. – Я, правда, не знаю, спали ли они вместе, но даже если и так, сомневаюсь, что это случилось на чемпионате мира. Со временем они могли начать делать это, имей в виду, я никогда особо не расспрашивала Гермиону. Не знаю. И это ее дело, не наше. Но, как я уже сказала, возможно, он даже не видел ее татуировку.
- Видел, - уверенно ответил Гарри. – Они весь год странно вели себя друг с другом. Я никогда об этом не задумывался, но теперь все становится на свои места. То есть, она рядом с ним обычно молчала, а он странно поглядывал на нее… я раньше не обращал внимания, но теперь… понятно.
- Это и вправду не твое дело, Гарри, - тихо произнесла Джинни. – То, с кем она спала или чем занималась с тем или иным парнем… она не обязана этим делиться.
- Может быть, а может, и нет, - уперся Гарри, - но как бы ты себя чувствовала, если бы один из твоих лучших друзей тайно общался с кем-то больше двух лет, не рассказывая тебе?
Джинни вздохнула:
- Я понимаю, Гарри. В любом случае… теперь мы можем пойти ужинать?
- Пока нет. Что было между ней и Снейпом?
- Ради бога, Гарри, она просто дурачила Малфоя! – воскликнула Джинни, всплеснув руками. – Ничего не было. Она так хотела выиграть эту войну, а ты знаешь, какая она, на что она способна, чтобы достичь цели…
- Она позволила Снейпу поставить ей засосы только для того, чтобы отыграться на Малфое? – не мог поверить Гарри.
- Гарри, - медленно произнесла Джинни, - ты представляешь, в какие неприятности Гермиона бы попала, если бы стало известно, как она шантажировала Риту Скитер, чтобы та не писала свои статьи? Шантаж незаконен, пусть даже он оправдан… а когда тебе известно, что кто-то совершил преступление, ты просто обязан об этом сообщить, иначе ты сам преступаешь закон. Но Гермиону это не остановило, потому что она, во-первых, считала, что не попадется и, во-вторых, ненавидела Скитер настолько, что риск разделить с той одну камеру в Азкабане стоил того. Гермиона шантажировала Скитер уже дважды: чтобы та не писала целый год и чтобы взяла у тебя интервью. Итого: два шантажа и бог знает сколько обвинений за то, что не выдала незарегистрированного анимага. Не знаю, могут ли ее еще обвинить, через такое время после совершения преступления, но… выслушай мое мнение: Снейп был не более чем участником запутанного плана мести и советником в плане новых идей для шуток. Да, это звучит неестественно, но мысль об ином еще более абсурдна. Это все война шуток и ничего больше. Она не рассказала вам с Роном только потому, что решила: вы не поймете; и она была права, ведь так?
- Все равно, мы бы лучше восприняли эту новость от самой Гермионы, а не от Малфоя.
- Ну, я уверена, она бы сказала вам, если бы знала, что Малфой в ближайшем будущем окажется прикован к ней, - Джинни закатила глаза. – Послушай, Гермиона через многое прошла. Ты можешь оставить ее в покое? Сейчас ей не нужно это ни от Рона, ни, тем более, от тебя.
Гарри кивнул:
- Хорошо. Пошли, убедимся, что они опять не начали ругаться.
Но в кухне Гарри и Джинни открылось удивительное зрелище: мало того, что Гермиона и Драко не ссорились, но Драко еще и сидел за столом рядом с Добби, и эти двое болтали как старые друзья.
- Что тут происходит? – прошептал Гарри Гермионе, видя, что Драко не обратил на них внимания. Добби же вообще не заметил вошедших.
- Сама не понимаю… они так… любезны друг с другом, - прошептала Гермиона в ответ. – То же самое было в ванной, я не знаю, почему.
- Малфой любезен с домовым эльфом? С тем, что раньше принадлежал ему? – прошипела Джинни.
- Потом, когда появится возможность, я поговорю с Добби и узнаю, в чем дело, - сказал Гарри, и все трое набросились на гору еды, что лежала на столе между Гермионой и Драко.

***

В понедельник Гарри, Гермиона и Драко встали ни свет ни заря. Все трое нервничали, Драко даже не язвил. Сегодня им придется идти на занятия, чему ни один из них не был рад. Учитывая слухи, уже витающие по школе, и то, что Гермиона и Драко проводят время вместе, нахождение рядом с другими учениками не казалось хорошей идеей.
- Какие у тебя сегодня предметы? – спросил Гарри у Гермионы, когда они выходили из комнаты. Было еще очень рано, они надеялись спуститься вниз, позавтракать и уйти, прежде чем Большой зал заполнится людьми.
- Зелья, чары и затем трансфигурация, - ответила Гермиона.
- Привет, ребят, - позвала Джинни, когда они спустились в гостиную. – Я как раз собиралась к вам… решились сегодня спуститься в Большой зал?
- Да, - ответил Гарри. – Невилл вчера сказал, что Филч выздоровел, а мы не хотим дать ему знать, что нам известно местоположение кухни. Так что мы решили позавтракать рано.
- Слишком рано, - пробурчал Драко, выходя вслед за ними сквозь портретный проем.
- Ну что, вы готовы к контрольным работам? – спросила Гермиона у Гарри и Джинни. Гарри нервно кивнул, а Джинни пожала плечами. – У меня сегодня контрольная по трансфигурации, но думаю, я готова… вы не хотите позаниматься сегодня вечером? Или у вас тренировка по квиддичу?
- Нет, на сегодня поле заняли слизеринцы… ой.
Все четверо замерли. Драко хлопнул себя по лбу.
- Как я мог забыть про сегодняшнюю тренировку! – простонал он.
- Что ж, можешь ее пропустить, - холодно заметил Гарри, - вы все равно не выиграете кубок.
- Вы опередили нас всего на пятьдесят баллов, Поттер, - огрызнулся Драко. – Все, что нам нужно – это размазать Хаффлпафф, и тогда…
- Вы не побьете хаффлпаффцев, пока их капитан Макмиллан, и…
- Эй, единственные, кто когда либо проигрывал Хаффлпаффу, – это гриффиндорцы, Поттер.
- Ой, брось, по крайней мере, я лучший ловец. Ты же вообще не можешь выиграть.
- Может, хватит спорить? – вмешалась Гермиона. – Все равно с этой тренировкой ничего не выйдет. Ты не сможешь пойти на нее, Малфой. Я не собираюсь взбираться на метлу и летать рядом с тобой.
- Да? Еще посмотрим, - рыкнул Драко и отправился в сторону Большого зала, таща за собой Гермиону.
К счастью, когда они прибыли, Большой зал был почти пуст, хотя учителя уже пришли. Драко прошествовал мимо гриффиндорского стола и направился к преподавательскому, Гарри и Джинни остались.
- Профессор, - позвал он Дамблдора, прерывая беседу того с Флитвиком, - у меня сегодня тренировка по квиддичу, и мне очень нужно там быть… можно что-то сделать?
Дамблдор улыбнулся:
- Почему бы вам не взять с собой мисс Грейнджер?
- Мне? Летать с ним? На тренировке Слизерина?! – вскрикнула Гермиона.
- Я понимаю, что это может быть немного опасно, - медленно произнес Дамблдор. – Вы ведь не очень привыкли летать, да?
- Да, - ответила Гермиона, которая ненавидела летать и решалась на это только в крайних случаях.
- Что ж, тогда я попрошу одного из преподавателей присмотреть за тренировкой, - сказал ей Дамблдор. – Чтобы предупредить несчастные случаи.
- Но… но… но…
Драко ухмыльнулся.
- Спасибо, профессор, - произнес он, уже раздумывая над тем, как бы испортить ей вечер. Он поискал взглядом мадам Трюк, но не нашел; ее стул, стоящий между стульями Стебль и Оливера, был пуст, и Драко смутно вспомнил, что она вроде бы подцепила у Филча простуду. – Э… а где можно найти мадам Трюк? Нам нужна школьная метла для Грейнджер.
- О, это будет совсем небезопасно, - сказал Дамблдор, не переставая улыбаться. – Очень сложно летать рядом с кем-то, тем более, если один – неопытный летун, а вокруг носятся бладжеры. Мисс Грейнджер придется летать на вашей метле.
- Что?! – воскликнули оба.
- Полагаю, так будет гораздо безопаснее, - закончил Дамблдор.
Гермиона и Драко вернулись к гриффиндорскому столу. Гермиона сердито уселась между Гарри и Джинни, а Драко шлепнулся на скамейку напротив нее, раздраженный. Только он решил, что ему в чем-то повезло, как услышал, что должен летать на одной метле с Грейнджер.
- О чем говорили? – спросил Гарри у Гермионы.
- Я должна буду летать с ним! – бесилась Гермиона. Она с такой силой шлепнула масло на тост, что джем разлетелся во все стороны. – Дамблдор ожидает, что я отправлюсь на тренировку вместе с Малфоем!
- Мы тоже пойдем, - сочувственно сказал Гарри. Джинни кивнула.
- Нет, не пойдете, Поттер! – вмешался Драко.
- Ты меня не остановишь.
- А семь слизеринских игроков?
Гермиона вздохнула: она устала от бесконечных ссор с Малфоем.
- Не волнуйся, Гарри, Дамблдор пошлет одного из учителей за нами присмотреть, - неохотно сказала она.
Гарри нахмурился; он не хотел указывать на причины, почему должен быть там, так как любая из них напугала бы Гермиону еще больше.
- Все нормально, Гарри, правда, - уже тверже сказала Гермиона. – Лучше готовься к контрольным.
- Ладно, - надулся Гарри. Джинни выглядела так же уныло.
Они ели быстро, но зал начал заполняться, а им было еще далеко до конца завтрака. Как раз когда Гермиона собиралась предложить пойти на зелья пораньше, кто-то кашлянул. Гермиона подняла взгляд и увидела двух уродливых, одетых в розовое девушек, что стояли позади Драко.
- Малфой, - произнесла та из девушек, что повыше, с двумя хвостиками. На ней было надето розовое платье с низким вырезом и оборками, и, как и подруга, она была огромной: равная смесь мускулов и жира. Гермиона уставилась на нее, а затем повернулась к другой девушке. Та была в короткой розовой мини-юбке, открывающей толстые волосатые ноги, и белой футболке с радужной надписью: «Лесбиянка и горжусь этим».
Драко повернулся и удивленно посмотрел на девушек, не понимая, почему они к нему обратились, и внезапно узнал их.
- Кребб? – выдохнул он, глядя на девушку в мини-юбке. Повернулся к другой. – Гойл?
- Мы не можем расцепить руки, - низким голосом произнес Кребб, в то время как Гарри, Гермиона и Джинни расхохотались. Кребб поднял свою руку, которой сжимал руку Гойла.
- Кто это с вами сделал? – посмеиваясь, спросил Драко и достал палочку.
- Мы не рассмотрели, - сказал Гойл. – Были заняты, «общаясь» с Лонгботтомом. Но их было двое, и у них были рыжие волосы.
- Значит, Фред и Джордж еще тут, - выдохнул Гарри, по лицу которого текли слезы - так сильно он смеялся.
- Черт возьми, ребят, что я вам говорил? Избегайте гриффиндорцев, - Драко сердито потряс головой.
- Мы просто веселились, - оправдывался Гойл.
Драко закатил глаза и дотронулся волшебной палочкой до их соединенных рук. Кребб и Гойл расцепили пальцы и потерли запястья.
- Будьте осторожнее, ясно? Вас могут соединить навечно, - сказал Драко, взглянув на собственное запястье, металлический браслет на котором приковал его к Гермионе. – Или еще хуже.
- Ты можешь вернуть нашу одежду? – жалобно спросил Кребб.
- У меня нет времени, - холодно ответил Драко. – Идите, переоденьтесь.
- Ты скоро вернешься? – заныл Гойл.
Драко пожал плечами:
- Надеюсь. Идите и переоденьтесь. Не забудьте про сегодняшнюю тренировку.
Кребб и Гойл поспешили из зала; везде, где они проходили, раздавались смешки.
- О, это было потрясающе, - держалась за бока Гермиона.
- Как бы близнецы тебя не раздражали, нельзя отрицать, что они знают толк в веселье, - выдохнула Джинни.

***

Гарри, Гермиона и Драко пришли на зелья первыми, уйдя из Большого зала так быстро, как это было возможно. Они сразу зашли в класс и выбрали стол в дальнем углу, надеясь, что так будут менее заметны.
После них первыми пришли слизеринцы, которые автоматически садились как можно дальше от Гарри и Гермионы. Драко большинство из них не заметили, так как тот сидел, сгорбившись, на стуле, почти скрытый столом и своим котлом. Затем появились Лаванда и Парвати, они зашептались, ухмыляясь и глядя на Гарри и Гермиону, и выбрали стол перед ними.
- Как дела, Гермиона? – спросила Лаванда.
- Великолепно, - сухо ответила та.
- Значит так, - тон Парвати ясно говорил, что Гермионе захочется врезать ей, что бы та ни произнесла. – Скажи-ка нам, Гермиона…
- Парвати! Лаванда! – позвал Дин, только что вошедший вместе в Шеймусом и Невиллом. – Вы слышали, что случилось с Креббом и Гойлом?
- Нет! Расскажи! – воскликнула Лаванда.
Невилл сел рядом с Гарри, а Дин и Шеймус уселись перед Парвати и Лавандой и оживленно начали рассказывать о последней шутке близнецов. Когда Дин отвлек внимание девчонок, Гермиона почувствовала такое облегчение, что немедленно простила его за дуэль и ее последствия.
Пока четверо гриффиндорцев смеялись над Креббом и Гойлом, Гермиона начала нервничать: если урок скоро не начнется, у Парвати и Лаванды закончатся темы для критики (хотя в Креббе и Гойле можно было много чего критиковать), и они снова начнут расспрашивать Гермиону. Она посмотрела на часы и с удивлением поняла, что урок начался пять минут назад.
- Где же Снейп? – произнесла она. – Он опаздывает.
- А почему тебя это интересует? – спросил Гарри.
- Я не… просто это странно. Сколько раз Снейп опаздывал на уроки?
- Ну… ни разу, - признал Гарри.
- Не думаешь, что это ненормально?
- Его не было и все выходные, - вмешался Невилл, сидящий с другой стороны от Гарри. – Вся школа знает. Особенно была расстроена мадам Трюк, так как он должен был сварить Перечное зелье для мадам Помфри, которое закончилось, а мадам Трюк как раз заразилась ужасной простудой от Филча.
Гарри нахмурился:
- По-твоему, это могут быть «дела»? – спросил он у Гермионы. Хоть Волдеморт и умер, у Ордена оставалось достаточно работы: они помогали ловить Пожирателей Смерти и защищать людей вроде Гарри, Рона и Гермионы, которым все еще могла грозить опасность со стороны беглых Пожирателей, так и не пойманных после битвы с Волдемортом. Гарри и Гермиона подозревали, что Орден вообще никогда не прекращал борьбу с темными силами.
Гермиона потрясла головой, вспомнив, как Оливер сказал, что преподаватели не знают, куда исчез Снейп.
- МакГонагалл тоже его искала, помнишь? Если бы это были «дела», большинство учителей бы знали.
Гарри пожал плечами:
- Вполне возможно, тут нет ничего особенного.
- Грейнджер просто скучает по своему дружку, - ехидно произнес Драко.
Гермиона поджала губы, а Гарри сердито глянул на него, но оба решили не обращать на него внимания.
- Кстати о пропавших людях, - сказал Невилл, который не слышал комментария Драко насчет Снейпа, - а где Рон?
Гермиона вздрогнула. Она не заметила, что Рона нет: Гермиона старалась не думать о нем, так как от мысли, что он может никогда ее не простить, ей хотелось расплакаться.
- Не знаю, - ответила она, обеспокоенно глядя на Гарри.
- Я тоже, - произнес Гарри.
Невилл нахмурился:
- Вы что, поссорились?
- Не хочу об этом говорить, - отрезала Гермиона, очень стараясь не думать о Роне, но все равно беспокоясь, где он сейчас.

***

Оливер сидел за своим полностью восстановленным столом и наспех проверял последние из домашних заданий для следующего урока, который начнется после обеда. Сочинения были неплохие – за многие он поставил высшую отметку – но ведь существовало так много видов водяных тварей. Большинство студентов просто рассказали побольше о гриндилоу; самое же изобретательное сочинение пока было у Луны Лавгуд, которая, похоже, считала, что русалки крайне опасны, и что существуют какие-то «гриады», которые живут во всех озерах и питаются пальцами ног купальщиков (поэтому Луна всегда плавала в обуви). Он только начал одно из трех оставшихся сочинений, когда дверь его кабинета распахнулась. Оливер удивленно поднял взгляд.
В дверном проеме с самым кровожадным видом стоял Рон Уизли.

Главы 21-23

 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Война шуток (глава 18-20) уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования