фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Куда ты ведёшь меня, милая?

Спальня Девочек
Все произведения автора The Rhine
Куда ты ведёшь меня, милая? - коротко о главном
 Шапка
Бета Маргот (margot_forever@rambler.ru)
Пейринг Панси Паркинсон/ Миллисента Буллстроуд
Жанр angst
Рейтинг PG
Саммари «Я только подвожу тебя к обрыву, придерживая за руку. Не для того, чтобы удержать, когда ты струсишь и вздумаешь сбежать, а для того, чтобы дать возможность почувствовать, что ты не одна, потому что в твоей горячей, влажной и липкой ладошке моя холодная ладонь. Я только подвожу тебя к обрыву, придерживая за руку, и, когда ты окажешься на самом краю, уже не заметишь, что я осталась позади».
Дисклеймер не мое! Герои Дж. К. Роулинг, и парочка потыренных афоризмов Дж. Г. Байрона и Г. Гейне =)
Размещение я буду только рада, но не забудьте меня предупредить ;)

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Куда ты ведёшь меня, милая? уже высказалось ( 3 )

Дата публикации:

Куда ты ведёшь меня, милая? - Текст произведения

«Поцелуй между женщинами означает только, что им в эту минуту больше нечего делать».

Джордж Гордон Байрон

— Подожди, дай отдышаться… - ноет Миллисента.

Панси, вцепившись в её ладонь мертвой хваткой, не оборачиваясь, быстро шагает вниз по тропе, ведущей к хижине Хагрида, ведущей к опушке Запретного леса, шагает вниз, увлекая за собой Миллисенту.

— Зачем останавливаться? Мы бежим с горы сами по себе. Нас несут ноги, а не наоборот – мы с трудом волочим их, стирая пятки в кровь. Тут слишком крутой овраг, и если я сейчас остановлюсь, то ты упадешь прямо на меня, и мы кубарем скатимся вниз.

Миллисента молчит, как бы обдумывая предложение Панси, а потом резко выдергивает свою ладонь из её:

— Куда ты меня ведешь, Панси?

Паркинсон тоже останавливается, оказавшись лицом к лицу с Миллисентой. Сказать ей правду?

~~* * *~~

Не бойся, Миллисента, не бойся… А лучше ни о чем не думай. Я буду думать за нас обеих, я буду плакать за нас обеих, буду печалиться за нас обеих… А ты будешь радоваться, улыбаться, смеяться за двоих. Согласна?

— Куда ты ведешь меня, Панси?

Я только подвожу тебя к обрыву, придерживая за руку. Не для того, чтобы удержать, когда ты струсишь и вздумаешь сбежать, а для того, чтобы дать возможность почувствовать, что ты не одна, потому что в твоей горячей, влажной и липкой ладошке моя холодная ладонь.

— Куда ты ведешь меня, Панси?

Мы медленно уходим вниз, под воду, тонем… Ведь мы с тобой два падших ангела, родная, гонимые из рая лишь за то, что согрешили, полюбив друг друга. Ты одновременно яблоко и змея*. Ты одновременно искушение и искуситель. А я просто сумасшедшая, отчаявшаяся свести с ума тебя. Пойми, родная, там больше нет места для нас… Мы уже не те невинные дети, мы уже не ангелы, нас выживают с неба, мы должны уйти сами, пока нам не обрезали крылья. А ведь ты не переживешь, если тебя, вечно окрыленную и парящую в своем личном небе, лишат мечты, опалив крылья. Ты хочешь вернуться в мир своих грез, ты снова хочешь жить на небе… И выход есть, но лишь один. Я буду смотреть на тебя и думать, что все-таки ты ангел…

— Куда ты ведешь меня, Панси?

Не знаю, милая, сама не знаю… Веду навстречу неизвестности, веду в новую жизнь. Спроси меня лучше, откуда я увожу тебя. И я отвечу, милая, и я отвечу… Порой я понимаю, что гублю твою цветущую молодость, порой я это понимаю. Но, сердце моё, послушай, как оно стучит, когда ты рядом. Держа меня за руку, почувствуй, как бьется под кожей пульс. Порой я понимаю, что, посадив морозной зимой семечко под снежный покров, в мертвую землю, я погублю росток, бутон замерзнет, так и не увидев солнца. Порой я это понимаю. Но не могу иначе… Я тороплю события, срываю с ветки недозревший плод и вкушаю его, не боясь отравиться. Все, что мне нужно, я всегда берегу. А мне нужна ты, родная…

— Куда ты ведешь меня, Панси?

Я хочу укрыть тебя от ветра, от дождя, от злобы и зависти людей. Я только подвожу тебя к обрыву, придерживая за руку, и, когда ты окажешься на самом краю, уже не заметишь, что я осталась позади.

~~* * *~~

— Так куда ты меня ведешь, Паркинсон?

Одно неверное слово, и Булстроуд легким движением руки, невесомым прикосновением может сбросить ее вниз, в овраг, в бездну. Туда, где живут ночные кошмары. Туда, откуда не возвращаются. Но Панси не боится, знает, что Миллисента слишком слаба, чтобы справиться с ней.

~~* * *~~

Булстроуд, какая же ты мелкая, невзрачная, капризная. Ты как была противной первокурсницей, ворующей на Рождество чужие конфеты из-под елки, такой ты и осталась. Только вытянулась зачем-то и ссутулилась вся, будто желая казаться ниже, младше и невиннее, чем ты есть на самом деле. И все равно ты большой ребенок, не взрослый, а именно большой. Взрослой стала только я, и теперь вижу, как ты капризничаешь, упираешься, не желаешь идти со мной дальше, в жизнь, обидчиво надуваешь щечки, поджимаешь губы… Тебе так легче, когда рядом я. Только со мной ты такая дерзкая, обидчивая, строптивая, но стоит мне отойти всего на шаг, и ты, Миллисента, теряешься, превращаешься в испуганное существо. Как котенок, забравшийся на высокое дерево, зовет свою хозяйку, так и ты зовешь меня, хочешь, чтобы я вернулась и помогла тебе найтись. Ты просто боишься одиночества, и тебе неважно, кто придет на помощь: я, Малфой, Забини, Кребб или Гойл. Лишь бы не оставаться одной, беззащитной...

~~* * *~~

— Куда я веду тебя? Да никуда, Булстроуд. Если хочешь, ты можешь вернуться в замок! – Панси щурит глаза, как от яркого света, и смотрит на Миллисенту, пытаясь угадать её действия.

Миллисента молчит, раздумывает, хотя знает, что сдастся, но все равно выжидает, для порядка. Оборачивается, чтобы взглянуть на замок, и соскальзывает вниз. Панси держит ее за плечи, не дает упасть.

— Никуда я не вернусь теперь. Чтобы Филч увидел меня ночью? Чтобы послал отбывать наказание в Запретном лесу? Спасибо, нет! – Миллисента морщит нос и фыркает, как уставшая кобыла.

— Ты чего больше боишься? Ночи или Запретного леса? И кого ты боишься? Филча или меня?

— Наверное, Филча… А еще я не люблю всяких тварей, которые прячутся в лесу! – отвечает Миллисента, Панси берет ее за руку и спускается ниже, в овраг, уже осторожнее, будто чувствует ответственность за человека, чью ладонь сейчас сжимает.

~~* * *~~

Рассказать, что я чувствую? Рассказать, от чего убегаю? Боюсь, ты не станешь слушать мой рассказ и уснешь. А стоит твоим векам только сомкнуться, ты заснешь крепким сном, до самого утра. А может, ты и проспишь весь следующий день, лентяйка, если я тебя не разбужу. Но, нет, мы не будем спать… Мы будем говорить, ты будешь говорить, а я – молчать, потому что ты абсолютно не умеешь слушать.

Я просто искала повод, чтобы побыть с тобой, искала повод, чтобы увести тебя в другой мирок, где нам все будут рады, в тот мирок, где нас уже не будут искать. Запретный лес – дом дикой природы, животных и растений – приютит нас только на одну ночь. Летняя ночь – всего каких-то пять с лишним часов в нашем распоряжении. Запретный лес – место, где не действуют никакие законы, место, где никто не станет ловить тебя за воротник мантии и отводить к декану. И я приведу тебя туда, откуда не возвращаются, и я буду долго слушать твои любимые истории про Драко Малфоя, Блейза Забини и их девушек, буду слушать и улыбаться тебе, не обращая внимания на то, что ты абсолютно ничего не испытываешь ко мне. Ни презрения, ни ненависти, ни любви, ни жалости… И я буду улыбаться, слушая твои глупые выдуманные истории о красавчиках-охотниках Пэдлмор Юнайтед, которые непременно ухлестывали за тобой прошлым летом. И я буду делать вид, что завидую тебе, а на самом деле буду завидовать им, выдуманным и нереальным героям твоей сладкой сказки…

~~* * *~~

— Ну и зачем мы пришли сюда, Панси? В лес, ночью… Лучше бы мы пошли шпионить за Драко, как позавчера! – жалуется Миллисента, хотя знает, что раз пришли в лес, в лесу и останутся, поэтому она снимает мантию и стелет ее на сырой земле, под огромным деревом, наверное, дубом. Панси в нетерпении смотрит на нее и, не удержавшись, вырывает из ее рук мантию и принимается стелить ее на корнях дерева.

— Тут хоть сидеть не холодно… - поясняет она без всякой охоты.

— Ты мне так и не рассказала, что делал на восьмом этаже Драко, когда мы его там застукали ночью, - Миллисента покусывает губы в предвкушении интересной истории.

— Ну… Драко отказался что-либо объяснять, только вот сказал мне, как своей эммм… подруге, что ли… - взволнованно говорит Панси, искоса поглядывая на Миллисенту, но Булстроуд не обращает внимания на смятение ее чувств, продолжая млеть от произнесенного ею имени «Драко».

— Везет тебе, Панси, ты встречаешься с самым классным парнем с курса… Эх… - вздыхает Миллисента, - то есть, тебе, конечно, повезло, что ты с ним… просто будь рядом мои друзья из Пэдлмор Юнайтед, я бы тоже не скучала тут с тобой!

— А со мной скучно?

— Ну, не весело же? – улыбается Булстроуд; Панси хмурится:

— Малфой предупредил меня о том, что произойдет этой ночью…

— А что произойдет? – в глазах Миллисенты вспыхивают недобрые огоньки, в таких хитрых глазах, лисичьих…

— Не знаю, он только сказал, чтобы я ушла из замка ночью куда-нибудь в лес… - все таким же мрачным тоном говорит Паркинсон.

— Он тебя обманывает, по-моему! – с уверенностью заявляет Миллисента. – У него, точно, свидание сегодня с какой-нибудь семикурсницей с Ревенкло.

— Может быть… - Панси лишь пожимает плечами, Миллисента смотрит на нее с непониманием:

— И тебе наплевать, что ли?

— Ага…

— А зачем меня было с собой брать сюда?

— Не зачем, а почему! – Панси улыбается ей как никогда искренне, но она не замечает ни теплоты, ни правдивости.

— Ну почему? – пристает Миллисента.

— Не знаю…

— Ну ты и сумасшедшая! – огоньки в глазах Миллисенты быстро затухают, она отворачивается и смотрит на замок уже другим взглядом, полным печали. Жалеет, что сейчас не там, в подземельях Слизерина, под теплым одеялом.

~~* * *~~

Я вспоминаю вечера, которые мы проводили вместе, болтая о мальчишках, поедая мармеладки Берти Боттс, играя на желание в волшебные шахматы. Ты играла плохо, если не сказать – отвратительно. Я, не прикладывая усилий, могла выиграть у тебя, но почему-то не хотела. То ли не хотела огорчать тебя, то ли мне просто нравилось проигрывать, исполнять твои бредовые желания: три дня подряд убирать нашу общую комнату или расспросить Драко, какие он больше всего любит сладости. И я бросалась воплощать в жизнь твои нелепые фантазии с огромным удовольствием, мечтая, что когда-нибудь ты загадаешь другое желание…

А знаешь, что все эти открытки и цветы, которые ты получала в день Святого Валентина, тебе дарили вовсе не Винсент и Грегори, а я? Ты, конечно, не знала? Твоя радость была недолгой, скорее, мимолетной. Ты приносила мне открытки и подарки и хвасталась: «Панси, смотри, Винсент подарил мне ту самую волшебную заколку, которую я показывала тебе в Хогсмиде? Помнишь? Ой, Панси, он такой внимательный… Мне так приятно, я так счастлива, и знаешь, я даже чувствую себя на пять килограмм стройнее!» А мне-то как было приятно, а я-то как была рада, глядя в твои светящиеся счастьем глаза.

Ты спросишь, почему я не признавалась тебе раньше? Ты спросишь, почему я стала встречаться с Драко? Родная, если бы все было так же просто, как в шахматах… Я расскажу тебе, если ты так хочешь, я расскажу…

Это было на третьем курсе, в феврале, накануне дня Всех Влюбленных. Ночью я сидела в общей гостиной, забралась с ногами в кресло и, скукожившись, приложив открытку к коленкам, писала поздравления тебе. Руки то и дело дрожали, почерк у меня был сам не свой: корявый, размашистый, неровный. Я была так увлечена, что не заметила шаги, даже не обернулась на скрип двери. Позади меня стоял Малфой, стоял и ржал. Ты и не представляешь, как он ржал…Он отобрал открытку, стал читать вслух, я чуть не сгорела со стыда и сгорела бы точно, если бы в гостиной был кто-то еще кроме нас с ним. Милая, ты не можешь себе представить…Ты же помнишь, да? Помнишь, что в тот год ты получила открытку и подарок от Винсента Кребба? Знала бы ты, чего мне стоила эта открытка… Малфой взял моду насмехаться надо мной, и, надо отдать ему должное, делал он это искусно. Никто, кроме него и меня, не понимал, о чем шла речь. С тех пор я стала его девушкой, так называемым прикрытием для всех его нечистых дел. У него для каждого было алиби, он всегда беззастенчиво отвечал на любые вопросы: «Я был с Панси, она может подтвердить». И мне приходилось врать, милая… А он тем временем расписывал друзьям, какое я бревно в постели. Хотя в моей постели он ни разу не был, как и я — в его. И почему ты считаешь его красавцем? О, Мерлин, где ты увидела красивое лицо, а где ты увидела прекрасную фигуру, как у Аполлона? Нет их там, и не было в помине! Да что говорить? Малфой прирожденный лгун, у него всегда масса вариантов, когда у меня зачастую нет выбора.

Теперь ты понимаешь, милая, почему я постоянно шатаюсь с ним повсюду? Хочешь — смейся, хочешь — нет, он меня ни во что никогда не посвящал, я для него значила вряд ли больше, чем какая-нибудь Ханна Аббот из Хаффлпаффа. И все равно на мне висел ярлык «Девушка Драко», и все равно меня назначили старостой с ним в пару. Миллисента, знаешь, что в свое время выдала грязнокровка Грейнджер? Она сказала, что я стала старостой по чистой случайности, имя которой — Драко Малфой, сказала, что никаких качеств старосты у меня нет и не было никогда. Тогда я послала грязнокровку к дементорам, хотя прекрасно понимала, что она права. Для Драко я ровным счетом ничего не значила, как и для тебя… Я была ужасно удивлена, когда он позавчера сообщил мне о какой-то угрозе, сказал, чтобы я скрылась на время. Неужели пожалел? Хотя мне все равно, родная, пожалел или нет, я к нему по-другому относиться не стану.

~~* * *~~

— Смотри! Нет, не на меня, дура! Там, в небе над замком! – вопит Миллисента, как будто увидела дементора.

— Заткнись! – шипит Панси, пытаясь проследить за ее взглядом.

Черная Метка в небе: сверкающий зеленый череп со змеиным языком. Упивающиеся смертью пробрались в Хогвартс. И Малфой знал, он знал и даже помогал им, наверное…

— Отвернись! – Панси смотрит на Миллисенту с укором. Булстроуд все еще не может оторвать взгляда от Черной Метки.

— Зачем это? Не буду!

— Ну и смотри на эту чертову Метку, пока не ослепнешь! В Хогвартсе Упивающиеся, а тебе весело.

— А я не в Хогвартсе, - самодовольно улыбается Миллисента и смотрит на Панси как-то странно, без паники и боязни, будто забыла уже про Метку, Лорда и убийц, пробравшихся в замок под покровом ночи…

— Дура ты! – Паркинсон ухмыляется, берет Миллисенту за руку и задумчиво смотрит на ее ладонь.

— Зачем ты грызешь ногти? – ни с того ни с сего спрашивает Булстроуд, не сводя взгляда с ее пальцев. У Паркинсон некрасивые круглые ногти, слоящиеся, ломкие, у Миллисенты же, напротив, ноготки длинные, аккуратные и ухоженные.

— Не зачем, а почему! – весело отвечает Панси, произнося одну и ту же фразу уже во второй раз за ночь.

— Ну тогда, почему? – Миллисента смеется.

— Не знаю… - шепчет Паркинсон, - наверное, потому, что я сумасшедшая.

~~* * *~~

Кто ты? Ты точно не от мира сего! Рядом с тобой я сумасшедшая, а другие рядом с тобой либо очень умные, либо очень красивые. Почему? Да нет, не потому, что ты глупая или невзрачная… А может, и поэтому тоже. Мне уже не важно, какая ты. Я поэтому и ждала ночи, мне совсем нет дела до того, какой у тебя длинный нос, какие светлые ресницы, какие грубые черты лица… Все равно ты самая красивая, самая лучшая! Ты посмотришь в зеркало и скажешь мне, что я обманщица и лгунья. Но, когда любишь, не верь зеркалам, это они обманывают, а я говорю правду, верь мне!

Сейчас ты сидишь напротив и молчишь, а я так надеялась, что ты будешь всю ночь болтать всякую чушь, отвлекать меня, смешить, радовать… Но ты и не собираешься. Чего ты хочешь? Чего ждешь? Я должна угадать? О, я могу попробовать, но вряд ли получится.

~~* * *~~

— Скажи, ты ведь целовалась с Драко… Ну, как это было? – спрашивает Миллисента, откидывая назад тонкую русую прядь.

— Никак.

— Прямо так уж и никак? Врешь!

— Честно. Никак. Если бы тебя поцеловал какой-нибудь Кребб, которого ты терпеть не можешь, тебе бы понравилось?

— Винсент дарил мне прекрасные подарки на День Влюбленных, поэтому я думаю, что мне бы понравилось, - Миллисента мечтательно улыбается, заплетая волосы в косу.

— Просто потому, что дарил подарки? А чувства? – удивляется Панси.

— А чувства обязательно придут, ну, когда он подарит еще что-нибудь милое… - Булстроуд смеется, а потом

мрачнеет, глядя на небо над Хогвартсом, - жаль, что больше он, возможно, мне ничего не подарит.

— Подарит, уверяю тебя! – Панси теребит в руках серебристо-зеленый галстук.

— А вдруг умрет? И что тогда? Вот, что бы ты там делала сейчас? Пряталась? Сражалась? Переметнулась бы на сторону Упивающихся? Что бы ты выбрала?

— Не знаю, я не Кребб… - Панси пожимает плечами и продолжает разглядывать свой галстук.

— Серьезно? А я думала, что ты охотно становишься им раз в год, накануне Дня Влюбленных!

~~* * *~~

Не хочешь ли ты сказать, что знала обо всем и молчала? Не хочешь ли ты это сказать? Нет, видимо, не хочешь… Молчишь, переплетаешь косу, пытаешься чем-то развлечься. И ты, наверное, уже забыла о том, что пару минут назад поведала мне. Ты знала о моих чувствах и лгала? Если я спрошу тебя, ты, не задумываясь, ответишь, что знала, но не обманывала. Тогда я возмущенно помотаю головой и буду настаивать на том, что ты водила меня за нос. Ты снова мило улыбнешься и скажешь то же самое, только другими словами: «Да, я знала, Панси, но я никогда не врала тебе!» Никогда? «Да, никогда! Я просто не говорила об этом, потому что ты не спрашивала. По-твоему, это фальшь?» По-моему, это абсурд! Я чувствую, что вот-вот заплачу, уткнусь носом в твоё плечо и буду рыдать. Не верится! Я плачу на твоем плече, а ты пытаешься меня успокоить, нашептываешь на ухо всякий бред. Я не разбираю, что ты там говоришь и о чем, я просто слушаю твой голос.

Мне кажется, что лес смеется надо мной, над моей глупостью, над моей нерешительностью. Я обещала себе, что сегодня ты узнаешь правду о моих чувствах. А ты, оказывается, знала о них уже давно. Выходит, ничего не изменилось, милая? Выходит, я не разрушила твой маленький мир грез и мечтаний? Но я как не была, так и не стала его частью.

Твои губы нежно прикасаются к моим, и я уже не плачу, не могу… В сердце что-то спеклось горьким комком, и слезы больше не идут. Скажи мне, милая, скажи, что любишь. И я отдам все, что у меня есть, и пожертвую всем. Хочешь? Только скажи, что любишь. Давай останемся тут навсегда? Давай сбежим и больше не вернемся в Хогвартс? Они решат, что нас убили Упивающиеся, они, как всегда, решат все без нашего участия. Они нас похоронят. Вместе, представляешь? И ты будешь смеяться, наблюдая эту церемонию, а я буду обнимать тебя за плечи и буду улыбаться. Только скажи, что любишь…

~~* * *~~

— Скажи, что любишь… - шепчет Панси, прижимаясь к Миллисенте, закрыв глаза и улыбаясь.

— Что люблю? – Булстроуд удивленно хлопает ресницами.

— Меня… - робко шепчет Панси.

— Тебя? Ну, ты знаешь…

— Не знаю, скажи!

— Ты лучший друг, я это поняла давно, еще когда ты присылала мне открытки. А я ведь сразу догадалась, что это ты. И даже знала, почему ты их присылаешь…

— И как ты думала? Почему?

— Потому что тебе было меня жалко, - тихо говорит Миллисента и добавляет: - Как подругу…

— Как подругу?

— Ну да! Мне ведь никто не присылал открыток, никто не дарил подарков. Мне, наверное, единственной со всего факультета. И тебе было меня жалко…

— Нет! Ты ошибаешься!

— Да ладно, Панси… Это же ясно! У тебя есть Малфой, у тебя есть компания… А у меня никого нет. Конечно, ты со мной только из жалости.

— По-твоему, я увела тебя из замка, потому что мне вдруг стало тебя жалко? Спасла тебе жизнь я тоже только из жалости? – возмущается Панси.

— Мерлин тебя знает, Паркинсон… - отшучивается Миллисента.

— А поцелуй? Почему ты меня поцеловала? Неужели тоже просто так, чтобы не обидеть? Почему?

— Помнишь, ты спрашивала, как я отреагирую, если меня поцелует Винсент или Грегори, которых я не люблю?

— Но я не Винсент и не Грегори! – Панси смотрит на Миллисенту с обидой, чувствуя себя преданной и разбитой.

— Ну, да! Ты не они. Ты моя подруга, а значит, не можешь влюбиться в меня, понимаешь? Подруги не влюбляются, а девушки не целуются, - шепчет Миллисента.

— А как же тот поцелуй? – Панси не верит своим ушам.

— Знаешь, как говорят? Поцелуй между женщинами означает только, что им в эту минуту больше нечего делать.

~~* * *~~

Больше нечего делать… Из жалости… Чтобы не обидеть… Такова ты, а я надеялась, что ты ответишь мне взаимностью. Я слишком многого ждала от тебя, и теперь я разбита на мелкие осколки, которые уже не склеить.

Ты только подвела меня к обрыву, придерживая за руку, и, когда я оказалась на самом краю, уже не заметила, что ты осталась позади. Я знаю, что вскоре ты забудешь нашу встречу, вернешься в свой мир и продолжишь жить, как ни в чем не бывало. А я уже не вернусь, я останусь здесь, в Запретном лесу, один на один со своими страхами, один на один со своими монстрами. Останусь за чертой дозволенного и недозволенного, останусь одна, обретя свободу через безумие. Я не боюсь заблудиться в лесу, я уже давно потерялась и не могу найти выход, ты отрезаешь мне все пути назад. Я уже не вернусь…

— Куда ты ведешь меня, милая?

___________________________________________________

* «Женщина - одновременно яблоко и змея».

Генрих Гейне

КОНЕЦ

 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Куда ты ведёшь меня, милая? уже высказалось ( 3 )




Последние комментарии
10 марта 2007  The Rhine
Lilly, Диана Шипилова, спасибо большое! очень рада, что фик понравился))) и, конечно, просто счастлива разместиться на таком замечательном сайте))

06 марта 2007  Диана Шипилова
Мне очень понравилось! Заинтересовалась уже тогда, когда прочитала название. Просто потрясающе!

04 марта 2007  Lilly
О, просто супер , я тебе это говорила :) Рада, что этот твой замечательный фанфик выложили в "Спальне девочек". Искренне надеюсь, что ты еще чего-нибудь подобное напишешь... Миасс ждет и искренне верит))
Мне ОЧЕНЬ понравилось

К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования