фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Холодные сердца: право на любовь (Главы 12-13)

Гет
Все произведения автора Леди Мариус
Холодные сердца: право на любовь (Главы 12-13) - коротко о главном
 Шапка
Бета Sorceress, Вареночка
Пейринг Беллатрикс Блек/Том Риддл
Жанр romance
Рейтинг R
Саммари Лорд Волдеморт считал любовь уделом слабых. Но всегда ли было так? Или, возможно, когда-то давно он отрекся от этого чувства, которое причинило ему столько боли и страданий? Этот фанфик можно считать предысторией отношений Беллтрикс Лестрейндж и Темного Лорда.
Дисклеймер Все узнаваемые герои и ситуации принадлежат госпоже Дж.К. Роулинг.
Предупреждение измеhttp://admin.myslash.ru/index.php?action=Values&delete=5853нен возраст Тома Риддла
Размер макси
Примечание фик является первой часть трилогии "Холодные сердца"

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Холодные сердца: право на любовь (Главы 12-13) уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Холодные сердца: право на любовь (Главы 12-13) - Текст произведения

Глава 12. Влюбленная в дьявола. Часть 1.

Что за бледный и красивый рыцарь
Проскакал на вороном коне,
И какая сказочная птица
Кружилась над ним в вышине?

И какой печальный взгляд он бросил
На мое цветное окно,
И зачем мне сделался несносен
Мир родной и знакомый давно?

И зачем мой старший брат в испуге
При дрожащем мерцаньи свечи
Вынимал из погребов кольчуги
И натачивал копья и мечи?

И зачем сегодня в капелле
Все сходились, читали псалмы,
И монахи угрюмые пели
Заклинанья против мрака и тьмы?

И спускался сумрачный астролог
С заклинательной башни в дом,
И зачем был так странно долог
Его спор с моим старым отцом?

Я не знаю, ничего не знаю,
Я еще так молода,
Но я все же плачу, и рыдаю,
И мечтаю всегда.

Иногда нам начинает казаться, что время летит незаметно. Не успеваешь опомниться, а столько пережитых моментов остается позади. Кажется, что они были только вчера, хотя на самом деле уже прошли недели, а то и месяцы. Хочется, чтобы время хоть немного постояло на одном месте, никуда не торопясь и не прерывая самые лучшие мгновения. Наверное, именно тогда, когда я была больше всего счастлива, ко мне приходили такие мысли, что было бы неплохо прожить не одну жизнь, а сразу несколько. Просто для того, чтобы, просыпаясь, каждое утро видеть ласковую улыбку и теплый взгляд заспанных серых глаз. Пускай таких моментов были тысячи, но я ценила каждую секунду, проведенную с Томом. В последнее время вся моя жизнь превратилась в длинный красочный сон, который никак не заканчивался. Все, что мне было нужно – так это Том, чтобы он был рядом со мной. Почти всегда так и было, мы с ним стали практически неразлучными. Расставались только на уроки, которые теперь казались еще более длинными и скучными, чем в начале семестра. Я уже не помнила, когда в последний раз ночевала в своей спальне, потому как была уверена, что не смогу уснуть без Тома, а он без меня. В его объятиях всегда было так спокойно, что я чувствовала себя в полной безопасности. Даже мои ночные кошмары стали сниться мне намного реже, а если и снились, то присутствие Тома тут же давало о них начисто позабыть.

Ноябрь подходил к концу, миновало и мое пятнадцатилетие. Это был холодный пасмурный день, ветреный и дождливый, но мне он казался самым теплым и ясным. Не потому, что это был мой праздник, а потому, что все утро, день, вечер и ночь я была с Томом, и он не покидал меня ни на секунду. Мы гуляли по Хогсмиду, мокли под проливным дождем, бродили по закоулкам замка, отдавались друг другу или просто тихо беседовали о пустяках. В тот день Том надел на меня серебряный медальон с крошечным изображением змеи. Украшение было самым простым, но в то же время оно стало для меня самой важной и дорогой вещью из всех тех, что у меня были. Надевая его мне на шею, Том сказал, что, пока я буду его носить, он будет помнить обо мне. С тех пор я никогда не снимала медальон, а со временем даже вставила в него крошечную колдографию Тома.

Все будние вечера мы с Риддлом проводили в библиотеке. Он, как обычно, изучал большие старинные книги, исписанные непонятными мне рунами. А я, вместо того, чтобы делать домашние задания, смотрела на Тома. Я все никак не могла привыкнуть к его красоте, ровно так, как и к его прикосновениям. Каждый раз, когда он меня целовал, мне казалось, что это происходит впервые, я тут же забывала, как нужно дышать и думать. Том в такие моменты лишь подшучивал надо мной, а я надувала губы, делая вид, что обижаюсь…

Том никогда не был романтиком. Он не засыпал меня любовными поэмами и не устраивал ужинов при свечах, но мне этого было и не нужно. Достаточно было того, что Том просто смотрел на меня, как бы невзначай брал за руку или улыбался краешками губ. На людях он всегда старался держаться ровно и не выражать своих эмоций, и в этом мы с ним были похожи. Возможно, со стороны он казался холодным и бесстрастным, но я знала, что это всего лишь маска. Стоило мне остаться с ним наедине хоть на минуту, то вся его холодность мигом спадала, я чувствовала в нем и страсть, и заботу, и, конечно же, неизменную таинственность. А еще мы привыкли общаться с ним глазами. Мы могли за несколько часов не сказать ни слова, но при этом отлично понимать все, о чем думали, просто глядя друг другу в глаза.

Я уже не обращала внимания на то, что стала предметом обсуждения всех школьных сплетниц и сплетников. Я привыкла к тому, что, куда бы ни пошла, меня преследовал шепот и смешки завистниц, которые так любили перемывать косточки! Мне на это все было плевать. Хотя, спустя несколько недель, большинство девушек поняло, что раз уж мы с Томом вместе почти месяц, то у нас действительно серьезные отношения. Ну, а если кто и решался флиртовать с Томом, то парень, лишь улыбался в ответ запоздалой поклоннице, не выпуская моей руки из своей. А я ему доверяла.

Но вот кто никак не мог успокоиться, так это Миртл Рубенс. Ведь прежде она считала, что Том решил ухаживать за ней. Да, возможно, поначалу так и было, но я-то знала, что все не просто так – Риддл скорей всего преследовал какую-то свою выгоду из их общения. Но какую именно, я сказать не могла, и что-то подсказывало, что спрашивать об этом у Тома не имело никакого смысла. Я вообще редко задавала Тому вопросы, зная, что не получу на них ответы. Загадочность Тома была просто неизменна, и я воспринимала ее, как одно из достоинств парня.

Декабрь наступил очень внезапно. Все окрестности замка замели метели, а гладь Черного Озера покрылась толстым слоем льда. Свирепый ветер не прекращал блуждать по всей округе, что вынуждало учеников проводить большую часть времени в теплых гостиных своих факультетов. Меньше всего сейчас хотелось учиться, но накануне контрольных и зачетов можно было заниматься только этим. Правда, благодаря Тому, для меня это не составляло труда – он мне помогал со всем, в чем я не могла разобраться сама.

Также в середине декабря планировался квиддичный матч, в котором Слизерин играл против Гриффиндора. Теперь вся школа то и дело обсуждала предстоящее событие, ученики втайне от профессоров делали ставки на команды, в коридорах возрастало количество драк, а в кабинетах учителей – учеников, отбывающих наказания. Из-за предстоящего события больше всего переживал Рудольфус – он был загонщиком и капитаном команды. Несмотря на плохую погоду, стадион теперь почти всегда был занят тренирующимися командами.

Жизнь текла своим чередом, и оставалось лишь удивляться быстрому ходу времени. Я жила настоящим и наслаждалась каждым мгновением. Вечерами, выходя из комнаты девочек, я тут же шла в спальню Тома, где он встречал меня нежными объятиями.

Лишь в вечер перед матчем дверь в его комнату была заперта, что меня немного удивило. Недолго думая, я назвала пароль и вошла внутрь. Там было свежо и темно. Я зажгла свечи и камин, а после уселась на кровать, поджав под себя ноги. Было очень странно, что Том все еще не пришел, ведь на часах была уже половина десятого, а прежде парень уже в девять был у себя.

Подавив в себе тревогу, я принялась ждать Тома, сидя на кровати и глядя в камин. Пестрые языки пламени весело плясало в очаге, тихо трещали дрова. Я удобно устроилась на краю кровати, свернувшись клубочком. Глаза закрылись сами по себе, и я даже не заметила, как провалилась в сон…
Перед моими глазами плясали какие-то размытые образы и тени, а еще я помню высокое голубое небо. Я сидела на мягкой траве и смотрела вверх. А потом услышала какой-то приглушенный звук и… открыла глаза. Я все так же лежала на кровати Тома, положив голову на шелковое покрывало. В камине догорали последние угли, и я смогла разглядеть в их тусклом свете фигуру Тома. Он сидел на другом краю кровати, расправив обнаженные плечи, а его взгляд был направлен в одну точку и совершенно ничего не выражал. Я поднялась на локте и взглянула на часы, которые висели над камином. Стрелка переместилась к одиннадцати.

- Том?.. – шепотом позвала его я.

Парень даже не пошевелился, словно не услышал меня. Тогда я придвинулась поближе к нему и положила руку на его плечо. Риддл медленно повернул голову и мельком посмотрел на меня.

- Что случилось, Том? Где ты был? – я не смогла скрыть тревогу в голосе.

Том молчал несколько секунд, которые показались мне вечностью.

- Ничего не случилось, Белла, все хорошо, - сказал парень, но его голос звучал слишком натянуто.

Я продолжала пристально рассматривать его лицо, пытаясь найти в нем хоть какое-то объяснение странному поведению. Прежде я не видела его таким. Том никогда не относился ко мне так холодно и равнодушно, как сейчас. Меня мгновенно сковал ледяной страх. Чтобы не показывать Тому своего волнения, я сделала несколько глубоких вдохов.

- Но почему ты так поздно пришел, Том? - осторожно спросила я. Больше всего на свете я боялась разозлить его, ведь тогда не миновать беды. – Я…

- Был на обходе школы, - тут же ответил парень, перебив меня.

- Но ведь ты дежурил вчера! – воскликнула я и тут же пожалела об этом.

Том внимательно посмотрел на меня, и в его взгляде было нечто такое, что заставило меня почувствовать себя неуютно. Прежде, когда я смотрела в глаза Тому, я могла испытывать лишь нежность, сейчас же мне стало по-настоящему страшно. И боялась я не только потерять его, еще мне не хотелось прослыть ревнивой девчонкой, которая только и делает, что сует нос в дела своего молодого человека и контролирует каждый его шаг. Мне почему-то захотелось скрыться от этого холодного пронизывающего взгляда, каменного лица и равнодушного голоса. Я поежилась, обхватив себя руками. Куда делся тот Том, с которым мне так тепло и хорошо, которого я так сильно люблю? Где тот нежный и заботливый юноша? Сейчас рядом со мной сидел темноволосый и сероглазый незнакомец, прекрасный, но чужой. Я чувствовала исходящую от него странную опасность, но не могла и пошевелится. Его взгляд меня словно гипнотизировал.

- Я просто устал, Беллс, - внезапно послышался голос Тома, и я словно вышла из транса. Передо мной снова был любимый и родной человек. Я посмотрела на него недоверчивым взглядом, а Том тут же протянул ко мне руки и прижал к себе. Я положила голову ему на грудь, чувствуя, как стучит сердце. Потом немного отстранилась и посмотрела парню в глаза – его взгляд был снова нежным и теплым, а губы растянулись в едва заметной улыбке. Том погладил меня по голове, а я немного приподнялась и прикоснулась к его губам, обвив шею руками. Спустя несколько секунд Том ответил на поцелуй, а я перебралась к парню на колени, обхватив его ногами. По телу прошла сладкая дрожь, когда я стянула с себя блузку и приникла к Тому обнаженным торсом. Парень лишь легко обнимал меня за талию и целовал губы. Я сама не заметила, как повалила Тома на кровать, а мои руки потянулись к его ширинке. Мне не хватало воздуха, но на это плевать, ведь рядом был Том. Но внезапно я почувствовала, как сильные руки сжали мои ладони, потом легонько оттолкнули от себя. Том резко прервал поцелуй, и тяжело дыша, поднял на меня глаза.

- Я очень устал, Беллс, - прошептал Том. – Давай спать. Уже поздно, а завтра трудный день. У нас с тобой будет еще много времени.

Мне ничего не оставалось, кроме того, как забраться под одеяло и лечь рядом с Томом, который тут же заключил меня в свои объятья. Я чувствовала невыносимое разочарование и беспокойство, и была рада, что Том сейчас не видит моего лица и не может определить моих чувств. Я уткнулась носом в плечо парня и закрыла глаза, но сон никак не шел. В голову лезли глупые мысли о сегодняшнем вечере, о непонятном поведении Тома, о его нежелании заниматься со мной любовью, ведь прежде он никогда не отказывал мне в этом, а вся инициатива была с его стороны. А, может он сегодня был с другой? Это было вполне логично – пришел позже, чем нужно, соврал мне (я чувствовала, что Том сказал мне сегодня неправду), а потом еще и не захотел меня. Я попыталась не думать об этом, ведь мы с Томом вместе немалое время, и все его поступки до сегодняшнего вечера доказывали то, что я ему небезразлична. Или у меня началась паранойя?

Я посмотрела на Тома. Он уже заснул, и теперь его ровное дыхание согревало мою щеку. Я глубоко вздохнула и еще сильнее укуталась в одеяло, а потом долгое время лежала без сна, глядя в серый потолок и мучаясь от гложущих меня дурных мыслей.

***

Утром я проснулась от барабанной дроби дождевых капель по стеклу. Спустя секунду я поняла, что замерзла и дрожу. Я еще сильнее укуталась в одеяло, но это ничем не помогло. Я машинально провела рукой рядом с собой и тут же резко подскочила, широко раскрыв глаза. Там, где должен был спать Том, никогда не было. Меня одолел ужас – прежде Том никогда не оставлял меня сутра. Он всегда просыпался раньше, а потом будил меня, прикоснувшись пальцами ко лбу. Вспомнив об этом, я ощутила невыносимую грусть, которая постепенно начала перерастать в тревогу.

Мой взгляд обратился к настенным часам. Стрелка показывала двадцать минут девятого. Мерлинова борода, через сорок минут матч! Я вскочила с кровати как ужаленная и мигом кинулась в ванную. Через пятнадцать минут я уже была одета и накладывала на двери комнаты Том защитные заклинания. И все это время я не переставала думать о Риддле. Я надеялась, что найду его в гостиной, но там находились лишь несколько проспавших первокурсников. В Большом Зале Тома тоже не было. Я накинулась на Лестрейнджа и Роквуда с вопросами, не видели ли они его, но пятикурсники лишь развели руками. Сидя на завтраке, я не могла есть и не отводила взгляда от дверей. Я совершенно не замечала суеты, творившейся среди учеников. Я лишь краем глаза видела, что большинство переодеты в пестрые мантии зеленых или алых цветов. Все мои мысли были заняты лишь Томом, и я не могла обращать внимание больше ни на что. Куда он пропал? Почему ничего мне не сказал? Или, возможно, мои страхи не имеют никакого значения, а Тома озарила какая-то гениальная мысль, и он помчался в библиотеку, дабы выписать что-то из тамошних книг?

Вспомнив о библиотеке, я резко вскочила со скамьи, случайно пошатнув стол и разлив на скатерть молоко. Под возмущенные крики испачканных слизеринцев, я побежала к выходу из Большого Зала. На третий этаж я взбежала со скоростью спортивной метлы и вскоре оказалась в читальном зале. К моему большому разочарованию, там обнаружилась лишь мадам Роузи, которая утверждала, что Том с утра в библиотеке не появлялся.

Когда я прибежала на квиддичное поле, матч уже начался. По небу быстро летали крохотные фигурки на метлах, перебрасывали друг другу мячи, с трибун слышались неистовые вопли болельщиков за факультеты. Их заглушал голос комментатора, кричавшего в волшебный рупор. Все звуки смешались для меня в единую какофонию. Я пробралась в группу болельщиков Слизерина и уселась на самый край скамьи в одном из последних рядов. Сейчас мне не было никакого дела до квиддича и нашей команды,. Я даже не пыталась на нем сосредоточиться, так как знала, что пока не найдется Том, я не успокоюсь. Я то и дело смотрела по сторонам, теша себя ложными надеждами, что смогу разглядеть его среди толпы, пестреющей зелеными и красными цветами. Но Том не появлялся.

И вдруг меня осенило. Ведь я искала Риддла везде, кроме Выручай-комнаты! Есть вероятность того, что Том именно там. В тот же миг я вскочила со скамьи, чуть не свалив с нее первокурсниц, и побежала в сторону замка. Но, как только я очутилась в холле, то у меня предательски затряслись руки и задрожали коленки. От мысли о том, чем Том может там заниматься, я внезапно почувствовала невыносимое жжение в груди. Я собрала все свои силы, чтобы не обращать на него внимания и направилась к лестнице.

По дороге я думала о том, как лучше себя вести в подобной ситуации. Кончено же, нужно навесить на лицо непроницаемую маску равнодушия и сохранять хладнокровие. Я знала, что на первых порах смогу держатся. Что будет дальше, я не знала. Но при мысли, что мои подозрения на счет Тома всегда были верными, я сразу же теряла способность еще о чем-то думать. На глаза наворачивались слезы, возникало желание выхватить волшебную палочку и разнести все вокруг вдребезги. Но в глазах Тома я не могла показаться истеричкой, нужно было уйти с гордо поднятой головой, сохраняя достоинство.
Поднявшись на восьмой этаж, я на миг приникла спиной к мраморной стене и внезапно услышала негромкий стон, доносившийся с коридора. Не раздумывая, я тут же побежала на странные звуки. Было довольно странно, что в коридоре не горел ни один факел. В первый миг я ничего не могла разглядеть, темнота казалась непроницаемой. Но, придя в себя, я достала из кармана волшебную палочку.

- Люмос, - мой шепот оказался хриплым и дрожащим.

Помещение мгновенно осветилось ярким светом, в котором мне удалось разглядеть более, чем странную картину. Стена, отделяющая ванную комнату старост от коридора, была разнесена практически подчистую. Повсюду были разбросаны камни, а в воздухе еще летала пыль, что свидетельствовало о том, что разгром был учинен здесь совсем недавно. И какой шутник додумался взорвать ванную для старост?

Внезапно я заметила, что среди кучи камней что-то пошевелилось. Оставляя волшебную палочку наготове, я сделала несколько неуверенных шагов вперед. Но как только я поняла, что это всего лишь Миртл Рубенс, я облегченно вздохнула. Она полулежала на полу, опираясь спиной о полуразрушенную стену. Ее правая нога была как-то неестественно выгнута, левая скрывалась под грудой камней. Очки девочки съехали на бок, стекла в них треснули. Волосы хаффлпафки растрепались, мантия была полностью испачкана грязью, а по лбу стекала тонкая струйка крови. Но больше всего меня испугали ее глаза – расширенные и безумные. Казалось, что Миртл потеряла рассудок, ничего не замечала и не чувствовала. Если бы не этот ужасный взгляд, то я бы решила, что девочка решила попрактиковаться над какими-то чарами и неправильно произнесла заклинание. Но что-то мне подсказывало, что Миртл тут не при чем, а ее состояние каким-то образом относится к нападениям. Хаффлпафка была напугана, но я бы не сказала, что на нее наложили чары Оцепенения.

Внезапно Миртл схватила меня за полы мантии, вынуждая наклониться к ней. Хаффлпафка подняла голову и посмотрела мне в глаза. Я попыталась отпрянуть, но Миртл железной хваткой держала мою ногу.

- Это он открыл ее… - прошептала девочка. – Это он выпустил его…

- Что за… - начала я, но Миртл не дала мне договорить.

- Он думает, что я ничего не понимаю, но… Я знаю, что все мы в опасности. Весь волшебный мир может погибнуть. Я слышала, что он может убивать взглядом… Он давно покинул Тайную Комнату и… Если ты не скажешь, чтобы он все прекратил, то мы все погибнем…

Речь Миртл превратилась в бессвязное бормотание, потом она начала громко кашлять. Она выпустила мою ногу из своих руки и схватилась за горло. Я быстро отступила на несколько шагов назад.

- О ком ты говоришь, Рубенс? Кому мне нужно сказать?.. – воскликнула я.

- Наследнике Слизерина, - прохрипела Миртл, когда перестала кашлять. – Он вернулся в Хогвартс и…

Девочка замолчала. Ее глаза закрылись, голова упала на грудь, волосы закрыли бледное лицо. Тяжело дыша, я осмотрелась. В коридоре мы были одни, что неудивительно, ведь все остальные были на матче. Но я не могла просто так оставить Миртл лежать здесь посреди коридора. Не подумайте, что это было гриффиндорское желание спасти ближнего. Я просто понимала, что если я не поставлю в известность взрослых, то Миртл еще, не дай Мерлин, обвинит меня в произошедшем нападении. Оставив хаффлпафку лежать в коридоре, я кинулась вниз по лестнице, намереваясь поскорее разыскать кого-то из персонала Хогвартса.

Глава 13. Влюбленная в дьявола. Часть 2.

Чому в мене ціла купа дивних речей,
яких я не розумію,
яких я не відкриваю тобі,
бо це все може вбити,
Тебе це може вбити.
(Скай «Тебе це може вбити»)*

Я сидела в кресле в самом дальнем углу гостиной Слизерина, поджав под себя ноги, и тупо глядела в одну точку. У меня невыносимо болела голова, в подземельях было слишком душно, а воздух казался тяжелым и спертым. Сегодняшний день выдался неимоверно тяжелым. Эти переживания из-за Тома, а потом еще и нападение на Миртл. Ученики, конечно же, узнали, что хаффлпафку нашла я, и принялись выпытывать у меня подробности увиденного. Мне так хотелось покинуть подземелья, выйти на улицу, на мороз, но по приказу профессора Диппета ученикам было запрещено покидать свои гостиные. Вот мне и приходилось прятаться в самом дальнем и темном углу помещения, терзаясь тревожными мыслями.

Внезапно я почувствовала, что кто-то дотронулся до моего плеча. Я вздрогнула от неожиданности и обернулась. Позади меня стоял Рудольфус. На нем все еще была квиддичная форма изумрудно-белых цветов, темные спутанные волосы парня разметались по плечам, а глаза очень внимательно рассматривали меня. Ничего не сказав, я подвинулась, а Руди тут же сел в кресло рядом со мной, положив локоть мне на колени. Секунду поколебавшись, я не стала его убирать – какой смысл?

- Переживаешь из-за Тома? – тихо спросил Руди.

Я кивнула и взглянула на Лестрейнджа.

- Только не говори мне, что я была сама виновата, когда стала встречаться с Томом. Я все еще доверяю ему и буду доверять до последнего.

Рудольфус усмехнулся – грустно, лишь краешками губ. Он медленно поднес руку к моему лицу, словно опасаясь, что я сделаю ему больно, и заправил прядь волос за ухо. Хоть его секундное прикосновение и показалось мне приятным, я даже не пошевелилась.

- Какая же ты наивная, Белла, - произнес Руди. – Ты столько о нем не знаешь, и так слепо веришь каждому его слову!

- Мне достаточно верить, в то, что он меня любит! – ответила я, хмуро разглядывая Лестрейнджа.

- А вдруг ты в нем разочаруешься?

- Тогда я разочаруюсь и в жизни.

Рудольфус вздохнул и посмотрел на то, что творилось в гостиной. Я положила голову на спинку кресла и вздохнула. Когда пришел Руди, мне почему-то стало немного спокойнее. Наверное, мне просто нужно было кому-то выговориться. И в следующий миг я услышала до боли знакомый голос, резко поднялась и посмотрела на Тома. Он стоял посреди круглого помещения и, как только я его увидела, у меня бешено забилось сердце. Все присутствующие в гостиной, как один, уставились на старосту.

- В связи с последними событиями в школе были введены новые правила. Во-первых, временно отменены матчи по квиддичу…

После этой фразы со стороны игроков команды послышались возмущенные возгласы. Рудольфус рядом со мной нервно заерзал в кресле. Том лишь пожал плечами и продолжил.

- Во-вторых, отменяется большая перемена.

Теперь возмущались практически все присутствующие.

- А также ученикам запрещается покидать гостиные после уроков и передвигаться по замку без сопровождения преподавателей. Это все.

С этими словами Том направился в сторону жилых комнат, не обращая внимания на возмущенных слизеринцев. Я тут же вскочила с кресла и кинулась за Томом. Я была уверена, что он слышит, как я его догоняю, но ни разу не обернулся. Мне удалось настигнуть Тома лишь около его комнаты. Я его окликнула, а он обернулся и замер. На его лице застыло равнодушие.

- Где ты был, Том? – воскликнула я. – Я тебя искала по всей школе и…

- Зачем, Белла? – перебил меня Риддл. От холодности его голоса я почувствовала невольную дрожь.

- Я… я переживала… - прошептала я.

- Не стоило бы, - голос Тома звучал все так же холодно.

- Но…

Я сделала шаг навстречу парню и легко коснулась рукой его плеча. Парень никак не обратил внимания на мой жест, оставаясь таким же неподвижным.

- Что случилось? – прошептала я, пытаясь найти в его лице хоть каплю каких-то эмоций. – Что с тобой происходит?

- Ничего не происходит, Беллатрикс! – вдруг разозлился Том. – Все в порядке! Не видишь?

- Не вижу, - честно ответила я, покачав головой.

Я внимательно смотрела в лицо Тома и недоумевала, почему он так резко изменился. Почему он так ведёт себя со мной? Почему вчера меня оттолкнул? А ведь до этого так трепетно ко мне относился! Теперь же передо мной стоял совсем другой человек – жестокий и равнодушный.

- Я не понимаю тебя, Том, - твердо произнесла я, навесив на себя маску равнодушия. – Тебе нравится мне лгать? Думаешь, я не знаю, с кем ты был сегодня утром? Или тебе нравится просто мучить меня? А я-то, глупая, уже надеялась, что ты мне доверяешь, и я для тебя хоть что-то значу! Видимо, я была права тогда, когда считала, что тебе нельзя верить. Признаю свою ошибку, и можешь дальше заниматься своими делами, только без меня. Я больше не играю в твои игры.

Я почувствовала, как мои глаза начинает щипать от непрошеных слез, и поспешно отвернулась, чтобы Том этого не заметил. Еще спустя миг я повернулась к нему спиной и пошла прочь.

- Я не доверяю даже себе, Белла, - донесся до меня голос парня, но я уже не оборачивалась.

Я бы не смогла еще раз посмотреть на него, это было бы слишком. Я чувствовала, что Том все еще смотрит мне вслед, но пыталась не обращать на это внимания. Возможно, потому, что я не хотела, чтобы Том знал, насколько мне дорог и как сильно я боялась его потерять. Но что, если я уже его потеряла?..

В спальне девочек было пусто, и это меня радовало. Эдвина и Алекто, скорее всего, находились в гостиной, где все праздновали победу над Гриффиндором и обсуждали последние новости. Это означало, что еще как минимум два часа я буду в одиночестве. Мне не хотелось, чтобы сейчас меня кто-то трогал, но в то же время я боялась сойти с ума от своих мыслей. Я залезла на кровать и плотно задвинула полог. Свернувшись калачиком, я укуталась в клетчатый плед. И только тогда я позволила себе расплакаться. Это был первый раз за последние десять лет, когда я не стала сдерживать слезы. Мне так хотелось, чтобы пришел Том, обнял меня, сказал, что все будет хорошо… Я вздрагивала при каждом шорохе, доносившемся снаружи, но Том не появлялся.

У меня уже не оставалось сил лить слезы, и я лежала, уткнувшись лицом в подушку. У меня заболело сердце, но мне было на это плевать. Я сама не заметила, как провалилась в сон. И снова мне снился кошмар. Холодное, темное и сырое помещение, тихий шепот звал меня куда-то за собой. Я вжалась в стену, закрыв уши, лишь бы только не слышать этих устрашающих звуков. И внезапно в темноте возникли ужасные ярко-красные глаза. Я хотела кричать, но не могла издать и звука. Вдруг что-то холодное коснулось моих запястий, я вздрогнула и… открыла глаза.

Я все так же находилась в своей комнате, лежала на кровати, завернувшись в плед. Полог был отодвинут, а на краю моей кровати кто-то сидел. В тусклых лучах света, которые пробивались сквозь дверные щели, я смогла разглядеть бледное лицо Тома. Его глаза были обращены ко мне, и от этого пристального взгляда я немного поежилась. Но в то же время я не могла не смотреть на него, я чувствовала, как у меня начинают трястись руки, а дыхание становится неровным. Сейчас Том мне казался еще красивее, чем обычно, и это этого почему-то становилось еще больнее, чем было прежде. Я хотела что-то сказать, но из пересохших губ не вырвалось ни звука. А Том продолжал меня рассматривать, словно увидел в первый раз. Но я чувствовала, что передо мной сейчас тот самый Том, которого я так сильно любила. Тот Том, который ласкал меня по вечерам и каждое утро встречал с теплой улыбкой на губах.

Риддл убрал свою руку с моей и легонько коснулся моей щеки. Его пальцы оставались такими же ледяными, я вздрогнула.

- Прости меня, Беллс, - прошептал он, вспоров своим голосом гробовую тишину. – Я был полной сволочью.

Теперь его взгляд стал чуть ли не умоляющим, и я больше не могла чувствовать ни тревог, ни обид, ни боли. Только лишь нежность и тепло к этому человеку. Казалось, что я любила его еще больше, чем прежде. А теперь Том просил у меня прощения, а ведь раньше мне всегда казалось, что он никогда никому не скажет таких слов.

- Мне не нужно было с тобой так сегодня разговаривать…

Я приподнялась и придвинулась к Тому. Теперь наши с ним лица были на одном уровне.

- Ты тоже… прости меня. Мне самой не стоило так себя вести…

Я прошептала это, едва дотрагиваясь его губ. Сильные руки коснулись моей талии, я прижалась к парню. Том уткнулся лицом в мои волосы, гладя меня по спине. Я немного отстранилась от юноши и посмотрела в его лицо.

- Мне не стоило тебя так ревновать, - произнесла я с грустной улыбкой на губах.

- Было бы к кому ревновать, - усмехнулся Том, перебирая пальцами мои локоны.

- Я знаю, что это глупо, но… я боюсь… - прошептала я. – А вдруг ты однажды уйдешь от меня, так, как уходил от всех других?

- Ну, куда я могу уйти от тебя, Беллс? Ты нужна мне, только ты.

- Но почему именно я, Том? Ведь вокруг так много красавиц, почему ты выбрал меня?

- Потому что ты совсем не такая, как они. С тобой легко и можно быть самим собой, не притворяться. А еще ты стремишься быть сильной и независимой.

- Возможно, и стремлюсь, но у меня не получается, Том. У меня столько слабостей, и я не могу с ними бороться. Я ревную, хоть и не признаю этого, больше всего на свете боюсь потерять тебя… Скажи, Том, почему я не могу быть такой, как ты?

Риддл вздохнул и облокотился о стену, увлекая меня за собой. Я положила голову ему на плечо так, чтобы могла смотреть в лицо.

- Потому что ты – это ты. У тебя еще полно времени стать такой, какой бы ты хотела быть. Но не дай Мерлин тебе пережить то, что пережил я. У меня всегда были слабости, просто со временем я смог сделать из них свои сильные стороны. Взять, к примеру, даже тебя: возможно, когда-то я считал, что заботиться о ком-то – это слабость, но теперь понимаю, что, если бы не ты, я бы не чувствовал такого желания жить и что-то делать для жизни. Если ты есть, то я знаю, ради чего я существую. А ведь раньше мне никто никогда не был так дорог, как ты.

Я прикоснулась кончиками пальцев к его лицу. Так хорошо было снова находиться рядом с ним! В его объятиях было так тепло и надежно, мне казалось, что еще минута – и я растворюсь.

- Я вырос в маггловском сиротском приюте, - вдруг произнес Том.

Я подняла голову и удивленно посмотрела на парня.

- Ты шутишь! В маггловском?!

- Зачем мне шутить? Моя мать была чистокровной волшебницей, а отец магглом. Когда он узнал, что она беременна, он бросил ее. Просто-напросто выставил на улицу. Мать не пережила этого – родив меня, она умерла. Отец даже не знал об этом. Мерзкий ублюдок!

Последние слова Том произнес с такой ненавистью, что я невольно отпрянула.

- А что с ним сейчас? – тихо спросила я.

- Я отомстил ему.

Что-то мне подсказывало, что лучше не знать, как поплатился Риддл-старший за свою жестокость к жене и сыну. Я догадывалась, что Том способен на многое, а Непростительные заклятия для него были лишь пустыми звуками. Но и это меня мало волновало.

- Ты очень сильный волшебник, - сказала я. – Когда-нибудь ты станешь одним из самых великих магов мира. Я в этом уверена. И мне плевать, что твой отец маггл, а ты жил в сиротском приюте. Я все равно буду любить тебя таким, какой ты есть.

На какое-то время в комнате повисло молчание. Мы просто прижались друг к другу. Теперь мне уже было плевать, где Том пропадал сегодня весь день, и что у него от меня есть какие-то секреты. Главное, что сейчас Том со мной, что я целую его, а он отвечает на мои поцелуи. И как только я могла жить без него раньше?

_______________

*Почему у меня столько странных вещей,
Которые я не понимаю,
Которые не открываю тебе,
Потому что тебя это может убить,
Тебя это может убить…
(Скай «Тебя это может убить»)

14-я глава

 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Холодные сердца: право на любовь (Главы 12-13) уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования