фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

Наши спонсоры
Отличная картонная гильза для намотки материалов и бумаги.
 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Последний день в календаре

Спальня Мальчиков
Все произведения автора Хитринг
Последний день в календаре - коротко о главном
 Шапка
Пейринг Гарри/Рон
Жанр драма
Рейтинг PG-13
Саммари временя года текут меж пальцев
Дисклеймер Роулинг была бы против, да кто ж ее спросит?
Размер мини
Статус закончен
Примечание написано для Суси-нуар за первое место в wow!pairing-femfeste

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Последний день в календаре уже высказалось ( 3 )

Дата публикации:

Последний день в календаре - Текст произведения


Тщедушен ты и невозможно тонок:
Ты состоишь из ниток-жил и восковых костей,
Зрачков без радужек и рваных перепонок,
Бескровных губ и собственных идей.
Ведь ты - измятый лист бумаги,
Холодных пальцев жалобная дрожь.
Ты забываешь, что за роль играешь в саге -
Творца? Героя? Сам не разберешь.
Ведь грани между жизнью и твореньем
Ты до едва заметных линий сузил.
Но ты - мой сумасшедший мальчик-гений,
А я твоя слепая Муза.

(c) Shally Fox "Мальчик-гений"

*

* точка отсчета*

Рон иногда просыпается по ночам из-за того, что боится за Гарри. Чаще всего это случается летом, когда улицы затянуты едва заметной сизой дымкой смога, в которой утопают чахлые деревья городских аллей. Рон стискивает влажными пальцами простынь и долго смотрит на темную дощатую стену, сплошь увешенную плакатами «Пушек Педдл». А когда лихой ловец в спортивной мантии делает финт Вронского, у Рона темнеет в глазах, и маленькие серебристые звездочки влажно катятся из слезных желез.

Рон невозможно скучает без Гарри в почти опустевшей в это лето Норе. Он вырезает фигуры из цветного картона и строит домики из игральных карт с яркой рубашкой, которые нашел на чердаке неделю назад. Когда он достраивает третий ярус, за окном идет привычный летний дождь, и Рон уныло закусывает губу, теплым дыханием руша карточные пирамиды.

И пока Гарри далеко, рыжий тренирует Смертельные Проклятия на пауках в роще за квиддичным полем. Ведь Рон знает, что его друг находится в постоянной смертельной опасности.

Ведь он знает, что он – единственный, на кого Гарри может положиться.

Поэтому каждый вечер, ровно в семь пятнадцать, едва только стрелка старых часов у входа со скрежетом преодолевает очередное деление, Рон выходит из дома в прохладную летнюю морось. И когда он, перебарывая отвращение, трогает пальцами бьющегося в судорогах паука, он думает, что сможет применить Круциатус к человеку.
Сможет, ради Гарри.

Ведь Гарри нуждается в нем, правда?

*десять месяцев до...*


Все это лето проходит для Рона словно кома. Медленно и вяло, будто замороженно. И по вечерам, когда все Уизли сидят у камина, он вырезает из блеклого цветного картона кленовые листья, стараясь хоть немного приблизить долгожданную осень.

Рон обводит взглядом маленькую комнату и думает о Гарри. О том, какой он худой и бледный, со своими взлохмаченными волосами, выцветшими огромными джинсами, обтрепавшимися снизу, вытянутыми майками и очками с заклеенной пластырем дужкой. Уизли думает какой он все-таки невозможно хрупкий, тщедушный и угловатый – он похож на хлипкие молодые ясени, затравленные весенней влажностью и выхлопами грязного города.

А потом Гарри приезжает в Нору - Дамблдор привозит его далеко заполночь, но Рону уже нет дела до сна: он смахивает рассыпанные карты со стола и шумно бежит по лестнице вниз. Рыжему кажется, что теперь все будет хорошо, и за этими робкими объятьями, за дружескими похлопываниями по спине он тщетно пытается скрыть покрасневшие от стыдливого возбуждения щеки.

И ночью, когда Гарри спит, свернувшись калачиком на соседней кровати, Рон смотрит на него не отрываясь. Ему хочется дотронуться пальцами до бледной кожи, до растрепанных волос и обветренных губ, ему хочется прижать его к себе так близко, насколько это вообще возможно, а потом схватить за плечи и хорошенько встряхнуть, так чтобы Гарри наконец понял, что не одинок.

Но он спит, а Рон лишь комкает влажными пальцами его простынь, в тайне даже от самого себя надеясь, что он сейчас проснется и что-нибудь изменится.

Но дождь лишь гулко барабанит по черепичной крыше, и все остается по старому.

*девять месяцев до...*

А потом начинается осень. Эта долгожданная продрогшая, лихорадочная осень, с месивом размокших листьев, будто вырезанных из того самого цветного картона, что тонут в придорожных бензиново-радужных лужах. В такие моменты Рону особенно кажется, что на долю Гарри выпало слишком много.

И тогда Уизли становится страшно. Страшно от того, что он понимает, что с пришествием осени стало только хуже. Он больше не может быть с Гарри повсюду, как раньше, он не может контролировать каждый его шаг, каждый его вдох и выдох, каждое неосторожное движение пальцев. Ведь Гарри вырос – он больше не тот измученный магглами подросток, с блеклыми от вечной темноты в чулане под лестницей глазами. Он стал старше, но не сильнее, отчаянее, но не удачливей, он считает, что способен сделать все в одиночку. И пока Малфой бьет Гарри по лицу, пока он отбывает наказания у Снейпа и проводит вечера в кабинете у Дамблдора, Рону остается только беспомощно разглядывать свои обгрызанные ногти и сухие от недостатка витаминов ладони.

И поэтому Уизли чувствует себя ненужным и одиноким – Гермиона постоянно высказывает ему свое недовольство, Гарри просто нет до него дела, а ему остается только зачеркивать дни в календаре и сжигать в камине в общей гостиной свои кленовые листья, принесенные им из эфемерной счастливой осени. И с каждым сожженным листом плотной бумаги он все больше понимает, что осень – время тоскливых дождей и уныло-серых неудач.

И пока Рон остервенело ждет снежно-пушистой зимы с веточками омелы под потолком и ангелками на верхушках елок, он и не успевает заметить, что Гарри влюбился. Влюбился именно так, как влюбляются шестнадцатилетние мальчишки – глупо и мечтательно. Так, что это заметно в каждом неосторожном повороте головы в ее сторону, в каждом жесте, в каждом слове и дрожи в надтреснутом от простуды голосе.

И Рон видит это, видит все, и никак не может понять, почему чувствует только сухую, колкую ревность где-то под ребрами, почему не может смириться с тем, что мысли Гарри заняты кем-то другим.

Он не может поверить до того момента пока не слышит как Гарри стонет чье-то имя посреди ночи, думая, что Рон уже давным-давно спит, и тяжелый бархатный полог слегка колышется от его дыхания и резких движений. И когда его терпкий запах заполняет комнату, Уизли наконец осознает, что Гарри давно уже не тщедушный слабый мальчик в несуразных очках.

Рон не хочет думать, почему его это так волнует, он лишь утыкается носом в подушку и скребет ногтями по повлажневшей простыни.

А на следующий день он впервые целует Лаванду, влажно и неуклюже, лишь бы только забыть о том, что делал Гарри прошлой ночью, забыть о том, как колко отзываются где-то внутри злые слова Гермионы, забыть о том, как Дин зажимал его сестру в углу в одном из коридоров, и его руки блуждают у нее где-то под рубашкой.

Рождество уже близко, и домашние эльфы уже приготовили праздничный пудинг и развесили веточки омелы над дверьми. И вот они с Лавандой в общей гостиной, он несмело обнимает ее, а она страстно и горячо дышит ему в шею и кладет его руки себе на бедра. Рон моментально заводится, но он не хочет, чтобы все было так, он просто целует ее в губы и думает о том, что когда придет весна, все будет лучше. И незаметно он скрещивает пальцы за ее спиной – только бы получилось. И когда девушка начинает наманикюренными ноготками расстегивать его рубашку, он отодвигает ее от себя и без слов уходит в спальню мальчиков. Все, что он хочет - в эту рождественскую ночь загадать желание. Только бы Гарри заметил его, только бы значить для него хоть немного больше.

Но едва ли у него это выйдет.

Едва ли – а Рон все спешит - из пункта А в пункт Б, из ниоткуда в никуда.

*пять месяцев до...*

Весной Рон наконец понимает, в кого влюблен Гарри. Потому что мальчик больше не может сдерживать своих эмоций, он без ума и без тормозов, он готов на все, а Рон... Да что Рон.

Просто ревность ниткой наматывается на его ребра, она связывает грудную клетку так плотно, что Рону становится трудно дышать. Он рвано дышит от бессилия, и воздух тяжелыми сгустками пара вырывается у него изо рта.

А Гарри и Джинни начинают встречаться – он целует ее в коридоре, прижав спиной к влажной стене; а Рон смотрит на них украдкой и только беспомощно теребит пальцами свой колкий свитер крупной вязки, и большая буква «Р» на его груди будто усмехается над его слабостью.

В это время Рон впервые думает о том, что он допустил промашку еще осенью: тогда, когда профессор Слагхорн показывал им котел с Оборотным Зельем. Рон ведь мог тогда взять хотя бы чуть-чуть, украсть хоть четверть пробирки этой мутной густой массы – и сейчас, добавив туда один медный волос свой сестры, он смог бы получить хоть немного внимания Гарри.

Но время прошло, и вместе с Хогвартским экспрессом, что везет первоклашек обратно в Лондон, унеслось в свое вязкое фиолетово-черное былое.

Конец года уже близок, и солнце немилосердно выбеливает каменные стены, а Рон сидит перед камином и снова сжигает в нем свои картонные кленовые листья, оставшиеся еще с той старой осени. И когда Гарри подходит к нему, такой беззаботный и неожиданно взрослый, рыжий не оборачиваясь на одном дыхании шепчет что-то несуразное, что-то до невозможности нелепое, ту глупость, на которую покупают вдохновенных романтиков.

А Гарри улыбается ему и хлопает по плечу: «Я тоже люблю тебя, старик», отдавая дань их дружбе, давно отошедшей для него на второй план, такой эфемерной и немного забытой.

- Ты не понимаешь. Ведь я не об этом, - говорить слишком трудно, уши горят от стыда и смущения, и Рон смотрит в пол, будто надеясь, что сейчас провалится под землю.
- Рон, ты же знаешь...
- Пусть это покажется глупым, но я бы хотел быть...- листья сгорают в камине, пеплом оседая на щербатых березовых бревнах.-...с тобой, Гарри.
- О чем ты говоришь, ты что? Из этих? Знай, я люблю Джинни и только ее, оставь эти глупости!
- Это не глупости, Гарри, я бы просто хотел...
- А я бы хотел быть счастливым, Рон.

Рыжий смотрит в глаза Гарри, на его лицо, на раскрасневшиеся щеки и лоб, перечеркнутый морщинкой. Уизли беспомощно хватает его за ладонь, не в силах поверить в то, что он ему больше не нужен. Но Поттер упрямо продолжает, четко выговаривая слова и слегка покачивая головой в такт.
- Я бы хотел...

Он отдергивает руку и укоризненно смотрит на Рона, не понимая, что случилось с ним, с его другом, с тем, с кем они всегда перешептывались, сидя на кровати в Спальне Мальчиков, с кем переодевались в одной квиддичной раздевалке и ели шоколадных лягушек на Рождество.

- Быть счастливым.

Гарри ладонью смахивает волосы со лба, каждым своим словом заставляя Рона вздрагивать и опускать взгляд.

- Просто быть счастливым.

И когда он произносит это, Рон уверяется в том, что сейчас он уйдет, уйдет, хлопнет дверью и больше никогда в жизни не посмотрит на него даже издалека. Вот так, просто уйдет и они больше никогда не увидятся, потому что Рону будет стыдно посмотреть ему в глаза, а Гарри даже не захочет его больше знать.

- Рон.
*одна восьмая секунды до...*


Гарри уходит, и бездушный сквозняк громко захлопывает дверь, беспощадно срывая с хлипкой пружины последний потрепанный бумажный день календаря. И когда картонные подобия кленовых листьев догорают в камине, березовые бревна щелкнув погребают под собой легкий пепел маленькой, глупой несбывшейся роновой мечты.

*конец*
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Последний день в календаре уже высказалось ( 3 )




Последние комментарии
12 ноября 2008  Франц
...и в очень грустное продолжение.
Что-то таки заставило меня сохранить и этот фик в укромную папочку. Рон превосходен. Гарри превосходно жесток.
Да, с влажностью для меня лично тоже перебор, но в том вся лондонская осень.

ПС: особенно порадовало вязкое Ф.-Ч. былое...)
Вдохновения!

23 января 2006  Мари
Однозначно. Безумно красивые сравнения и слова, гармоничный сюжет, Гарри полностью канонический, но в этом вся прелесть данной драмы.
Фик легкий и воздушный, как пепел от сгоревшего кленового листа... просто нет слов. Самое ценное, когда автор пишет не головой и руками, а сердцем и душой.

12 января 2006  Дарья
с чувством,это да.
Но слишком много слова "влажно"

К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования