фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Скандал! Или волшебная сила печати

Спальня Мальчиков
Все произведения автора Ivine / Elvish Lady
Скандал! Или волшебная сила печати - коротко о главном
 Шапка
Бета Devil’s mom (crokozyabra@yandex.ru)
Переводчик ur1ka (lisael@rambler.ru)
Пейринг ГП/ДМ
Жанр humour
Рейтинг R
Саммари Странная история о любви и лжи с двойным дном, двумя прологами и двумя эпилогами.
Размер макси
Разрешение на перевод получено
Примечание переводчика Источник: http://fanfiktion.de/s/407848f600000682067007d0
Размещение предупреждайте.

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Скандал! Или волшебная сила печати уже высказалось ( 2 )

Дата публикации:

Скандал! Или волшебная сила печати - Текст произведения

Пролог №1.

Пришло и нам время поговорить обо всем этом.

О королях… как же без них, без Золотого Мальчика Гриффиндора и Серебряного Принца Слизерина.

О капусте… она и волшебном мире — галеоны.

О сургучных печатях… откровенно говоря, я не знаю, куда можно присобачить сургуч, а вот о печати поговорим обязательно. И не о той резиновой штучке с ручкой, которую прикладывают к важным и не очень документам, в том числе и к свидетельству о браке, а о печати с большой буквы. О Периодической Печати.

О стоптанных башмаках… мне точно неизвестно, сколько пар обуви стоптал редактор журнала «Современная Ведьма», но скандал он нашел и сенсацию обнародовал.

Итак, выяснив, о чем будет рассказано в этом высокоморальном поучительном произведении с двумя прологами и двумя эпилогами, решим, когда же началась эта история.

И потому…


Пролог №2.



С чего же мне начать? Может быть, с тридцать первого июля тысяча девятьсот восьмидесятого года, когда родился Главный Герой Волшебного Мира и этой истории?

Или чуть раньше, пятого июня того же года, когда имение Малфоев огласил первый крик второго, но не по значимости, героя этой же истории?

Или еще раньше, когда маленький Томми, впоследствии прославившийся, как Темный Лорд Вольдеморт…

Хотя, нет, о нем я говорить не буду, потому что его в нашей истории просто нет. Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, Герой Магического Мира, мечта всех девочек и многих мальчиков. (Пожалуйста, примите без объяснений толерантность магического мира к однополым отношениям. Так надо.) В общем, этот самый Гарри уже успел разделаться с Лордом. Когда, где и каким образом мне совершенно не интересно. Лицам же, заинтересованным в прояснении этого вопроса, рекомендую обратиться к другим авторам, которые тщательно и с большим усердием осветили эту часть истории. Для моего рассказа это совершенно не важно!

После победы над Лордом Гарри не впал в депрессию и спился, не покинул магический мир, скрываясь от славы под чужим именем и внешностью. Он также не впитал в себя силу Темного Лорда и не приступил к реализации планов захвата мира.

После битвы ему не посчастливилось проваляться неопределенное время в коме, самоотверженно выхаживаемым бывшим сальноволосым ублюдком, а ныне по уши влюбленным в него Севом.

Драко Малфой не сподобился в финальной битве прикрывать спину своего возлюбленного, мужественно кидаясь под Непростительные заклятия и шепча холодеющими устами последнее «прости». Злые языки утверждали, что почти смертельная болезнь, вынудившая его крайне вовремя покинуть Англию, была обыкновенной диареей. Ну, что бы там ни было, Драко был тоже жив, здоров и вне всяких подозрений.

Оба героя, прежде чем вступить во взрослую жизнь, приняли разумное решение закончить школу. Где мы и поищем их.

И начну я эту историю с ранней весны тысяча девятьсот девяносто шестого года.


Глава 1. Миром правят деньги.



Был поздний вечер пятницы.

Высоко наверху, в гриффиндорской башне, в своей кровати, за задернутыми занавесками, обложенными антиподслушивательными, антиподглядывательными, антивынюхивательными и другими не менее мощными заклинаниями, сидел Гарри Поттер и с ужасом глядел на что-то, лежащее на его ладони. Монетки.

Он вновь и вновь принимался пересчитывать свою наличность, но от этого сумма не изменялась. Четыре сикля два кната.

Дело в том, что, несмотря на всеволшебную славу и битком набитый сейф в Гринготтсе, Гарри все еще был несовершеннолетним волшебником. По этой причине опеку над его финансами принял на себя профессор Дамблдор, который, в силу своего старческого маразма или вековой мудрости, искренне верил, что шестнадцатилетнему молодому человеку вполне хватит пяти галеонов в месяц на карманные расходы. Он рассчитал, что сладостей, купленных на эти деньги, достаточно даже для удовлетворения его аппетита, не говоря уже об остальных.

Вероятно, быстро прогрессирующий склероз стер воспоминания об иных, более приемлемых для молодежи, развлечениях. Как бы то ни было, Гарри с ужасом представлял, как он сможет выжить завтра, во время похода в Хогсмит. Паника и отчаяние заполоняли его чистую душу.

* * *


Глубоко внизу, в слизеринском подземелье, в своей кровати, за задернутыми занавесями, обложенными всевозможными анти заклинаниями (смотри выше), сидел Драко Малфой и с ужасом смотрел на монетки в своей руке. Он вновь и вновь пересчитывал их, но сумма не изменялась. Четыре сикля два кната.

Дело в том, что, несмотря на наличие крупнейшего состояния во всем Волшебном мире, Драко Малфой был все еще несовершеннолетним волшебником. А поскольку Малфой-старший наотрез отказался покидать уютно-обжитую камеру в Азкабане, где наслаждался заслуженным покоем, а Нарцисса, прихватив из семейного особняка все, что не было приклеено, привинчено или прибито родовой магией, скрылась в неизвестном направлении с молодым учителем верховой езды (к счастью она не смогла запустить руку в гринготтские хранилища, так что Драко оставался богатейшим наследником Волшебного мира), то опеку над финансами принял на себя профессор Дамблдор, который, в силу своей старческой мудрости или векового маразма, искренне верил, что…

(Гордясь собой: "Во предложение завернула!")

В общем, оба героя находились в абсолютно одинаковом незавидном положении. О чем даже и не подозревали. С чем оба и отправились в дебри личных кошмаров.

* * *


За завтраком Гарри, как и положено юноше его возраста, энергично и с аппетитом набивал животик.
Попутно он, с таинственным выражением лица, отказывался от всех предложений прогуляться в Хогсмит, оправдываясь наличием своих планов на этот день.

Внезапно в его тарелку приземлилась довольно-таки потрепанная сова и с утробным рычанием принялась поглощать остатки его завтрака. Уворачиваясь от оскаленного клюва, Гарри ухитрился отвязать письмо, для разнообразия написанное не на розовой бумаге.

Подозрительно оглядевшись по сторонам, Гарри нырнул под стол и развернул послание.

Нет денег?
Пустяки!
Максимальная оплата при минимальной работе!
Заинтересован?
Сегодня в полдень в Кабаньей Голове.
Кабинет №3

И Гарри принял судьбоносное решение — идти.

На всякий случай он поплотнее наелся. Мало ли куда занесет его судьба. Он может и не успеть вернуться к обеду.

* * *


Потаинственнее закутавшись в мантию с капюшоном, Гарри огородами пробрался к трактиру и почти вполз внутрь. Хозяин, ничуть не удивившись обычному для этого заведения виду гостя, кивнул в сторону закрытых кабинетов для особо мнительных гостей.

— Что ты здесь делаешь, Поттер?

— Так это ты нацарапал это послание?

— Письмо о деньгах? Я тоже получил подобное…

Не говоря больше ни слова и сверля друг друга подозрительными взглядами, конкуренты обменялись совершенно идентичными посланиями, затем почему-то обменялись назад. Задумались.

— Интересно, в чем дело? — глубокомысленно пробормотал Малфой.

— Об этом, господа, я и хотел поговорить с вами, — в их беседу вмешался низенький мужчина с намечающимися лысиной и животиком. Он радостно улыбался искусственной челюстью и комкал в руках потрепанную старомодную шляпу-пирожок.

— Я рад, что вы решили последовать моему приглашению и прийти сюда. — Он сделал какой-то пируэт, смутно напоминающий поклон.
— Риттер Сникерс, редактор, издатель и хозяин журнала «Современная Ведьма», — представился незнакомец и заулыбался еще шире.

— Не могли бы мы посмотреть на ваше удостоверение? — с непроницаемым лицом потребовал Драко.

— Не то, чтобы мы вам не доверяли… — попытался вернуться к вежливости Гарри, незаметно пнув под столом чью-то ногу.

— Но бдительность — прежде всего, не правда ли, Поттер? — закончил Малфой, сделав лицо еще более непроницаемым.

— Очень предусмотрительно, мистер Малфой! — засиял мужчинка. Он порылся в карманах своего потрепанного пальто и выудил еще более потрепанное удостоверение.

Некоторое время Малфой и Поттер потратили на поиски почти неуловимого сходства между фотографией и оригиналом.

— А вы уверены, что это ваше? — сделал сомнительную попытку посомневаться Гарри.

— Достаточно, Поттер. Пора переходить к делу. Время — деньги, — зачем-то уточнил Малфой.

— Разумеется, — засуетился представитель прессы. — Позвольте угостить вас чем-нибудь… недорогим.

Церемонно усевшись за рюмочками с водопроводной водой, Малфой и Поттер с искренним негодованием заожидали пояснений.

— Вы, наверное, не в курсе, что весна является самым непродуктивным временем…

— А как же посевная? — не удержался Гарри.

— Для журналистов, мистер Поттер. Нет ничего, кроме посевной, конечно, о чем можно было бы писать.

— И тогда вы что-то изобретаете, — меланхолично выдал Малфой свои догадки в области печати.

— Вот именно! — засиял Сникерс. — Но, если вы думаете, что все сенсации высосаны нами из пальца, то глубоко ошибаетесь.

— Тогда откуда? — Гарри попытался язвительно, по-слизерински, ухмыльнуться. Он еще слишком хорошо помнил Риту Скиттер и ее портившие ему жизнь статьи.

— Поттер! Пошляк. Господин редактор имел в виду согласование сенсаций с объектами скандала. Нельзя использовать историю без доказательств.

— Так они действительно ТАК поступают?

— Только на публику, Поттер. Так с какой стороны это может быть прицеплено к нам, господин издатель и владелец?

— Отличный вопрос, мистер Малфой. Я планирую действительно скандальную историю. И не без вашего участия.

— Точнее.

— Что вы знаете о Ромео и Джульетте?

— Любовная история? Я справлюсь. Поттер — вряд ли. Поэтому, можете гнать его взашей и…

— Мммм. Не так быстро. Я имею в виду любовь между враждующими кланами… Гриффиндор и Слизерин…

— Не ясно… — на этот раз в голосе Малфоя прорезались действительно угрожающие нотки.

— Вы и мистер Поттер, — чарующе улыбнулся Сникерс.

— Стоп. Вы, вероятно, больны. Я отказываюсь. — Твердо заявил Гарри и встал, намереваясь уйти.

— Поттер, заткнись! Сколько?

— Десять процентов чистого дохода от продажи всех изданий, в которых вы будете упомянуты. Как пара. Постеры и телевидение в счет. Каждому.

— Пятнадцать — и мы в деле, — Малфой решительно протянул руку издателю.

Поттер кинулся вперед, оттаскивая Малфоя от Сникерса, и одновременно затыкая ему рот. — Извините нас, один момент, нам надо посоветоваться…

Он оттянул Малфоя в темный угол и прижал к стенке. — Ты что? Совсем спятил? Ты понимаешь, что это значит? Возможно, нам придется даже поцеловаться.

— Послушай ты, последняя ДАЖЕ в Гриффиндоре девственница. За деньги я готов поцеловать ДАЖЕ тебя. А за хорошие деньги я поцелую тебя ДАЖЕ перед всей Англией. И вообще, — Малфой сделал вид, что задумался, — …будь милосерден к врагам своим. Я отчаянно нуждаюсь в деньгах. Так что призови на помощь свое благородство и согласись на неплохое предложение и приличное вознаграждение. В свою очередь, я обязуюсь не обсчитывать тебя.

— Ну, я тоже немного не рассчитал со средствами… — смущенно признался Гарри. — Но обещай, что мы будем согласовывать наши действия и заявления.

— Клянусь, Поттер.

— Ну и что вы решили?

— Мы согласны.

— Тогда подпишите магический договор.

На подписание всех бумаг, яростную торговлю и уточнение мелких деталей, типа, кто будет оплачивать необходимые подарки или номер в отеле, ушло еще полтора часа. Наконец, все формальности были завершены и первые фотографии сделаны. Участники переговоров встали со своих мест, пожали друг другу руки и приготовились разойтись по делам.

— Подождите! — Гарри покраснел, застыл на месте и испуганно заморгал. — Это что же… все подумают, что я… — Он покраснел еще больше и закончил едва слышно, — …гей?

— Дошло!


Глава 2. Первая ласточка.



«Гарри Поттер и Драко Малфой: Да, мы любим друг друга!»
Их история напоминает драматическую любовь Ромео и Джульетты. Вы думаете, что известная поговорка «от любви до ненависти — один шаг» сбывается только в кино или литературе? Вы ошибаетесь! Это стало реальностью для Гарри Поттера, нашего известного всем и каждому героя, и Драко Малфоя — несчастного сына Пожирателя Смерти. «По окончании школы мы планируем жить вместе», — поведал нам платиноволосый слизеринец, с любовью в сияющих серебристых глазах. Прекрасные…

— Думаю, меня сейчас стошнит, — простонал Малфой. Он действительно уже ощущал во рту неприятный вкус.

— Ты еще не видел фотографию, — уныло подтвердил Гарри.

Драко вопросительно посмотрел на него и открыл издание на любезно указанной странице. На ужасно слащавой картинке они держались за руки, улыбаясь друг другу медовыми улыбками.

— Боже, верни меня на место, в ад! — простонал Малфой и брезгливо отбросил журнальчик в угол пустой классной комнаты, куда он затащил Поттера перед завтраком.

— Хочется напомнить, что на этом настоял именно ты, — ханжески потупившись, заявил Гарри.

— Хорошо-хорошо, это был Я!!!! Как-нибудь выдержу. Надеюсь, это не продлится достаточно долго. А деньги, знаешь ли, не пахнут. Кстати, пахнет заманчиво. Завтракать, Поттер!

— Вероятно, нам пора привыкать называть друг друга по именам. Я думаю, это будет как-то убедительнее… — задумчиво предложил Гарри.

— Мыслитель! Пошли, Гаррррри. Уууууу.

* * *


У дверей в Большой Зал Драко скептически оглядел своего избранника.
— Так, Поттер. Сейчас представь, что это… — Драко продемонстрировал свою кисть, — …снитч. Хватай его! Вот, правильно. А теперь зафиксируй на лице это выражение блаженного идиотизма, которое ты выдаешь за радость. Мы входим!

Держась за ручки, они вступили в Зал. Драко растянул губы в своей самой приветливой улыбке.
— Сокровище, у нас сейчас Зелья. Сядем рядом, и я смогу помочь тебе, — с необходимой, достаточно интимной, но рассчитанной на внимание публики громкостью заявил Драко. Казалось, что его не заботят ни взгляды учеников, ни реакция преподавателей.

После внезапной кратковременной тишины разразился громкий скандал.

— Я всегда говорил, что Поттер — гей! — надрывался кто-то из Райвенкло. — У него уже была целая куча романов!

— Бедный невинный Драко! Отдать свое целомудрие этому Поттеру! — вслух горевали за пуффендуйским столом.

Внезапно Гарри почувствовал азарт. Негодующие, удивленные, растерянные лица окружающих странным образом подстрекнули его авантюрную жилку.
— Любовь моя, на время завтрака нам придется расстаться. Но я буду помнить тебя, — слезливо заявил он и рванул к своему столу.

— А что ты сделал с настоящим Драко Малфоем? — с почти боязливым интересом спросил Забини.

— Так, слушать всем. Повтора не будет! Я не клонировался и не похищался внеземными цивилизациями. Просто я — счастлив. Блюэээ.

— С Поттером? — почти беззвучно уточнил Гойл.

— Отлично, ты научился различать гриффиндорцев. Огромный прогресс, — Драко впился зубами в солидных размеров бутерброд и случайно взглянул в сторону вражеского факультета. Гарри оскалил зубы, пытаясь изобразить восторг, и послал ему воздушный поцелуй. Откашлявшись от салями, Драко закатил глаза в экстазе и дал себе зарок никогда больше во время еды не смотреть на это малфоевское наказание.

— Но ты же ненавидел Поттера?

— Каюсь, ошибался, можете называть его теперь Гарри. Все же теперь он мой… ооох… возлюбленный. Вот черт!

* * *


После занятий Драко ожидал Гарри в пустом классе, где они должны были скоординировать дальнейшие действия. Блондин уже битых десять минут метался от стенки к стенке в ожидании этого лохматого природного явления. Вечно оно опаздывает! Совершенно типично для Гарри! Внезапно Драко понял, какими словами думает, и жутко испугался. Это звучало так, будто они были старыми супругами. Он вздрогнул от деланного отвращения.

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге возник Поттер. Вероятно, он бежал. Или даже мчался. Щеки разрумянились, очки висели, чудом зацепившись за кончик носика. Мантия сбилась и была… измята на бедрах. Вдобавок к этой собла… неприятной картине. Поттер запыхался и теперь хватал воздух приоткрытым ротиком с такими алыми… Тьфу, черт.

— Ты опоздал, — возмущенно потребовал объяснений Драко, демонстративно глядя на часы.

— Ох, извини. Я совершенно забыл о времени. Помогал Джинни с домашним заданием, — пояснил брюнет, поправляя очки и мантию.

— Ах, это теперь так называют? — с ледяным сарказмом протянул слизеринец и захотел дать сам себе по роже за неуместное любопытство. Какое ему дело до делишек Поттера и этой малолетней потаскушки?

— Ты уже получил письмо от Сникерса, Гарри? — легко и незаметно Малфой сменил тему.

— Да, Драко. Вот оно! — Сияющий Гарри протянул конверт. Запечатанный.

— Ты даже не открыл его? Был так занят этой рыжей? — порыкивая, Малфой вскрыл конверт и углубился в чтение.
— В субботу мы приглашены на ток-шоу «Я люблю!» Так, у меня появился шанс доказать свое утверждение.

— Какое утверждение? — Поттер удивленно, но пока благожелательно уставился на Драко.

— Поцеловать тебя перед всей Англией!

— Но, я думаю, мне кажется…

— Только не говори, что ты не делал даже этого! Я не переживу шока. Нецелованный Поттер! Интересно, насколько реально продать этот факт? Я думал, что ты уже…

— Ты ошибался, — разъяренно зашипел Гарри, одновременно придавая себе вид поруганного достоинства.

— Не злись. Мы должны это сделать. Увы, но придется. Губы подставляй.

Гарри подозрительно оглядел соблазнителя, закрыл глаза и вытянул губы трубочкой.

Драко вздохнул, обхватил рукой буквально одеревеневшие плечи и нежно прикоснулся губами к виску Гарри. Увидев распахнувшиеся в удивлении глаза, легчайше, как перышком, скользнул губами по щеке, остановившись в уголке рта, куда и лизнул шаловливым язычком.

Гарри распахнул рот и отшатнулся, немного смущенно отводя взгляд.

— Это было настолько ужасно? — хмыкнул Драко. — Вот только не надо лгать, что тебе не понравилось!

— Ты вообще ничего не понимаешь! — заорал Гарри. — Прекрати говорить такое! И вообще… — он развернулся и ринулся из класса так же быстро, как и вбежал в него.

— Эй, Гарри, — успел окликнуть его блондин. — Завтра после уроков — вторая репетиция!


Глава 3. Первый поцелуй.



За неполную неделю оперативные совещания перед завтраком в пустой классной комнате стали традицией. Сегодня была пятница, и на завтра была назначена съемка ток-шоу.

По каким-то известным только Мерлину причинам, порт-ключ был установлен с восьми вечера пятницы до шести вечера воскресенья. В расшифрованном виде это означало, что им предстояло провести вместе все эти проклятые выходные.

— Могло бы быть и хуже, — меланхолично проворчал Драко. Он изучал рекламный проспект отеля, в котором для них был забронирован номер. — Отель высшего класса.

Гарри неотрывно глядел на стенку. Слизеринец проследил траекторию его взгляда, подошел к стенке поближе и точной Авадой уничтожил сидящую там муху. Гарри разрыдался.

— Правильно, Поттер. Я тоже заметил, что наши выходы в Большой Зал больше не вызывают интереса и не возбуждают сенсации. Этак мы ничего и не заработаем.

Гарри всхлипнул последний раз, вытер носик и достал блокнотик.
— Я тут прикинул наши возможности и составил кривую падения интереса к нам в широкой общественности. По моим расчетам, мы должны были продержаться еще пару дней. Но люди так быстро ко всему привыкают…

— У меня есть предложение.

— Что именно, Драко?

— Мы вроде как репетировали?

Гарри немного смущенно потупился. До сих пор его смелость не дошла даже до приоткрытого рта. Зато в губки он чмокался уже совершенно профессионально.

— Пора на премьеру, Поттер.

Брюнет с ужасом уставился на этого слизеринского ловеласа.
— Можешь забыть об этом, — пробормотал он, озираясь и ища пути отступления. Но блондин ловко перехватил его за руку.

— Мы ввязались в эту игру, Поттер. Пути назад отрезаны, — угрожающе зашипел он. — И я клянусь, что сегодня же потискаю тебя перед всей школой! Но только ради святой цели. Деньги, Поттер. Деньги. Хрусты, капуста, бабки, мышки. Тебе знакомы эти слова?

Гарри задергал носом, принюхиваясь к аромату наживы, и кивнул. Его метла срочно нуждалась в тюнинге.

Когда Гарри и его «друг» вступили в Большой Зал, на них никто не обратил внимания. Явного. Первый десяток красавиц и красавцев, употребляя слова «выделываются», «выпендриваются», «все так могут», «а чем мы хуже?», добились того, что новосозревшую пару игнорировали. Но, тем не менее, из поля зрения не выпускали.

Гарри чарующе заулыбался вазочке с булочками и на несколько секунд вывалился из реальности. Чем Малфой и воспользовался.

— Гарри!

— А? — Бесхитростный мальчик, как был, с приоткрытым от предвкушения ужина ротиком , так и развернулся к Змеюку. И в этот самый приоткрытый ротик немедленно ворвался чужой язык. Гарри замер, парализованный ужасом, неожиданностью, страхом, что Драко перестанет… А Малфой работал языком, будто, наконец, дорвался до десерта. В то же время его руки неторопливо изучали выпуклости и впадинки задней нижней части туловища гриффиндорца. Но, когда малфоевская передняя нижняя часть туловища начала совершать круговые движения, втираясь в такую же часть Поттера, Гарри уже не выдержал. С пылающими щечками, что-то невнятно лепеча, он отстранился и, опустив голову, посеменил на свое место.

— Я встречу тебя после Предсказаний! — Бросил Малфой ему вслед и, сопровождаемый улюлюканьем и свистом, направился на свое место.

Гарри, как оглушенный, сидел у той самой вазочки со свежими, поджаристыми, хрустящими булочками и размышлял. Это что же получается? Малфой только что украл его первый поцелуй да еще и на глазах у всей школы.

Какое блаженство!

* * *


— Поттер, а ведь совсем недурно, — Малфой шнырял по предоставленному им отелем номеру для новобрачных, изучая каждый уголок. Апартаменты состояли из гостиной, спальни и ванны. Большой ванны. На двоих.

Едва Гарри увидел двуспальную кровать, он немедленно заявил, что будет спать на диване. Что он совершенно не собирается доверить свое спящее тело известному слизеринскому развратнику. И что…

— А ничего подобного, Поттер! МЫ, ты слышишь? МЫ ОБА будем спать в одной кровати. Люди не глупы, и горничная сразу поймет, кто где спал. А я не собираюсь упускать свой заработок. Даже если для этого придется рискнуть и переспать с тобой в одной кровати.

Ну, короче, они легли в эту самую кровать. Гарри ухитрился почти зависнуть на противоположном от Малфоя краю, поплотнее завернувшись в свое одеяло. Драко с недоверчивой ухмылкой наблюдал самоохранные действия гриффиндорца.

— Боишься лишиться невинности? Не беспокойся, я не трахаюсь с неопытными новичками.

— Боюсь? — Гарри с негодованием на мордашке повернулся к Драко. — Тебя? Мечтай. — И в доказательство своих слов даже немного размотал одеяло.

— Ох, Поттер. Сладких тебе мечтаний.

* * *


— …и таким образом мы отдались на волю своих чувств, забыв о социальных и классовых неравенствах и предрассудках. Тот, кто не может этого сделать, вызывает у меня искреннее сочувствие. — Рука Малфоя поглаживала плечи Гарри, доказывая страстную любовь и любовную страсть. Ставя точку в своей речи, он притянул Поттера к себе и впился поцелуем в с готовностью приоткрытый рот.

Пресса защелкала фотоаппаратами, запечатлевая горячий поцелуй горячих парней. Уже на следующий день копии этого поцелуя наводнят волшебный мир.

— Вспомни о деньгах и сделай довольное лицо, — шепнул Малфой прямо в ухо Гарри.

— Господи… Завтра это увидят все, — простонал Гарри, силясь придать лицу выражение неземного блаженства.

— Поттер, расслабься и получи удовольствие, тем более что тебя пока не насилуют.

Отмучившись несколько часов, они добрались до своего номера только поздно вечером. Утомленный до истощения Гарри с трудом удерживался на бортике кровати, пытаясь заснуть.

— Поттер, подвинься ближе к середине, иначе ты вывалишься из кровати, — искренним тоном посоветовал Малфой. — Или ты все еще боишься? — закончил он совершенно зловеще.

Гарри подвинулся на пару сантиметров.
— Я уже говорил, что ничего не боюсь.

— Докажи.

— И как же?

— Поцелуй меня! По-настоящему.

— Мы сегодня уже целовались. Или здесь тоже есть камеры?

Вместо ответа слизеринец навалился сверху, губами накрывая рот брюнета. Гарри затрепыхался, пытаясь сбросить агрессора. Драко перехватил его руки, вжимая их в матрас и с насмешкой наблюдая за бесплодными попытками вырваться.

— Слезь с меня! — Гарри возмущенно извивался под сильным телом.

— С удовольствием, но только после того, как ты будешь умолять меня остаться. И это будет скоро.

Гарри в ужасе замер. Что планирует слизеринец? Не пришло ли время звать на помощь? Наверное, лучше не надо. Это будет стыдно.

Тем временем руки этого ублюдка забрались под пижамную курточку и расстегнули ее. Гарри лежал неподвижно. Блондин приступил к странной процедуре вылизывания сосков гриффиндорца. Обнаглевший от податливости жертвы, Малфой коленом раздвинул ноги несчастного и накрыл рукой горку в штанишках Гарри. Тот задохнулся и ахнул. Почему он позволяет Малфою все это? И почему ему это нравится?

— Ну и как? — Ох уж эта вечная малфоевская жажда знаний!

— Прекрати болтать, Дракооооох.

— Расслабься, тебе понравится. Я просто помогу тебе получить удовольствие.

Гарри сдался. Он прикрыл глаза и отдался на волю ощущений. Поглаживания в паху не были неприятны. Скорее наоборот. Но он скорее откусил бы себе язык, чем признался в этом.

Теперь наглая рука забралась в штанишки и, не теряя времени, охватила его член теплой ладошкой. Гарри не мог протестовать против этой неожиданной интимности. Малфой медленно водил рукой вверх-вниз, выманивая у брюнета заветные стоны. Гарри инстинктивно вскинул бедра вверх и ускорил темп.

Когда он, наконец, ахнув, напрягся в последний раз, выплескивая семя в жаркую ладошку, и, мурлыкнув, прикрыл глаза в томной усталости, то до него дошло, где он и с кем.
Мама, его, кажется, почти изнасиловали! Он же не хотел! И ему совсем не нравятся мальчики, тем более, Малфой.

Гарри вскочил и кинулся в ванную, где нашел совершенно спокойно умывающегося Малфоя.

— Зачем?

— Только чтобы немного расслабить тебя. Ничего особенного. Разве вы в своей квиддичной команде не делаете этого? — небрежно ответил блондин и совершенно спокойно улегся в кровать.

Гарри немного помедлил, перед тем как потушить свет и лечь рядом. Он вслушивался в размеренное дыхание Драко, размышляя о странных ритуалах и традициях слизеринцев. И вопрошая небо и ад, а что тогда у них считается особенным?


Глава 4. Мудрая мысль.





Воскресное утро разбудило Драко усевшимся ему на нос солнечным зайчиком. Сделав несколько бесплодных попыток изгнать это порождение тьмы, он решил проснуться. Будильник на тумбочке, любезно зевая, сообщил, что уже всего лишь вооосемь часов утра.
Блондин развернулся и уставился на лежащий рядом кокон из одеял. Идентифицировать Поттера помог лишь вихор черных волос, торчащий из одного конца свертка.

Из глубин одеял доносилось сладкое посапывание и причмокивание. Некоторое время погрезив о сне, вызывающем такие сладострастные звуки, Малфой понял, что ему срочно необходим душ. Прохладный. Тихонько, чтобы не прервать чужое удовольствие, Драко выбрался из кровати и шмыгнул в ванну. Там он, соблазнившись размерами купального места, передумал и принял решение понежиться в ванной.

Скользнув в воду требуемой температуры, он закрыл глаза и расслабился правой рукой. Теплый аромат цитрусовых и мягкая оранжевая пена способствовали атмосфере полного наслаждения. Драко улыбнулся, вспомнив прошедший вечер. Его касания не вызвали у Гарри отвращения, а значит в плановом соблазнении невинной овечки сделан далеко ведущий шаг. Разумеется, если бы Гарри вел себя поактивнее, то и шаг был бы пошире. Но все еще впереди.

С момента их первого поцелуя отношение Драко к Гарри кардинально изменилось. И теперь он не просто хотел иметь Гарри, а просто был обязан защитить его честь от любых других, кроме своих, посягательств.

— Доброе утро, — благовоспитанно поздоровался, вошедший в ванну, Гарри.

— Прекрасное, — подтвердил слизеринец, подчеркнуто медленно поднимаясь из ванны.

Щеки Гарри залились ярким смущенным румянцем, когда он оказался лицом к… гхм… лицу с обнаженным блондином. Драко сделал вид, что совершенно не замечает этого, развернулся и потянулся за полотенцем, напрягая ягодицы и изгибая спину.

— Поттер, ты таращишься на мою задницу, — ухмыляясь, сообщил Драко, по-прежнему не поворачиваясь.

— Нет! Я не смотрю, — возразил Гарри.

— Нет, ты делаешь это, — Драко резко повернулся и успел поймать панически метнувшийся в сторону взгляд гриффиндорца.

Гарри покраснел до спелопомидорного оттенка.

— Попался! — рассмеялся блондин. — Но не волнуйся, мною любуются все.

— Тебе это только кажется! — злобно зашипел Гарри, отплевываясь зубной пастой.

Драко шагнул ближе, заглядывая в зеленые глаза.
— Еще мне кажется, что ты вспоминаешь о минувшей ночи. И хочешь повторить ее.

Гарри покраснел еще сильнее. Драко с интересом наблюдал за появлением неведомого ему оттенка алого на щеках брюнета. С золотой ленточкой в волосах он бы без труда сошел за гриффиндорский флаг.

— Это было некорректно! — Гарри возмущенно надул губки, чтобы превратиться в полную картину греховного искушения.

— Ты прав, сокровище. Ведь я не получил своей награды за труды. Как же с этим быть? — Малфой сделал вид, что задумался. — Может быть, ты расплатишься прямо сейчас?

— Но я…

— Ты еще никогда не делал ничего подобного? Не страшно, с таким опытным учителем, как я, у тебя мало шансов остаться на второй год.

— Ты совершенный извращенец!

— О, да! Именно совершенный. Во всем. Иди ко мне, сладенький.

Гарри взвизгнул и шарахнулся от протянутых рук Малфоя.

— Что случилось, мой невинный гриффиндорский лев? Вчера ты не был так скован. Твои сладкие стоны до сих пор стоят у меня в ушах.

У припертого к стенке Гарри оставалось только одно оружие: горький взгляд несправедливо обиженного щенка. Оружие, срабатывающее всегда. Но не сейчас.

Малфой горько вздохнул, взял Гарри за руку и принялся водить ею по своему животу, направляя вниз. Внезапно брюнет вырвал руку и влепил Малфою звучную пощечину.

— Немедленно кончай со своими извращениями или я выхожу из игры! — заорал опять заалевший гриффиндорец и ринулся из ванной. Тем более что и зубы он уже давно почистил.

Драко держался за щеку.
— А он еще более недоступен, чем я думал! А кончить никогда не поздно, чаще всего, слишком рано.

* * *


Поздно вечером Драко и Гарри вернулись в школу. Остаток вечера в отеле был убит на домашние задания. Драко больше не делал попыток сближения. Гарри не заговаривал о происшедшем.

Еще на пороге школы Малфой собственническим жестом ухватился за бедра Поттера. Гарри, задрав нос, не удостоил его и взглядом. Наоборот, он во все глаза уставился на приближающихся к ним две трети гриффиндорского трио. Ласке и Бобрихе просто не терпелось узнать все. А этот… хороший мальчик… спокойным тоном взахлеб рассказывал обо всем, что было в студии, о роскоши номера, о вежливости и бесцеремонности журналистов, и ни словом не упомянул о попытках его совращения слизеринским принцем! Вот негодяй. Да кто-нибудь другой уже бы занялся развешиванием объявлений с полным описанием малфоевских жестов и слов.

В отместку, Драко позволил своей руке соскользнуть на более привлекательную часть анатомии Гарри. Такую выпуклую и крепкую, как орешек.

Гарри заалел снова. Гермиона, внимательно изучив Гордость Гриффиндора, догадалась заглянуть в тыл и еще раз подивилась наглости этого Хорька.

— Малфой, не на базаре филе выбираешь. Лапы прибери! Девушка, тьфу ты! Гарри смущается.

Гарри покаянно опустил голову и принялся водить носочком ноги по полу, почему-то виляя при этом попкой.

Драко пришлось приложить неимоверное усилие, отдирая руку от правой ягодицы Поттера.

— Судорога, — торопливо объяснил он набычившемуся Рону.

* * *


Ужин проходил как всегда. За всеми столами обсуждался новый выпуск «Современной Ведьмы», на развороте которого красовалась полномасштабная фотография поцелуя «Ромео и Джульетты». Драко заметил, как многие особы обоих полов выдирали эту фотку и торопливо прятали в кармашки. «Господи, они ж на нас онанировать будут!» — проснулся в голове давно почивший вечным сном стыд.

— Ой, Драко, а можно я заберу эту фотографию? Маме пошлю… — Драко с негодованием посмотрел на Блейза.

— И ты туда же? Брут… А мама твоя не нищая, может и купить, так что пользуйся сам.

После ужина Драко успел перехватить Гарри еще на выходе. Слизеринец кожей чувствовал направленные на них взгляды и продолжал шоу. Он обхватил Гарри за талию и потянул к себе, намереваясь продолжить показательное выступление.

Гарри, изображая полнейшее согласие с подобными действиями любимого, тем не менее, мягко отстранился.

— Я еще должен подзубрить Трансфигурацию. У нас завтра устный тест. Сегодня нам не удастся посумерничать, — тихо, извиняющимся тоном посетовал он.

Малфой еще раз поразился актерским способностям этого чуда. По нему и не скажешь, что еще сегодня утром он наградил Драко сочной оплеухой за совершенно невинный жест. Теперь перед ним стоял влюбленный Поттер.

— Это не смертельно, радость моя. Мы встретимся завтра, — слизеринец погладил Гарри по нежной щечке и притянул к себе для прощального поцелуя. Слегка склонился и мягко прикоснулся к нежным губкам. Гарри поднял руки и запустил пальцы в мягкие волосы Драко, перебирая и гладя их. Приподнимаясь на цыпочки, невинный ребенок совершенно неосознанно вжался в тело несчастного возбужденного Малфоя и, как будто этого было мало, еще и потерся немного. Вот негодяй!

Драко почувствовал, как его брюки резко уменьшаются в размере, и постарался сделать это, как можно незаметнее.

— До завтра, мой сладкий! — слизеринец отодвинулся от Гарри и почти побежал в сторону своей комнаты. Ему была просто необходима разрядка. И, нет, фотография не нужна. Достаточно памяти о тактильных ощущениях. Кожа Гарри, оооох, персик.
— Укушу. Точно. Как только доберусь снова, тут же и укушу.

Сердце Драко колотилось, как не малфоевское. Надо прекращать с этими предвкушениями. А еще надо отомстить. Пока он окончательно не сошел с ума.

Внезапно к нему пришла почти дьявольская идея. Отлично! Он еще успеет сегодня написать письмо Сникерсу!
Ну, Поттер, погоди!


Глава 5. Сила девственницы.



Понедельник — день тяжелый. А утро понедельника это вообще нечто невообразимое. Сегодня Гарри во всей мере ощутил правоту этого утверждения. Для начала орда озверелых младшекурсников едва не затоптала его на пороге в душевые. От вбивания по уши в кафельный пол его спасла только пресловутая ловкость ловца и вешалка для полотенец, на которой он и завис, пропуская этих гиппогрифов. Вдобавок ко всему прочему — возмутительно бодрых!

— Ох, уж эта современная молодежь! Ну никакого уважения к старшим, — ворчал Гарри, ощущая себя невероятно старым и мудрым.

К тому времени, как он слез, на Гарри уже была настроена следующая ловушка в виде невинного на вид куска розового земляничного мыла, коварно забытого кем-то прямо на пути следования несчастного. Гарри сделал на нем несколько круговых объездов душевой, прежде чем жестко приземлиться на пятую точку.

Когда он немного отошел от страха и падения, то, потирая отшибленный зад, решил отказаться от бодрящего утреннего душа и, без дальнейших приключений на свою попу, ухитрился дохромать до умывальника.

Дружеский удар по спине довершил все радости утра, едва не заставив его проглотить зубную щетку. Некоторое время он боролся против смерти от удушья, потом все же сумел выплюнуть инородный предмет.

— Вполне достаточно на сегодня, я возвращаюсь в кровать, — прохрипел Гарри и побрел в спальню, игнорируя удивленного Рона и извиняющегося Невилла.

Да уж, сегодняшний день ничуть не уступал пятнице тринадцатого. В такой день действительно было бы лучше всего не высовываться из-под одеяла, этого хорошо укрепленного и защищенного бункера. Но занятия никто не отменял, и Гарри пришлось одеться. У него еще оставалась смутная надежда, что за завтраком он не подавиться булочкой и не захлебнется кофе, и, тем самым, избежит мучительной смерти.

Но сначала он должен был встретиться с Малфоем и обсудить программу дня. Эти странные отношения занимали сейчас так много свободного времени, что Гарри иногда всерьез подумывал о монастыре. Его друзья постоянно жаловались, что кроме времени сна видят его не более получаса в день. Ну, еще и на тренировках, где, в основном, было не до разговоров. Тем более, дружеских.

В гостиной его встретило шумное обсуждение нового выпуска «Современной Ведьмы». Гарри мельком взглянул на очередную жутко слащавую статью и остолбенел. А ведь ему еще предстоит выйти в Большой Зал. Он сел на пол и, изображая вселенское горе, начал рвать волосы, посыпая голову пеплом. Теперь он тосковал по стае первокурсников, которым по собственной дурости не дал затоптать себя. А кусочек мыла? Милый кусочек. Ну почему Гарри отбил только задницу, а не свои идиотские мозги? А зубная щеточка? Она сделала все возможное, чтобы избавить его от такого позора.

* * *


— И зачем ты это сделал?! — глянцевый журнальчик полетел чуть ли не в нос блондину. Малфой едва успел перехватить метательный снаряд, одновременно изображая непонимание самого высокого качества.

— Я не понимаю о чем ты, Гарри!

— Ах, ну да, ты же у нас «Мистер сама невиновность»! Ну так я освежу твою память.
«Гарри все еще девственник! — приоткрыл нам завесу тайны Драко Малфой. — Он ждал свою истинную любовь, то есть меня…»
— Или я должен дочитать до конца эту гнусную… правду? — Гарри уже не сдерживался. С раскрасневшимися щеками, пылающими гневом (справедливым, стоит заметить) глазами, он решительно наступал на Драко, загоняя того в угол.

— Ты такой милый, когда злишься! Так бы и съел! — заоблизывался еще ничего не подозревающий слизеринец.

— Я стану еще милее, когда буду лежать на тебе…

— О, ДАААААА!!!!!!

— И наслаждаться хрустом позвонков в твоей медленно сворачиваемой мной шее!

— Любишь жесткие игры? У меня есть пара миленьких наручников и…

— О, ты, проклятый, дьявольский…

На трясущиеся от негодования губы Гарри мягко легли нежные губки Малфоя. В таком деликатно-целомудренном поцелуе, что у Гарри захватило дух и вышибло остатки ярости.

— Ну, не злись, котеночек. Ты же знаешь, как мне нужны деньги, — убедительным тоном попытался восстановить ровную дружескую атмосферу старой вражды слизеринец.

— Я не знаю никого другого, столь жадного на деньги, как ты, Малфой! — сдался брюнет. — Но ты должен позаботиться, чтобы это мое состояние изменилось.

— Да хоть сейчас!

Гарри только сейчас понял, что ляпнул, и густо покраснел.
— Для прессы, разумеется.

— Но я не люблю лгать, сокровище!

— М-да, это что-то новенькое о тебе… — саркастично пробурчал Гарри и сдался. — Пошли на завтрак, я голоден.

Завтрак был не настолько плох, как предполагал Гарри. Еще хуже. На Гарри было устремлено столько похотливых взглядов, и он так нервничал, что сумел проглотить только четыре из восьми ежедневных бутербродов.

— Ну, класс, теперь, каждый, имеющий потенцию, будет пытаться меня соблазнить! Замечательная перспектива.

К счастью занятия проходили как всегда, за исключением последнего часа. Зелья, что же еще. Когда Гарри вошел (почти первым) в почти пустой класс, его встретил ухмыляющийся Снейп.

— А вот и Гарри Поттер. Наша новая девственная знаменитость.

Гарри яростно плюхнулся на свое место рядом с Малфоем. Кстати, это был единственный «смешанный» стол.

Внезапно Гарри дьявольски заухмылялся. — Драко, который час?

— До начала урока еще десять минут….

И Гарри впился поцелуем, подавляющим, порабощающим, страстным, горячим, жадным (и еще много каким) поцелуем в губы обалдевшего, возбужденного, жаждущего продолжения Малфоя.

Краем глаза Гарри наблюдал за Снейпом. От него не укрылся ни громкий вздох преподавателя, ни некоторая нервозность жестов при одергивании мантии. Прервался Гарри лишь со звонком к уроку.

— Это заходит слишком далеко, господа. И выглядит ненатурально. И больше не на моем уроке.

Удовлетворенный, Гарри заметил и мелкие капли пота на лбу Мастера Зелий, и отупевшее лицо Драко. Довольно улыбаясь, Гарри принялся переписывать рецепт сегодняшнего варева.

Профессор Снейп так до конца урока и не рискнул встать, продолжая сидеть, закинув ногу за ногу.

Драко Малфой старательно заботился о внешних приличиях, возвращая кровь к частям тела, расположенным не только между ног. В тщетных попытках обуздать свое гормональное буйство, он и не заметил, как вместе с корнем валерианы искрошил разделочную доску.


Глава 6. На краю ада.



Для разнообразия сегодня у Гарри был вполне приемлемый день. Вернее, его первая половина, до начала квиддичного матча. Это была последняя игра сезона. Гриффиндор против Райвенкло. И на кону стояло многое. Особенно для Гарри. После этой игры он рассчитывал всерьез взяться за подготовку к экзаменам.

Драко тоже ждал от этой игры многого. Хотя бы того, что Гарри больше не придется тратить так много времени на тренировки, и можно будет чаще бывать вместе. Он планировал еще немного расшевелить Гарри и увеличить их небольшой опыт в том, что они называли «вынужденным союзом».

Для него эти отношения давно переросли развлечения и стали нормальной и неотделимой от него частью жизни. Тем более что он усиленно работал над своим планом соблазнения, то бросая двусмысленные фразы, то ненавязчиво навязывая небольшие, но приятные ласки. Драко настоял, чтобы их встречи были чаще и дольше. Только, разумеется, в их же финансовых интересах. А то вдруг кто догадается. А денежный поток не должен прерываться из-за каких-то там пустяков типа квиддича или экзаменов.

Тем более что к ним опять потеряли интерес.

— Вероятно, нам стоит что-нибудь придумать. Ссору, например, а потом бурное примирение в ванной с шампанским?

— Пойдем завтракать, Казанова. Я не полезу в холодный спиртной напиток. Даже за все деньги волшебного мира.

Драко сидел за столом и грыз ногти. Ну хоть бы что-нибудь пришло в голову. Только вульгарные, недостойные Малфоев банальности.

Наконец, прибыли совы с почтой. Светловолосый слизеринец уже подписался на «Современную ведьму», чтобы быть в курсе всего, что о них писали.

— Черт, опять ничего! — Драко брезгливо отшвырнул грязный бульварный листок.

Блейз чувствительно толкнул его локтем в бок. — Поттер получил вопиллер!

Действительно, Гарри с интересом разглядывал красный конверт. Конверт открылся, и на весь зал загремел магически искаженный голос.

— ЕСЛИ ТЫ НЕ УБЕРЕШЬ СВОИ ГРЯЗНЫЕ РУКИ ОТ ДРАКО, ТО ПОЖАЛЕЕШЬ!

Брюнет немного сжался, будто от страха, и побледнел. Затем внезапно вскочил и ринулся вон из зала. Драко настиг его уже в коридоре и придержал за плечо. Не разговаривая, они зашли в пустую классную комнату.

Гарри, кажется, уже успел придти в себя.

— Классное представление, Поттер. Я и не знал, что в тебе дремлет такая изобретательность. Надеюсь, что это проявится и в других областях… — Драко грязно ухмыльнулся.

— Это не мое.

— Нет, действительно, все так перевол… Что значит «не твое»?! А чье?

Гарри пожал плечами, выразив все свое недоумение.

— Дерьмо!

— Именно.

— Ну и что? Подумаешь, вопиллер, — хорохорился Драко.

— Мне страшно, — коротко объяснил гриффиндорец.

Драко вытаращил глаза. Гарри боится? Великий герой, который победил уже множество опасностей, чью биографию со следующего года будут учить по истории магии, гриффиндорец, в конце-то концов, и боится? Это невозможно. И это значит, что Гарри такой же человек, как и все. Драко не мог не обнять Гарри. Просто обнять, защищающим жестом. Гарри не отстранился. У Драко появилось странное ощущение, что впервые за несколько недель Гарри рад его присутствию рядом.

— Но осталось совсем немного, — беспомощно пробормотал Драко. — А потом мы все закончим.

— Обещаешь?

— Обещаю, — с грустью подтвердил Драко.

* * *


Игра была вялой. Сегодня команда Райвенкло была в ударе и даже вела в счете. Но их ловец был абсолютным неумехой по сравнению с Гарри, и поэтому играли они безо всякой надежды на выигрыш. Гарри уже успокоился после утреннего происшествия и легко парил над стадионом. Драко, вообще, посчитал это чьей-то глупой шуткой, возможно даже, бессильной злобой неудачливого любовника. Но слизеринец был искренне благодарен этому шутнику, благодаря которому они вновь попадали на первые полосы.

Внезапно ловец Райвенкло вошел в пике. Видел ли он снитч, или это был отвлекающий маневр? Гарри тут же кинулся следом, надеясь настигнуть снитч раньше.

И развернулся хаос. Драко, замерев, прижал ко рту обе руки и был не в силах сдвинуться с места. Ужас почти парализовал его. Открывшийся ему вид был катастрофичен.

Гарри падал.

Многие ученики и учителя пытались затормозить падение заклинаниями, но тщетно. Драко не мог оценить расстояние, но было слишком высоко. Слишком, чтобы остаться в живых после этого падения. Тело Гарри с глухим шумом ударилось о землю и замерло.

Драко вырвался из своей неподвижности и кинулся вниз, прыгая через две ступеньки.

— Господи, пожалуйста, оставь его жить!

Кровь. Почему вокруг так много крови? И Гарри не двигается… почему?

— Пустите меня!

Мадам Помфри сурово взглянула в его сторону и на наколдованных носилках направила Гарри в больничное крыло.

* * *


— Почему нас не пускают к нему? — почти орал Драко. Он уже два часа бегал взад и вперед по коридору мимо застывших у стены Грейнджер и Уизли.

— Мадам Помфри должна обследовать его, и все будет хорошо, — убеждал его Рон, стремясь придать себе уверенный вид.

Драко вновь забегал по коридору, стремясь подавить подступающие к глазам слезы. Это только его вина. Это он, идиот, согласился на эту сумасшедшую идею.

— Гарри никогда еще не падал с метлы…

— Точно! — Гермиона как будто пробудилась ото сна. — Это как-то связано с тем вопиллером. И, вероятно, если найти и исследовать метлу, то по остаточному магическому фону можно определить волшебника, заколдовавшего ее.

— Точно, мы должны немедленно найти ее, — поддержал Рон.

— Прекратите! Сейчас это абсолютно неважно. Самое главное, чтобы Гарри выжил. И был здоров, — это вырвалось из Драко без предупреждения, и он присел у стены на корточки, пряча в коленках заплаканное лицо.

Гермиона и Рон удивленно смотрели на него.

— Ты что, и правда любишь Гарри?

Драко кивнул, не поднимая глаз.

Рон покраснел и смутился.
— Но Гарри…

— Рональд Уизли, ты немедленно закроешь свой рот. Ты и так уже наговорил достаточно много, — еще более растрепанная, чем обычно Гермиона казалась воплощением богини мести. — И Гарри еще пожалеет, что выжил!


Глава 7. Неожиданный эффект.





Все было как в тумане. Глухо, будто издалека, доносились чьи-то голоса. Но он не понимал смысла сказанного.

— Гарри! — этот звук ворвался прямо в уши. Голос Дамблдора.
— Ты меня слышишь?

Да, он слышал. Ну и? Сейчас он хотел только спать. И долго. Каждая кость причиняла боль. Казалось, все тело состоит из одного сплошного синяка.

— Гарри! Скажи хоть что-нибудь!

Ну почему бы им просто не отстать от него? Мешают. Кто-то сильно встряхнул его.

— Ай, вы с ума сошли? Больно! — закричал он и злобно сверкнул глазами на посмевшего потревожить сон.

— Он очнулся. Поппи, в следующий раз попробуйте с другим Успокаивающим Зельем Это нехорошо действует на Гарри, — обрадовано сообщил окружающим Альбус. — Эй, вы, там за дверью, можете зайти.

Через секунду у постели Гарри уже стояли его лучшие друзья. Рон Уизли, Гермиона Грейнджер и Драко Малфой. Стоп, еще раз отмотаем назад. Драко Малфой? Его друг? В этом было что-то не так. Но что? Если бы он знал, что…

Гермиона кинулась ему на шею. Она была на грани истерики.
— Если бы ты знал, как мы волновались! Никогда больше не делай так.

— Если честно, то я и не планировал, — честно признался Гарри. — Как долго я спал?

— Спал? Ты чуть не заснул вечным сном! Я думал, что умру от горя, — взгляд Рона подтверждал всю степень правдивости этого утверждения.

Гарри повернулся к Драко. Малфой тупо блаженно улыбался, вцепившись в его руку. Это Малфой?! Или весь мир сошел с ума? Или только он сам?

Гермиона заметила взгляд Гарри и лукаво улыбнулась.
— Наверное, вас стоит оставить наедине. Рон, нам надо в библиотеку! РОН УИЗЛИ! НАМ… НАДО… УЙТИ! — она неделикатно толкнула Рона в бок и насильно потянула его в сторону двери.

— АХ. Да. Точно. У нас куча дел. До завтра, Гарри, — рыжий неохотно поплелся следом за девушкой. На пороге он обернулся и послал Гарри знающую улыбку, на которую Гарри ответил абсолютно непонимающим взглядом.

— Почему они ушли?

— Они захотели оставить нас наедине, это же ясно. Они думают, что нам надо… что мы… что у нас… — блондин запинался, пытаясь что-то объяснить. Малфой? Не в состоянии выразить связную мысль? Нет, здесь скорее подходит другой вопрос: Кто это?

— Что мы, что? Я не понимаю тебя, — Гарри осторожно отодвинулся подальше от этого незнакомого существа. Он попытался вспомнить все рекомендации по общению с сумасшедшими, но нашел в памяти только гигантский провал. Огромную черную-черную дыру.

Это — Драко Малфой. По крайней мере, он смог сопоставить внешность с именем, знакомым с первого дня в Хогвартсе. Уже легче. Это слизеринец. Учатся они на одном курсе и, вероятно, дружат? Иначе его бы здесь не было.

— Я ничего не помню! — с отчаянием в голосе крикнул Гарри.

— Что? Но ты же помнишь хотя бы, кто ты?

— Я — Гарри Поттер. Ты — Драко Малфой. И какая между нами связь? Мы что, дружим?

* * *


Гарри растерянно смотрел на лежащие перед ним фотографии и пестрые вырезки из газет и журналов. Все они были разные по форме и содержанию, но связанные общей идеей. По мнению Гарри, совершенно неправдоподобной. Но факты упрямо твердили свое, и это приходилось принять. Возможно, и скрипя зубами. Они с Драко были парой. Счастливой и любящей. Непостижимо. Но, кажется, соответствует правде. Как можно было забыть о чем-то подобном? И, вдобавок ко всему, я еще и гей. Мало мне было геройства. Интересно, как об этом напишут в какой-нибудь желтой газетенке: «Мальчик-Который-Выжил — гей?» Или «Мальчик-Который-Гей?»

— Кто в это сможет поверить?

— Да в это верит вся Англия, Гарри.

— И ты тоже уверен, что я — гей? А, Драко?

— Но ты же влюблен в меня, — осторожно и мягко начал Малфой. — А я — парень. А парень, который любит парня — гей.

— Логично… доказуемо… но невероятно.

Гарри смотрел на красивого молодого человека рядом с собой и думал. Полюбить его так несложно и заманчиво, но как-то… неправильно, что ли? Почему он может вспомнить все что угодно, кроме этой любви?

— Гарри, малыш, может быть, ты вспомнишь, если я поцелую тебя? — нежным просительным голосом предположил слизеринец и притянул Гарри поближе. Гарри нерешительно кивнул, смущенно отводя глаза.

— Господи, я так переволновался. Я так боялся, что ты…

Не договорив, Драко прижал Гарри к себе, прижимаясь к его плечу влажной щекой, а потом слегка коснулся губами маленького местечка за ухом, обдав теплым дыханием. Потом Драко поднял голову и внимательно посмотрел в лицо немного растерянного Гарри — и не увидел протеста, только слегка обеспокоенное ожидание. Теперь мягкие, горячие, слегка дрожащие губы прикоснулись к пересохшим от волнения губам гриффиндорца, руки которого нерешительно приподнялись и, секунду помедлив, легли на плечи Драко. Спустя минуту легкие касания превратились в сильное объятие.

Как он мог забыть? Он и, правда, любил этого нежного мальчика. Все, что говорил Драко, было правдой. Гарри с некоторым трудом оторвался от Драко.

— Вспомнил, Гарри?

— Нет, но я понял, что действительно люблю тебя.

— А о своем обещании ты тоже не помнишь?

— Что я уже успел… Каком обещании, Драко?

— Что мы сделаем это в мой день рождения, — шепнул блондин прямо в смущенно зарозовевшее ушко.

Драко мягко отвел от лица Гарри ладошки, за которыми тот пытался спрятать пылающее лицо.

— Или пообещай мне это снова.

— Это невозможно, Драко! — с отчаянием в голосе пробормотал гриффиндорец.

— Но почему?

— Я… я не помню, когда у тебя день рождения!

* * *


Счастливый Драко, не торопясь, возвращался в подземелья. То, что случилось, было более невероятным, чем выиграть главный приз в лотерее. Но это произошло. Что послужило причиной этой амнезии: падение ли, печально известное Зелье мадам Помфри, или происки судьбы, но это было прекрасно.

Он достиг, чего хотел. Гарри любит его. И он любит Гарри. Что еще нужно для счастья? Может быть, немного подробностей и… денег?



Глава 8. Сказки дядюшки Драко.





— …а потом? Что ты сделал? Рассказывай же, Драко! — Гарри, поджав под себя ноги, сидел на кровати с восторженно-увлеченным лицом, слушая Драко.

Блондин с серьезным выражением лица продолжал.
— Ты неподвижно лежал на земле, с залитым кровью лицом. А тем временем дементор подошел совсем близко. Он уже начал снимать капюшон, когда я, наконец, догнал вас. Ты же знаешь, что происходит, когда дементор снимает капюшон?

Драко, бледный от пережитого ужаса, смотрел на одеяло.
— Достать палочку я уже не успевал, поэтому схватил камень и бросил в эту тварь, чтобы хотя бы на минуту отвлечь от тебя. Мне повезло — я попал. Дементор повернулся и, оставив тебя, направился ко мне.

Драко помолчал, слегка дрожащей рукой откинул со лба прядь волос и продолжил ломким голосом:
— Не знаю, как я это сделал, но в первый раз в жизни я создал Патронуса. Как будто кто-то руководил мной: взмахнул моей рукой, моими губами произнес заклинание… и это сработало…

Когда дементор исчез, я подбежал к тебе. Ты лежал так неподвижно, и твои руки были как лед… — Драко даже ухитрился выдавить пару слезинок. «Ох, ну я и талант!»

Собственно говоря, ему должно было быть стыдно за свои сказки. Но не было. Он же Малфой! А Малфои никогда не стыдятся плохих поступков. Кроме того, это дает необходимый эффект. Гарри уже практически ел из его рук и, кажется, не имел никаких сомнений в его искренности. И в правдивости всех историй, где Драко всегда был героем на белой лошади, спасающим недотепу, пардон, принцессу Поттера от всяческих бед.

— Ох, Драко, не плачь, милый… все уже прошло… все уже в порядке… — ласково увещевал его Гарри, поглаживая по щеке.

Блондину хотелось громко заржать, и он с трудом сдержался. Хотя, уголки его рта предательски вздрагивали. Но наивный гриффиндорец, к счастью, принял это за попытки сдержать рыдание.

— Ты не должен из-за меня плакать.

Слизеринец почувствовал себя в мягких теплых объятиях и, наконец, смог спрятать ухмылку на плече доверчивого Поттера.
«Я должен серьезно подумать о сценической карьере».

Гарри покрывал его шею мелкими нежными поцелуями, иногда слегка прикусывая особенно сладкие места. Драко расслабился и откинул голову, предоставляя больше места для прикосновений. Он закрыл глаза, наслаждаясь ласками своего возлюбленного.

Две прохладных ладошки скользнули под его свитер, спустились по позвоночнику и увлеклись медленным вытаскиванием его рубашки из брюк. Добравшись до обнаженной кожи, пальчики Гарри едва ощутимо погладили ее подушечками, чтобы немедленно царапнуть кошачьими коготками. Не сильно, на грани приятного почесывания. Перемежая щекотку царапаньем, руки Гарри покинули спину Драко, чтобы небрежно пройдя по бокам, скользнуть на живот… Драко с шипением втянул воздух. И этот парень — девственник? Да он самородок! Природный талант! Не упусти такое сокровище, Драко.

Мягкие губы нажали на его рот, влажный и теплый язык по-хозяйски раздвинул послушные губы…

— Мистер Поттер! Мистер Малфой! Это больница, а не… закуток в коридоре, — мадам Помфри выглядела настоящей фурией.

«Ну, класс! Я уже почти поимел его! Ведьма!»

— Вам, мистер Малфой, уже… пора… идти! — с нажимом на каждом слове прошипела разъяренная медсестра.

Драко крайне неохотно поднялся с постели и извиняющее улыбнулся Гарри.
— Не переживай, сокровище, я приду завтра, — и, нахально, на глазах у возмущенной медсестры, поцеловал Гарри.

У двери Драко послышались странные звуки, донесшиеся из комнаты, и он быстро обернулся. Его любимый с мечтательной улыбкой смотрел ему вслед.

* * *


Почти неделю спустя Драко, с хмурым выражением лица, сидел за столом в кабинете Зельеварения. Вот-вот должен был начаться урок, когда рядом с ним на свое место торопливо плюхнулся Гарри.

— Гарри, почему ты не сказал мне? Я бы встретил тебя из больницы. Помог донести вещи. Тебе нельзя перенапрягаться, — слизеринец укоризненно осмотрел Гарри.

— Я хотел сделать тебе сюрприз, любовь моя.

Драко внезапно был втянут в объятие, затем он снова ощутил эти невероятные губы. Этот умелый язычок… он забыл, где он, кто он, и кто уже добрых пять минут стоит около них.

— МИСТЕР ПОТТЕР! МИСТЕР МАЛФОЙ! Меня не касаются ваши развлечения на переменах или других уроках. Но вы, наверное, не заметили, что уже почти семь с половиной минут идет урок! И своим аморальным поведением вы мешаете мне… проводить занятие. По десять баллов с обоих факультетов! — Снейп возмущенно оглядел перепуганных мальчиков.

— Но, сэр, вы никогда не снимали баллы со Слизерина, и тем более — с меня! Я — Малфой!

— А я прекрасно об этом помню. И именно за то, что вы Малфой, я снимаю со Слизерина еще… один балл. Все ясно или еще вопросы?

— Да, сэр! Нет, сэр!

— Продолжаем урок.

Минут через двадцать, когда Драко, открыв от усердия рот, приготовился отмерить ровно три капли кошачьего эликсира в почти готовое зелье, на его колено легла почти невесомая ладошка. Рука Драко дрогнула, и в котел бухнулось не менее трети флакона. Зелье в котле мгновенно почернело и приобрело достаточно подозрительный запах.

От стыда, забыв о неожиданной ласке Гарри, Драко поднял глаза на профессора. Затем подозрительно отследил траекторию его взгляда. Нос профессора, как стрелка на компасе, был направлен не в котел Драко, что, в общем-то, было ожидаемо, а под парту.

Драко опустил глаза туда же. Мама! Забытая им ладошка неторопливо расстегивала пуговки на его брюках, временами отрываясь на нетерпеливое поглаживание внутренних сторон бедер.

У Драко кровь бросилась в лицо, где, осознав ошибку, ринулась в ниже расположенные регионы.

Несчастный Малфой с ужасом осмелился взглянуть на все еще пристально наблюдающего за ними Снейпа. В отличие от пылающего Драко, тот побледнел еще больше. В данный момент он напомнил Драко о забытой в гостинице белой рубашке. Или о большом куске мела.

— Профессор, вам плохо? — с участием в голосе поинтересовался Гарри. И сделал невинное лицо.

— Спасибо, Поттер. Мне не плохо. Мне достаточно, — с этими словами профессор быстрым шагом покинул помещение, унося с собой большой котел Драко, который нес как-то странно, перед собой.

— Я изучу эту редкую разновидность смолы на досуге, — попытался пояснить он свои действия.

Драко же опять попытался взять себя в руки, черной завистью завидуя Снейпу, который как раз сейчас делал это наедине, а не перед всем классом.

— Немедленно прекрати! — зашипел он сквозь стиснутые зубы.

— Уверен? — в голосе гриффиндорца звучала сплошная забота.

Драко мог только кивнуть

— Ну, если тебе не нравится, — обиженно протянул Гарри, убирая руку и отодвигаясь. — Но продолжение следует! — ехидно шепнул он напоследок.

Мягко говоря, Малфой онемел. Грубо говоря, ему отбило все, кроме обалдения. Они рассердили Снейпа, обеспечив себя до конца года отработками, опозорились перед всем классом, с них сняли баллы, а это… недоразумение продолжает свои эротические игры. Я создал монстра!

До конца урока Драко совершенно серьезно размышлял о возможности вернуться к правде.


Глава 9. Специальный выпуск.



Эксклюзивное интервью с Северусом Снейпом от нашего блистательного репортера Риты Скиттер.

Северус Снейп — декан Слизерина и Мастер Зелий — робко входит в редакторский кабинет, с немного неуверенной, но честной и открытой улыбкой. Он несмело садиться, в его глазах виден оттенок паники. Жгучий брюнет теребит край своей бирюзовой мантии.
— Это первое интервью в моей жизни, — признается Мастер.

Я одобряюще похлопываю по плечу робеющего, как первоклассник, Северуса. Беседа начинается.

РС: Мягко говоря, любовные истории между Слизерином и Гриффиндором очень редки. Но как будто одного этого недостаточно, и речь идет о самых ярких представителях обоих факультетов. Что вы можете сказать об ажиотаже вокруг этой пары?

Брюнет поправляет свои роскошные волосы, обдумывая вопрос, прежде чем осторожно ответить.

СС: Все это чепуха. Уже через две недели после их разрыва все забудут об этой нелепой истории.

В глазах профессора появляется искренняя надежда на недолговечность этого союза.

РС: Что больше всего меня интересует, так это вопрос, как они, вообще, сошлись? О начале этой любовной истории не знает никто.

СС: Я думаю, что это происки Малфоя. Скорее всего, он обманывает нашего Золотого Мальчика.

В голосе декана Слизерина неожиданно слышится пренебрежительный тон при упоминании имени своего бывшего любимца.

РС: До нас дошли слухи, что в последнее время вы выказываете явную незаинтересованность в продолжении отношений этой звездной пары. Вы даже наказали собственный факультет, сняв с Драко баллы. Насколько это верно? Гарри тоже был наказан?

Только при упоминании имени гриффиндорца в черных глазах появляется оттенок мечтательности, легкая улыбка трогает уголки губ.

СС: Вы бы видели эту пару во время поцелуя. Они почти вливаются друг в друга, заражая весь класс желанием.

Глаза Мастера Зелий темнеют только при воспоминании об этой возбуждающей сцене. Немного помедлив, он тихо добавляет.

СС: Хотел бы я знать, что Поттер нашел в этом белобрысом манекене…

РС: Вас не раздражает факт, что это пара юношей?

СС: Наоборот, я поддерживаю развитие гомосексуальных отношений в волшебном обществе. Просто, по моему мнению, Поттер сделал плохой выбор, остановившись на Малфое. Они не подходят друг другу.

При этих словах Северус Снейп излучает чувственную ауру безграничной надежды.

РС: Что вы скажете об участившихся слухах о возможности тайной свадьбы между Гарри и Драко? Говорят, что в ближайшие выходные они намерены отправиться в Германию, где и узаконят свои отношения.

СС: ЧТООО????!!!!

Брюнет полностью потерял контроль над собой. Он нервно вскочил, дернул себя за шелковистые волосы и обессилено рухнул в кресло.

СС: Я ничего не слышал об этом. И я непременно подпишусь на «Современную Ведьму», чтобы в будущем всегда быть в курсе всех слухов.

РС: Это будет большой честью для нас, мистер Снейп. Спасибо за интервью.

Теперь без ответа остался только один вопрос: возможно ли, что профессор Снейп влюблен в своего ученика?

* * *


— Профессор Снейп? Вы здесь? — взгляд Поттера обегает помещение. Я слышу запах его страха.

— Да, Поттер. Ждите, — я беру с полки последние ингредиенты и возвращаюсь в класс. Невероятно, но факт: Поттер, Великий гриффиндорский герой, победитель Темного лорда, просил меня, нет, МЕНЯ, самого ненавистного преподавателя, о помощи. Час триумфа! За время своей болезни он много пропустил и сам справиться уже не в силах. Для заключительных тестов он должен уметь приготовить минимум два сложных Зелья, или я довольно косо посмотрю на его возможность получить хороший аттестат. Да, наш маленький герой уходит из школы. Хотя, если присмотреться, он уже не так уж и мал.

— Возьмите это, Поттер.

Поттер таращится на меня своими невероятно зелеными глазищами. Я с трудом отвожу взгляд. За последние два года он приобрел невероятное сходство со своим отцом. Но выглядит гораздо привлекательнее. Поттер медленно, но верно сводит меня с ума. Роль, которую он играет в моих снах, сильно мешает мне нормально общаться с ним днем. Вот и сейчас я возбуждаюсь только от вида его мальчишеской шеи в вырезе свободной рубахи.

— Что я должен сделать профессор? — спрашивает он. О, я знаю, что ты должен сделать, что должно быть твоим единственным занятием... Так, Снейп, успокойся. ЭТО УЧЕНИК!!!

— Ты должен порезать корень мандрагоры на абсолютно одинаковые части.

Поттер берет нож и начинает портить корень. При этом я заглядываю ему через плечо. Я чувствую, как моя близость заставляет его нервничать, но не ухожу, а наоборот придвигаюсь еще ближе. Мне тоже мешает его присутствие рядом, так почему я должен страдать в одиночестве?

Мерлин, юноша не может даже нож правильно держать.

— Поттер, разрешите, я покажу вам правильные приемы нарезки корня, — теперь я практически наваливаюсь на его спину, моя рука обхватывает его кисть и управляет ею. Я делаю правильные движения почти автоматически и концентрируюсь на другом. Например, его волосы. Они пахнут… лимоном и мятой. Интересно, это шампунь или туалетная вода? У меня… эрекция?

Наверное, мне необходимо просто отпустить Поттера и уйти в другую часть класса. Тогда все пройдет. Но мне слишком хорошо. Я прижимаюсь еще ближе и, прежде чем успеваю понять себя, начинаю жадно целовать его затылок и шею. Мое дыхание тяжелеет.

Дьявол! Поттер вообще ничего не делает. Он продолжает кромсать несчастный корень так, будто меня здесь нет. Мои руки хватают его за бедра и с силой притягивают к себе. Ох, это именно так хорошо, как я себе и представлял.

Наконец, он двигается… поворачивается в моих объятиях и смотрит мне в лицо. Его щеки раскраснелись, рот приоткрыт. Мои губы нападают на этот соблазнительный плод, язык наносит точный удар в еще неисследованную область Поттера. Мои руки крепко удерживают добычу. Я знаю, я хочу его. И если для моего желания я должен силой взять то, что принадлежит мне по праву, то я возьму это. Я смирюсь с Азкабаном за миг обладания этим божественным телом.

Я нетерпеливо рву мантию с его плеч, впиваясь в губы голодным поцелуем. Готово! Поттер приоткрывает рот, добровольно впуская мой язык. Он тоже загорается страстью и, не совладав с нею, сладко стонет. Его тонкие пальцы неловко теребят пуговицы моей мантии, затем вцепляются в ее отвороты, и дергают в стороны. Пуговицы с громким стуком градинами скачут по полу.

Губы Поттера впиваются жадными поцелуями в освобожденное горло. Он собственнически отмечает меня засосами. Ох, это так приятно! Руки дерзкого мальчишки вцепляются в мою задницу, он втирается в мою эрекцию. Его ноги подкашиваются, и он, в поисках опоры, пытается навалиться на меня. Я подталкиваю его к ближайшему столу и тоже, не морочась с пуговицами, сдираю с него рубашку. Еще раз на пол осыпается град пуговиц. В голодном поцелуе мы больно ударяемся зубами, но я не морщусь. Мои руки пытаются разорвать его джинсы. Мдя. Гады магглы, какую крепкую ткань выдумали. Придется морочиться с этой странной застежкой. Наконец! Моя рука уверенно накрывает выпуклость под шелковыми боксерами Поттера. Момент. Поттер носит шелковое белье? Извращенец. Так, не отвлекаться, Северус.

Мои пальцы уверенно смыкаются на горячем члене мальчишки. Он стонет мне в рот, отчаянно толкаясь в руку… нет, мой дерзкий мальчишка, ты должен заработать свою награду. Я небрежно отстраняюсь от него и подхожу к своему столу, опираюсь на него спиной, немного расставив ноги. И повелительно смотрю на него. Гриффиндорец понял.

Он несмело приближается ко мне и начинает медленно расстегивать пуговицы моей черной рубахи, покрывая поцелуями каждый освобождаемый участок моей белоснежной кожи. Затем его теплые руки ныряют под пояс моих брюк. Да, Поттер, я ношу тугие пояса. Он, вздохнув, опускается на колени и расстегивает застежку. Медленно тянет брюки вниз, его глаза расширяются… да, мой сладкий, я не ношу белья, и ты больше не будешь. Я запрещу тебе это.

Я провожу большим пальцем по припухлым от поцелуев покрасневшим губках, намекая на свое желание. Растерявший всю свою дерзость мальчишка несмело высовывает розовый язычок. Первое робкое касание, второе уже чуть смелее… и вот он уже увлеченно сосет. Я смотрю на него сверху вниз. Округлившийся ротик, стыд в иногда поднимаемых на меня глазах и тяжелое дыхание несдерживаемой страсти. Мерлин, как долго я ждал этого, даже не надеясь. Поттер медленно двигает головой вперед-назад. Мне мало. Я твердо вцепляюсь в его волосы на затылке и начинаю руководить темпом. Привыкай, мальчик. Я суровый господин.

Почувствовав приближающийся оргазм, я почти отшвыриваю мальчишку от себя. Не сейчас. Еще рано. На сегодня у нас есть другие планы. Поттер, задыхаясь, лежит у моих ног. За это зрелище я бы отдал свою левую руку.

Взмахом волшебной палочки я избавляю нас от одежды и маню мальчишку к себе. Он стыдливо отворачивается. Я хватаю его за подбородок, больно сдавливая, заглядываю в глаза. О, он понимает, что сейчас случится.

— Твой первый раз, Поттер? — я почти шепчу эти слова. Он дрожит и кивает.

— Но ты хочешь этого? — снова дрожь и кивки.

Я подталкиваю его к полу, и вот он уже стоит передо мной на четвереньках. Я раздвигаю его ягодицы и любуюсь еще девственным отверстием. Медленно проникаю в него. Он слабо стонет.

— Что-то не так?

— Нет… Господин, сильнее.

О, мальчишка далеко пойдет. Я знал это. Не медля, я выполняю его просьбу. Он двигается навстречу моим ударам, мы стонем дуэтом. Я обхватываю ладонью его член и двигаюсь в такт. Ритм убыстряется. Поттер вскрикивает и кончает мне в руку. Еще через мгновение я замираю от наслаждения. После короткой передышки я выскальзываю из него. Он почти падает на пол.

— Одевайтесь, Поттер.

Он молча приводит себя в порядок, собирает с пола все пуговицы, сортирует их и протягивает мне мои.

Потом практически удирает из комнаты.

Сегодня последние два урока опять с семиклассниками. Я рад, что скоро уже не увижу их. Мне жаль только одного… Но Поттер, вероятно, никогда не простит мне вчерашнего.

Занятие проходит вяло. Я снимаю с Гриффиндора свои почти узаконенные пятнадцать баллов и, наконец, отпускаю всех.

Я уже собираю свои вещи, когда передо мной появляется Поттер. Кажется, он слегка улыбается.

— Могу ли я еще раз попросить вас о дополнительном занятии, Господин?

* * *


С жутким криком Северус Снейп вырвался из своего личного кошмара. Вытирая покрытый холодным потом лоб, взглянул на часы. Пять. Можно и вставать. Все равно после такого заснуть уже не удастся. Это ж надо, какие шутки играет с нами подсознание.

За завтраком он с удовольствием засунул в рот свеженький круассанчик и развернул «Современную Ведьму»… Круассан был извлечен изо рта только после получасового ступора вызванного газетной статьей.

— Я убью эту дрянь! — Сон был благополучно забыт.


Глава 10. Пресс-конференция.



Свой экземпляр журнала Гарри просматривал еще лежа в кровати. Остальные гриффиндорцы поступали так же. Здоровое юношеское ржание и нездоровые комментарии сталкивались в воздухе.

— Северус Снейп: «И что только нашел Поттер в этом блондинистом манекене?».

— Кое-что, Северус, чего тебе не понять. Но я воспользуюсь этим… — тихо прошептал Гарри и выпрыгнул из кровати. Сегодня Гарри чувствовал себя особенно бодрым и жизнерадостным. После бодрящего душа он принял участие в ежеутреннем ритуале боя подушками, тщательно вбивая в кровать своего лучшего друга. Рон даже не сопротивлялся.

Передохнув от мести, Гарри направился на завтрак. На площадке второго этажа он раздумал идти и сел на перилла. Эта лестница была добрее остальных и поэтому сбросила его в самом низу. Гарри с хохотом влетел в мягкие объятия. Это был Драко, который нежно поцеловал его.

Гарри с ажиотажем ответил на поцелуй и пихнул ему в руки какую-то коробочку.

— Что это? — Малфой с недоумением вертел в руках подарок.

— С Днем Рождения, сокровище! Видишь, я вспомнил!

— Но я…

— Тшш, просто поцелуй меня еще раз.

* * *


Гарри с аппетитом жевал бутерброд, рассматривая зал. За преподавательским столом не было ни Дамблдора, ни Снейпа. Гарри тихо хихикнул. Наверное, сейчас директор с отеческой улыбкой рассказывает Снейпу сказки о нежелательности и неприемлемости, и непорядочности, и... связи «Учитель-ученик».
Бедный Снейп! Интересно, он осмелится показаться в зале после такого интервью?

В зал опять, шумя крыльями, ворвались совы с почтой. Теперь, с наступлением тепла, они часто по вечерам смотрели кино в открытом кинотеатре. Вероятно, вчера было что-то военное, потому что совы изображали из себя пикирующие бомбардировщики, забрасывая учеников пакетами и письмами.

В тарелку Гарри рухнул красный конверт. Вопиллер? Гарри испуганно смотрел на него. Конверт, полежав в молоке, подпрыгнул, открылся и заорал на весь зал.

— ПОТТЕР. Я ПРЕДУПРЕЖДАЛ ТЕБЯ! НА ЭТОТ РАЗ ТЕБЕ НЕ ВЫЖИТЬ!

* * *


— Я пришел сразу, как только получил ваше письмо, мистер Малфой, — Риттер Сникерс серьезно смотрел на Драко и взволнованного Гарри. — С каких пор он получает эти угрозы?

— Первый раз это было непосредственно перед матчем, на котором Гарри получил серьезную травму, — объяснял слизеринец. Сникерс усердно записывал.

— Вы что, хотите сделать из этого статью? — пораженно вскрикнул Драко.

— Ну да, как и всегда. Согласно договору. Советую вам обоим быть осторожным. И сообщите мне, если узнаете виновника. Это тоже может быть отдельной сенсацией.

— Драко, о чем он говорит? — Гарри вопросительно смотрел на Драко. Слизеринец отвел взгляд.

— А как вы смотрите на пресс-конференцию, Сникерс? В Лондоне? — блондин попытался загладить подозрения Гарри.

— Хорошая идея. Я пришлю вам порт-ключ.

* * *


Пресс-конференция была назначена на утро. На ночь влюбленным выделили тот же номер в том же отеле.

Едва за ними захлопнулась дверь, как Гарри с силой толкнул Драко на пол, покрытый мягким ковром. Драко испуганно сжался. Его постоянно хворающая совесть немедленно забила тревогу по поводу неотвратимого и справедливого возмездия за «сказочную неделю».

Но Гарри, усевшись на поверженного врага, лукаво улыбнулся и прошептал:
— А я ведь помню… свое обещание, Драко.

Продолжая сидеть на бедрах Драко, он потянулся, откидывая волосы за спину. Затем неторопливо принялся расстегивать рубаху.

— Жарко здесь, ты не находишь?

Наверное, Гарри снимал рубашку первый раз в жизни. Он невероятно долго возился с каждой пуговкой, делая массу ненужных телодвижений. Ну, неужели для того, чтобы вытащить подол рубахи из брюк, необходимо совершать задницей такие… развратные действия? Свершилось! Рубашка улетела в дальний угол. Это… исчадие ада принялось задумчиво поглаживать ладошками грудь и живот, вслух рассуждая о своей худобе и нескладности. Драко мог только мычать, пытаясь взять под контроль свое тело.

Вероятно, стало еще жарче, так как Гарри, состроив сосредоточенную физиономию, принялся расстегивать брюки. Тоже первый раз в жизни. Или он просто путался в разрешении вопроса, где чьи штаны?

— Ой, Драко, тебе неудобно на полу?

Драко рухнул на землю, вернее вернулся на пол в номере гостиницы и заметил, что его тело подозрительно ерзает.

— Конечно, милый, здесь так жестко. Пошли в спальню, — Гарри кошачьим движением приподнялся, не забыв проехаться промежностью по паху Драко, и направился к двери. Глазки Драко покинули хозяина и приклеились к ремню сползающих брюк Гарри. Тело, поняв, что через минуту лишится этой достаточно важной детали анатомии, встало на четвереньки и поползло следом.

В спальне Гарри уже снимал остатки одежды. Только из банальной, в общем-то, процедуры снятия носков он ухитрился устроить целое шоу. Наконец, оставшись в чем мама на свет родила, этот дьяволенок вспомнил о своей невинности. С приглушенным писком, он скрылся под одеялом. В этот момент Драко понял, что в мире нет ничего невыполнимого. Свои достаточно тесные джинсы он снял не расстегивая, одним движением. Впоследствии он долго рассуждал над этим феноменом и пришел к выводу о возможности существования четвертого измерения.

Ворвавшись под одеяло, Драко принялся лихорадочно ощупывать свое сокровище. Сокровище взвизгивало, хихикало и жаловалось на щекотку, короче, на серьезный лад настраиваться не хотело.

Пришлось применить все меры воздействия на охмуряемый объект. В эту ночь Драко не только вспомнил тщательно изученное в свое время «Пособие для начинающих Казанова», но и добавил пару новых глав в новый бестселлер «Искусство терпения в искусстве обольщения».

На теле Гарри не осталось ни одного необцелованного места. Он даже забыл бояться. Впоследствии, он долго думал над вопросом: кто кого трахнул в эту ночь. Судя по побаливающей заднице — Драко его, а если взглянуть на измочаленный вид Драко, то это еще как посмотреть…

Когда под утро, вымотанные до степени полного отруба, они тихо засыпали, чтобы через час проснуться от вопля будильника, Драко тихо шепнул.
— Сегодня не мой день рождения… Гарри.

— Что ты сказал, любимый? Я не расслышал, — пробормотал Гарри, прижимаясь к его груди.

— Только то, что я люблю тебя.

— Я тоже, — гриффиндорец говорил уже практически во сне.

* * *


Пресс-конференция началась сразу же после обильного завтрака. Сникерс в последний раз наставлял несчастных.

— Если вы не знаете, что отвечать, то скажите просто, но со значением в голосе: «Без комментариев».

Появившихся из-за кулис Гарри и Драко встретили вспышки фотоаппаратов.

Внезапно, Гарри застыл, как молнией пришибленный или громом пораженный.

И почти беззвучно зашевелил губами.
— Все было ложью.


Глава 11. Всепоглощающая ревность.



— Все было ложью…

У Драко почти остановилось сердце. Следующая вспышка поймала лишь спину убегающего Гарри. Блондин замер лишь на мгновение перед тем, как со всей своей скоростью кинуться вслед.
Он поймал Гарри в коридоре и схватил за плечо, останавливая.

— Что тебе еще надо? — зеленые глаза Гарри яростно сверкали.

— Послушай, я могу все объяснить, — впервые в жизни Драко, вообще, не представлял, как ЭТО все можно объяснить. Но попытаться стоило.

— О, Малфой, я весь — внимание!

— Дело в том, что… что я люблю тебя, Поттер. Поверь мне! — Драко изо всех сил пытался донести до брюнета искренность своих чувств.

— Ага, именно поэтому ты кормил меня сказками? Ты просто воспользовался моей амнезией! И, кстати, еще полчаса назад я был Гарри. Твоя так называемая любовь проходит слишком быстро. Когда ты намеревался избавиться от меня?

— Поверь мне!

— И ты серьезно думаешь, что я смогу поверить слизеринцу? — пренебрежительно фыркнул Гарри.

— Да пойми же меня!! — Драко уже орал во весь голос. Он не обращал внимания ни на стайку репортеров, лихорадочно записывающих каждое слово, ни на мелькнувшую в конце коридора знакомую потрепанную мантию…

— Твоя амнезия была моим единственным шансом. Я хотел быть с тобой. Я даже хотел сделать тебе предложение! Но ты же терпеть меня не мог! Тебе даже мои прикосновения были противны. Ты вечно дергался и ежился от них! И что мне оставалось делать?

— Попробовать хоть раз быть ЧЕСТНЫМ!

— Да, я сделал ошибку…

— Теперь ты уже называешь это ошибкой! Разумеется, ты ведь уже затащил меня в кровать, и теперь можно говорить об ошибках! Гордись этим и радуйся. Теперь ты попадешь во все заголовки. Первый парень Гарри Поттера! Ты этого хотел? Ах, я забыл еще кое-что. Деньги! Ты крутился вокруг меня только из-за денег, поэтому помолчи о своей любви. Ты не знаешь об этом ничего!

— Гарри, ты все неправильно понимаешь!

— Слышишь, Малфой, — Гарри небрежно сбросил со своего плеча руку Драко и развернулся уходить, — ты мог бы получить от меня все. Всю мою любовь… Но своей ложью ты все испортил. Прощай.

Гриффиндорец покинул помещение, даже не удостоив Драко прощальным взглядом.
— Дерьмо! Но я справился с этим раз, справлюсь еще! Не будь я — Малфой!

* * *


Естественно, скандал был освещен во всех газетах и на всех телеканалах. Гарри где-то скрывался. Драко уклонялся от любых попыток репортеров прояснить ситуацию.
Только один человек, кажется, был доволен происшедшим. Северус Снейп.

В понедельник утром он вошел в класс с отвратительно довольной ухмылкой. Чисто отмытые волосы и синяя мантия дополняли новый облик преподавателя.

— Доброе утро!

Потрясенные семиклассники замерли в ужасе.

— Сегодня нам предстоит повторить некоторые забытые вами зелья из учебника третьего класса. Хотелось бы проверить вашу память. Впрочем, к сожалению, рабочие группы остаются в прежнем составе.

Драко благодарно улыбнулся крестному, предоставившему ему шанс помириться с Гарри.

Гриффиндорец спокойно пересел на свое место рядом с Драко.

— Насколько хорошо ты помнишь это зелье, Малфой? — холодным тоном начал Гарри.

Полчаса спустя он критически рассматривал зеленоватую бурду в их котле.

— Кажется, оно должно было быть голубого цвета?

В этот момент Снейп приблизился к их столу.
— Ну, какие у вас успехи, Поттер? — он не уделил Драко и капли внимания, обращаясь только к Гарри.

Да он почти раздел его взглядом! Драко возмущенно засопел.

— Боюсь, вам придется немного повторить пройденный курс, Гарри. Это очень важно для выпускных экзаменов. Я составлю для вас список зелий, знание которых особенно необходимо.

— Не согласитесь ли вы позаниматься со мной дополнительно, профессор?

Драко подавился воздухом. Что это такое? Гарри что… флиртует со Снейпом? После того интервью всем известно, что у профессора имеется некоторый интерес к гриффиндорцу. И вообще, почему Дамблдор до сих пор не уволил этого развратника, посягающего на честь ученика!? И о чем думает Гарри? Всем известно, что Малфои своего не отдают!

— Разумеется, Гарри! Сегодня в любое удобное для вас время.

* * *


Драко пытался отвлечься от грустных мыслей, устроив внеочередную тренировку квиддичной команды. Но после того как его несколько раз сбило с метлы бладжерами или другими членами команды, а он заметил снитч на собственном плече только спустившись на землю, он прекратил это издевательство над здравым смыслом. Этот самый смысл, вместе со всеми мыслями и эмоциями, сидел сейчас под дверью кабинета Зельеварения и пытался подслушивать.

В рекордно короткое время приняв душ, Малфой ринулся в подземелья и застал там выходящего из кабинета Гарри.

— Завтра в это же время? Вы действительно очень помогли мне…

Слизеринец позеленел от этого воркующего тона Гарри.

Дождавшись, пока Снейп закроет дверь, он схватил Гарри за руку.

— Что тебе надо, Малфой?

— Чем вы занимались?

— Любовными зельями.

— Ага! Он пытается опоить тебя приворотным зельем!

— Ревнуешь? — ехидно спросил Гарри. — И знаешь, что? У тебя есть причина!

Драко замолчал. Невидимая рука сжала горло, погружая мир в черноту.

— Что? — тупо переспросил он — Это значит…

— Именно это и значит! А теперь, пропусти меня.

Слизеринец отпустил Гарри и обессилено привалился к холодной каменной стене. Что-то мокрое стекало по щекам. Слезы? Нет, Малфои не плачут. Они добиваются своего. Любыми путями! Решительным шагом он направился к кабинету и распахнул дверь.

Снейп стоял у стола, задумчиво глядя в пространство. Его руки медленно застегивали верхнюю пуговицу мантии.

Наконец, он заметил Драко.

— Что вам здесь надо, мистер Малфой?

— Только одно, профессор, — Драко выплюнул это слово со всем имеющимся у него ядом. — Хочу предупредить, что вам не получить его без борьбы. Он мой!

— Боритесь, мистер Малфой. Это ваше единственное право, — профессор Снейп ехидно засмеялся.



Глава 12. Битва титанов.



Гарри подождал, пока все, кроме Драко, не покинули класс, и только затем подошел к преподавательскому столу.

— Профессор, сегодня с вами что-то не так… Ах, вы были в парикмахерской? Вам идет, — Гарри почти мурлыкал, трепеща ресницами и заглядывая Снейпу в глаза.

Краем глаза гриффиндорец наблюдал за Драко, собирающим вещи в портфель со скоростью беременной черепахи. Помедлив, он решился на еще один удар.

Внутренне ухмыляясь, он наклонился вперед так низко, что почти ткнулся носом в щеку Северуса.

— Новая туалетная вода? — тихо спросил он, даже не делая попытки отклониться.

Преподаватель немного покраснел, нервно взглянул в сторону Драко и польщено улыбнулся.

— Ах, вы заметили… Я даже не ожидал…

— Разумеется, приятный аромат. Такой свежий и… возбуждающий… Ну, до встречи. В обычное время?

Снейп слабо кивнул. Гарри направился к двери, у которой, прежде чем выйти, еще раз улыбнулся. Ему показалось, что он услышал, как Драко прошипел злобное «ублюдок» в сторону Снейпа.

* * *


Брюнет ехидно ухмыльнулся и покинул помещение, не обращая внимания на Малфоя. Сказать, что Драко был разъярен, это объявить Эверест холмиком. Он почти лопался от злости. В последнее время у него все зелья каким-то непостижимым образом переходили в смертельно ядовитые составы, любые заклинания он начинал со слова Авада, а с Трансфигурации его вообще выгнали. Все что можно и что нельзя он трансфигурировал в анимированные фигурки своего декана и затем мееедленно препарировал его различными способами.

Гриффиндорец замечал все. Теперь Драко не отходил от него и на шаг. За самую слабую улыбку Гарри, за малейшее проявление заинтересованности к его особе, за почти невидимый намек на нежность он готов был кинуться на колени и целовать его руки прямо посреди Большого Зала.

Подобное чувство власти над некогда холодным слизеринским принцем опьяняло как благородное вино, но Гарри не был счастлив. Все заметили его убитый вид и непонятную тоску. В последнее время он избегал всех, скрываясь в самых потаенных углах Хогвартса. Приближалось время мести.

* * *


— Ты можешь мне сказать, что происходит? — Драко грубо рванул Гарри к себе. Он ухитрился поймать его в одиночестве в пустом коридоре подземелий. Гарри смотрел на искаженное от ярости лицо Малфоя.

— О чем ты говоришь? — холодный тон и застывшее лицо Гарри только подстегнули Драко.

— О чем? Ты все свое время проводишь со Снейпом!

— Мне запрещено принимать помощь от преподавателя?

— И чему он тебя учит? Сексу?

— Думаю, что и в этом предмете у него есть чему поучиться. Наверняка уж, больше, чем у тебя!

— Не думаю, что в нашу ночь ты получил от меня слишком мало! — ядовито прошипел Драко.

— Я был молод и неопытен. А у тебя хватает наглости вспоминать об этом. Пусти!

Драко захватил руки Гарри, вздергивая их над его головой и прижимая к стене.

— У меня хватит наглости напомнить об этом и тебе! — Драко накрыл рот Гарри поцелуем, силой разжимая языком его губы, прорываясь внутрь. Брюнет послушно открыл рот и замер, не делая ни попыток вырваться, ни ответить на поцелуй. Он предвидел подобное поведение Драко и сумел к нему подготовиться. Драко был так предсказуем.

Слизеринец прижался к нему бедрами, потираясь и постанывая от возбуждения. Гарри слегка согнул ногу в колене и провел бедром по паху Драко. Расслабившийся Драко отпустил руки гриффиндорца, готовясь обнять любимого, и получил сильный толчок в грудь. На лице Гарри застыло отвращение.

— Малфой, ты просто жалок! — злобно прошипел он. — Никогда больше не подходи ко мне! — зеленые глаза блестели, розовые губы подрагивали. Гарри резко развернулся и почти побежал прочь. Извини, любовь моя! Я все еще не свободен. Мне так жаль.


Глава 13. Выпускной.



Сегодня вечером для семикурсников наступил последний этап пребывания в школе. Драко был не в состоянии понять, как он вообще ухитрился сдать экзамены. Все его мысли были рядом с Гарри, поведение которого становилось все более странным. Он по-прежнему избегал любой возможности поговорить наедине. По-прежнему проводил каждый вечер у Снейпа, даже после окончания экзаменов. Но с каждым днем становился все более и более грустным. После второго вопиллера Снейп стал провожать Гарри не просто до гриффиндорской башни, а до самой спальни семикурсников.
Однажды Драко, притаившись за ржавыми доспехами у комнаты Снейпа, ухитрился подслушать обрывок странного разговора.

Ретроспективный взгляд.
— Нужно было думать раньше, до того, как вы раскрыли рот. А теперь вы будете делать все, что я скажу. Вперед, вам пора в кровать.
Конец ретроспективы.

Снейп принуждает бедного Гарри? Но почему тогда Дамблдор ничего не делает? Возможно… это Снейп посылал Гарри вопиллеры. Он же всегда ненавидел бедного мальчика. Теперь Драко не отходил ни на шаг от Поттера, готовясь спасти его от любой напасти.

Сегодня вечером он тоже не отрывал глаз от черноволосого наваждения. Поттер выглядел еще хуже, чем обычно. Потухший взгляд, отчаяние на лице… Ясно, завтра утром, когда все разъедутся по домам, этот гнусный извращенец заберет моего мальчика к себе в катакомбы, где и пленит его навеки.

Сейчас Поттер делал вялые попытки отбиться от разговора с этой настырной маленькой Уизли. Второй Уизли… да он выглядит абсолютно пристыженным. Эта наша местная Мисс Всезнайка опять пилит его.

— Все никак не выкинешь его из головы, дракончик? — Блейз Забини, надушенный и расфранченный, кокетливо приподнял бровь. — Брось, здесь есть люди способные оценить тебя по достоинству.

— Не о себе ли ты говоришь, Блейз? — Драко немного передвинул свой стул, чтобы без помех продолжать следить за гриффиндорцем.

— Драко, у тебя больше нет ни шанса. Эти чокнутые львы ценят честность больше, чем любовь.

— Кстати, о шансах… — Драко приподнялся и впился в губы Блейза голодным поцелуем, краем глаза следя за состоянием своего любимого. Точно, его лицо сравнялось цветом со стенами подземелий. Тонкий бокал хрустнул в руке, превращаясь в горку стеклянной пыли. Блондин перехватил Блейза поудобнее и приступил к исследованию его шеи. Теперь лицо Гарри слилось с белоснежной скатертью на столе.

Затем Поттер встал.
— Пришло время рассказать правду…


* * *


— Собственно говоря, все началось перед очередным уроком Зелий. В этот день мы с Роном позавтракали раньше всех и, не торопясь, шли на занятие…

Ретроспектива.
— Добрый Снейп? Да откуда у тебя такие сведения? Он же удавится, если не снимет с нашего факультета хотя бы балла. Не говоря уже о его узаконенных ежеурочных пятнадцати баллах, — Гарри смеялся, поглядывая на красного от ярости Рона.

— Фред и Джордж утверждают, что он на радостях относится к семикурсникам очень лояльно. И я склонен им верить.

— Снейп и лояльность к Гриффиндору?! Ты еще скажи: Малфой и я влюбленная пара.

— Пари? Магическое?

— Пари.

— Если в течение этого урока Снейп не снимет с Гриффиндора ни одного балла, ты влюбишь в себя Малфоя.

— Если Снейп снимет хоть один балл, ты прилюдно объяснишься ему в любви.

* * *


— Я не мог и представить, что профессор Снейп в этот день не снимет ни единого балла вообще ни с одного факультета. Так я попал в магическую кабалу к Рону и вспомнил о мистере Сникерсе. Он был мне кое-чем обязан. Его газета стояла на грани банкротства. Я предложил ему план, и он принял его. Уже на следующий день я и Драко получили от него письма.
Гарри бросил взгляд на безмолвного Драко.

— Я довел Малфоя до того, что он влюбился в меня. Но кое-что пошло не по плану. Я тоже влюбился в него. Но Рон полагал, что мы только играем на публику, и требовал продолжения. Потом я получил вопиллер, и это падение… Я не знаю, кто виноват, но я искренне благодарен ему. Я симулировал амнезию, пытаясь начать все сначала. Теперь Драко думал, что я забыл ненависть к нему, мы были вместе официально и в… действительности. Но я не выдержал. Я не хотел отношений, изначально построенных на лжи и обмане. Теперь я хочу… мне надо сказать… — Гарри махнул рукой и посмотрел Драко прямо в глаза. — Я люблю тебя Драко, ты сможешь простить меня?

Во время всей его долгой речи шепот и недоверчивые восклицания нарастали. Теперь все с любопытством смотрели на Драко. Что он решит?

Драко молчал.

Гарри горестно вздохнул, махнул рукой и почти бегом кинулся из зала.

— Стоять! На место! — под злобным взглядом Мастера Зелий Гарри ссутулился и вернулся на место. Драко возмущенно вскочил.

— Вот! Это меня и настораживало. Гарри не мог флиртовать с этим ублюдком! Что ты с ним сделал?

— Ну что ж. Пришло время сказать правду и мне. Ни мистер Уизли, ни мистер Поттер не догадывались, что их разговор будет услышан. Откровенно говоря, меня позабавила искренняя вера мистера Уизли в мое человеколюбие. Но я был вынужден задуматься. Мне не хотелось ставить под удар чувства моего крестника, но еще меньше мне хотелось выслушивать любовные признания от мистера Уизли. До урока у меня еще было время, и я успел посоветоваться с человеком, хорошо разбирающемся в людях. Вдвоем мы решили, что тебе, Драко, не помешает понять, что имеются люди, не уступающие в изворотливости ни слизеринцам в общем, ни тебе, в частности.

Драко пристыжено опустил голову.

— С мистером Поттером была другая история. Совсем другая. Мой кхм… консультант утверждал, что эта парочка просто создана друг для друга. «Нюхом чую», это то, что он сказал дословно. Я склонен доверять его обонятельным способностям, и решил согласиться на эксперимент. Так, в этот день, мистер Уизли впервые в жизни выиграл спор.

— А потом появился вопиллер. Я был несколько обеспокоен этим и последующей травмой мистера Поттера. Навестив же его в больничном крыле, понял, что, несмотря на явную принадлежность послания какому-то поклоннику Драко, травмой Гарри обязан своему почитателю. Вы все видели, с какой высоты он упал. И при этом… несколько ушибов, легкое сотрясение мозга, хотя чему там трястись, и множественные наружные повреждения, легкие, но обильно кровоточащие. У меня появилось подозрение, что дальнейшая связь моего крестника и этого ходячего несчастья может самым пагубным образом затронуть и Драко. Тут мистер Поттер получил второе предупреждение. Теперь я уже не сомневался, что пострадает Драко. И я принял меры…

— Вы шантажировали его, — Рон Уизли впервые в жизни побледнел до стадии растворения веснушек. — Я все слышал. Вы угрожали, что расскажете все Драко. Да еще и подадите под таким соусом, что ваш крысеныш всю жизнь будет ненавидеть Гарри.

— Вот именно. Я и мой… друг решили без особого шума найти агрессора. За Гарри и Драко было установлено круглосуточное наблюдение. Тем более что вполне очевидный флирт мистера Поттера ко мне вывел Драко из-под прямого удара. А знаете, сколько было предпринято попыток отравить меня, мистер Уизли?

— Но сегодня, мы с уверенностью можем назвать имя преступника. В данный момент она подливает в кубок мистера Поттера какое-то зелье. Полагаю, что приворотное. У него оно уже в венах вместо крови течет. Надоело отворотное варить.

Все взгляды вонзились в Гермиону, подающую Гарри кубок с соком.

— Гермиона! — дальнейшее выцветание Рона приняло катастрофические размеры. Он становился прозрачным. — Я думал, ты любишь меня… — он убито замолчал.

— Так и есть, идиот! Я хотела, чтобы Гарри женился на Джинни. Тогда мы могли бы дружить семьями и занимать у него денег. С Малфоем этого не получилось бы. Он жадина, — Грейнджер
немного подумала и добавила. — Расчетливая жадина.

Теперь побледнел Гарри. Джинни, вероятно для контраста, покраснела. Они оба с ужасом посмотрели друг на друга и попытались создать между собой, как можно большее расстояние.

Гарри еще раз с надеждой посмотрел на Драко, который как раз в этот момент прижал ладони к щекам Блейза. Гарри обреченно опустил голову, выбрался из-за стола и, пошатываясь, побрел к выходу.

Внезапно Драко быстро встал и почти бегом догнал Гарри.
— Кажется, ты задолжал мне кое-что, — он почти шипел. Схватив гриффиндорца за воротник, резко толкнул к стене. Подоспевшие Кребб и Гойл схватили Гарри за руки, обездвижив его.
Блондин казался взбешенной фурией. — Значит, все было просто игрой? Так, Поттер? Решил перед всей школой выставить меня идиотом? Ну что ж, ты преуспел. Теперь радуйся. В одиночестве.
Драко занес руку для прощальной пощечины и не ударил. Вместо этого повернулся и покинул погруженный в молчание Большой Зал.


Эпилог №1.



Поздно вечером или рано утром профессору Снейпу почти удалось вернуть первоначальный облик зеленоглазой заплаканной кучке бедствия.

— Поттер, вы идиот.

— Знаааюуууу…

— Не перебивайте. Тупой идиот.

— Дааааааа…

— Пойдите и расскажите ему правду. Не убьет же он вас в самом деле?

— Правильно, Северус, сделай еще одну попытку убить Гарри. Жизнь ты ему уже все равно испортил.

— А ты вообще молчи. Тоже мне, ищейка нашлась. «Нюхом чую». Что именно?

— Я чую, что твой крестник в данный момент стоит за дверью и не решается постучаться.

— Бедный мальчик. За успокоительным пришел, — засюсюкал Северус. — Вы, оба, скройтесь в спальне.

Ремус подхватил Гарри под мышки и почти уволок в соседнюю комнату. Профессор Снейп принял сочувствующий вид и распахнул дверь. В горло ему немедленно уперлась волшебная палочка кипящего от негодования Малфоя.

— Где он? — спокойный холодный тон младшего представителя рода напомнил Снейпу о Малфое-старшем. Этот голос появлялся у Люциуса как раз перед тем, как он в истерике начинал направо и налево швыряться непростительными.

— Кто? — Северус был предельно подчеркнуто спокоен. Солидный опыт работы на двух хозяев научил его осторожности при общении с сумасшедшими.

— Гарри.

— У себя в спальне? — предположил Снейп.

— Попробуйте еще раз, профессор.

— Драко, мальчик мой, — Снейп поморщился. Что-то он сам себе напоминает. Но надо продолжать. — Я прекрасно понимаю твои чувства, но не думаю, что из-за этого… идиота стоит попадать в Азкабан. Тем более что вряд ли твой папа уступит тебе лучшую камеру.

— Разумеется, профессор, не стоит. Убивать я вас не собираюсь. Если вы вернете Гарри в целости и сохранности.

— Зачем он тебе?

— Предложение сделать. Я, как представитель благородного рода Малфоев, не могу покинуть соблазненную мною девственницу. Тем более в положении.

— А кто тебе рассказал?

— Это записано в Кодексе Малфоев.

— О беременности Поттера записано в Кодексе Малфоев?

— Поттер в положении? — Драко сполз по стеночке и уставился в пространство невидящим взглядом.

— Драко, — Снейп, потоптавшись, присел рядом. — Что делать Поттеру?

— Уши колоть.

— Чьи?

— Его.

— Зачем?

— При рождении наследника супруга получает в подарок бриллиантовые серьги, наследницы — изумрудные.

— А если двойня?

— Тогда я убью Уизли.

Из спальни, громко хлопнув дверью, вылетело растрепанное ОНО. Узнать в этом существе, пытающемся одновременно негодовать и радоваться, Поттера, было практически невозможно.

— Если тебе, Малфой, необходимо на мне жениться только из-за каких-то средневековых предрассудков, то можешь считать себя свободным ото всех обязательств. Я уже взрослый и через пару месяцев стану совершеннолетним. Я сам воспитаю своего сына. Тем более что мне помогут. Вот!

— А! Ты уже у него в спальне? И кто тебе поможет? Снейп? Да он детей в жизни не видел! Только школьников. А ты знаешь, чучело гриффиндорское, сколько томов мне пришлось перелопатить, прежде чем я нашел этот закон? Его не отменили только потому, что забыли еще в конце пятнадцатого века. А ты спишь с этим мерзким заплесневелым старым импотентом.

— Я не сплю с ним!

— Разумеется, это он спит с тобой!

— Он спит не со мной!

— А с кем? С плюшевым медвежонком?

— Оборотнем, мистер Малфой. Я не признаю мирных существ.

— Вот-вот, он даже… — до Малфоя, кажется, дошли слова профессора. Он задумался. — Профессор Люпин?

Из спальни со смущенным лицом выполз Ремус. Он немного потоптался у порога, а потом набрался решимости, подошел и чмокнул Северуса в щечку.

— Да, мистер Малфой, мы вместе.

Гарри деликатно отвернулся, подсеменил к Драко и потянул за руку к выходу.
— Оставим их одних. У них есть, о чем поговорить.

— Нет. В данный момент я хочу, чтобы ты мне ответил при свидетелях на два вопроса. Девственность была?

— Да, а что, тебе не понравилось?

— Замуж за меня пойдешь?

— Да.

— Подписывай.

— Что это?

— Магическое обязательство. Я больше не дам тебе сбежать. Отец взял с меня обещание, что я женюсь только на той, кто сумеет меня перехитрить.

Гарри взвился под потолок. — Опять какие-то условия! Я не пойду за тебя замуж! Не пойду только потому, что какой-то там кодекс или Люциус хотят этого.

— А по-твоему, я должен так просто взять и сказать, что мы оба были идиотами и нам надо начать сначала?

— Ах, получается, это я…


Эпилог №2.



— Доброе утро, наши уважаемые телезрители. Магический канал "Сплетни" приветствует вас. И с вами я, Блейз Забини. Самый красивый среди холостяков Англии! Вы спросите меня, а как же наш Ледяной принц? Буквально через десять минут и после небольшой рекламной паузы он поменяет свой статус холостяка и станет супругом очаровательного молодого человека.

— Да, как только они закончат в очередной раз ругаться. Я, Колин Криви, тоже с вами. А пока у нас есть время, мы можем поговорить с крестным отцом всей этой истории, профессором Снейпом!

— Мистер Забини, — из голоса Снейпа можно было выдавить полугодовой запас лимонной кислоты для всей Англии. — Мистер Поттер только что сообщил, что, «если через пять минут нам не принесут кольца, то я нашинкую эту смазливую тварь соломкой и поджарю к свадебному столу».

Улыбка на лице Блейза застывает, не успев даже появиться, и он торопливо начинает шарить по карманам.

— Мой бог, я забыл, что я свидетель Драко, — он торопливо сует свой микрофон Снейпу и почти бегом удаляется.

— Профессор, — голос Криви лучится радостью и жизнерадостностью, будто он уже закончил школу. — В тот момент, когда Драко Малфой силой вырвал из ваших лап похищенного вами Гарри, что вы ощутили? Жалость? Боль потери? Тоску?

— Облегчение! Десять баллов с Гриффиндора за неумение читать!

Криви застывает в полуобороте.
— Читать?

— Да, способность определять и озвучивать определенные сочетания печатных символов, так называемых букв.

— Эээ… Вообще-то, я работаю на телевидении, чаще языком.

— Даже я знаю, что этот канал, на который вас любезно приняли, является дочерним филиалом журнала «Современная Ведьма» и входит в гигантскую медиакорпорацию «Скандал», принадлежащую моему крестнику.

— Да если бы не Гарри…

— То вас бы не взяли даже уборщиком.

— Профессор Снейп не может сейчас связно говорить. Он плачет умиленными слезами. Еще бы, ведь его посильный вклад в эту историю помог нашим голубкам соединиться.

— Разумеется, когда у Поттера родилась третья тройня, то даже в его пустой голове замаячило понимание, что пора бы уже узаконить эту ораву. Тем более что к этому времени они на паях владеют всей развлекательной индустрией волшебного мира.

— Профессор, а какое наказание понесла мисс Грейнджер?

— Миссис Уизли присудили к пожизненным исправительным работам в семье Уизли без права делать карьеру. Иногда она снимается в рекламе стирального порошка.

— Кстати, на правах рекламы, в следующем номере «Современной Ведьмы»: "Откровения Люциуса Малфоя: Умеют ли целоваться дементоры? Семилетний опыт в их естественной среде размножения".

— В Азкабане давно нет дементоров.

— Профессор, а не пойти бы вам… жениться?

— Думаю, что мне об этом уже поздно думать.

— БЛИН!!!! Еще один скандал! "Откровения Северуса Снейпа. Я уже давно женат!"
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Скандал! Или волшебная сила печати уже высказалось ( 2 )




Последние комментарии
11 октября 2009  Алена
Автор, это одна из лучших вещей, что я читала. Со смеху просто покатывалась))) Надеюсь, что у вас будет еще много таких же замечательных произведений. Спаибо

07 июля 2008  маркиза ангелов
Очень понравилось. Огромное спасибо автору. Когда читала чуть со смеху не умерла

К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования