фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

20
16
12
8
4
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 1. продолжение

Гет
Все произведения автора lovey_dovey
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 1. продолжение - коротко о главном
 Шапка
Бета не будем об этом, ладно? )
Пейринг СС/НЖП (в перспективе); НМП/НЖП (не основной), РЛ/НТ (эпизодический); РУ/ГГ (упоминаемый).
Жанр драма
Рейтинг R
Саммари В Хогвартсе появляется новый преподаватель и... Что значит: «читали сто раз?!» Ладно-ладно, дайте мне шанс, вы же ещё ничего не знаете! Взгляд со стороны, какие-никакие приключения, твари, опять же, волшебные. Должно быть СС/нжп, но профессор воротит нос, потому, выступаю под лозунгом: канонным персонажам – канонные пейринги! Много Северуса и Гарри; поменьше Тонкс, Ремуса и Минервы. В эпизодах (но с репликами): Рон, Гермиона, Драко, Фред с Джорджем и Сибилла. Встречаются также Филч, Шеклболт, Флоренц и многие другие. А Мери-Сью – нет, хотя некоторые и не верят почему-то...
Дисклеймер Мир «Гарри Поттера» принадлежит Дж. К. Роулинг. Данный фик написан не с целью извлечения выгоды, а лишь для удовлетворения графоманских наклонностей автора.
Предупреждение много букафф, незнание автором канона, ангстовый ангст, смерть персонажей
Размер макси
Статус закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 1. продолжение уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 1. продолжение - Текст произведения

***

Когда Гвендолин, наконец, вернулась домой в тот вечер, на улице было уже темно. И это несмотря на то, что она аппарировала прямо от ворот Хогвартса. Обычно Гвендолин предпочитала путешествовать через камин, но встреча с МакГонагалл её настолько вымотала, что проделать обратный путь до «Трёх Метел» в Хогсмиде она была уже не в состоянии.

В тёмной гостиной аврорша устало опустилась на диван перед незажжённым камином. В доме было пусто и тихо, впрочем, как и всегда. Гвендолин махнула рукой в сторону кухни, и там сам собой взгромоздился на плиту старый медный чайник, а из стенного шкафчика стали вылетать и укладываться на стол тарелки.

Тут волшебница кое о чём вспомнила, поэтому нехотя зажгла несколько светящихся магических сфер под потолком комнаты и, встав с дивана, подошла к каминной полке. Там, между старинными часами и глиняным горшочком с дымолётным порошком стояла небольшая колдография в простой тёмной рамке. С колодографии Гвендолин улыбался светловолосый молодой мужчина. Он был запечатлён на фоне камина, который выглядел совсем как этот камин, потому что им и являлся, и изредка махал в камеру рукой.

Гвендолин обвиняющее ткнула в колдографию пальцем.

– Флавиус, ты мне врал! В кабинете директора нет никакого зеркала, с помощью которого можно подглядывать за учениками и узнавать, таким образом, об их проделках.

Чёрно-белое изображение никак не отреагировало на обвинение и продолжало улыбаться. Гвендолин вздохнула и добавила: – По крайней мере, я его там не видела.

Зевнув, она осознала, что время, должно быть, уже позднее. Смотреть на каминные часы было бестолку: они остановились в день смерти Флавиуса, поэтому Гвендолин пробормотала: «Темпус» и с неверием уставилась на появившийся в воздухе циферблат.

– Ничего себе!

На кухне засвистел чайник, и Гвендолин поспешила туда. Нужно было что-нибудь съесть и ложиться спать.

Она как раз размышляла, остановить ли ей свой выбор на омлете или отдать предпочтение холодной телятине, оставшейся со вчерашнего обеда, когда внезапно ожил камин в гостиной.

– Гвендолин! Ты дома? – донеслось оттуда.

Это был Кингсли, Гвендолин сразу узнала его голос. А вот встревоженный тон, с каким он её позвал, ей не понравился. Волшебница нахмурилась.

– Гвендолин, если ты дома, ответь! У нас проблемы.

«Какого тролля он беспокоит меня так поздно! Всё, что я хотела ему высказать, я высказала сегодня днём!» Гвендолин раздраженно провела ладонью по левой щеке. Шрамы, невидимые сейчас, как всегда, отозвались болью. Но, с другой стороны, Кингсли всё ещё её начальник… И этот тон… Гвендолин больше не колебалась, и резким движением волшебной палочки остановив все приготовления к ужину, шагнула обратно в гостиную.

Голова Кингсли Шеклболта в камине, обрамлённая зелёными языками пламени, сразу же повернулась в её сторону. Сердце Гвендолин ёкнуло: Кингсли был взволнован, почти напуган. Случилось что-то ужасное.

– Что произошло? – спросила она, опускаясь на колени перед камином, чтобы её глаза оказались на одном уровне с полными тревоги глазами шефа.

– Пожиратели совершили нападение, – бросил тот резко и, увидев, как испуганно расширились глаза Гвендолин, добавил:
– На магглов. В пабе в центре Лондона.

Гвендолин тихонько охнула. С возрождением Тёмного Лорда, его приспешники снова осмелели. Как ни прискорбно, Пожиратели похищали и убивали магглов и раньше, было известно о двух таких случаях за последние несколько месяцев. Но открытое нападение в центре столицы? Это было страшно, это слишком напоминало события последней магической войны пятнадцать лет назад.

– Ты мне нужна, – продолжал Шеклболт тем временем, – здесь, в аврорате. Мы отправляемся к месту событий.

– Конечно, Кингсли, я иду, – Гвендолин поднялась с колен и призвала из холла свою форменную мантию. Волшебница не раздумывала ни секунды: она всё ещё являлась аврором, и какие бы ссоры не случались между ней и Шеклболтом, это ничего не меняло.

И Кингсли это понимал. Он только кивнул, и через секунду камин снова был пуст. Времени переодеться уже не было. Гвендолин просто провела палочкой по груди, меняя цвет своего длинного голубого платья на более тёмный, накинула сверху мантию и потянулась за дымолётным порошком.

***

Перешагнув через низкую каминную решётку в кабинете Шелкболта, Гвендолин обнаружила, что срочный вызов на работу оторвал от приятных вечерних времяпрепровождений не только её. В комнате, помимо Кингсли, находилось ещё два аврора: Каллистус О’Рейли и Бенжи Фенвик Младший.

Коренастый Бенжи нервно расхаживал взад-вперёд по роскошному восточному ковру и прервался лишь на секунду, чтобы поприветствовать Гвендолин. Долговязый Каллистус, сидящий в одном из двух кресел перед столом начальника, вообще, ограничился кивком и вернулся к тому, чем был занят до её появления: пытался трансфигурировать свою зелёную шёлковую пижаму в более достойный наряд. Делал он это нарочито демонстративно. Его форменная мантия валялась в соседнем кресле.

«Ну, Каллистуса, точно оторвали от крайне приятного дела», – подумала Гвендолин и слегка усмехнулась про себя. Ирландца считали в отделе Казановой, а слухи о его новых победах обновлялись чуть ли не каждый день.

Она помахала коллегам рукой в ответ и тут же чихнула, так как её неосторожное движение подняло в воздух облачка сажи. Почему-то камин в кабинете Кингсли всегда был грязнее, чем любой другой. Фенвик шутил, что это потому, что шефу авроров приходилось ежедневно сжигать несколько сот фунтов секретных отчётов своих сотрудников. «Что не мешает, однако, ему требовать их от нас после каждого задания». Взмахнув палочкой, Гвендолин произнесла очищающее заклинание и направилась к Шелкболту, неподвижно застывшему возле зашторенного окна.

– Мы ещё кого-то ждём? – вопрос задал Бенжи, но Гвендолин хотела спросить то же самое.

– Нет, я уже предупредил Хмури, – ответил Шеклболт, – а Джойс вот-вот должен снова аппарировать к месту... трагедии.

– Он знает, куда аппарировать? – спросил Каллистус. – Пожирателей обнаружил Джойс?

– И да и нет. Он просто зафиксировал появление Знака Мрака. Джойс даже не уверен, что нападавшие всё ещё находились в пабе, – Кингсли устало потёр рукой затылок, - он вообще не видел там живых. – Как вы знаете, Пожиратели почти всегда оставляют свою метку уже после нападения. Но достоверно ещё ничего не известно: Джойс быстро бросил несколько рассеивающих внимание заклинаний, создал портключ из того, что оказалось под рукой и сразу аппарировал к штабу.

– Когда это произошло?

– Около четверти часа назад. Нам нужно как можно быстрее попасть туда и прояснить ситуацию! Мы всё ещё здесь только потому, что министр отдал особые указания на этот случай.- Кингсли бросил строгий взгляд на Бенжи, который неодобрительно фыркнул и продолжил: – Я тоже не вижу острой необходимости дожидаться официального разрешения, но таковы правила. Факт возрождения Сами-знаете-кого всё еще отрицается, даже после гибели Дамблдора. Наш уважаемый министр… не будем об этом! Зато я имею ничуть не лишнюю возможность предупредить: будьте осторожны! Джойс не видел Пожирателей, но это не означает, что их там нет.

– Эти трусы только и могут, что нападать на беззащитных магглов, – произнёс ирландец с презрением. Он продолжал говорить, пытаясь трансфигурировать свои пижамные штаны. – Держу пари на галеон, что они уже сбежали оттуда, сняли свои уродливые маски и теперь сидят по домам, как законопослушные волшебники.

Каллистус, видимо, наконец, остался доволен тем, что теперь было на нём надето, потому что потянулся к соседнему креслу за мантией. Спохватившись, он бросил виноватый взгляд на Гвендолин и сделал приглашающий жест рукой.

Гвендолин покачала головой, показав, что садиться не будет, и уже снова хотела повернуться к шефу, как реплика Бенжи заставила её обратить на него своё внимание.

– Они напали в центре Лондона, Кингсли. Они раньше не нападали в общественных местах, там, где их могут увидеть другие магглы.

– Ты прав, и я боюсь, именно этого они и добивались.
Гвендолин уставилась на Кингсли с недоверием.

– Но… Кингсли, как же Статут Секретности?! У Министерства будут неприятности с маггловским правительством…- Кингсли печально кивнул, а она продолжила: – У нас будут неприятности с маггловским правительством! – Тут Гвендолин прикрыла рот ладонью и глаза её расширились от озарившей догадки. – Они хотят, чтобы о нападении стало известно магглам!

– Хотят? Что значит, «хотят»? – Каллистус явно не понимал, в чём дело.

– Пожиратели и это чудовище прекрасно знают, чего стоят Волшебному миру добрые отношения с магглами, – начал объяснять Бенжи, – настроив их против нас, они вербуют новых сторонников. Чем сильнее будут антимаггловские тенденции в нашем обществе тем лучше для Того-кого-нельзя-называть. К тому же, теперь нашему министру долго придётся объясняться с их министром. Готов поспорить, половина Министерства Магии будет работать день и ночь, чтобы как-то уладить всё это.

Каллистус вскочил с кресла.

– О, Цернунн! Тогда почему мы всё ещё торчим здесь и ведём разговоры, – воскликнул он.

– Да, ждать больше нельзя, – откликнулся Кингсли. Он подошёл к столу и достал из ящика маленькую деревянную коробочку с витиеватым резным узором на крышке. Трое его подчинённых наблюдали за этими действиями с особым вниманием. Шеклболт вынул из уха серьгу, аккуратно поместил её в коробочку, которая сразу же захлопнула крышку с довольным чавкающим звуком, и снова спрятал коробочку в стол.

Это, как ни странно, более чем все предыдущие события убедили Гвендолин в том, что дело плохо: шеф редко расставался с украшением. Волшебница была уверена, что на серьгу наложены какие-то сильные чары, но вот почему Кингсли всегда снимал её перед по-настоящему опасными вылазками, оставалось для неё тайной.

А шеф авроров уже извлёк из складок своего длиннополого полосатого одеяния портключ – небольшую смятую ярко раскрашенную жестянку.

– Банка для прохладительных напитков, – пробормотала Гвендолин и, встретившись взглядом с тремя удивлёнными парами глаз, вызывающе вздёрнула подбородок. – Что?! Моя лучшая подруга увлекается всякими маггловскими штуковинами!

Каллистус хмыкнул, Бенжи пожал плечами, а Кингсли протянул вперёд зажатую в руке банку так, чтобы все могли до неё дотронуться. Гвендолин шагнула ближе и прикоснулась пальцем к прохладному металлу. Тело её уже знало, что произойдёт в следующий момент, и тянущее чувство в желудке появилось за миг до того, как Кингсли активировал портключ.

***

Джойс был прав: тут не осталось живых. Похоже, магглы разбегались из паба в панике, а четверым из них этого так и не удалось сделать. Внутри царил страшный беспорядок: Гвендолин в очередной раз использовала Депримо, чтобы убрать с дороги ещё пару перевёрнутых стульев. За её спиной раздавалось едва слышное ворчание О’Рейли:

– Парням из Отдела магических происшествий и катастроф придётся попотеть, чтобы объяснить магглам всё это.

Про себя Гвендолин полностью согласилась с этой несколько циничной фразой. В пятничный вечер в этом претенциозном заведении, наверняка, было много посетителей. Да и крики должны были быть слышны даже на улице. Именно поэтому Бенжи остался снаружи с Джойсом и делал всё возможное, чтобы не подпустить магглов близко к пабу. По крайней мере, до тех пор, пока оставалось неясным, остался ли кто-то из нападавших внутри.

Паб был большой: неярко освещенный зал с барной стойкой, где они втроём сейчас находились и ещё один, через арку справа – со столиками. Гвендолин бросила взгляд на шефа, широкая спина которого уже маячила у противоположной стены. В ней было две двери: одна, по-видимому, вела на кухню и была приоткрыта. Шеклболта, однако, больше заинтересовал второй дверной проём, закрытый плотной бархатной портьерой.

С зеркальной полки за барной стойкой соскользнула и с шумом упала на пол одна из немногих ещё уцелевших бутылок. Это отвлекло внимание Гвендолин и Каллистуса всего лишь на секунду, но этого оказалось достаточно. В момент, когда Шеклболт мановением волшебной палочки заставил рывком отъехать в сторону тяжёлую занавесь, его подчинённые смотрели в другую сторону.

То, что Дыхание Дракона не задело её, было просто чудом. В открывшемся проёме появились две фигуры в одинаковых белых масках и чёрных мантиях с капюшонами. Должно быть, Пожиратели использовали чары Иллюзии, чтобы скрыть своё присутствие. Теперь же между ними и Гвендолин было не более нескольких футов. Один из нападавших развернулся в сторону Кингсли, а Гвендолин еле отбила нацеленный на неё Экспелиармус. Она метнулась в сторону, под прикрытие перевёрнутых столиков.

Полутёмное помещение бара озарилось яркими вспышками. За спиной волшебницы Каллистус бросил в Пожирателей Ступефай. Она выглянула из своего укрытия: шеф теснил одного из убийц в сторону кухни. Во второго Гвендолин послала заклятие Дезориентации. Ей показалось, что оно попало в цель.

Она уже хотела подняться с пола и оглушить противника, временно потерявшего представление о том, где право, где лево, когда Каллистус приказал ей оставаться на месте. Кто-то за спиной Гвендолин разразился отборной бранью. Судя по всему, третий Пожиратель, с которым теперь дуэлировал ирландец, всё это время прятался за стойкой.

Но заклятие Дезориентации вот-вот потеряет силу! А упускать такое преимущество Гвендолин не хотела. Она вскочила на ноги и, развернувшись в сторону противника, хотела крикнуть...

– Гвен, сзади!

В следующую пару мгновений Гвендолин успела сделать очень немногое. Она успела обернуться и заметить ещё двух или трёх Пожирателей. «Их больше», – промелькнула паническая мысль, прежде чем зелёная вспышка проклятия ударила Гвендолин в грудь.

Дальше была только тьма.

Глава 2.
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Пергамент нашей жизни (Свиток первый) Глава 1. продолжение уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования