фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Война шуток (глава 15-17)

Гет
Все произведения автора Dimina
Война шуток (глава 15-17) - коротко о главном
 Шапка
Размер макси
Статус не закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Война шуток (глава 15-17) уже высказалось ( 2 )

Дата публикации:

Война шуток (глава 15-17) - Текст произведения

Глава 15. Возвращение близнецов Уизли



Остаток дня Гермиона наслаждалась жизнью. Гарри чувствовал себя очень виноватым из-за того, что заставил ее пройти через такое испытание. Он ни разу не упомянул татуировку, Оливера или Снейпа (кроме вины сказалось и присутствие в палате Рона), к тому же весь день оказывал ей разные мелкие услуги и вообще был милашкой. Рон тоже был очень внимателен, частично – так как только что помирился с Гарри, частично – чувствовал и свою вину, потому что бросил Гермиону разбираться с Малфоем одну. Оливер оставался недолго и чувствовал себя неловко. Когда Гермиона уверила его, что с ней все в порядке, Оливер умчался решать проблему со столом.
Но круче всего было то, что Малфоя, после того как удалили часть стены, чтобы он мог пролезть, а затем восстановили ее очень продвинутой магией, привязали к больничной койке и запретили разговаривать, пока мадам Помфри пытается найти лекарство.
- Будет неприятно, если он взорвется и забрызгает вас, - устало сказала медсестра, - и я не уверена, как уменьшить одну только голову… нужное средство уменьшает тебя целиком… хмм…
Гарри, Рон и Гермиона переглянулись и расхохотались, представив себе маленького Драко с головой обычного размера. Драко сердито посмотрел на них, но промолчал, чтобы не прерывать поиски лекарства мадам Помфри.
Незадолго до ужина мадам Помфри, наконец, нашла необходимое средство. Она вышла из кабинета с огромной книгой по колдомедицине в руках и триумфально воскликнула:
- Все что нам нужно сделать – намазать его голову специальным зельем и посыпать корицей.
- Что?! – взвизгнул Драко.
Так что, вдобавок к хорошему отношению друзей и тому, что Малфою приказали молчать, Гермиона любовалась тем, как он дуется, пока его голову смазывают ярко-розовым зельем.

***

Оливер брел в свой кабинет, его заляпанный грязью, полуразвалившийся, когда-то великолепный стол летел позади. Оливер любил свой стол. Очень. А теперь придется сильно постараться, чтобы вернуть ему прежний вид.
И как будто стола было недостаточно, ему придется иметь дело с тем, что Гарри, когда его вина пройдет, обязательно захочет знать, откуда же Оливеру известно про татуировку. Не нужно быть гением, чтобы понять: детали не понравятся ни Гарри, ни Рону. Оливер не хотел расстраивать Гарри, он был ему многим обязан. Если бы Гарри не выиграл для Гриффиндора кубок по квиддичу, никто в профессиональном квиддиче не узнал бы про команду Оливера, а тогда попасть в Пэдлмор было бы гораздо сложнее. Кроме того, Оливер считал Гарри своим другом, как и Рона с Гермионой, хотя Гермиона явно чувствовала себя неловко рядом с ним с тех пор, как Оливер начал преподавать. Он предвкушал, как встретится с Гермионой в Хогвартсе – и был весьма разочарован, что она встречается с Роном, хоть и попытался с этим смириться. А теперь, если Гарри или Рон узнают, чем Оливер с Гермионой занимались в прошлом, неизвестно, чем все закончится.
Он глубоко задумался и не сразу понял, что с ним кто-то разговаривает – точнее, двое кого-то: Фред и Джордж Уизли.
- Оливер? Ты что это делаешь? – спросил Фред, с любопытством переводя взгляд на парящий стол.
- А… ничего, - поспешно ответил Оливер. – А вы тут откуда?
- Услышали, что здесь много интересного происходит, - сказал Джордж.
- Вообще-то, мы собирались проведать Сыча и бесплатно позавтракать… - признался Фред.
- Но у хижины Хагрида столкнулись с Роном…
- И он рассказал нам обо всем, что тут происходит, - продолжил Фред. – Ну знаешь, война шуток, Снейп, Гермиона, Малфой, а теперь эта цепь…
- Все рассказал? Даже про татуировку? – пораженно воскликнул Оливер.
- Какую татуировку? – нахмурился Джордж. – Не припоминаю ничего о татуировках, а ты, Фред?
Фред потряс головой, и близнецы с ожиданием уставились на Оливера.
- Э, - Оливер нервно сглотнул. Он захотел себя пнуть: ну конечно Рон не рассказал про татуировку, он ведь даже не знал про нее. – Ну… я… я тоже не знаю, о чем это все говорят! Надеялся, что вы объясните.
Близнецы одновременно скептически приподняли брови, что выглядело жутковато. Оливеру вдруг захотелось медленно отступить, завернуть за ближайший угол и бежать отсюда так быстро, как он еще никогда не бегал. Он улыбнулся как можно невинней, и близнецы одновременно скрестили руки на груди. Оливер внезапно понял, что сейчас будет. Близнецы собирались вытянуть из него все самые страшные и темные тайны, если Оливер не расколется и объяснит все, либо не смоется.
- Ну, мне нужно вернуть стол обратно в кабинет, - торопливо произнес Оливер, развернулся и пошел так быстро, как мог, не срываясь на бег.
Но прежде чем он ушел далеко, Фред схватил его за руку.
- Твой кабинет в другой стороне, - сказал он.
- Да, почему бы нам тебя не проводить, чтобы ты не заблудился, - Джордж взял его под другую руку.
Оливер вздохнул и позволил своим старым друзьям отвести его к кабинету, признавая поражение.
«Себе на заметку, - подумал он измученно, - нужно научиться делать правдоподобные отговорки».

***

Незадолго до отбоя мадам Помфри выгнала Гарри и Рона из больничного крыла, и они пообещали вернуться рано утром. Пару часов Гермиона готовилась к контрольным работам (Гарри сам предложил принести ей книги), которые начинались в понедельник, а затем решила лечь спать. Она улыбнулась, взглянув на огромные розовые лицо и волосы Драко, и закрыла глаза.
Чтобы распахнуть их через две секунды от крика: «Герми!», после которого на ее живот приземлилось что-то большое и тяжелое.
- О-о-о, - застонала она и увидела, что поперек нее лежит Фред Уизли. – Фред, что?..
- Герми!
- Нет! О-о-о!
Джордж тоже запрыгнул на кровать, и близнецы ухмыльнулись в ответ на ее разгневанный вид.
- Вы что тут делаете? – потребовала ответа Гермиона.
- Пришли за обещанным – ты просила заняться с тобой сексом в библиотеке, забыла? – сказал Фред так, словно это совершенно очевидно.
Гермиона сердито на него посмотрела, а Драко фыркнул от смеха.
Фред и Джордж повернулись посмотреть, откуда исходит звук, и отскочили при виде огромного розового парящего шара в форме головы Драко, наблюдающего за ними.
- А-а-а!!! – взвизгнул Джордж, инстинктивно подался назад и упал с кровати.
- Это еще что за чертовщина?! – потребовал ответа Фред, удерживая Гермиону между собой и Драко, так, на всякий случай.
- Это должен быть Драко Малфой, - ответила Гермиона, ее губы расплывались в улыбке, когда она видела лицо Драко, которое с этого угла (когда Фред держал ее как живой щит) выглядело еще забавнее.
- Господи Иисусе, Гермиона, что ты с ним сделала? – с любопытством спросил Джордж, вставая и осторожно разглядывая Драко.
- Ты должна научить нас этому, - жадно произнес Фред, без сомнений, думая о товарах для своего магазина.
- Это не я сделала, - хихикнула Гермиона. – Это Гарри и мадам Помфри.
- В войне шуток участвует мадам Помфри? Клево!
- А Хогвартс вправду изменился! Сначала Снейп, а теперь и Помфри?
Гермиона рассмеялась над их удивленными, но довольными лицами и начала объяснять, и даже их комментарии и шутки не раздражали ее. Близнецы оказались хорошей компанией – тем более, что Драко то и дело бросал на них сердитые взгляды: возможно, из-за них он не мог заснуть, плюс, ему не нравился предмет беседы (которая в основном вращалась вокруг того, как он получил от нее с Гарри и Роном, включая случай с надутой головой).
- Вот что Малфою действительно не нужно – это надуваться еще больше чем прежде, - пошутил Джордж и поерзал. Близнецы и Гермиона сидели «по-турецки» на ее койке.
- Да уж, - ухмыльнулась Гермиона.
- Но что было плохо – Рон улетел в середине нашего разговора, - сказал Джордж. – Он изливал свои чувства по поводу войны шуток и только добрался до самого интересного, а именно, почему он так зол на Гарри, как мы услышали чей-то крик…
- Очевидно, твой, когда Гарри и Оливер упустили веревку, - прервал Фред.
- … и Рон полетел на выручку, - закончил Джордж.
- Настоящее явление героя, - добавил Фред. – Крик девицы, попавшей в беду, решительное выражение на лице Роннички и затем: «Вж-жик»! Он воспарил на метле.
Гермиона хихикнула, представив себе эту сцену как в старом маггловском фильме. Затем она нахмурилась:
- Постойте… ни один из вас не удивился, что я прикована к Малфою.
- Мы знали, - пожал плечами Фред.
- Кто сказал? – потребовала ответа Гермиона, но близнецы не обратили внимания на резкий тон.
- Оливер, конечно же.
«Оливер? Я его убью!» - яростно подумала Гермиона.
- Да, и вот что странно – мы разговаривали с ним сегодня и упомянули, что Рон нам все рассказал… - начал Джордж.
- И Оливер спросил: «Даже про татуировку?»
- Ну конечно, мы захотели узнать больше…
- И когда Оливер попытался сбежать, мы притащили его в кабинет и выбили из него рассказ, - жизнерадостно закончил Фред, как будто тут не было ничего особенного. – Он передал слова Дамблдора о ссоре в директорском кабинете, потом рассказал кое-что о том, как втягивал тебя через окно… и, после небольшого, гм, поощрения, сообщил, что Гарри, очевидно, так разозлился на тебя за тайны, что случайно раздул Малфоя, - Фред наклонился к Гермионе поближе. – И одна из этих тайн связана с тем, что у тебя есть татуировка. Оливер почти ничего не сказал…
- Например, как он сам узнал об этом… - добавил Джордж.
- Но про это, естественно, мы и сами догадались…
- Так что интереснее всего нам было, почему именно ты из всех людей сделала татуировку…
- И мы пришли сюда, чтобы услышать это от тебя, - с блеском в глазах закончил Фред.
- Да нет никакой татуировки! – возмутилась Гермиона, скрестив руки на груди и зло глянув на Малфоя, который ей ухмыльнулся (хотя розовое зелье уменьшило эффект насмешки).
- Нет? – прищурился Фред, - Скажи-ка, твои коленки все еще боятся щекотки?
- А ступни? – ухмыльнулся Джордж.
- А живот?
- А шея?
Гермиона в ужасе уставилась на них. За эти годы она довольно много времени провела в компании близнецов – особенно, пока они были заперты на площади Гриммо, когда Гарри все еще оставался на Тисовой, Джинни проводила большую часть времени со своим любимым братом Биллом, а Гермиона и Рон постоянно ссорились. С близнецами было весело, а во времена Волдеморта ей частенько было необходимо посмеяться, и Гермиона много времени проводила с ними, даже если Джинни была свободна, а с Роном они еще не повздорили. К тому же, как единственные подростки в доме, они впятером много общались. Близнецы были одной из причин, по которым Оливер сблизился с Гарри, Роном и Гермионой, когда присоединился к Ордену. Фред и Джордж узнали о ней больше чем нужно, например, что она боится щекотки, наверное, больше всех на свете.
- Вы не посмеете, - сказала она неуверенно.
- Хочешь нас испытать? – весело произнес Фред.
Гермиона нервно перевела взгляд с Фреда на Джорджа. Прежде чем она смогла придумать ответ, близнецы прыгнули на нее. Фред начал щекотать ребра, Джордж – коленки, и Гермиона стала хохотать.
- О… ха-ха! Стойте! Я… ха-ха-ха! Хватит!
- Будешь говорить?
- Нет! Ха-ха-ха! Прекратите!
- А теперь?
- Нет! О…эй! Л-ладно, я скажу! Ха-ха! Хватит! Я расскажу! Хватит!!!
Гермиона обещала рассказать все уже минут семь, когда близнецы остановились. Гермиона, смеявшаяся слишком сильно, чтобы даже разозлиться, рассказала им всю историю, гораздо подробнее, чем Гарри, и обнаружила, что говорить об этом им гораздо легче. Близнецы посчитали рассказ шокирующим, но забавным, как и Джинни, только они, похоже… ну, уважали ее за это. То, что Гермиона сделала татуировку, – пусть даже она никогда не решилась бы на это при обычных обстоятельствах – внушало благоговение и заслуживало похлопывания по плечу не меньше, чем поддразниваний.
- Значит… это кинжал с розой вокруг него? – произнес Джордж, когда Гермиона закончила рассказ. – Почему вы выбрали именно эту татуировку?
Гермиона пожала плечами:
- Она очень симпатично выглядела… и не смейте просить на нее посмотреть! – добавила она, видя, что близнецы открыли рты с подозрительным выражением лиц. Очевидно, она угадала правильно, так как они захлопнули рты и с ухмылками переглянулись. – Не знаю… тогда я чувствовала себя такой… мятежной. Мои друзья были еще глупыми подростками, а я уже спасла мир… и мы хотели что-то красивое, но чтобы оно показывало, как наша дружба сильна – что-то прочное. Вообще-то, это я предложила. Она просто… подошла мне. Кинжал символизировал бойца, а роза смягчала его и делала рисунок красивым, и поэтичным, и как бы… мудрым.
- Как ты, - сказал Фред серьезно. Затем он широко улыбнулся. – Тогда остается только один вопрос – как же случилось, что ее увидел Оливер.
Гермиона зарделась:
- Не скажу. Хоть щекочите вечно. Я никогда, никогда в жизни никому не расскажу, понятно?
Близнецы переглянулись, пожали плечами, дали Гермионе время решить, что они смирились, и прыгнули к ней, снова безжалостно ее щекоча.
Но прежде чем Гермиона сдалась и выдала тайну, в больничное крыло из своих личных комнат вошла мадам Помфри.
- Что тут происхо… о нет! – простонала она при виде близнецов Уизли, которые не только отправили кучу народу в больничное крыло, пока учились в Хогвартсе, но и были сущим наказанием, если сами оказывались ее пациентами.
- Здрасте, мадам Помфри! Вы по нас скучали? – радостно воскликнул Джордж, и они с Фредом сели.
- А вы что тут делаете? – мадам Помфри сама стала похожа на несчастного ученика.
- У нас вечеринка в пижамах, разве не видно? – Фред наложил иллюзию на свою одежду, чтобы она выглядела как невероятно глупая бело-розовая «заячья» пижама, дополненная пушистыми и ушастыми тапочками-«зайчиками». Джордж последовал его примеру. – Мы приехали кое-кого навестить, и Дамблдор разрешил нам остаться.
Мадам Помфри потрясла головой:
- Просто… просто идите и ложитесь спать, ладно? – пробормотала она, развернулась и пошла в свою комнату.
Близнецы усмехнулись и повернулись, чтобы щекотать Гермиону дальше, но она уже вооружилась волшебной палочкой.
- Ну ладно же, - надулся Фред, - но знай, что есть другие, более действенные способы заставить тебя говорить!
- Да, и мы используем их сразу же, как только придумаем! – согласился Джордж.
Гермиона рассмеялась:
- Идите спать. Я устала. Где вы остановились, в одной из гостевых комнат?
- Сказать по правде, мы не планировали оставаться, - сказал Джордж. – Это было для Помфри, чтобы она нас не выставила. Мы хотели просто заглянуть, проведать несколько людей, поесть нормальную еду…
- Я же говорил, что нужно научиться готовить, прежде чем переезжать из маминого дома, - пробормотал Фред.
- … и отправиться домой, но мы можем и задержаться, - продолжил Джордж. Он огляделся. – Не возражаешь, если мы останемся в больничном крыле с тобой? Чтобы получить пароль для гостевой комнаты, придется будить Дамблдора… к тому же, я никогда не устану смотреть вот на это, - он указал на розовую голову Драко, которая постепенно уменьшалась, но была все еще большой.
- Разве что ты дашь нам пароль к своей комнате, и мы сможем остаться там, - ухмыльнулся Фред.
- Я дам вам пароль только когда поставлю капканы у всех входов, - сухо ответила Гермиона. – Давайте, спите тут, я не возражаю. Вообще-то это даже хорошо, не хочу оставаться одна с Малфоем.
- И пока мы говорим о хорошем – хочешь заняться сексом в больничном крыле, раз уж библиотека тебя не привлекает? – спросил Фред, подвигав бровями вверх-вниз.
- Ох, заткнись, Фред, - засмеялась Гермиона и столкнула его с кровати.

Глава 16. Семь лет подавляемой злости



Гарри и Рон заявились в воскресенье ни свет ни заря вместе с Джинни, которая уже знала о вчерашних событиях, и очень сожалела, что все пропустила. Пришел и Оливер, он чувствовал себя обязанным проведать Гермиону. К счастью, близнецы уже пошли навестить своих друзей, так что никто не заставлял Оливера и Гермиону в чем-то сознаваться. Голова Драко почти вернулась к своему обычному размеру, но сам он был весь в комьях свернувшегося розового зелья и не переставая ворчал.
- Я принесла вам сменную одежду, - жизнерадостно сообщила Джинни Гермионе, протягивая юбку, которую Гермиона никогда не носила (из-за слишком маленькой длины), и обтягивающий джемпер с большим вырезом, а также нижнее белье, носки и мантию. Гермиона закатила глаза, но взяла все без возражений, и они стали решать, как Гермиона и Драко будут принимать душ в ванной комнате больничного крыла.
Для Гермионы все обернулось еще хуже, чем в первый вечер. Драко невольно всплывал к потолку, что означало: он может заглянуть через занавеску; поэтому за ним следили Гарри, Рон и – из всех людей – Оливер. Мадам Помфри попросила его как учителя остаться, пока она имела дело с четверокурсником, ноги которого покрылись большими зелеными нарывами. Гермиона мылась на рекордной скорости, постоянно поглядывая на Драко, чтобы убедиться, что он на нее не смотрит, и на края занавески, очень смущенная, что Гарри, Рону и Оливеру обязательно быть здесь. К тому времени, когда она собралась выйти, в голову Джинни пришла светлая идея временно ослепить Драко (чему он, понятное дело, не обрадовался, но не мог ничего сделать, так как Оливер согласился) и выгнать остальных парней из ванной комнаты, чтобы Гермиона смогла вытереться и одеться. Несмотря на то, что Драко не мог ничего увидеть, а Гарри, Рона и Оливера не было в комнате, Гермиона натянула все мигом, решив даже не надевать мантию (о чем пожалела позднее из-за мало что скрывающей одежды, которую выбрала Джинни).
Гермионе пришлось позволить Джинни сделать ей прическу, так как волосы были совершенно неуправляемы (ведь Гермиона не мыла их прошлым вечером). К тому времени как Джинни высушила ее волосы, и девушки сошлись на прическе (две косички, что было достаточно просто для Гермионы и достаточно миленько для Джинни), голова Драко уменьшилась до нормального размера, и он смог наконец смыть зелье. Драко очень разозлился, что Джинни лазила в его сундук, но так как не было другого способа достать сменную одежду, не показывая половине школы розовую голову, а Джинни не обращала на его разглагольствования никакого внимания, он вскоре перестал ругаться и быстро принял душ.
Вся компания покинула больничное крыло, занесла вещи Драко и Гермионы в их спальню и направилась на завтрак, попрощавшись с Оливером, который пробормотал что-то о домашних работах для проверки и поспешил в свой кабинет. По пути в Большой зал, на третьем этаже они встретили близнецов, сердечно приветствовавших Пивза, который прекратил погоню за какими-то второкурсниками, чтобы воссоединиться с собратьями-шутниками.
- Я скучал по вас, - печально произнес Пивз. – Никто больше не ценит искусство озорства так, как вы.
- Не волнуйся, Пивз, прежде чем уйти, мы выберем хороших, многообещающих первоклашек и подучим их розыгрышам, - торжественно пообещал Фред, и близнецы последовали в Большой зал вместе с гриффиндорцами и Драко.
Во время завтрака они все оживленно болтали, все, кроме Драко, который, с одной стороны, дулся, с другой – хотел спать (с раздутой, парящей в воздухе головой уснуть не так-то легко, знаете ли). Гермиона достала расписание, полученное от Оливера: менялось не особо много. У шести- и семикурсников было меньше предметов, так как после пятого года их можно было бросать, и обычно на занятии присутствовали все четыре факультета, а не один или два. Исключение составляли защита от темных искусств, чары и трансфигурация – наверное, самые важные предметы, и в условиях войны мало кто их бросил. У Гермионы уже были общие с Драко зелья, нумерология, чары и травология, а историю магии и астрономию оба бросили, так что изменить потребовалось совсем чуть-чуть. Она по-прежнему посещала большую часть общих предметов вместе с Гарри и Роном (ходивших на шесть из ее восьми дисциплин), за исключением трансфигурации, которая была у нее теперь общей со слизеринцами и хаффлпаффцами, чтобы Гермиона смогла посещать изучение магглов вместе с Драко.
После завтрака они отправились к Хагриду (пришлось угрожать Драко, пока он угрюмо не последовал за ними). Рон печально посмотрел на Сыча, который был теперь полностью совой сто девяносто пять сантиметров в высоту и все таким же сверхактивным (судя по тому, как он захлопал крыльями и попытался «нежно ущипнуть» Драко; тот запаниковал и чуть не наложил в штаны). Пока гриффиндорцы болтали с Хагридом, Драко вел себя пристойно и лишь иногда фыркал или смеялся. Он с интересом оглядывал хижину, так как бывал тут всего единожды (и был тогда отвлечен тем, что вместе с большинством четверокурсников прятался от хагридовых соплохвостов во время ухода за магическими существами). Потом они отправились на обед, и Гермиона как раз размышляла о том, какой сегодня хороший день, без всяких неприятных происшествий (если не принимать во внимание взгляды на нее и перешептывания во время завтрака, спасибо Драко и слухам), когда они подошли к Большому залу и застыли перед входом. В то время как за столами Равенкло, Хаффлпаффа и Гриффиндора сидело множество людей, столы Слизерина и преподавателей были совершенно пусты.
- Бежим! – вскрикнула Гермиона, уверенная, что слизеринцы задумали ужасную шутку для всей школы и как-то удержали учителей подальше.
Гарри, Рон и Драко развернулись вместе с ней, думая о том же самом, но близнецы не шевельнулись, а Джинни схватила Гермиону за руку.
- Не глупи, - сказала она спокойно. – Либо всем слизеринцам делают строгий выговор, либо кто-то что-то сделал с их гостиной – или с ними – и преподаватели пытаются это исправить.
- Да, я бы тоже так сказал, - Фред критично оглядел зал, как будто ища скрытые ловушки.
- И я – если бы они что-то сделали с Большим залом, то остались бы посмотреть на это, - добавил Джордж.
- Вы уверены? – спросила Гермиона, сомневаясь.
- Эй, если кто и должен знать о таком, то это мы, - успокоил ее Фред, и они вошли.
За столом им оставили довольно много места, так как никто из гриффиндорцев не испытывал желания сидеть рядом с Драко Малфоем.
Но когда они уселись, подошли Лаванда и Парвати и радостно улыбнулись Гермионе, подавившей стон. Когда о ней проходил очередной слух, Парвати и Лаванда подстерегали ее и наваливались с вопросами. Очевидно, они поняли, что на этот раз не смогут этого сделать, пока Гермиона не перейдет снова в их спальню.
- Привет, Гермиона, - проворковала Лаванда. – Как дела?
- Нормально, а у вас? – спокойно ответила Гермиона, надеясь, что они поскорее уберутся.
- Хорошо, - ответила Парвати, а Лаванда кивнула. – Ты слышала про слизеринцев? Кто-то наложил заклятье на дверь их гостиной: когда они входят или выходят, у них по всему телу вырастает красный и золотой мех.
Фред и Джордж стали насвистывать с невинным видом, одновременно ухмыляясь. Гермиона посмотрела на них с приятным удивлением, Гарри, Рон и Джинни захихикали, а Драко бросил на близнецов сердитый взгляд.
- Все учителя собрались внизу и пытаются это исправить, - добавила Лаванда. – Во всяком случае, так твердят слухи, - она выделила последнее слово и выразительно посмотрела на Гермиону.
- А разве Дамблдор не может сделать это в два счета? – нахмурился Гарри.
- Наверное, может, но поймали еще одного беглого Пожирателя Смерти…
- Кого? – одновременно спросили все.
- Кого-то по имени Мальсибер, - равнодушно ответила Лаванда. – Короче, как председателю Визенгамота, Дамблдору пришлось отправиться в министерство, чтобы с кем-то поговорить.
- Ты знаешь, кто именно его поймал? – спросил Драко.
- Да, женщина-аврор с забавным именем, Нимфа-что-то…
- Спасибо за новости, Лав, - вмешалась Гермиона, зная, что Лаванда ненавидит это прозвище, и надеясь, что до нее дойдет. Гермиона хотела узнать больше о поимке Мальсибера, но для такой информации у них были более надежные источники, чем Лаванда и Парвати. Что еще более важно, Гермиона считала, что подобную информацию не стоит слышать Малфою.
- Пожалуйста… мы… э, встречали слухи и о тебе, Гермиона, - отважилась Парвати.
- Если они как-то связаны с татуировкой или Снейпом, это неправда, - раздраженно ответила та.
Похоже, Лаванда и Парвати хотели сказать больше, но по выражениям лиц Гарри, Рона и Джинни поняли, что те не позволят докучать Гермионе вопросами, и разочарованные, ушли.
Гермиона закатила глаза:
- Как будет здорово, когда мне больше не придется жить с ними в одной спальне.
- О каких слухах про Снейпа и татуировки они говорят? – спросил Рон, недоумевая. Его не было в комнате, когда Драко рассказал о засосах, и в гостиной, когда Драко упомянул татуировку, а вчера он почти весь день был один, либо больничном крыле с Гермионой, и, следовательно, ничего не знал.
- Ну тот слух, о татуировке, которая у Гермионы на заднице, - ответил Фред, не подозревая о незнании Рона.
Гермиона подавилась тыквенным соком.
- О какой еще татуировке они, по-твоему, могут говорить? – добавил Джордж.
- Что еще за татуировка на заднице Гермионы? – потребовал ответа Рон.
- Да где ты был, Уизли? – Драко с удовольствием вмешался в разговор. – Благодаря мне об этом знает вся школа. Хотя, думаю, Вуд и Маленькая Крысли знали и раньше, - он с ликованием наблюдал, как краснеют шея и уши Рона. – Но полная история, похоже, известна только Поттеру, а также рыжим Труляля и Траляля*.
- Извините? – Рон зло уставился на близнецов, Гарри, Джинни и Гермиону.
- Но ты не волнуйся, Крысли, - добавил Драко, чтобы Рон точно взбесился. – О том, что Снейп поставил ей засосы, она не сказала никому, так что не чувствуй себя совсем забытым.
Рон распахнул глаза, и на его лице появилось выражение такого бешенства, что Гермиона слегка отодвинулась. Не говоря ни слова, Рон вскочил и сердито выбежал из зала.
- Я с ним поговорю, - сказали в унисон Гарри и Джинни, вскакивая на ноги.
- Мы тоже, - быстро добавили Фред и Джордж, поняв свою ошибку и зная, что единственный способ выжить – поскорее сбежать; но Гарри удержал их за плечи и силой усадил обратно.
- Ну нет, - решительно произнес он. – Вы как раз останетесь здесь и встретитесь с гневом Гермионы.
Гарри повернулся и поспешил за Джинни, которая пыталась догнать Рона.
- Нам очень жаль, Гермиона, - отчаянно взмолился Фред, когда у нее появилось почти то же выражение лица, что и у Рона.
- Мы не знали, что он не знает, - добавил Джордж.
- Если бы мы знали, то не сказали бы.
- Конечно, не сказали бы.
- Нет, честно!
Если бы не последние слова, Гермиона могла успокоиться. Но именно слова «нет, честно!» использовал Снейп, когда угрожал Драко бутылкой текилы, что привело к тому, что Джинни предположила, что Драко подумал, что Гермиона спала со Снейпом, что, возможно, привело Гарри к идее заставить Малфоя думать, что Гермиона и вправду спит со Снейпом. Если бы не это, Гермиона никогда не предложила бы Снейпу поставить ей на шею засосы, что мало того что смущало ее, но еще и грозило разрушить их с Роном отношения, который пережил бы татуировку, но наверное никогда не простит ее за то, что было у нее со Снейпом, потому что не поймет. Следовательно, Гермионе грозит опасность остаться одной, а все из-за слов «нет, честно!» и, частично, из-за близнецов Уизли.
- Мы бы не стали делать такого с нашим братом, или с тобой, правда! – настаивал Фред, когда Гермиона нахмурилась еще больше.
Наверное, стоит заметить, что мозг Гермионы был похож на административное здание. Одна его часть была полностью посвящена информации и, образно говоря, состояла из шкафов с документами, а управляла этой частью менее эмоциональная версия Гермионы. Так что нельзя сказать, что Гермиона не слышала оправданий близнецов, просто в данный момент они ее не заботили. Соответственно, эти призывы были сложены в маленькую папочку с надписью: «Близнецы Уизли» и уложены в шкаф, помеченный: «Со временем простить», прямо между папками «Корнелиус Фадж» и «Тот, кто изобрел туфли на шпильках».
Фред и Джордж увидели, как Гермиона тянется за волшебной палочкой, и быстро взмахнули своими, выкрикнув: «Протегара!»
Посвященная информации часть мозга Гермионы распознала это как очень продвинутые и сложные щитовые чары, блокирующие большинство проклятий на добрые пять минут; близнецов им научили в Ордене Феникса, когда Фред и Джордж сбежали из школы и присоединились к нему. Гермиона обратилась к части своего мозга под названием: «Логика и стратегия» и поняла, что щит блокирует только заклятья, но не острые предметы.
Гермиона потянулась за вилкой и ножом – и обнаружила, что у всех тарелок поблизости от нее лежат только ложки. Оказывается, она не заметила, как близнецы, предвидев подобную реакцию, стащили все опасные столовые приборы, что были поблизости.
«Ложки – тоже оружие!» - воскликнула стратегическая часть Гермионы. Она схватила свою и огляделась в поисках снарядов, намеренная добраться до Фреда и Джорджа, пусть и маггловским способом.
«Ага! Картофельное пюре!»
Встав и набрав полную ложку восхитительного пюре (без сомнений, приготовленного рабами-эльфами, что разозлило ее еще больше), Гермиона прицелилась во Фреда (который должен был умереть первым, так как именно он произнес плохие слова «нет, честно!»), отклонила чашечку назад на сорок пять градусов и отпустила. С еле слышным свистом пюре прочертило воздух, пролетело через невидимый магический барьер, окружающий Фреда, и размазалось у него по лбу. Пока Фред пытался справиться с потрясением, другой комок пюре шлепнулся в лицо Джорджа, и тут, внезапно, логическая часть Гермионы, слегка искаженная яростью, снова взяла контроль.
«Во всем виноват Малфой».
Так что третий, гораздо больший ком пюре шлепнулся в лицо хохочущего Драко Малфоя.
Драко замер, ошеломленный, с недоверчивым выражением на лице, как будто он не мог даже представить, что кто-то посмеет швырнуть в него картофельное пюре. Выражение лица Драко, похоже, удовлетворило Гермиону, так как она улыбнулась и бесстрастно взглянула на него. Медленно, очень медленно Драко повернулся к ней. И тут ему вспомнилось все ужасное, что случилось за последние два месяца. Снейп, единственный преподаватель, который хорошо к нему относился, глядит на него как на Поттера. Снейп предположительно трахается с Грейнджер. Грейнджер раздевает Драко и напяливает на него женское нижнее белье. Эрни Макмиллан рассылает свою квиддичную команду оповестить всех, что Драко привязан к воротам для квиддича. Снейп выгораживает Уизли и Грейнджер. Драко просыпается парящим над озером и видит под собой щупальца гигантского кальмара, а сам он полностью покрыт красными и золотыми полосками. Драко заходит в спальню, в него кидает испражнения шимпанзе и, прежде чем он может убежать, этот шимпанзе кусает его за руку. Бладжер ударяет Кребба и это приводит к тому, что Драко раздавлен между землей и огромным телом Кребба. Затем дуэль Дина Томаса и Джинни Уизли. Драко надеется увидеть, как Уизли проучат, и вдруг оказывается прикован к Грейнджер. Его заставляют делить комнату с Грейнджер и Поттером, раздувают ему голову, обзывают Пожирателем Смерти, накладывают Петрификус…
С задушенным воплем Драко схватил кубок с тыквенным соком и плеснул его содержимое в лицо Гермионы. Та поморщилась, протерла глаза, взяла большую миску картофельного пюре и вмазала ему в лицо, как клоун – торт. Когда она убрала миску, оставив на его лице маску из пюре, оказалось, что Драко поливал Гермиону горчицей, измазав ей всю ногу (из-за пюре он не мог нормально целиться), пока Гермиона не выхватила у него эту самую горчицу и не отплатила ему тем же. Вытирая картофель с глаз, Драко повернулся, заграждаясь руками, и поискал то, что сможет посильнее испачкать. Полуметром дальше, чем он смог бы дотянуться, стояло блюдо с тушеным мясом.
Драко прыгнул в сторону блюда, и Гермиона использовала эту возможность, чтобы отвинтить крышку у бутыли с горчицей и вылить остатки на его голову. Фред отодвинул блюдо с мясом подальше, так что Драко пришлось вскочить на стол, чтобы схватить его. Он повернулся вывалить содержимое на Гермиону, но обнаружил, что она уже стояла на столе у него за спиной и держала блюдо с цыплячьими крылышками. Она опрокинула тарелку на него. Крылышки скатились с Драко, оставляя красновато-коричневые следы соуса.
- Давай, Гермиона!!! – закричал Невилл Лонгботтом с дальнего конца стола.
- Задай ему! – крикнул Эрни от стола хаффлпаффцев.
- Гермиона, лови! – завопил Энтони Голдстейн, и движением, которое заставило бы гордиться самого Гарри, Гермиона поймала пластиковую бутыль с медом, которую кинул староста Равенкло. Правда тут же уронила, увидев летящий в нее поток тушеной говядины, едва успев отвернуться.
- Ставлю десять галлеонов на Гермиону! – выкрикнул Фред, на лбу его все еще оставалось пюре. Они с Джорджем давно покинули гриффиндорский стол, чтобы не попасть под горячую руку.
Гермиона снова подняла бутыль меда, дернула цепь, свалив Драко на спину, поставила ногу ему на грудь, удерживая, и начала лить мед. Драко схватил ее за лодыжку и рванул, заставляя Гермиону потерять равновесие и тоже приземлиться на стол. Когда она упала, его рука дернулась, и он быстро сел – и увидел чашу со льдом, поставленную для тех, кто предпочитал ледяной тыквенный сок, рядом с головой Гермионы. Драко вскочил и рванулся к чаше, но Гермиона поставила ему подножку. Он упал на спину, головой рядом с ее коленями… и тут пришла идея.
Гермиона вдруг поняла, что Драко сидит на ней задом наперед, ноги прижимают ее руки к бокам, и начинает щекотать ее коленки. Гермиона рассмеялась, пытаясь освободиться.
- Я покажу тебе, как злить меня! – кричал Драко, как будто применял к ней ужасные пытки, а не щекотал.
- Гермиона, целься в глаза! – завопил Джордж.
Она так и сделала, ударив Драко ногами в лицо и опрокидывая его на себя, что позволило его столкнуть. Гермиона перекатилась и встала коленями ему на спину, удерживая. Колин и Денис Криви швырнули ей блюдо со свиными отбивными. Она схватила сколько уместилось в ладони, грибной соус стекал на спину Драко, пока она тянулась к воротнику. Драко изворачивался все сильнее, а она кидала кусок за куском ему за воротник. В конце концов Гермиона спрыгнула с него, подождала, пока он встанет, и швырнула оставшиеся два куска, которые на мгновение прилипли к нему, прежде чем отвалиться.
К сожалению, теперь она осталась без оружия. Драко знал, что ему нужна каждая секунда и, вместо того, чтобы вытряхнуть куски отбивной из рубашки, он подскочил к ближайшим чашам, которые остались целы – одна с черешнями и две с сахаром.
Гермиона рванулась к сахару одновременно с ним, но успела схватить только обычный, а желтый сахар достался Драко. Он дернул на себя ее блузку и стал сыпать в вырез черешни и сахар. Гермиона завизжала от очень необычных ощущений, и видя, что она отвлеклась, Драко выхватил сахар у нее из рук. Гермиона успела только зажмуриться, прежде чем волна сахара ударила ее, прилипая к тыквенному соку на лице и волосах.
- Фу!!! – закричал Фред, и многие студенты последовали его примеру.
- За волосы его, Гермиона, за волосы! – завопил Джордж.
Оставив эту идею напоследок, Гермиона схватила кетчуп. Драко предвидел это и успел развернуться, кетчуп залил всю его уже испачканную спину. Драко побежал вдоль пустого стола, Гермиона за ним (гриффиндорцы оставили свои тарелки, боясь попасть под перекрестный огонь, и сейчас стояли у столов Равенкло и Хаффлпаффа, рассеянно суя в рот чужую еду, пока болели за Гермиону). Но Гермиона замерла, когда увидела, что Драко нагнулся и поднял салат с тунцом.
- Это за Снейпа! – крикнул он, бросив блюдо ей в голову. Гермиона нагнулась, блюдо задело ее покрытые сахаром волосы. Она схватила яичный салат, и его содержимое размазалось по бедру Драко.
- Нет, вот это за Снейпа! – парировала Гермиона, чувствуя, что, если кто и должен сердиться за что-то, связанное со Снейпом, то это она.
- Это за Поттера! – Драко кинул ей в голову яблоко.
- Ай! Это за Рона! – Гермиона ответила апельсином.
- Ай! За квиддичные ворота! – груша.
- Ай! За Эванеско! – грейпфрут.
- Ай! За последнюю игру в квиддич! – пригоршня ежевики.
- Фу! – воскликнула Гермиона, когда ягоды размазались по ней. Она подняла оставленную кем-то тарелку спагетти. – За заклинание иллюзии!
- Ха-ха! Это было отличное… Фу! – макароны и мясной соус прилипли к нему, и Драко потянулся за кашей. – За то, что оставили меня над озером!
- О, это было так… Гадость! – каша размазалась по животу. – За то, что заглянул мне в вырез!
- Убей его, Гермиона! – вмешался Фред, для выразительности размахивая цыплячьей ножкой, которую стянул со стола Равенкло.
Внезапно импровизированная битва едой превратилась в способ утолить злость и раздражение, накопившиеся за последние месяцы – или скорее, за все семь лет. Гермиона и Драко не беспокоились о том, чтобы что-то сломать или запачкать, о том, что ударит больнее и от чего пятно будет больше; главное – продолжать швырять.
- Это за пощечину! – Драко пустил в нее струю шоколадного соуса.
- О, это было так здорово… за то, что называл меня грязнокровкой! – ломтики сыра, один из которых прилип ко лбу Драко.
- За то, что выглядела прилично на Святочном балу!
- Это тут при чем?
- Мне пришлось слушать брюзжание Панси об этом! За то, что наложила на меня Петрификус на всю ночь!
- За то, что видел меня голой!
- Убей его посильнее, Гермиона! – проревел Фред на последней фразе.
- Хватай за горло! – сердито добавил Джордж.
- За отработку в Запретном лесу!
- За то, что заставил Рона отрыгать слизняков!
Это была, наверное, самая забавная битва в истории Хогвартса. Гермиона и Драко, стоящие достаточно близко друг к другу из-за цепи, швыряли что попало под странными углами и, в основном, одной рукой. Они кричали во всю мощь легких, не обращая внимания на остальных, извлекая на белый свет все, что каждый из них причинил другому.
- За шимпанзе!
- За Клювокрыла!
- За то, что освободили Клювокрыла!
- За заклинание одной фразы!
Драко начал смеяться над воспоминанием, и взбешенная Гермиона повернулась найти, что еще можно кинуть, желательно, чтобы посильнее запачкать. Как раз когда она увидела большое блюдо чили, Драко рванулся к ней. Гермиона наклонилась поднять блюдо, а Драко схватил ее за талию свободной рукой, чтобы удержать, и задрал юбку.
- Смотрите! Татуировка! Татуировка! – ликующе закричал он на весь Большой зал.
Десятки людей разразились смехом (многие вытянули шеи, чтобы разглядеть получше, впервые чувствуя признательность к Драко). Татуировка в виде кинжала и розы была хорошо видна, находясь пониже талии. Фред и Джордж отобрали камеру у Колина Криви, и Фред начал яростно щелкать кнопкой, стараясь сделать как можно больше фотографий под разными углами, пока Гермиона пыталась освободиться. Затем, чтобы кое-что добавить к ее позору, Драко взял кусок шоколадного торта и размазал по филейной части Гермионы.
Раздался нечеловеческий вой, нельзя было сказать, ярость это, или унижение, или что-то другое, но он заставил почти всех в Большом зале подпрыгнуть – всех кроме Драко, который спокойно обсасывал пальцы, измазанные кремом. Затем нога Гермионы ударила его в челюсть.
- А-а-а! – завопил он от боли и злости, а потом взвизгнул, когда цунами из чили хлестнуло его по животу. Он забыл о том, чтобы удерживать Гермиону, пытаясь стряхнуть с себя острое, жгучее вещество, попавшее в том числе и на кожу. Но это заняло Драко ненадолго, поскольку Гермиона развернулась к нему, намереваясь выцарапать глаза, задушить, запытать до смерти и как можно медленней. Она больше не понимала, что творит; эмоции взяли верх, единственная мысль выражалась одним словом, повторяющимся снова и снова: «Убить!»

Примечание переводчика:
*Труляля и Траляля – персонажи книги «Алиса в зазеркалье» Л. Кэрролла.

Глава 17. Удар кокосом



И снова Рон был в бешенстве, а Гарри и Джинни не могли его утихомирить. Рон злился на всех: на Гермиону – за то, что она сделала, на Гарри и Джинни – за то, что не рассказали. Не прошло и двадцати минут после того, как Гарри и Джинни выбежали из Большого зала вслед за Роном, а они уже возвращались обратно.
- Кажется, я останусь у Гермионы еще ненадолго, - мрачно произнес Гарри.
Джинни похлопала его по руке:
- Я бы тоже туда переехала, но места не хватит… ты слышал?
Гарри нахмурился:
- Какие-то радостные крики. Сегодня что, праздник?
- Вряд ли, - ответила Джинни, озадаченная. – То есть, нас ведь не было всего… Гарри, а что если слизеринцы… что если была еще одна причина, по которой они не появились?
Гарри взглянул на нее с широко раскрытыми глазами, и оба они рванули вниз по мраморной лестнице и подбежали к дверям Большого зала. Но как только они достигли входа…
- О-ох!
- Гарри!
В мгновение ока Гарри очутился на полу.
- Гарри! Гарри! Что с тобой? Скажи хоть что-нибудь! – кричала Джинни, бросившись перед ним на колени.
- Ай, - раздраженно ответил Гарри. Он сел и потер лоб, где виднелся большой красный отпечаток.
Джинни огляделась в поисках виноватого предмета, в то время как Гарри зажмурился, пытаясь унять боль. Рядом с ними с большой трещиной в боку, из которой капало молоко, медленно вращался…
- Кокос? – Джинни в недоумении подняла его. – Какой псих станет кидаться в тебя кокосом? Не легче ли было заклясть?
Гарри удивленно посмотрел на кокос, а затем, надеясь найти виновника, поднял взгляд на Большой зал… и разинул рот. Кокос, как можно было с уверенностью сказать, бросила Гермиона. Она стояла на гриффиндорском столе, вся измазанная едой, и сердито смотрела на Драко Малфоя, который смеялся, стоя спиной к входу.
Пока Гарри и Джинни наблюдали за ними с нездоровым интересом, Гермиона развернулась и наклонилась, а Драко удержал ее одной рукой, второй схватив край юбки и дернув вверх:
- Смотрите! Татуировка! Татуировка!
Гарри уставился на нее, щурясь, чтобы разглядеть; небольшая татуировка располагалась справа в нижней части спины Гермионы.
- Так вот как она выглядит, - оцепенело произнес Гарри, потрясенный этим видом и все еще не пришедший в себя после удара кокосом.
- О Мерлин, я знала, что надо было принести ей джинсы, а не юбку! Придется… - Джинни замерла в ужасе, когда Драко приложил Гермиону тортом по задней части. От фотовспышек было некуда деться (благодаря войне шуток мало кто из владельцев фотоаппаратов не брал их с собой), а улюлюканье и свист просто оглушали.
Пока Гарри и Джинни поднимались на ноги, Гермиона схватилась руками за стол и совершила сильный удар ногой. Драко выпустил ее и начал кричать, когда брошенное Гермионой чили стало жечь его руки и проникло сквозь рубашку. Затем Гермиона была уже на нем, повалив на стол, царапая, награждая тумаками и воя, похожая на безумное чудовище (возможно, отпрыск демона еды).
- Беру на себя Гермиону! – Гарри крикнул Джинни, запрыгнул на стол за Гермионой, схватил ее и сдернул с Драко. Драко оказался на ногах в мгновение ока, но обнаружил, что палочка Джинни упирается ему в переносицу. Он удовольствовался тем, что ухмыльнулся всем троим, особенно Гермионе, которая все еще пыталась ударить или пнуть его, хоть Гарри и оттащил ее так далеко, как только было возможно. Драко спокойно уклонялся от ее машущих кулаков и ног.
- Фред! Джордж! Помогите! – завопил Гарри, пытаясь ее удержать. В обычных обстоятельствах он был сильнее Гермионы, но совсем недавно получил удар по голове, а так как адреналин и магия Гермионы увеличивали ее силу, у Гарри были проблемы.
- Отпусти ее, Гарри! Я поставил на нее деньги!
- Да брось! Она как раз собиралась его убить!
- Если вы двое не поможете, клянусь, я расскажу маме про Анджелину и… - дальше Джинни могла не продолжать, так как близнецы подскочили к столу. Фред схватил Гермиону за одну ногу, Джордж – за другую, и все вместе они спустились со стола и понесли сопротивляющуюся Гермиону в вестибюль, Драко и Джинни поспешили следом.
- Все хорошо, Гермиона, - пропыхтел Гарри, пытаясь успокоить Гермиону и одновременно не дать ей освободиться. Достигнув вестибюля, Фред и Джордж отпустили ноги Гермионы, а Джинни взмахнула волшебной палочкой, закрывая двери Большого зала. Гарри продолжал: – Все будет хорошо, обещаю. Я позволю тебе убить его. Даже помогу. Но только там, где не будет свидетелей.
- Ну же, Гермиона, - добавил Джордж, вспомнив, что Гермиона все еще зла на них с Фредом, и рассудив по царапинам, синякам и остаткам еды на Драко, что лучше бы ее успокоить. – Все хорошо.
- Какие вы дилетанты, - закатила глаза Джинни, а затем испуганно воскликнула. – Учитель идет!
Гермиона тут же встрепенулась:
- Где?
Теперь Драко закатил глаза над реакцией Гермионы.
- Мерлин, ты такая…
- Драко?
Они повернулись: у лестницы в подземелья стояла высокая и стройная светловолосая женщина, с интересом глядя на них.
- Мама! – удивленно и слегка встревожено воскликнул Драко. – Что ты тут делаешь?
- О, я… пришла к… Дамблдору. Он… прислал сову. Чтобы объяснить… э, Драко, это сыр у тебя на голове?
Драко протянул руку и снял со лба ломтик сыра.
- Ну… это длинная история. Значит, Дамблдор послал тебе сову, чтобы объяснить, как я оказался прикован цепью к Грейнджер?
Нарцисса удивленно моргнула, но затем кивнула:
- Да… э, эта цепь невидимая или как?
- Да-да, Дамблдор не захотел разглашать.
- И как долго вы будете скованы?
Драко нахмурился:
- Пока не найдется способ ее снять. Точно не знаю.
- Ох, дорогой, - обеспокоенно произнесла Нарцисса. – Как же ты приедешь домой на Рождество? Она не будет против отправиться с тобой?
Драко и Гермиона в ужасе уставились друг на друга.
- Э, мы вообще-то еще не обсуждали это, м-миссис Малфой, - пискнула Гермиона. – Мы надеемся освободиться к тому времени.
- В таком случае мне точно нужно будет поговорить с Дамблдором, - улыбнувшись, произнесла Нарцисса. – А тебе, Драко, похоже, очень нужен душ… и смена одежды… так что я пойду, навещу Северуса. Я загляну в Большой зал к ужину, хорошо?
- Конечно, мама, - ответил Драко.
Она улыбнулась:
- Я бы тебя обняла, но не хочу смущать перед твоими маленькими друзьями… - все вздрогнули, а Фред попытался что-то сказать, но Джинни закрыла ему рот, - … или испачкать себе мантию. Скоро увидимся, Драко, дорогой.
- Пока, мама, - произнес Драко и вытащил рубашку из брюк, вытряхивая свиные отбивные.
Спускаясь по лестнице, Нарцисса прошла мимо Оливера Вуда, который быстро улыбнулся ей и застыл при виде Фреда и Джорджа с остатками картофельного пюре на лицах и еще чего-то на ладонях, приставшего, когда они держали Гермиону за ноги; Гарри с тушеным мясом на рубашке, оставленным Гермионой; Джинни, в одной руке держащую треснувший кокос, а другой целясь в Драко палочкой; и Драко и Гермиону, покрытых кусочками еды с головы до ног.
- Что с вами произошло? – потребовал ответа Оливер.
- Расскажем позже, - жизнерадостно сказал Фред, и Гермиона яростно на него посмотрела.
- Это что, сахар? – спросил Оливер у Гермионы, глядя на ее лицо и волосы: частицы сахара прилипли к тыквенному соку, покрывавшему большую часть ее головы и просочившемуся в косички.
Гарри провел по щеке Гермионы пальцем и облизнул его:
- Да, сахар… эй, а это вкусно, - он наклонился и провел языком по лбу Гермионы.
- Гарри! – потрясенно воскликнула та.
- Извини, - быстро сказал он, похоже, не менее удивленный своими действиями.
- Ты должен попробовать, что у нее здесь, - заметил Фред, сунув руку в ее низкий вырез и достав пригоршню черешен в шоколаде с желтым сахаром. Гермиона издала нечто среднее между визгом и рыком и шагнула к нему. Гарри схватил ее за руку.
- Ты хочешь, чтобы она тебя убила? – зашипела Джинни на Фреда.
- А что, этот способ получше других, - откликнулся Фред, передал Джорджу одну из ворованных черешен и съел одну сам.
- Это разве не камера Колина? – спросил Гарри у Джорджа.
- Ага. Он позволил нам ее позаимствовать. Мы сказали, что придумываем кое-что для копирования и редактирования фотографий, и он разрешил нам ее взять, если мы пришлем ему образцы и не забудем вернуть фотокамеру.
Гарри сжал руку Гермионы крепче, так как она бешено посмотрела на Джорджа.
- Слушайте, - Оливер оглянулся на вход в подземелья. – Не знаю, что у вас случилось, но могу поспорить, что учителям не стоит об этом знать. Только что вернулся Снейп, и он, похоже, знает, как снять заклятье с гостиной…
- Вот черт, - пробормотал Джордж.
- … потому что когда-то такое же наложил Сириус Блэк.
- Вы! – набросилась Гермиона на Фреда и Джорджа, зная, что близнецы провели кучу времени с Сириусом и получили от него множество «советов».
- Суть в том, - торопливо продолжил Оливер, прежде чем близнецы смогли ответить, - что остальные учителя уже идут сюда!
- О нет, - завыла Гермиона.
- Ой-ой, - сказала Джинни.
- Черт, нам нужно… - начал Драко, но Гарри его прервал.
- Да, именно это нам и нужно. Джинни, ты знаешь, где слизеринская гостиная?
- Угу.
- Откуда? – потребовал ответа Драко, но на него не обратили внимания.
- Отлично, - сказал Гарри. – Хорошенько себя прокляни и иди туда. Задержи их, насколько сможешь, расплачься, если придется.
- Уже иду, - Джинни направилась к лестнице в подземелья, по пути окрасив свою кожу в синий и бормоча разные ужасные заклятья.
- Фред, Джордж, вы знаете заклинания, чтобы очистить Большой зал? - продолжил Гарри.
- Конечно, - ответил Джордж. Близнецы знали много подобных заклинаний благодаря Ордену Феникса и работе в магазине розыгрышей (и, конечно, оттого, что были лучшими шутниками Хогвартса).
- Хорошо. Идите туда, поправьте, что сможете, и убедите всех, чтобы ничего не упоминали при учителях. После этого поговорите с Роном.
- Зачем? – спросил Фред.
- Вы – единственные, на кого он пока не злится. Он считает: вы думали, что он знает о… обо всем, и потому не сказали. По крайней мере, я думаю, что он так считает. В любом случае, вы – наша последняя возможность.
- Ладно, - пожал плечами Джордж.
- Оливер, - продолжил Гарри, - отведи Драко и Гермиону в ближайшую ванную, чтобы они помылись, и убедись, что они друг друга не убьют.
Оливер кивнул, слишком волнующийся за друзей, чтобы вспомнить, что он учитель, и именно он должен раздавать приказы – или, в данном случае, назначать отработки.
- А как же ты, Гарри? – спросила Гермиона, не обрадованная этим выбором, раздумывая, не лучше ли было бы взять Фреда и Джорджа вместо Оливера… нет, конечно, не лучше, о чем она только думает? Это же… ну, Фред и Джордж.
- А я пойду к мадам Помфри убедиться, что из-за кокоса у меня нет сотрясения, - ответил он, потирая шишку на лбу и глядя на полоску в сахаре, которую провел на лбу Гермионы. – Ладно, ребята, за дело.
Фред и Джордж пошли в сторону Большого зала, Фред передал что-то Гарри, направляющемуся в больничное крыло, и Оливеру, сопровождающему Гермиону и Драко к секретному проходу, который ведет к ванной старост. Только когда она увидела, как Оливер убрал руку ото рта, Гермиона поняла, что Фред угостил их черешнями.

***

- Знаете, что? – сказала Гермиона, когда они вошли в ванную старост. – Когда все это закончится, я пойду к Дамблдору и потребую личную ванную комнату.
Оливер улыбнулся, а Драко закатил глаза.
- Прекрати ныть, Грейнджер, - произнес он, снимая рубашку; из нее выпала пара кусков свиной отбивной. Драко кинул грязную рубашку на пол и застыл. – Постойте… а как мы достанем чистую одежду?
- Ну… думаю, я могу принести, - медленно сказал Оливер. Он чувствовал себя неловко во всей этой ситуации, но не хотел оставлять Гермиону наедине с Драко.
- Стой! – в панике воскликнула Гермиона. Она не знала, что может сделать Драко, если они останутся одни; все что ей было известно – Драко готов ее удушить, что, возможно, и сделает, как только она отвернется. Она слишком разозлила его, чтобы рисковать… и не была уверена, что сама не убьет его, если представится возможность. – Э… знаю! Оливер, ты можешь связаться с одним из домовых эльфов?
Гермиона прочитала в «Истории Хогвартса», что преподаватели могут вызывать эльфов.
- О, да, конечно, я только…
- Нам нужен определенный эльф, - прервала его Гермиона, зная, что большинство домовиков все еще опасаются ее из-за Г.А.В.Н.Э., и в любом случае не станут дотрагиваться до одежды по просьбе человека. Эльфы выполняли стирку, но никогда не держали человеческую одежду в руках и не принимали ее от людей. Эльфы избегали прикосновений к одежде, как только могли, она была для них чем-то ужасным и оскорбительным, и они управлялись с нею магией. – Нам нужен Добби.
- Тот чудак, смешно одетый? – спросил Оливер, сбитый с толку. Гермиона кивнула.
- Ладно… Добби, сюда!
Добби появился с громким треском.
- Что Добби может сделать для вас, сэр? – спросил он у Оливера, но забыл о нем, увидев Гермиону.
- Мисс Гермиона! – обрадовался Добби.
- Ты знаешь Гермиону? – нахмурился Оливер.
- Ну конечно Добби знает мисс! Мисс сделала Добби его шапки! Мисс Гермиона – друг Гарри Поттера, и такая же добрая и великая, как…
- О, Мерлин, - пробормотал Драко.
Добби пискнул и повернулся к Драко.
- Молодой хозяин Малфой!
Драко уставился на эльфа, завернутого в разные одежки и носящего около тридцати вязаных шапок.
- Постойте… Добби? Наш старый домовой эльф Добби? Это ты?
- Да, сэр! – сказал Добби. – Гарри Поттер освободил Добби, сэр!
- Я думал, отец убил тебя! – произнес Драко, потрясенный. – Постой… что? Поттер освободил… неважно, расскажешь потом, ладно? Я должен сначала смыть все это дерьмо.
- Нам нужна одежда и полотенца, Добби, - сказала Гермиона. – Они в нашей комнате. Ты сможешь их достать?
- Конечно, мисс. Добби сейчас вернется!
- Э… пожалуйста, убедись, что захватишь мне джинсы, ладно? Никаких юбок, - добавила Гермиона, думая, что никогда в жизни больше не наденет юбок, после всех неприятностей, которые они принесли за последние два дня.
Добби кивнул и исчез. Драко ухмыльнулся.
Добби вернулся через несколько секунд с двумя комплектами совершенно не сочетающейся одежды. Однако ни Драко, ни Гермиона ничего не сказали, так как хотели только вернуться в свою комнату, неважно, в чем, лишь бы оно не было измазано горчицей, медом, сахаром и другими продуктами.
- Мисс нужно что-нибудь еще? – спросил Добби.
- Нет, спасибо, Добби, - благодарно сказала Гермиона, - Я очень это ценю.
- Все что угодно для величайшей подруги Гарри Поттера! – пискнул Добби.
Драко закатил глаза при комментарии насчет «Гарри Поттера».
- Большое спасибо, Добби, - сказал он без единого намека на сарказм.
- Большое пожалуйста, молодой хозяин… э, сэр, - ответил Добби, выглядя довольным собой.
Драко улыбнулся:
- Наслаждаешься свободой, Добби?
- О да, сэр, - Добби закивал так, что его уши захлопали. – Вы поздороваетесь за меня с госпожой?
- Да, конечно, - ответил Драко. – Еще раз спасибо.
Добби кивнул и поклонился, прежде чем снова исчезнуть. Гермиона начала разбирать одежду: Добби принес ей джинсы, слитный купальник, блузку, джемпер, две пары трусиков, бюстгальтер, галстук и еще около семи аксессуаров. Она взглянула на кучу Драко, которая была совсем не такой бессистемной.
- Эй, почему тебе он принес нормальную одежду? – возмутилась Гермиона и затем нахмурилась. – И почему вы были так вежливы друг с другом? Я думала, вы друг друга ненавидите.
Гермиона сначала не обратила внимания на разговор Добби и Драко, занятая другими мыслями (в том числе про Оливера, злость Рона, начинку торта и про черешни).
- Мы с Добби ненавидим друг друга? – фыркнул Драко. – С чего это я должен его ненавидеть?
- Так ты вправду его не ненавидишь? – потрясенно спросила Гермиона.
- Занимайся своими делами, - огрызнулся Драко. Он повернулся и посмотрел на ванну, Гермиона тоже.
К сожалению, в ванной старост не было душа, только одна большая ванна. Обычно никаких проблем не возникало, так как люди приходили сюда поодиночке (а если нет, то с кем-то, кому можно было видеть их в ванне). Но данная ситуация была очень необычной…

Главы 18-20

 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Война шуток (глава 15-17) уже высказалось ( 2 )




Последние комментарии
18 апреля 2011  Администрация
Кларисса, а так?

18 апреля 2011  Кларисса
Э-э-э, я чет не вьехала. А где главы-то? Шапка есть, название присутствует... А где сам текс-то?!

К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования