фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Конфеты

Спальня Девочек
Все произведения автора April May June
Конфеты - коротко о главном
 Шапка
Бета Algine
Пейринг Чоу Чанг/Гермиона Грейнджер
Жанр драма
Рейтинг PG-13
Дисклеймер все принадлежит Роулинг
Размер миди
Статус закончен
Примечание фик написан на Femmeslash Springtime Challenge для Ammoral, которая просила Герми с Чоу - "драма, ангст, дарк, чем хуже конец, тем лучше." Я старалась сделать конец как можно хуже, но что получилось - то получилось...

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Конфеты уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Конфеты - Текст произведения

Непредсказуемы капризы природы... Люди ждали зимы, суровой, как обычно, а получили то, о чем мечтали, - почти весну, прямо под ногами.

В этом году в Швеции снег выпал очень рано, в очень большом количестве и, как всякий уважающий себя предводитель больших масс, возжелал оставить о себе след в памяти людей: неожиданно рано, уже через два дня, взял и растаял под напором теплого ветра из Европы.

Вода, казалось бы, была повсюду. Огромные лужи, похожие на мутные озера, полные грязи, преграждали пешеходам путь. Ручейки, ручьи и почти речки сновали тут и там по дорогам и шоссе, порожденные горами недавно выпавшего снега, согнанного машинами к обочинам.

Люди терпели, люди пачкали брюки и полы длинных пальто, люди жаловались друг другу на внезапное бедствие, но люди радовались... Радовались тому, что, придя домой, в семью, к друзьям, к любимым, они понимали, зачем живут. Затем, чтобы было куда вернуться. Чтобы дома было сухо, тепло и пахло уютом и разделенной любовью. Чтобы рождались смешные рассказы о падениях в лужи, кочевавшие затем по компаниям, домашними затевались веселые стирки и сушки промокших вещей и отогревание у теплого любимого камина. Движение рождало жизнь, а жизнь - движение...

Но для меня жизнь давно уже застыла. Кажется, с тех пор, как я была вынуждена переехать в эту холодную страну из теплой, хоть и мокрой, Англии.

Мне в принципе часто приходилось переезжать, поэтому такое событие, как глобальная смена места жительства, совсем не пугало и не ставило в тупик. Я не мучилась выбором - остаться или уехать; не переживала о том, что там, откуда я уехала, все-таки будет лучше, чем там, куда я приеду. Все это вообще мало меня волновало.

Я привыкала к новому месту быстро и безболезненно, как недостающая деталь меблировки комнаты, как последний аксессуар к платью, как вещь, место которой найдется везде.

Так, когда я была маленькой девочкой, родители вместе со мной переехали из Китая в Англию, порвав все связи. Так же, как делают и прочие немного сумасшедшие люди, спасаясь от более сумасшедших людей, заманивших их в ловушку. Первая мысль - бежать, скрыться, затаиться. Но на то она и ловушка, чтобы убежать из нее было невозможно.

Да, мы спешно переехали, освоились, меня научили английскому языку и отдали, когда пришло время, в лучшую английскую школу волшебства - Хогвартс. Это тоже было событием - школа, куда уезжаешь почти на год, где нужно будет обзавестись друзьями, знакомыми и определенным положением.

Впрочем, оказалось, что к школе нужно лишь чуть-чуть привыкнуть, а остальное приложится само. Я была необычной, яркой, общительной и талантливой девушкой. Создана для идеальной жизни, но не предназначена для нее. Судьба ведь, как всегда, уверена в том, что ей дано право нами распоряжаться по одной ей известной прихоти.

Через несколько легких лет без тревог и забот вдруг началось то, чего украдкой ждали и чему вовремя не поверили. «Побежденный» Вольдеморт вернулся, чтобы «сеять ужас и хаос» среди тех, кто почему-то не захотел поклоняться ему, его мантии и его ботинкам.

Чудом спасшиеся из одной передряги, только-только начавшие новую жизнь родители умерли, одними из первых попав под карающую длань Вольдеморта, когда он попытался восстать вновь.

Пережив потерю родителей, закончив школу и "выйдя во взрослый волшебный мир", я поняла одно: спастись можно и не рискуя. У меня есть внешность, привлекшая когда-то самого Мальчика-Который-Выжил, есть присущий китаянкам шарм, и я достаточно умна, чтобы изобразить глупую красотку, готовую выйти замуж за любого богатого и чистокровного волшебника из так называемого "высшего общества".

Что я и сделала - вышла замуж. Муж, которого я долго и упорно уговаривала, согласился таки покинуть Англию. Я была спасена. Но скована рамками общества, в котором оказалась. Жена человека, которого с радостью принимают в любом узком кругу высокопоставленных персон, пусть даже другой страны, была обязана соответствовать своему "высокому статусу": не заниматься домашним хозяйством, беседовать ни о чем с другими такими же дамами, пока мужья обсуждают власть, деньги и играют в азартные игры волшебного мира, носить высокие прически и шикарные шубы, курить тонкие сигареты, часами ходить по магазинам и служить достойным украшением своему мужу.

А что оставалось делать? Сбежать - ни в коем случае! Я добивалась спасения – я его получила, а вот нищенствование на улицах Лондона вряд ли можно назвать спасением... Родственники в Китае? Не найду, не узнаю, не получится... Я уже стала прекрасной мебелью в особняке своего мужа в далекой и заснеженной Швеции.

И вот сегодня, наплевав на ланч, я не явилась в столовую.
Муж отправил служанку поинтересоваться, что со мной случилось, и, кажется, спокойно принял весть, что «ваша жена нехорошо себя чувствует». Сегодня вечером будет неофициальный прием у его хорошего друга, министра иностранных дел, где он может, конечно, появиться и без меня. Посетует немного на то, что я наверняка устала от походов по магазинам, спросит, вызвать ли врача, может быть, зайдет перед уходом, - все это меня не волновало. Это было привычно - и это меня устраивало.

Мне было что поделать одной, в закрытой ото всех комнате, зная, что никто не потревожит...

Когда-то, когда я была на четвертом курсе, я встречалась с Фредом Уизли. А, может быть, и с Джорджем, ведь их почти невозможно было отличить друг от друга. Как бы то ни было, один из них долго меня добивался, подарил кучу их с братом изобретений, а потом мы друг другу наскучили и тихо мирно разошлись, как это бывает. Но одно из их изобретений я пронесла сквозь всю свою жизнь - Конфеты Воспоминаний на палочке (кажется, это сошло тогда за романтичный подарок).

Они действительно помогали... Переживать жизнь в красках, вспоминать годы в школе, жизнь с родителями, даже то, что было утеряно со временем, - все это вспоминалось и ставилось в мозаику счастливых воспоминаний, годившихся для того, чтобы заполнить пустую жизнь.

До вечера я успею съесть одну, пока муж не придет проведать перед уходом – если вообще придет. Наверное, можно начинать.

Задернув шторы в комнате и скрыв мягкий солнечный свет и блики на ручейках и лужицах, я вытащила заколки из волос, разрушив прическу, и кинула их на кровать, а сама медленно, в предвкушении, опустилась в любимое темно-темно-синее кресло, цвета небосвода в тихую летнюю ночь. Призвав заклинанием одну конфету из горсти, спрятанной в секретном отделении бюро, я мечтательно вгляделась в нее и медленно положила в рот. Со вкусом пройдясь по ней языком, я почувствовала, как заклинание активизировалось...

Что я хотела увидеть сегодня? Сегодня я хотела увидеть ее...

Ее – девушку, которая не вписывалась в каноны. Которая ходила сама по себе, неповторимая и странная. Меня интересовала эта девушка и, хотя она мало понимала, почему она такая, так себя ведет и так живет, что-то все равно в ней было. Что-то неуловимое, что привлекало к ней внимание. Может быть, внутренний стержень, который не позволял ей отклониться от заданного курса, может быть, пушистые кудрявые волосы, которые были одновременно предметом насмешек и некоторой зависти, а может, неповторимое всезнайство... В любом случае, Гермиону Грейнджер невозможно было не заметить. Да еще и ходили слухи о том, что она тайно встречается с Гарри Поттером. Не шутка ведь!

Привлечь ее внимание ничего не стоило – несколько внимательных взглядов на тренировках АД, дельные советы по поводу нумерологии, в которой большинство ее знакомых не разбиралось вообще, и, наконец, разговор по душам насчет Гарри.

Мальчишка ее почти не интересовал – разве что как альтернатива Седрику.

А вот Седрик...

Людям свойственно забывать боль. Боль стирается, боль уплывает, и вот боли больше нет. Он был таким заботливым, милым и добрым. Кажется, как никто больше. И оберегал меня он с искренней любовью... Когда-то я чуть не полюбила его, но он вовремя умер.

Вкус клубники наполнил рот, и перед глазами стали проноситься обрывки воспоминаний... Ухватиться за нужное, вытащить его из-за груды других – вот и все, что нужно было сделать.

Готово.

Лето шестого курса. Солнце немилосердно припекает вот уже целую неделю, и сидеть в Большом Зале на обеде просто невозможно.

Пробивающиеся через витражи солнечные лучи окрашивают столы в цвета Домов, духота сводит с ума, а еще приходится кое-как впихивать в себя горячую еду. Но я предпочитаю ограничиться салатом. Он хотя бы прохладный.

После обеда нужно сразу же бежать на озеро, поближе к прохладе воды, делать уроки. Главное, успеть занять место у самой воды – на всех мест не хватает. Никто не хочет сидеть в замке, кроме слизеринцев с их спасительными подземельями.

Закончив трапезу, я забегаю в башню Рэйвенкло за книгами, пергаментом и перьями – нужно написать хотя бы половину эссе по трансфигурации и закончить расчеты по арифмантике. А так хочется искупаться...

Подхожу к озеру и вижу, что подруги заняли хорошее место в тени деревьев. Это радует. Мариэтта читает книгу, прислонясь к дереву, а остальные загорают, о чем-то болтая и смеясь.

Я направляюсь к ним, на ходу откидывая волосы, лезущие в глаза. Краем глаза замечаю у воды какое-то движение. В десяти метрах от места, где расположились мои подружки, на берегу сидит Гермиона и задумчиво водит пальцем по воде. «Странно, - думаю я, - обычно она только читает...»

Тут Гермиона оборачивается, видит меня и машет рукой. Поколебавшись, решительно шагаю прямо к ней. Заметив странный взгляд Мариэтты, с неудовольствием смотрящей поверх книги на Гермиону, я пожимаю плечами, как бы молча извиняясь. Мариэтта никак не может забыть эпизод с АД.

Гермиона встаёт, отряхивает юбку от налипших сухих травинок и, улыбнувшись, просто предлогает:

- Пойдем погуляем, а?

Я киваю, и мы неторопливо идём вдоль озера по густой зеленой траве. Первые несколько минут гриффиндорка молчит, так умиротворенно щурясь на невыносимое солнце, что я не хочу нарушать какими-либо звуками такую ласковую тишину. А потом Гермиона заговаривает, косясь на гриффиндорских первокурсников, затеявших игру в салочки на пересеченной местности, где они, по ее мнению, наверняка переломают себе руки-ноги.

- Я только сейчас заметила, что наступило лето. Раньше я даже первые почки на деревьях отмечала, а сейчас – нет. Так странно... Вообще ничего не замечаю! То учеба, то тренировки с Гарри, то напряженное ожидание действий со стороны Вол... Прости, Того-кого-нельзя-называть, – она смотрит на меня внимательным взглядом. – Даже с тобой поболтать некогда! Какое уж тут лето... А тут – раз – и накрыло с головой.

- Да, я тоже поздно заметила. Только когда стало невозможно дышать на уроках.

- А у тебя же еще Ж.А.Б.Ы... Как вас готовят, нормально?

- Да, мы повторяем все, что может попасться в билетах или в практикуме.

- Это хорошо, - она удовлетворенно кивает.

Еще несколько минут я провожу в напряжении. Молчание из дружеского превращается в неловкое, пока мы идём, касаясь друг друга плечами. Кажется, она ищет место, где можно спокойно поговорить, не опасаясь быть подслушанными.

Наконец я расслабляюсь и, повинуясь какому-то странному инстинкту, просто поворачиваюсь к ней и с улыбкой спрашиваю:

- Ну как вообще дела?

- Да ничего, - отвечает она с усмешкой. – Как всегда. Тут недавно...

И мы оживленно треплемся о всяких приколах, которые были на уроках, в особенности на зельях, жалуемся на учителей и на переизбыток гормонов у однокурсников, пока не оказываемся на другой стороне озера, рядом с невысокими крючковатыми деревьями, растущими на опушке Запретного леса, ровно напротив того места, откуда ушли. Людей вокруг нет – ученики предпочитают берег озера, ближайший к школе, а Хагрид уже несколько дней не появляется на территории Хогвартса.

Гермиона вскрикивает, задержавшись взглядом на кустах, растущих совсем рядом с водой:

- Смотри, а здесь мы с Гарри прятались на третьем курсе, а с другой стороны озера на нас из будущего нападали дементоры. Помнишь, я тебе рассказывала? Гарри еще Патронуса создал, чтобы спасти нас от них...

- Помню, - улыбаюсь я, а затем, немного помедлив, спрашиваю:

- Ты ведь не просто так ждала меня, Герм? Нужно поговорить о чем-то, да?

Она немного медлит, рассматривая белые цветочки на кустах, но потом смотрит мне в глаза:

- Да, нужно. Пошли сядем, - жестом манит Гермиона. Расстелив припасенную пеструю ткань, она садится на нее, ждёт, пока рядом устроюсь я, и начинает говорить:

- Знаешь, я тут подумала... Вы же заканчиваете в этом году, - она вздыхает. – А мне еще целый год... Банально звучит, - усмехается, - но мне будет очень тебя не хватать.
Я благодарно улыбаюсь ей. Мне тоже будет ее не хватать.

- Ты же знаешь, - продолжает Гермиона, - у меня, по большому счету, больше нет близких подруг... Может, как-нибудь будешь приходить в Хогсмид? Лицензия на аппарацию у тебя уже есть, будем встречаться там, болтать. Будешь?

Я ужасно растрогана.

- Буду, конечно! На выходных обязательно! Мне тоже очень-очень будет не хватать тебя!

Ее глаза светятся. Неужели она думает, что я брошу ее и забуду? А еще слывет рассудительной... Ой, плачет...

- Герми, ну ты что, все будет в порядке! – успокаиваю ее, обнимая. – У тебя нервное перенапряжение, точно! Ты себя гробишь этой учебой на отлично...

Я чувствую, как вздрагивают ее плечи. И вдруг на меня находит что-то такое, что я, не раздумывая, наклоняюсь и целую ее в губы. Они не мокрые от слез, не сухие, они такие мягкие... Я и сама не понимаю, что делаю, а она только прижимается ко мне, отвечая на поцелуй. Почему-то не кажется, что мы делаем что-то неправильное... Все так, как нужно. И нас никто не видит. Почему нет?

Она все-таки отстраняется от меня, шмыгая носом. Я понимаю, что что-то не так, и не спрашиваю, молчу. Так же молча мы встаём и идём обратно, изредка расстроенно и смущенно поглядывая друг на друга. У тропинки, ведущей к школе, мы расходимся: она говорит, что пойдет поищет друзей, им пора позаниматься в библиотеке, а я пойду к подругам, все еще валяющимся на берегу.

Гермиона тихо говорит «Пока» и, взмахнув копной волос, уходит. Я провожаю ее полным заботы взглядом, встряхиваюсь и готовлюсь отвечать на каверзные вопросы однокурсниц, не одобряющих нашу др... Слово «дружба» почему-то больше не вяжется с нашими отношениями.


А потом я сбежала.

Реальность вернулась вместе с вкусом клубники. Я выкинула обертку, встала с кресла, подошла к окну и расплакалась. Дурища.
А за окном похолодало: маленькими белыми замерзшими слезинками падал снег на еще теплый асфальт.

***

Через пару месяцев мы с мужем вынуждены были уехать в Лондон на неделю. Мужа отправили послом, узнать о возможностях дальнейшего сотрудничества волшебных сообществ Англии и Швеции, а меня... Ну, жена обязана была присутствовать на приемах, как всегда.

В Лондоне на меня не напала радость от возвращения, которой я боялась. Лондон не был моим домом. Зато на меня волком набросилось одиночество, острое, как никогда ранее. Пытаясь спастись от него в многочисленных волшебных магазинчиках на Диагон Аллее, я в предпоследний день поездки умудрилась встретить ее.

День был холодным, и я куталась в пальто, подняв меховой воротник и закрыв им шею, обмотанную модным нынче, длинным, но очень тонким шарфиком, совсем не защищающим от ледяного ветра. Концы его метались то в одну сторону, то в другую, иногда даже задевая рукава шедших навстречу людей. В очередной раз повернувшись в ту сторону, в которую улетели концы шарфа, я увидела на другой стороне улицы Гермиону.

Она была одета в распахнутую, хулиганского вида, куртку, унты и заправленные в них синие джинсы, шея ее была обмотана таким теплым на вид, толстым черным шарфом, что хотелось спрятать в нем руки. Перчатка–митенка была почему-то только на одной руке, и скоро я поняла, почему.

Она стояла у выхода из кафе, с улыбкой уставившись на вход. Через несколько секунд оттуда выскочила девушка с другой такой же перчаткой в руке. Смеясь, она одела митенку на руку Гемионе и, держась за руки, они пошли по улице. Каштановые волосы одной и темные блестящие другой развевались на ветру и покрывались быстро таящими снежинками. Вскоре они скрылись из вида в толпе.

Я отрешенно смотрела в ту сторону, временно забыв о том, куда я шла и зачем. Меня настолько пожирала ревность, что я даже забыла о ледяном ветре. Так и стояла посреди улицы, а мимо сновали прохожие, поднимая воротники и кутаясь в шарфы...

Теперь я поняла, что выход был. И вот он перед мной. Я могла бы стать такой же веселой девушкой в короткой куртке и толстом шарфе и, держась с Гермионой за руки, шла бы сейчас по улице, не чувствуя холода.

Только я во всем виновата. Эта мысль пронзила меня насквозь, и внезапно я осознала, что застыла посреди улицы на ледяном ветру. Чтобы согреться, пришлось свернуть в кафе, откуда они вышли...

Я не выдержу еще один день в этом чужом городе.

***

Размеренная жизнь светской львицы вернулась, и я снова переживала череду одинаковых дней. Много раз я порывалась все бросить, улететь к чертовой матери в Англию, попробовать объяснить все Гермионе, но останавливалась и с горечью, глотая слезы, понимала, что не смогу объяснить. А она не сможет понять.

Все как в глупом сериале: у нее давно уже своя жизнь, а у меня своя. И ничего больше не изменить.

Со вздохом я опустилась в любимое темно-темно-синее кресло и призвала конфету из бюро. Они скоро кончатся. Пора заказать еще.
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Конфеты уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования