фэмслеш
Спальня Девочек Гет Спальня Мальчиков Джен Фанарт Аватары Яой Разное
Как присылать работы на сайт?
Хотите ли получить фик в формате fb2?
Хочу и согласен(на) оставить отзыв где нибудь
Хочу, но не могу
Никому и никогда и ничего!

Архив голосований

сейчас в читалке

10
8
6
4
2
0

 
 

Все права защищены /2004-2009/
© My Slash
Сontent Collection © Hitring, FairyLynx

карта сайта

Война шуток (глава 24-26)

Гет
Все произведения автора Dimina
Война шуток (глава 24-26) - коротко о главном
 Шапка
Размер макси
Статус не закончен

Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Война шуток (глава 24-26) уже высказалось ( 0 )

Дата публикации:

Война шуток (глава 24-26) - Текст произведения

Глава 24. Дух сыра



Гарри все еще пытался понять, что произошло. Только что они слушали какую-то нелепую историю Снейпа, который, похоже, вконец съехал с катушек, и вдруг Драко начал бормотать что-то о вине, сексе и желании. Затем Гермиона испугалась, Драко признался ей в любви, и она бросилась в его объятия.
Но Гарри не успел задуматься об очередном невероятном событии, произошедшем за это утро. Гермиона врезалась в Драко с вытянутыми вперед руками (Гарри предположил: чтобы обнять того за талию), но Драко потерял равновесие, и оба упали с другой стороны от котла с зельем, которое приобрело болотно-зеленый цвет и начало выделять густой дым. Комнату стал заполнять невероятно отвратительный запах, как от целой горы сыра Лимбургер*, и послышался неприятный звук, похожий на долгое и громкое мычание.
- Замрите! Стойте спокойно! Без паники! – судя по голосу Снейпа, он сам как раз паниковал.
Завеса зеленого дыма быстро уплотнялась, так что Гарри уже не мог разглядеть поднятой к лицу руки.
- Гермиона! – крикнул он и закашлялся, подавившись зловонным дымом.
- Гар… - голос Гермионы прервался звуками кашля, когда она тоже вдохнула дым.
- Слезь с меня, Грейнджер! – выдохнул Драко.
Медленно-медленно дым начал рассеиваться, оставляя за собой лишь прогорклый запах.
- Гермиона! – снова позвал Гарри, когда, наконец, смог более или менее дышать через рот. – Ты как?
- Ей будет очень плохо, если она с меня не слезет! – рыкнул Драко.
- Ты что натворил?! Придурок! – завопила Гермиона.
Когда дым рассеялся полностью, Гарри увидел, как взъерошенная Гермиона и встревоженный Драко уставились на котел. Гарри повернулся к нему и почувствовал, что у него открылся рот.
В котле стояло одно из самых жутких созданий, которое только доводилось видеть Гарри. Оно было около метра ростом, человекообразное, с бугорчатой кожей, цвет которой колебался от бледно-зеленого до желтовато-белого и желтовато-оранжевого. У него отсутствовали волосы и уши, имелись только две небольшие вмятины на месте последних, а пальцы были клинообразными как куски сыра. Большие черные глаза смотрели с лица, которое напомнило Гарри локонсовских пикси.
Все застыли на местах, задержав дыхание (ну, возможно, это было как-то связано со зловонием), и осторожно за ним наблюдали. Дух сыра улыбнулся, показывая двойной ряд бритвенно-острых зубов.
- БУГА-БУГА!!! – крик Сырного духа был настолько внезапным, что многие подпрыгнули, а затем начали вопить. Все немедленно пришли в ужас, как будто Дух сыра пригрозил убить их или включил бензопилу.
- Без паники! Без паники!!! – орал Снейп, но его никто не слушал: все были слишком заняты, пытаясь пробраться к двери.
- Гарри, пошли! – крикнул Невилл.
- Ты иди! – ответил Гарри, твердо решивший сначала убедиться, что Гермиона благополучно отсюда выберется. – Я догоню!
- РОВГ! – Дух сыра прыгнул вперед и угрожающе замахал руками, клинообразные пальцы сжались в кулаки. Гарри отскочил и достал волшебную палочку, осторожно за ним наблюдая.
- Ох, да ради Бога, к чему такие крики? – пробормотал Драко, подойдя к духу. – По-моему, он вовсе не опа… А-а-а-а-а!!!
С гортанным криком Дух сыра прыгнул на Драко, оскалился, перебрался к нему на голову, крепко вцепился и, грациозно повернувшись, вонзил зубы Драко в плечо. Тот взвизгнул и начал пританцовывать, пытаясь стряхнуть Сырный дух с головы, в результате чего Дух только вонзил зубы еще глубже. Драко начал бить себя по голове, чтобы заставить Дух сыра отпустить его плечо, до смерти испуганный и удивленный, что не чувствует боли. Когда Дух сыра поднял голову, не было видно ни крови, ни дыр в одежде Драко. Облизнувшись, Дух сыра повернулся к Гермионе и зловеще оскалился, а она попятилась и наконец вспомнила о волшебной палочке. Сложно думать ясно, когда на тебя готовится прыгнуть Дух сыра, так что выбор заклинания Гермионы был не лучшим:
- Экспеллиармус!
Дух сыра был озадачен только на секунду, а после он рванулся к Гермионе, но тут Гарри, который не мог в него нормально прицелиться, подбежал и попытался ударить Духа по голове. Тот заметил Гарри, укусил его руку и выплюнул обратно. Гарри поморщился при виде своей руки и палочки, покрытых теплым, вязким сыром, который смердел просто ужасающе.
Голос Снейпа заставил подпрыгнуть всех, даже сам Дух сыра:
- Делайте что хотите, но не выпускайте его из комнаты!
Снейп пытался пробраться в конец класса, но поток студентов, бегущих к двери, замедлял его, хоть он и расшвыривал их в стороны.
Взвизгнув, Дух сыра повернулся к Снейпу и прошипел:
- Сефе-е-еру-у-у-ус… - издав звук, похожий на смех, Дух сыра отвернулся от трех учеников, запрыгнул на ближайший стол и рванулся к Снейпу. – СЕФЕ-Е-ЕРУ-У-У-УС!
Последний студент – Невилл – выбежал, захлопнув за собой дверь, и Снейп повернулся на крик Сырного духа. Он поднял волшебную палочку и с читаемой на лице решимостью наблюдал за нелепым зрелищем: Дух сыра мчался к нему, опрокидывая все на своем пути, пронзительно вскрикивая и размахивая руками, как жрец Вуду.
На самом деле это могло выглядеть впечатляюще – злой маленький демон бежит прямо на могущественного волшебника. Вот только демон был сделан из сыра, а могущественный волшебник выжил из ума и носил дурацкий рождественский свитер. Гарри, Гермиона и Драко нервно смотрели на них, когда Дух сыра, приблизившись к Снейпу, вдруг сделал длинный прыжок.

***

- Эй, успокойтесь! Успокойтесь все! Оно заперто внутри, все в порядке! – Рон старался успокоить вопящих гриффиндорцев и слизеринцев, которые выбегали в коридор (вообще-то, его беспокоили только гриффиндорцы, а слизеринцы просто оказались в том же месте). Он повторил: - Оно заперто! Снейп и Гарри с Гермионой сделают все что надо.
Рон, Фред и Джордж начали тайно наблюдать за уроком задолго до появления Духа сыра и все видели, но не успели сбежать, когда семикурсники выскочили из дверей и отрезали им путь к первому этажу. Теперь слизеринцы стояли с одной стороны от троих Уизли – стороны коридора, ведущей в слизеринскую гостиную – а гриффиндорцы с другой, ведущей к вестибюлю.
- Что это была за чертовщина? – выдохнула Парвати.
- Гарри и Гермиона остались внутри! – тревожно воскликнул Невилл.
- Эй, если кто и может с ним справиться, так это Гарри и Гермиона, - сказала Лаванда. Рон бросил на нее недобрый взгляд. – И Рон. - Быстро добавила она.
- Ребят, не волнуйтесь, нам ничего не грозит, и я уверен… - Рон прервался, услышав изнутри злобное гоготанье Сырного духа, нервно тряхнул головой и на всякий случай отступил от двери. – Я уверен, что они справятся. Невилл, не сходишь к Дамблдору? Ему следует об этом знать.
- Да, конечно, - Невилл умчался на предельной скорости.
- А нам что делать? – спросила Парвати, заламывая руки.
- А мы будем ждать здесь, - ответил Рон, пытаясь придать голосу уверенность, которой не чувствовал. – Сейчас нам остается только ждать сигнала, что там все чисто. Если услышим, что дела у них идут плохо, то вернемся в класс и поможем им.
- Забудь об этом, - выплюнул Блейз Забини. – Я линяю.
- Эй! Драко еще внутри! – закричала на него Панси.
- И что?
- Мы не можем просто его оставить!
- Эй, если хочешь вернуться туда и сражаться с каким-то нелепым демоническим созданием, то пожалуйста, - рявкнул Теодор Нотт.
Панси глянула на него с прищуром:
- Отлично. Идите. Я обязательно расскажу Драко, как вы ушли!
Внезапно оказалось, что никто из слизеринцев не горит желанием уйти.
Рон закатил глаза и повернулся к гриффиндорцам:
- Я уверен, что все будет в порядке, ребят. Гарри и Гермиона сталкивались с проблемами и похуже.
- Как я рад, что ты здесь, Рон, - Джордж вцепился в его руку и изобразил на лице ужас. – Ты такой большой и сильный, и можешь все взять на себя.
- Ты ведь защитишь нас, правда? – дрожащим голосом спросил Фред, хватая Рона за другую руку и стреляя глазами по сторонам, как будто боясь увидеть там демона.
- Ох, да заткнитесь, - рыкнул Рон, пытаясь стряхнуть близнецов.
- О Боже, что это?! – вскрикнул Фред.
- А-а-а-а-а! – завопили все остальные, и, не оглядываясь, гриффиндорцы и слизеринцы бросились в разные стороны, оставляя троих Уизли в коридоре одних.
Фред и Джордж расхохотались, отпустив Рона и прислонившись к стене, чтобы удержаться на ногах.
- О, это было потрясающе, - прохрипел Фред.
- Отлично, Фред, - выдохнул Джордж.
- Меня окружают идиоты, - пробормотал Рон и осторожно оглянулся на дверь.

***

Гарри, Гермиона и Драко смотрели, как Дух сыра, прыгнув, все приближается и приближается к Снейпу, и…
- Джусто!
… и Дух сыра просто вырубается прямо в воздухе. Он упал бессознательной кучкой на пол перед Снейпом, который ухмыльнулся.
- Ха! – позлорадствовал он, указывая палочкой на Дух сыра. – На этот раз я был готов, понял, Дорвиларон? Ты, истекающий сыром ублюдок! Ха-ха-ха! – Он посмотрел на троих студентов. – Не волнуйтесь, все в порядке. Я знаю, как избавиться от Дорвиларона.
- Дорвиларона? – повторила Гермиона.
- Да, Сырного демона Дорвиларона.
- Сырного демона Дорвиларона?
Снейп кивнул:
- Так я его назвал.
Гарри, Гермиона и Драко странно на него посмотрели.
- Вы… дали ему имя? – слабым голосом спросил Драко.
Снейп закатил глаза:
- Я испортил зелье и вызвал сырного демона, так что я решил, что его нужно как-то называть, пока он был заперт в моем гардеробе, а я шесть часов искал заклинание, чтобы все исправить. Я поклялся, что больше никогда не совершу подобной глупости, - увидев, как на него смотрят Драко, Гермиона и Гарри, Снейп наконец нахмурился. – Мне было десять, понятно? – Он повернулся к Драко. – Кстати, а какое оправдание у тебя? Что, мало было неприятностей с Гермионой, и ты решил создать их сам, или тебе просто захотелось сыра?
Драко сердито глянул на Снейпа:
- Я думал, что вы лжете. И решил это доказать.
Снейп изумленно посмотрел на него и начал смеяться прямо как старый Снейп – с горечью и сарказмом:
- А если я скажу, что нельзя произносить заклинание смерти, указывая палочкой на себя самого, а то умрешь, ты тоже примешься доказывать мою неправоту? Ну что ты за бестолочь? Глупый мальчишка!
- Как ты мог даже подумать о таком? – рявкнула Гермиона. – Только богам известно, что ты сделал с Гарри!
- Меня не волнует, что я сделал с Поттером! Меня волнует, что я сделал со мной! – резко ответил Драко, ужаснувшись при мысли о том, что укус Сырного духа может иметь побочные эффекты.
- Какой дурак станет варить зелье с подобными ингредиентами? – вопросила Гермиона. – Кофеин в корневом пиве вызывает отрицательную реакцию у лепестков розы, а все знают, что розовые лепестки используются для вызова духов! А все дополнительные экстракты, что ты использовал: кориандр, имбирь, ваниль… не говоря уже обо всем остальном! Мускатный орех и анис…
- Ты о чем вообще говоришь, Грейнджер? – оборвал ее Драко.
- Ты хоть представляешь себе, что содержится в корневом пиве? – Гермиона уже кричала. – Куча трав, большинство из которых используют для улучшения гадальных и экстрасенсорных способностей или для любовных зелий!
- Ну, по крайней мере, есть утешение, - пробормотал Снейп. – Дорвиларон его укусил.
- А это что значит? – с испугом спросил Гарри.
- Боже, что это с Малфоем? – воскликнула Гермиона.
Волосы и часть кожи того приобрели розовый оттенок и постепенно потемнели до прелестного цвета фуксии.
- Это все укус, - устало объяснил Снейп. – Та часть твоего тела, до которой Дух сыра дотронулся или укусил, становится…
- Моя рука! – взвыл Гарри.
- Мои волосы! – взвыл Драко и схватил с ближайшего стола стеклянную бутыль, чтобы посмотреть на свое отражение. – А-а-а-а-а!
- Не волнуйтесь, оно закончится! – поспешно произнес Снейп.
- Когда? – крикнул Драко. – Когда?! Моя голова розовая! Снова!
- Ну, розовый цвет уйдет часов через шесть, если не ошибаюсь, - сказал Снейп, уголки его рта подергивались. – Затем она станет цвета белого сыра, потом желтого сыра, примерно на шесть часов, а потом цвета такой зеленой плесени еще на час. Кажется. В общем, вместе это длится всего лишь тринадцать часов.
- Всего лишь? – взревел Гарри. – Всего лишь?!
- Ну, в сравнении с другими проблемами, что вызывает укус, эта вполне незначительна…
- С какими еще проблемами? – потребовал ответа Драко.
- Как сказала Грейнджер… корневое пиво вызывает много проблем. Кстати, где ты его нашел?
Драко нахмурился:
- Добби. Я сходил на кухню, когда вы позволили мне выйти в туалет.
- Ты ходила с Малфоем на кухню? Во время занятий? – недоверчиво спросил Гарри у Гермионы, доставая из кармана перчатку из драконьей кожи и натягивая ее на свою розовую руку.
- Нет, меня на кухню приволокли, - ответила Гермиона, сердито глядя на Малфоя.
- Что за другие проблемы? – тревожно повторил Драко, направляясь к своему столу за шляпой и натягивая ее как можно глубже.
- Насколько я помню, хуже всего были видения. Они достаточно надоедают, в основном, потому что обычно не имеют ни малейшего смысла. Что же до других эффектов… кого ты себе представлял, Драко?
- А?
- Ты строго следовал инструкции?
- Ну да…
- Тогда кого ты себе представлял, когда произносил стихотворение?
Драко моргнул.
- Я никого не представлял, - сказал он. Драко был тогда слишком занят, беспокоясь, что Грейнджер поймет его замысел и все испортит, и совершенно забыл, что должен был представлять себе девушку, которую хочет в себя влюбить.
- А вы, Поттер? Вы думали о ком-то, когда он произносил стих?
- Нет…
- Тогда вам, наверное, не грозят другие побочные эффекты, - произнес Снейп. – Так что не беспокойтесь о них. Больше всего мешают видения: вы увидите мгновения из будущего, просто беспорядочные изображения, которые не будут иметь смысла, пока не случатся на самом деле. Это пройдет примерно через неделю. Возможно, вы также будете произносить маленькие пророчества – пару строчек о будущем. Будем надеяться, раз уж никто из вас никого себе не представлял, воздействие оказалось меньше. И всю эту неделю не обращайте внимания на любые странные сны, хорошо?
Гарри и Драко смотрели на него в ужасе.
- Э… ясно, - сказала Гермиона. – Вернемся к делам… что будет с Духом сыра?
- Давайте его сожжем, - произнес Драко, натянув шляпу еще глубже и потирая плечо.
- Но ведь он демон. Разве это сработает? – спросил Гарри.
- Не сработает, - ответил Снейп. – Существует только один способ от него избавиться, как я и обнаружил двадцать девять лет назад. И способ этот определенно не назовешь приятным.
- Ух ты, ритуал изгнания демона, - зачарованно произнесла Гермиона. – А можно мне участвовать? Это будет так интересно…
- С тобой определенно что-то не в порядке, - Драко раздраженно на нее посмотрел.
- Заткнись, Розовый.
- Вообще-то, - сказал Снейп, не обращая внимания на спор, - участвовать должны будете вы все. В этом ритуале требуются четыре человека. Мне пришлось завербовать Эйвери и братьев Лестрейндж.
- Пожирателей смерти? – резко спросил Гарри.
- Они единственные могли мне помочь, - пожал плечами Снейп. – Это были мои друзья, дети друзей моего отца. Что ж, надо поскорее начать, - и он направился к двери.
- Куда вы? – спросила Гермиона.
- Собираюсь найти ничего не подозревающего ученика, чтобы втянуть его в изгнание Духа сыра, - жизнерадостно ответил Снейп. – Когда мы изгнали его, я поклялся, что больше никогда-никогда не буду делать этого снова. Хотя формально, - добавил он, открывая дверь класса, – я поклялся, что больше не буду настолько глуп, чтобы вообще его вызы… Уизли! Вы-то мне и нужны!
Снейп, открывший дверь, чтобы найти трех Уизли, стоящих в коридоре (и теперь начавших нервничать), ухмыльнулся при виде них, схватил за руку Рона и втянул его в класс.
- Вы будете четвертым человеком для ритуала изгнания, - сказал он, ведя Рона к бессознательному демону на полу.
- Эй, да ни за что на свете я не подойду к этой штуке, - Рон скрестил руки на груди. – Тем более, чтобы помочь вот этим. – Он презрительно усмехнулся Гарри, Гермионе и Драко.
- О, вы это сделаете, Уизли, - радостно сказал Снейп, - или у вас будут серьезные неприятности.
Драко удивленно посмотрел на Снейпа, единственного учителя в школе, которому он нравился, который относился к нему лучше, чем к Гарри и Гермионе, единственного учителя, который, он чувствовал это, был на его стороне, угрожая Уизли даже в то время, когда носил чудной свитер с колокольчиками и улыбался.
- Я знал! – завопил Драко, бросаясь вперед и обхватив Снейпа руками. – Вы по-прежнему злой слизеринский ублюдок!
Все остальные уставились на него, Снейп в том числе.
- Да, ну, мы, злые слизеринские ублюдки, обычно не обнимаемся, знаешь ли, - Снейп неловко похлопал Драко по спине.
- Можно, мы теперь изгоним демона, пожалуйста? – спросила Гермиона. – Я вправду хочу посмотреть, как он исчезнет, а сразу после обеда у нас другой урок…
- К тому же это просто отвратительно, - Гарри кивнул на Драко, который все еще обнимал Снейпа.
- Да, надо начинать, - произнес Снейп и нахмурился, пытаясь вспомнить ритуал. – Точно. А теперь… думаю, у профессора Вектор есть цветные чернила, которые мы можем позаимствовать, а домашних эльфов попросим сделать Драко ожерелье из чеснока…
- Что?! – Драко тут же сделал шаг назад.
Фред и Джордж, которые до этого стояли в дверях, решая, уйти ли им, прежде чем случится что-то плохое, или остаться и наблюдать, тут же зашли в класс, закрыли за собой дверь и уселись на одну из парт.
- Нет, такого мы ни за что не пропустим, - заметил Фред, ухмыляясь во весь рот.

***

- Минерва? Ты здесь?
МакГонагалл подскочила и повернулась к классному камину, откуда ей улыбалась голова Снейпа, улыбалась так же жутко, как и вчера.
- Здравствуй, Северус, - осторожно сказала она. – Я провожу контрольную у второго курса, что…
- Простите, что прерываю, - Снейп кивнул ученикам, которых озадачил его извиняющий вид, - но мне нужно с тобой поговорить о Грейнджер и Малфое. Мне надо, чтобы ты назначила им контрольную на другой день.
МакГонагалл приподняла бровь:
- Почему это?
- О… неважно, просто они ненадолго мне нужны, и я думаю, они будут не в состоянии писать сегодня контрольную работу…
- Рассказывай, - рыкнула МакГонагалл, устав от того, что никогда не получает ответов. – И надеюсь, это не связано с войной шуток, Северус, иначе…
Позволив этому высказыванию повиснуть в воздухе, МакГонагалл потерла переносицу, ожидая ответа.
Снейп нервно улыбнулся:
- Ну… я рассказал сегодня классу про свое первое зелье… и как все пошло… не так… Ну, и теперь Драко носит ожерелье из чеснока, а Грейнджер и Поттер рисуют символы на его лице…
- Что?! – изумленно пролепетала МакГонагалл.
В классе послышались перешептывания и смешки, вынуждая ее повернуться и строго на них посмотреть, чтобы шепот затих, прежде чем вернуться к камину.
- Это долгая история…
Снейпа прервал внезапный крик, который, похоже, принадлежал одному из близнецов Уизли и был только слегка приглушен прохождением через камин:
- А-а-а! Дух сыра проснулся!
- Бежим! – послышался панический возглас Драко Малфоя.
- Ну, в общем, расскажу позже, - поспешно произнес Снейп и исчез.

Примечание переводчика:
* Лимбургер – сорт сыра, известный за свой запах, который часто сравнивают с запахом потных ног.

Глава 25. Изгнание Дорвиларона



От переводчика:
ВНИМАНИЕ! Для полного понимания этой главы необходимо знать изображения некоторых рун и знаков Зодиака. Для тех, кто их не знает, я нарисовала памятку:
http://s39.radikal.ru/i086/0904/10/eff544bb419c.gif

- Стой спокойно!
- Заткнись, Грейнджер.
- Если не будешь стоять спокойно, я ткну тебя пером в глаз.
- Если поднесешь эту штуку чуть ближе к моему глазу, я… ай!
- Ой, - невинно произнесла Гермиона.
Затем она вздохнула и убрала перо от лица Драко. После того, как Снейп притащил Рона в класс (а близнецы пригласили себя сами), он откопал старую книгу с ритуалом изгнания. Оказалось, что им нужно сварить зелье, чернилами определенных цветов нарисовать на Драко магические символы и повесить ему на шею чесночное ожерелье, а затем произнести простое стихотворение-заклинание и совершить еще некоторые действия, которые уничтожат Дух сыра. Снейп поручил близнецам приготовить зелье (они были довольно способными в зельеварении, учитывая их талант к изобретению товаров для магазина шуток, хотя Снейп никогда не признал бы этого) и достал необходимые ингредиенты, затем заставил Рона составить список того, что им еще может понадобиться для ритуала, пока он сам помог Гарри и Гермионе начать рисовать символы. Нет нужды говорить, что никто не был особо рад своему заданию.
- Ты специально это сделала! – завопил Драко, зажмурив глаз от боли.
- Да неужели? – Рон закатил глаза, но не смог подавить ухмылку.
В настоящий момент Снейп ушел достать цветных чернил у профессора Вектор, так как в классе зельеварения были только обычные, и приказал всем оставаться здесь. Близнецы отправились на кухню захватить еды, отговорившись тем, что кто-то должен попросить Добби сделать ожерелье из чеснока для Драко. Тем временем Рон просматривал книгу в поисках других интересных заклинаний, а Гарри удерживал Драко (то есть держал его за заведенные за спину руки), пока Гермиона рисовала на его щеках перевернутую руну Альгиз внутри круга. Или, скорее, пыталась. Цепь осложняла дело, да и Драко не был от природы услужливым.
- Если не будешь стоять спокойно, ничего не получится, - раздраженно сказала Гермиона.
- И что? Снейп может просто запереть Дух сыра в сундуке или что-нибудь в этом роде.
- Почему бы не запереть его в твоем? – пробормотал Гарри.
- Хорошая мысль. Тогда я смогу выпустить его, пока ты будешь спать.
- Ох, заткнись уже, Малфой, - рассердилась Гермиона.
Тут появились близнецы и свалили на стол кучу еды.
- Вот, держи, крошка Ронни, - поддразнил брата Фред и потрепал его по голове, пока Рон сердито на него глядел.
- Да, мы знаем, какой ты становисся лаздлазытельный, когда хоцес кусать, - ухмыльнувшись, добавил Джордж.
- Вам еще не пора домой? – проворчал Рон, схватил эклер и начал жевать.
- Мы не можем бросить свою семью и друзей, когда они в нас нуждаются! – воскликнул Фред, притворяясь потрясенным. – Мы бы никогда… о, черт, зелье еще кипит?
Они с Джорджем рванулись к котлу, в котором варили зелье для ритуала.
- Пожалуйста, только не испорите его, - устало произнесла Гермиона. – Я хочу с этим покончить.
- Да, у меня сегодня квидди… ай!
- Молчи! Ты мне все портишь! – Гермиона в шестнадцатый раз стерла заклинанием неудавшийся символ и начала заново.
- Еще немного, и я тебе так все испорчу… - прорычал Драко. Его эта ситуация донимала больше всех, чего, впрочем, и следовало ожидать: не так-то легко позволить злейшему врагу рисовать на тебе, предвкушая при этом стихотворные заклинания и ожерелье из чеснока.
- А почему ты рисуешь на Малфое знак мира? – поинтересовался Джордж.
- Это перевернутая руна Альгиз, вписанная в круг, - рассеянно ответила Гермиона.
- Знак мира пацифик – это перевернутая руна, вписанная в круг? – повторил Джордж.
- Нет… да… ох, заткнись и вари зелье, - простонала Гермиона, когда Малфой снова шевельнулся, испортив рисунок. – Гарри, это не работает!
- Знаю, - вздохнул Гарри. Затем он просветлел, - У меня идея: давай прижмем его к стене, чтобы он не мог шевелить руками, и тогда я смогу держать его голову!
- Чего?!
- Отличная идея, Гарри!
- Даже не ду… ох!
В следующую секунду Драко оказался придавлен к каменной стене, локоть Гарри упирался в его живот, а второй рукой гриффиндорец пытался удерживать на месте его голову. Но Драко не собирался этого терпеть.
- Это же нелепо! – проревел Драко, изо всех сил дергая головой, чтобы избежать пера Гермионы, но ему мешала рука Гарри. – Просто бросим его в огонь! Это сработает! Вовсе незачем заниматься всей этой фигней!
- Давай оглушим его, - предложил Гарри, удерживая Драко.
- Нам придется постоянно обновлять оглушающее заклинание, а его повторное наложение через короткие промежутки времени может нанести непоправимый вред, - с сожалением ответила Гермиона.
- И что? – не понял Гарри.
- А то, что я оставлю эту идею до тех времен, когда он больше не будет прикован к моему запястью, - объяснила Гермиона. – Он меня раздражает и без дальнейших мозговых нарушений.
Следующие несколько минут Уизли с весельем наблюдали за мини-войной Гарри и Драко, а Гермиона случайно тыкала в лицо последнего пером, оставляя множество черных точек (вообще-то, «случайно» - не совсем верное слово). Наконец, Гермиона рассерженно отступила.
- Надо придумать, как удерживать его лучше, - сказала она Гарри.
- Связывающее заклинание?
- Слишком быстро спадает.
- Петрификус Тоталус?
- Тоже, и нельзя будет изменить положение тела.
- …Что ж, остается одно. Помоги уложить его на пол.
После долгих воплей Драко, а также смеха близнецов, Рона и, временами, Гарри и Гермионы, слизеринец оказался лежащим на полу; Гермиона сидела у него на груди, своими ногами прижимая его руки к бокам, а Гарри уселся ему на ноги, при этом поедая что-то из принесенного близнецами перекуса.
- С Малфоем можно иметь дело только так, - Гарри потянулся за следующим котелковым кексом.
- Клянусь, Поттер, я с тобой за это… ай! Проклятье, Грейнджер!
- Оно соскользнуло, – ответила Гермиона тем же невинным тоном, которым защищала себя каждый раз, когда перо болезненно в вонзалось в кожу Драко. – А теперь замри!
Левой рукой Гермиона повернула его голову и начала рисовать. Драко обмяк, наконец, признавшись себе, что это необходимо сделать, а закончится все быстрее, если он перестанет сопротивляться.
Через полминуты Гермиона нарисовала на обеих его щеках перевернутую руну Альгиз в круге (что и вправду выглядело прямо как пацифик – символ мира).
- Все, - сказала она, откидывая волосы с лица. Затем Гермиона сглотнула и обратилась к Рону, не глядя на него: он все еще злился и говорил с ней только, если это было крайне необходимо, и даже тогда использовал ледяной тон. – Что дальше?
Рон просмотрел страницу.
- Черным цветом нарисовать на лбу заклинателя руну Дагаз, - ответил он холодно.
Гермиона хихикнула:
- Дагаз?
- Это та, что похожа на бантик? – недоверчиво спросил Фред, ухмыляясь во весь рот.
- Чего?! – взвизгнул Драко.
Одной рукой удерживая его голову, Гермиона с большим удовольствием нарисовала руну Дагаз.
- Хе-хе, и вправду похоже на бантик, - сказала она и ткнула Драко пером в висок, просто так.
- Ты мне за это еще заплатишь, - прорычал Драко.
- Слева от Дагаз нарисовать Эваз, а с другой стороны – Манназ, - сообщил Гермионе Рон.
- А они как выглядят? – с жадностью спросил Гарри.
- В основном, как буква «М», - ответила Гермиона. – Отличаются только слегка. Гм… «слева» - это слева для меня или слева для Малфоя?
- Э… наверное, для Малфоя.
- А что если все-таки для Гермионы? – вмешался Гарри.
- А может, с левой стороны от Дагаз?
- У Дагаз есть лево? Как узнать, где у него какая сторона?
- Да, невозможно определить, руна направлена к Малфою или от Малфоя.
- Да, она же симметричная.
- Наверняка это не имеет значения.
- Ну, даже если имеет, то не такое уж и большое, правда?
- Вообще-то, Эваз – это женская руна, а Манназ – мужская, так что если традиционно сопоставлять мужское начало с правой стороной, а женское с левой…
- То это нам не поможет, если мы не знаем, какая сторона левая.
- Ха-ха, ты рисуешь на нем женскую руну?
- Если ваша беседа собирается быть еще более скучной, не могла бы ты чуть-чуть отодвинуться, Грейнджер? Мне плохо виден твой вырез… ай!
- Еще хоть раз скажешь что-то подобное, и я проткну этим пером твой мозг!
Все засмеялись (кроме Драко).
- Не, не сработает, - сказал Фред. – У него слишком толстый череп.
- Тогда я воспользуюсь чем-то поострее, - рыкнула она.
- А зачем ждать провокации? – заметил Джордж.
- Действительно, - задумчиво произнесла Гермиона и оглядела комнату, как будто надеялась, что кто-нибудь забыл поблизости меч. Но, похоже, никто не носил мечи на занятия; больше всего смахивали на оружие перья для письма, оставленные сбежавшими учениками. Гермиона вздохнула, а затем чуть улыбнулась. На несколько секунд все как будто вернулось на круги своя: Рон улыбался и смеялся над ее угрозой, и это были гриффиндорцы против Малфоя, прямо как раньше…
Она отогнала мысли о ссоре с Роном и снова задумчиво посмотрела на Драко.
- Что ж, - сказала она, - Эваз и Манназ очень похожи, так что я просто нарисую пока то, что у них общее, а когда Снейп вернется, спрошу у него, где какая сторона.
Закончив с рисованием, Гермиона отклонилась назад и оценивающе посмотрела на свою работу.
- Хорошо, что я так и не бросила древние руны, - отметила она.
- Может, теперь ты слезешь с меня? – вяло поинтересовался Драко.
- Нет, - неохотно ответила Гермиона. – Нам нужно будет порисовать еще, и я не собираюсь укладывать тебя на пол снова.
Драко вздохнул:
- Я не буду сопротивляться.
Гермиона фыркнула в ответ, и Драко закатил глаза.
В камине полыхнуло зеленое пламя, и появился Снейп с коробкой в руках.
- А, - сказал он, кивнув на Гарри, Гермиону и Драко, - вы уже начали рисовать. Позволить ему лечь – это хорошая идея; стоять неподвижно, пока друзья на мне рисовали, было весьма утомительно.
Драко бросил на него злой взгляд, а гриффиндорцы постарались сдержать смешки.
- Значит, вы и вправду все это делали? – спросил Фред. В отличие от всех остальных, Фред и Джордж положительно восприняли это странное новое поведение Снейпа. Они только что выиграли громадную кучу денег у Ли Джордана, с которым давно еще поспорили, когда же Снейп слетит с катушек; к тому же, близнецы были специалистами в области странного.
- Да, - Снейп чуть улыбнулся. – Теперь, когда прошло столько времени, вспоминать это забавно.
- У профессора Вектор были чернила, профессор? – вмешалась Гермиона.
Снейп кивнул.
- Да, но чтобы объяснить, зачем они мне, пришлось постараться. Вот, держи, Гермиона, - он передал ей коробку.
- С какой стороны от Дагаз рисовать Эваз? – спросила Гермиона.
- Слева для Драко, - ответил Снейп. – По крайней мере, там мы рисовали ее на мне.
Гермиона хихикнула, представив себе Снейпа с тремя рунами на лбу и символами мира на щеках, и вернулась к рисованию мужской и женской рун.
- А почему на лице Малфоя рисует она? – надулся Фред, кивнув на Гарри и Гермиону и одновременно наливая в котел с зельем розмариновое масло. – Это гораздо веселее, чем то, что делаем мы.
- Потому что в последний раз, когда я проходила мимо зелья, из него выпрыгнул Дух сыра, - сухо ответила Гермиона.
- И потому вы доверили это нам? – Фред озадаченно взглянул на своего близнеца. Джордж уставился на него в ответ, также в недоумении, что кто-то доверил им нечто настолько важное.
- Доверили? – повторил Снейп. Затем он нахмурился, поспешил к котлу и озабоченно отогнал близнецов. Те усмехнулись и уселись наблюдать за раскрашиванием лица Малфоя.
Аккуратно дорисовав Эваз и Манназ, Гермиона снова выпрямилась.
- Готово, - сказала она, с гордостью обозревая свои рисунки. – Что дальше?
- Надо придумать семь символов, связанных со стихотворением, - рассеянно ответил Снейп, внимательно рассматривая зелье.
Все беспомощно на него уставились.
- То есть, если он сказал что-то про любовь, надо нарисовать сердечко или нечто в этом роде? – наморщила нос Гермиона.
- Точно.
Гермиона нахмурилась:
- Как там звучало стихотворение, Малфой?
- Я больше никогда не собираюсь произносить его снова, спасибо.
- Нам нужны эти семь символов, - закатила глаза Гермиона. – О чем в нем было?
Драко заскрежетал зубами. Он не хотел повторять стихотворение, никогда в жизни, но если промолчать, Гермиона не слезет с него и, возможно, снова ткнет его пером.
- Да всякая чушь, - неохотно произнес он. – Я едва его помню. Вино… пруд… море… Подобная девчачья ерунда.
- Это только три, нужно больше, - уголки губ Гермионы подергивались, а ребята смеялись открыто.
- Кровь, - прорычал Драко. – Э… сыр. Дух… и любовь. Это семь.
- Где рисовать эти символы, профессор? – спросила Гермиона.
- У него на груди, - ответил Снейп. – Пусть снимет рубашку.
- Постойте, на груди? – прервала его Гермиона.
- Да, и…
- Я не буду рисовать у него на груди!
- Да, она не будет рисовать у меня на груди!
- Гарри, давай ты! – взмолилась Гермиона, бросая на того взгляд через плечо.
- Он тоже не будет на мне рисовать!
- Да, я тоже не буду на нем рисовать!
- Гарри, пожалуйста?
- Э… может, мы все потянем жребий?
- А может, тянуть жребий будете вы двое? – вмешался Рон. – Мне так больше нравится.
- А… я не умею рисовать, - поспешно произнес Гарри.
- Я тоже не очень умею, - добавила Гермиона.
- Ну, ты же девчонка. Ты умеешь рисовать сердечки и все подобное.
Гермиона угрожающе сузила глаза:
- Это еще что за логика?
Гарри понял, что сказал не то, и решил сменить тему:
- Фред, Джордж, вы ведь хотели на нем рисовать, так?
- Забудь, приятель.
- Да, желание прошло.
- Рон? – умоляюще произнес Гарри.
- Ну уж нет, - усмехнулся тот.
- У меня идея: давайте мы будем держать это острое перо подальше от моей груди?
- Я говорил тебе, Драко: это необходимо, - Снейп не то улыбнулся, не то ухмыльнулся.
- Я не верю, что вы вправду через это прошли! – огрызнулся Драко.
- Все это есть в книге, Малфой, - указал Рон, его уши и шея покраснели.
- Да плевать! Вот вы встречались с братьями Лестрейндж?
- Да, - выплюнул Гарри. – Правда, нас официально не представили. Мы были слишком заняты, стараясь друг друга убить.
- Так вот: никогда в жизни они не стали бы рисовать сердечки на груди Снейпа!
- …Вообще-то, это был Эйвери, - признался Снейп. – Помнится, он был очень недоволен тем, что должен на мне рисовать, но он единственный рисовал более или менее норм…
- Я не позволю никому рисовать у меня на груди! Со мной сегодня случилось достаточно!
- Так тебе и надо! – рыкнула Гермиона. – Да и выбора у тебя нет. – Она выхватила палочку, зная, что никто кроме нее рисовать на груди Драко не станет, и решив покончить с этим поскорее. – Окаменей! – крикнула она, а затем использовала заклинание, которым они разрезали свои мантии и рубашки, чтобы их снять. Гермиона швырнула обрывки в сторону и уселась на живот Драко, крепко зажав ногами его руки. Только тут она заметила, что все пораженно на нее уставились. – Ну что? – сердито спросила она, пристально глядя каждого по очереди. Все торопливо отвернулись. Гарри начал было что-то насвистывать, но спохватился и замолчал.
Через секунду Драко пришел в себя.
- Ах ты… - завопил он, пытаясь сесть.
- Лежи, - рявкнула Гермиона, толкая его назад. – Мне это тоже не особо нравится.
- Не особо нравится? Не особо нравится?! Сейчас же слезь с меня, иначе…
- Это необходимо сделать, Драко, - успокаивающе произнес Снейп. – Дух сыра нужно отослать обратно в его мир.
- И что же это за мир? Сырная планета? Страна молочных продуктов? – Драко снова попытался сесть, и Гермиона толкнула его обратно с такой силой, что он ударился затылком об пол. Драко сердито уставился на нее, как только смог сфокусировать зрение, но подняться больше не пытался. Решив, что ему остается только делать комментарии, которые наверняка выведут ее из себя, он сказал: - Я всегда знал, что тебе нравится быть сверху… ай! Грейнджер!
- Ох, прости, - протянула Гермиона. – Кажется, я только что ткнула тебя в глаз – снова – этим острым, заточенным… острым-преострым пером? – Она опустила перо к лицу Драко, готовая ткнуть его. Драко бросил на нее злой взгляд, но промолчал.
Гарри фыркнул, пытаясь сдержать смех, и Гермиона яростно к нему повернулась, все еще сжимая перо. Все в комнате вдруг стали выглядеть ужасно серьезно.
- Так, - рыкнула Гермиона, – для этих символов нужны определенные цвета или порядок?
- Обычные чернила, - произнес Снейп. – Не помню, чтобы был какой-то порядок… посмотрите в книге, Уизли.
Рон проглядел страницу и потряс головой:
- Написано просто нарисовать.
- Начните составлять список цветов, которые будут ей нужны для символов планет и знаков Зодиака, - сказал ему Снейп и вернулся к зелью.
- Ладно, - неохотно произнес Рон и достал из сумки Гарри кусок пергамента.
Гермиона мрачно посмотрела на грудь Драко. Одно дело – рисовать на его лице, и совсем другое – на груди. Еще сильнее нахмурившись, Гермиона очень постаралась не обращать внимания на то, что было перед ней – точнее, под ней. Очевидно, солнечные лучи вообще не достигали его кожи, одежда там или нет, как будто вокруг него было силовое поле с надписью-заповедью: «Не окрась». И все же она не могла удержаться от разглядывания. Проклятье, злым слизеринским ублюдкам нужно запретить выглядеть так! Перо угрожало сломаться – так Гермиона его сжимала, пытаясь удержать себя, чтобы не проверить на ощупь, вправду ли кожа у Драко такая гладкая как выглядит.
«Это же Малфой, - убеждала себя Гермиона. – Если ты изнасилуешь его в комнате, полной людей, именно этих людей, они никогда не дадут тебе этого забыть. Это Малфой!»
Гермиона содрогнулась. Это просто нелепо. Неважно, как он выглядел, Малфой был самым большим козлом, которого она встречала, за исключением, возможно, нескольких Пожирателей Смерти и самого Волдеморта. Он не заслуживал даже второго взгляда, не говоря уже о том, чтобы им любоваться. К тому же его грудь была не лучшей из тех, что видела Гермиона. У Оливера гораздо лучше. И у Виктора ничего. Так что Малфой оказывается на третьем месте из… трех.
Гермиона вдруг осознала, о чем думает, и подавила отчаянный стон. Все. Она просто обязана тщательно исследовать эту цепь, и неважно, подозревает ли их мадам Пинс. Если придется, она проберется в библиотеку под гарриным плащом в три часа утра.
Она случайно взглянула на лицо Драко и увидела, что он весело ухмыляется над ее неловким положением. Он приподнял бровь и вскрикнул, когда Гермиона ткнула его пером. Полная решимости не показывать Драко свое смущение и волнение, она опустила перо к его груди и начала рисовать.
В комнате стояла почти полная тишина, слышно было только, как перо чертит по коже Драко или окунается в чернильницу, да еще бурлил котел с зельем. Все трое Уизли внимательно изучали книгу, и близнецы делали записи (что вызывало, скорее, тревогу). Гермиона, наконец, закончила символы и поскорее выпрямилась, оглядывая результаты своего творчества. Пруд, стакан с вином и сердце были выполнены очень хорошо. Пипетка с кровью, кусок сыра и маленькие волны для моря выглядели удовлетворительно. Вместо духа она нарисовала привидение Каспера. Гермиона хихикнула, снова посмотрев на этого маггловского персонажа.
- Гермиона, только, пожалуйста, не издавай радостных звуков, пока рисуешь на груди Малфоя, - попросил Гарри, который сидел к ней спиной и не видел, над чем она смеется. – Это слишком жутко.
- О, заткнись, - пробормотала она и угрожающе приподняла перо, когда Драко открыл рот, чтобы что-то сказать. Он неохотно заткнулся.
Довольная получившимся результатом, Гермиона слезла с Драко, чувствуя себя так, будто занималась чем-то ужасно безнравственным. Слегка содрогнувшись, Гермиона подобрала коробку с цветными чернилами, избегая смотреть на Драко, пока тот садился, столкнув Гарри со своих ног.
- Гарри, помоги мне раскрасить его руки, - сказала Гермиона. – Так будет быстрее.
- Зачем ты разрешила ему сесть? – раздраженно спросил Гарри, потирая плечо, которым ударился об пол.
- Я не могу рисовать на его руках, сидя у него на животе, - вспылила Гермиона, чувствуя, что это лучший ответ, чем: «когда я сижу на нем, это слишком отвлекает».
К счастью, Драко сидел спокойно, пока Гарри и Гермиона выбрали себе по одной руке. Рон говорил им, какие символы рисовать каким цветом, а близнецы сидели рядом, вставляя комментарии и надоедая всем вопросами вроде «А почему этот зеленого цвета? Это же не символ планеты? Что еще за Харон? Разве это не спутник Плутона?.. Это ведь не планета… А разве ты этот уже не нарисовала? Выглядит так же. А почему тогда Дева так похожа на Скорпиона? Который из них Овен? Эй, нет ничего смешного в том, что мы родились в день всех дураков!»
Когда Гермиона уже начала размышлять, в какие неприятности попадет, если проверит, можно ли использовать перо для письма в качестве дротика и проткнуть им лоб одного из Уизли, она дорисовала символ Плутона и выпрямилась.
- Наконец-то, - проворчала она. – Гарри, ты еще не все?
Гермиона обошла Драко, чтобы посмотреть на результаты Гарри… и обнаружила, что ему осталось еще три символа, да к тому же он нарисовал Близнецов боком, а Стрельца – задом наперед, и перепутал Деву со Скорпионом; и все символы были начерчены дрожащими линиями. Гермиона вздохнула и протянула руку за его пером.
- Я же говорил, что не умею рисовать, - извиняющее произнес Гарри, с облегчением вставая.
- Хорошо, - сказал Снейп, - зелью нужно только двадцать минут покипеть. Я свяжусь с Филиусом и Минервой, чтобы назначили ваши сегодняшние контрольные на другой день…
- Рисунки готовы, - Гермиона устало выпрямилась и заклинанием поменяла цвета тех трех изображений Гарри, что были нарисованы более или менее сносно. – На будущее запомни, Гарри, цвет Близнецов – желтый, Овен должен быть красным, не розовым… а Рак – серебристым.
- Прости, - пожал плечами Гарри. Он никогда особо не интересовался астрономией.
Пока Снейп говорил через камин с Флитвиком, Гарри, Рон, Гермиона и близнецы проглядывали книгу, а Драко печально осматривал свои разноцветные руки.
- Понятно, - протянула Гермиона, - очевидно, мы должны будем встать втроем вокруг Малфоя и Духа сыра и…
Слова Гермионы прервал громкий треск; все подскочили и с палочками наизготовку повернулись к бессознательному Духу сыра, но оказалось, что звук вызвало другое магическое существо.
- Добби сделал ожерелье! – пискнул маленький домовой эльф, протягивая им сильно пахнущее ожерелье из чеснока, которое было длиннее самого Добби.
Драко издал разочарованный рык, посмотрел на свою разукрашенную кожу и неохотно принял ожерелье, пробормотав слова благодарности, а затем надел его. Добби остался лишь на несколько секунд, подождав, пока Снейп закончит разговор, чтобы спросить, нужно ли ему еще что-нибудь. Снейп ответил отрицательно и полез в камин связываться с МакГонагалл.
- Это так глупо, - проворчал Драко. – Он все это выдумал, я знаю!
- Так же, как он выдумал зелье, да? – закатила глаза Гермиона.
- Заткнись, грязнокровка, - огрызнулся Драко, и тут же понял, что совершил ошибку, так как Гарри, Гермиона и Уизли повернулись к нему, выхватив палочки.
- С меня довольно! – прошипела Гермиона и подняла волшебную палочку, но прежде чем она успела произнести заклятье…
- А-а-а! Дух сыра проснулся! – воскликнул Фред.
- Бежим! – вскрикнул Драко и бросился к двери, в спешке решив перебраться через стоящий на пути стол, а не оббегать его. Только собираясь спрыгнуть на пол, Драко осознал, что все гриффиндорцы лопаются от смеха.
- О, это было потрясающе, - Гермиона сжимала спинку стула, чтобы удержаться на ногах. – Огромное тебе спасибо, Фред.
Драко сердито посмотрел на нее, испытывая соблазн наступить ей на пальцы.
Огонь в камине исчез, и Снейп попытался вскочить, ударившись головой о каменный выступ. Шатаясь, он взобрался на ноги, одной рукой держась за голову, а во второй сжимая палочку. Увидев, что Дух сыра так и лежит без движения на полу, а все потешаются над угрюмым Драко, Снейп тихо засмеялся.
- Ох уж эти дети… - пробормотал он. – Что ж, давайте начнем? Зелье как раз должно было приготовиться… да, оно стало зеленым. Пора!
Фред и Джордж отошли подальше и сели рядом со столом Снейпа, пока он сам указал остальным встать вокруг Духа сыра в центральном проходе между партами. Драко пробормотал еще несколько жалоб и занял свое место рядом с Дорвилароном в середине треугольника, образованного Гарри, Роном и Гермионой.
Гарри взял котел и плеснул часть зелья на Дух сыра.
- Аллутло, мантрутло, - нараспев произнес он.
- Жабини, жабини, жабини, - монотонно проговорил Драко.
Гарри плеснул на Дорвиларона еще немного зелья. Внезапно всех четырех окружила стена зеленого дыма, обвиваясь вокруг них подобно живому пламени. Гермиона заинтересованно посмотрела на нее, прежде чем произнести свою строчку.
- Еще не победило зло, - сказала она с радостным волнением в голосе.
- Жабини, жабини, жабини, - нервно повторил Драко, размышляя, сможет ли он пробежать сквозь эту дымовую завесу, или у нее есть волшебные свойства, чтобы его не пропустить. Дым начал бледнеть, медленно превращаясь из зеленого в белый.
Гарри вылил почти все оставшееся зелье на Дух сыра и посмотрел на Рона.
- Все духи, что есть среди нас, - сказал Рон так же нервно, как и Драко до него, и слегка отодвинулся от дымовой стены, хоть она и стала рассеиваться.
- Жабини, жабини, жабини, - пробормотал Драко, зажмурившись.
Гарри плеснул ему в лицо остатки зелья.
- Должны исчезнуть вы сейчас! – крикнули все четверо, Драко при этом плевался и кашлял.
Послышался грохот, как от стада бегущих бизонов, шум нарастал, пока не начало казаться, что они все сейчас оглохнут. Снейп вдруг нырнул за свой стол; Фред и Джордж посмотрели на него, переглянулись и рванулись к двери. Но не успели.
Оглушительный грохот резко смолк, и с громким хлопком Дух сыра взорвался. Во всех направлениях полетел отвратительно пахнущий сыр, покрыв комнату теплыми, вязкими, противными его комками.
Все потрясенно замерли, истекая сыром. Снейп, ухмыляясь, выглянул из-за стола.
- Ха! – радостно произнес он. – Хорошо, что я вовремя про это вспомнил.
- Могли бы и нас предупредить, - сухо сообщила ему Гермиона.
- Ну, я… э… вспомнил только в последнюю секунду, понимаешь… ну да…
Все сердито на него посмотрели.
- Что ж, - сказал Фред Джорджу, с его волос упал комок сыра и приземлился на пол с тихим «плюх», – кажется, нам пора.

Глава 26. Тренировка по квиддичу. Часть первая



- Да что с тобой такое? – бушевала Гермиона, заходя вместе с Гарри и Драко в пустую гостиную. – Ты совсем спятил?
- Я должен был доказать, что он лжет! – огрызнулся Драко. – И заткнись уже.
- Какая разница, лгал ли он? – завопила Гермиона. – Нельзя было выбрать другой способ, чтобы это доказать, а не варить предположительно опасное зелье?
- Ты не понимаешь! – выкрикнул Драко. – Мне нужно было знать, что с ним такое! Его надо остановить!
Драко начал вышагивать вперед и назад, насколько позволяла цепь.
- Что же с ним могло случиться? – пробормотал он. – Уизли его оскорбил… он исчез на все выходные… и… - Драко нахмурился, - вернулся счастливым. – Тут у Драко открылся рот, а лицо приняло выражение такого ужаса, что Гарри с Гермионой тревожно на него уставились. – О Боже мой, - Выдохнул Драко и потрясенно повернулся к Гермионе. – У Снейпа был секс.
Гарри распахнул глаза и тоже повернулся к Гермионе, ожидая, что она использует свою беспристрастную логику и убедит его, что нет, Снейп никогда ни с кем не занимался сексом… но Гермиона поняла его взгляд совершенно неверно.
- А почему ты смотришь на меня?! – рассердилась она.
Гарри имел достаточно здравого смысла, чтобы потрясти головой и пробормотать: он, мол, ничего такого не имеет в виду; но вот Драко не был таким проницательным, когда дело доходило до настроения Гермионы.
- Признай, это была ты! – завопил он, обвиняющее наставив на нее палец. – Вот и доказательство! Ты трахалась с ним уже целую вечность, много месяцев! Это все ты! Это ты свела Снейпа с ума!
- Во-первых, ты просто кретин, если считаешь, что я могла даже подумать о том, чтобы делать это с ним! Это был розыгрыш, придурок! И во-вторых, все выходные я была прикована к твоей надоедливой заднице, так что у меня вообще не было для этого возможности!
- Возможности? Что… - Гарри позеленел.
Гермиона мрачно на него глянула:
- Ты мне сейчас не помогаешь.
- Ха! – завопил Драко, тыча в нее измазанным сыром пальцем. – Ты не сможешь меня одурачить! Ты знаешь какой-то тайный способ снять цепь, да? Да? Признавайся!
- Если бы я могла снять проклятый браслет, то никогда не надела бы его снова!
- Ну да, Грейнджер. Конечно! Ты каждую ночь снимаешь цепь, чтобы пойти потрахаться со своим старым сальноволосым дружком, и возвращаешься прежде, чем я проснусь! Потому что… потому… - Драко запнулся на секунду, задумавшись. Наконец, на его лице проступило понимание. – Потому что ты пытаешься меня соблазнить!
- Чего?! – недоверчиво выкрикнули Гарри и Гермиона.
Гарри расхохотался, но Драко продолжал разглагольствовать:
- Я раскусил тебя, Грейнджер! Тебя просто тянет к плохим парням! Вот, в чем дело! Тебе нравятся опасные ребята, а теперь ты захотела меня! Ты наверняка подстроила дуэль мелкой Крысли и Томаса только, чтобы до меня добраться! Ну, теперь мне все известно, Грейнджер! И этого не случится! Мне плевать, насколько ты сексуальна! А-а-а! – Драко зажал рот ладонью, похоже, питая отвращение к самому себе.
Гермиона просто глядела на него, открывая и закрывая рот, как будто пыталась найти, что сказать. Так и не придумав достойного ответа, она обратила тот же дикий, полусумасшедший взгляд на все еще хохочущего Гарри.
- Гарри, - взмолилась она, - я больше этого не вынесу. Не смогу! Я… мы… Цепь нужно снять! – взревела она.
И тут сквозь дымку сумасшествия проник голос Джинни, спокойный и решительный, каким она успокаивала подругу, когда цепь только появилась:
«Гермиона, если мы не придумаем, как снять эту цепь, то просто отрежем Малфою руку, хорошо?»
Пораженная этой «логикой», Гермиона сначала замерла… а затем рванулась к Малфою и вонзила зубы в его запястье.
Драко по-девчачьи взвизгнул от боли и ужаса и начал колотить Гермиону по голове и спине другой рукой. Гриффиндорка со всех сил пыталась прокусить ему руку, но мешали его мантия, рубашка, мышцы, а также мерзкий вкус протухшего сыра, которым ребята все еще были покрыты. Гарри стоял рядом, разрываясь между тем, чтобы удержать Гермиону от попадания в Азкабан за откусывание руки Драко, и тем, чтобы с удовольствием за ними наблюдать.
В конце концов, Гермиона поняла: запястье Драко так просто не прогрызть, и решила, что остается только одно – задушить его, а потом отрубить руку. Тогда можно будет снять его часть цепи и обратить проклятую штуковину в симпатичный браслетик.
Гермиона отпустила его руку, выплюнула заполнившие рот сыр и обрывки мантии, с грустью посмотрела на ту самую руку (она даже не прокусила кожу! какая жалость…) и потянулась к горлу слизеринца. Драко рванул от нее, все еще издавая пронзительные вопли… но, конечно же, он не мог сбежать от того, кто хотел отгрызть ему руку, будучи соединен с этим человеком цепью, которая и послужила причиной умопомешательства. Гермиона гонялась за ним с вытянутыми вперед руками, что, в сочетании с безумным выражением лица, делало ее похожей на очень быстрое зомби.
У наблюдавшего за ними Гарри от смеха струились из глаз слезы. И будто того, что они гонялись друг за другом, оказалось не достаточно, они до сих пор были все в сыре, у Драко на лице красовались чернильные символы, а когда он перепрыгнул через диван и потерял шляпу, стало видно, что половина его лица и волос была яркого, насыщенно-розового цвета.
- А, черт с ним, - пробормотал Гарри. – Ей не повредит немного повеселиться.
Уворачиваясь от Драко и Гермионы, Гарри направился в гостевую комнату, чтобы захватить сменную одежду и пойти в душ.

***

Незадолго до ужина Гарри вернулся из душа и обнаружил, что на ступеньках лестниц, ведущих в спальни, стоят небольшие компании учеников и с удовольствием наблюдают, как Гермиона все еще гоняется за Драко. Отличие состояло лишь в том, что Драко уже не кричал, сберегая дыхание, а большая часть столов и прочей обстановки была перевернута.
- Привет, Гарри! – крикнул Фред, стоящий на лестнице, что вела в спальню мальчиков, вместе с Джорджем, оба смыли с себя сыр и теперь весело смотрели представление; Рон стоял рядом. Похоже, близнецы решили, что просто не могут долго оставаться вдали от Хогвартса в разгар войны шуток. Фред продолжил: - На кого ставишь?
- Пока что большинство ставок на Гермиону, четыре к одному, - добавил Джордж.
Гарри закатил глаза и достал волшебную палочку.

***

Восемь заклинаний, множество разочарованных гриффиндорцев, два душа – и Драко с Гермионой уже готовились к тренировке по квиддичу, ни с кем почти не разговаривая. Огромный синяк, что оставили на запястье Драко зубы Гермионы, покрывала толстая повязка, а большая часть розовых пятен на его волосах была скрыта под черной вязаной шапкой.
- Ты точно не хочешь, чтобы я с тобой пошел? – в шестой раз спросил Гарри, пока Гермиона повязывала вокруг шеи шарф и надевала одну из связанных своими руками шапочек.
- Дамблдор сказал, что там будет учитель, - устало повторила Гермиона. – Лучше… сосредоточься на контрольных.
Гарри не стал указывать, что учеба без Гермионы будет практически бесполезной, и смирился. Он спустился вместе с ней и Драко в кухню, чтобы перекусить, а затем направился в гриффиндорскую башню; Драко и Гермиона пошли на поле для квиддича.
Землю покрывал толстый слой снега, а холодный ветер пробирал до костей. Гермиона вся закуталась в плащ и нервно посмотрела на слизеринскую команду, большую часть которой составляли неповоротливые громилы.
- Здорово, Драко! – Кребб ухмыльнулся Гермионе. – Привел, на ком можно потренироваться с бладжерами?
- К сожалению, нет, - проворчал Драко, и Гермиона взглянула на него с изумлением. Он не обратил внимания. – Эта маленькая грязнокровка будет летать со мной на одной метле. И как я повторял уже тысячу раз, лучше бы никому не отбивать бладжер в мою сторону, понятно?
- Грейнджер будет летать с тобой на одной метле? – выплюнул один шестикурсник. – Может, ты хочешь отменить тренировку?
- Нет, я не хочу отменять тренировку, – прорычал Драко, - потому что вы, к сожалению, ни черта не умеете играть в квиддич.
- В чем обычно виноват капитан, - пробормотала Гермиона.
- А тебе откуда знать, ты…
- Простите, я опоздал, - произнес новый голос, прервав Драко, и Гермиона тихо застонала: из всех учителей, что могли бы следить за тренировкой, Дамблдор выбрал Оливера. Конечно, он должен был знать о квиддиче больше всех, за исключением Трюк – а может и больше нее – но Оливер был последним, с кем Гермиона сейчас хотела бы иметь дело.
- А ты что тут делаешь? – рявкнул Драко.
- Наблюдаю за вашим жалким подобием квиддичной команды, - отпарировал Оливер. Он повернулся к Гермионе: - Ты как, нормально?
Гермиона вымученно ему улыбнулась и кивнула. По крайней мере, она знала: если кто из слизеринцев попытается что-нибудь выкинуть, Оливер даст фору Гарри. А может даже и Рону.
Драко заметил, как нежно Оливер посмотрел на нее, и как они друг другу улыбнулись. Он фыркнул:
- Да что у тебя такое с учителями, Грейнджер?
- Что? – Оливер с удивлением повернулся к нему.
- Может, уже хватит?! – вскрикнула Гермиона, заставляя всех кроме Драко (он за последнее время привык к ее крикам) съежиться. – Не сплю я со Снейпом! Я думала, то, что я чуть не откусила одну из важнейших частей твоего тела, это докажет!
Все на них уставились. Гойл недоуменно поскреб затылок, а несколько слизеринцев поумнее задумчиво нахмурились.
- Гм, - Оливеру было интересно, что конкретно это значило, - … о какой… части тела… мы сейчас говорим?
- Даже не пытайся строить из себя невинность, - завопил Драко, не обращая внимания на Оливера. – Ты спишь с Вудом, ты спишь со Снейпом и ты…
- Да не сплю я со Снейпом! – крикнула Гермиона так громко, что ее голос вызвал эхо.
- Ха! Так ты признаешь, что спишь с Вудом, да?
- Нет!
Оливер подавил ухмылку.
- И не старайся отрицать! Теперь это все знают! С кем еще из учителей ты трахаешься? Хагрид? Флитвик? Дамблдор? Вот почему у тебя такие оценки? Ай!
Гермиона выхватила у Оливера метлу и треснула ею Драко по голове.
- Ты совсем больной? – закричала Гермиона. – Заткни рот, или я убью тебя во сне!
- Ну да, конечно! Я сам уже убил бы тебя во сне, но ты ведь никогда не спишь, ты всегда с кем-то трахаешься! Мисс Паинька, как же! И ты пытаешься меня соблазнить! Я это знаю!
Оливер сжал переносицу, отчаянно стараясь не засмеяться. Казалось, эти двое совершенно сошли с ума, а то, что на лице Драко (который не был так одарен в заклинаниях как Гермиона и не мог стереть чернильные рисунки магией) красовались блеклые символы и пятна чего-то вроде розоватой, постепенно выцветающей краски, только усиливало впечатление. Слизеринская команда, члены которой не были самыми умными в школе, смотрела на них со смесью веселья, ужаса, потрясения и тревоги.
- Я бы не стала тебя соблазнять, даже если бы от этого зависела моя жизнь!
- Ха! Я знаю, что ты меня хочешь!
Гермиона снова замахнулась метлой Оливера, но на этот раз Драко был готов и отразил ее удар своим «Нимбусом-2001». Никто не успел и глазом моргнуть, а у них уже начался поединок на метлах, только прутики и снег летели во все стороны.
- Эй-эй! – крикнул Оливер и получил четыре удара, прежде чем смог расцепить эту парочку. Он отобрал у Гермионы свою любимую метлу. – Ты с ума сошла? Это же «Молния-2», подписанная самим Шоном Ламбдином! Ты хоть представляешь себе, сколько она стоит? – Гермиона закатила глаза, а Оливер огляделся и обратился к одному из слизеринцев: - Эй, ты! С паршивой метлой! – слизеринец неохотно выступил вперед, и Оливер выхватил его метлу. – Держи, - сказал он, передавая метлу Гермионе. – Вот прекрасный «Чистомет-9».
Гермиона попыталась сердито на него посмотреть, но не удержалась от улыбки: типичный мальчишка, всегда помешанный на квиддиче. И кстати о квиддично-помешанных мальчиках…
Гермиона отшвырнула метлу в сторону и достала волшебную палочку. Но Драко выхватил свою прежде, чем она успела наложить проклятье, и Гермиона помедлила. Она за сегодня уже достаточно пострадала от неправильно использованной магии, к тому же не хотела приносить неприятности Оливеру: кто знает, что с ним сделают, если станет известно, как он покрывал их последние несколько дней?
- Опусти палочку, - сказала Гермиона Драко, - и…
- А-а, - внезапно заговорил Гойл. – Так вот что означало «одна из важнейших частей тела»! Драко, она и вправду пыталась у тебя откусить?
После этих слов что-то дошло и до остальных слизеринцев.
- Ты подпустил ее так близко? – изумился Кребб.
- Свихнулся, она же грязнокровка! – воскликнул Блейз Забини.
- И ты оставил ее в живых? – Теодор Нотт уставился на Драко.
Гермиона в ужасе зажмурилась. И как она будет объясняться, когда это дойдет до Гарри и Джинни? И до Рона?!
Оливер больше не мог сдерживаться – он расхохотался. Почему-то в сознании Гермионы это сделало все только хуже. Слизеринцы подумали, что она пыталась откусить «одну из важнейших частей тела» Драко (ну почему она использовала именно эти слова?!), Оливер, по-видимому, тоже. И он считает, что это смешно!
- Можно, мы теперь поиграем в квиддич? – простонала Гермиона.
- Она укусила мою руку, идиоты, - рыкнул Драко. – Мою руку!
Несколько секунд слизеринцы обдумывали это утверждение.
- Э… но зачем ей кусать тебя за руку? – спросил Кребб.
- Ага, это не имеет смысла, - поддержал его Гойл.
- Брось, Драко, мы ведь твои друзья, - ухмыльнулся Блейз. – Нам-то ты можешь сказать правду.
Драко бросил на Блейза взгляд такой яростный, что Забини начал с невинным видом изучать пейзаж.
- Последний. Раз. Повторяю, - выплюнул Драко. – Это была моя рука. Рука!
Гермиона вздохнула:
- Хочу домой.
- Никто тебя не держит, - рыкнул Драко.
- Меня держишь ты, придурок! – завопила Гермиона. – Ты! Ты-ты-ты!
Драко ухмыльнулся, зная, что никому кроме Оливера не известно про цепь, и потому они не понимают истинного смысла ее слов; слизеринцы не представляют себе, как Драко мешает ей пойти домой.
- О… так ты меня все-таки хочешь. Что ж, прости, Грейнджер, но этого никогда не случится.
- Кто бы говорил, - огрызнулась Гермиона. – Если бы эти семь лет мне давали по галеону каждый раз, когда ты меня разглядывал, я могла бы уже купить Хогвартс.
Драко разинул рот. Она ведь не могла этого на самом деле замечать? Неужели он делал это так часто? Конечно нет, он вовсе не заглядывался на нее эти семь лет… лишь после той шутки, когда обнаружил, что у нее действительно неплохие формы… ну ладно, Святочный бал тоже оказал влияние… но…
- Ага! Кто-то выглядит виноватым! – торжествовала Гермиона.
Паника Драко мгновенно превратилась в ярость. Гермиона выставила его на посмешище перед друзьями – ну, так близко к друзьям, насколько это вообще возможно в Слизерине. Он уже слышал, как Блейз и Теодор сдерживают смех.
Драко рванулся к Гермионе, неодолимо желая стискивать ее горло, пока ее кожа не приобретет прелестный багровый оттенок. Но до цели своей он так и не добрался: на пути Драко, все еще посмеиваясь, вырос Оливер.
- Пусть все это и весело, - Оливер попытался придать голосу суровость и провалился, - но у меня еще есть дела. Либо начинай тренировку, Малфой, либо отменяй ее.
Драко сердито поглядел на Оливера, умирая от желания что-нибудь ответить, но понимая, что не стоит этого делать.
«Да, Вуд – гриффиндорец, псих и придурок, который трахается с Грейнджер, - напомнил себе Драко, - но он также и учитель. И он на стороне Грейнджер».
- Ладно, - рыкнул Драко и выхватил у Блейза контейнер с мячами. – Взлетаем! – Он выпустил снитч, кваффл и один из бладжеров. – Стандартная тренировка!
Остальные члены слизеринской команды оттолкнулись от земли, насколько им позволял слой снега, и Драко повернулся к Гермионе. Помедлив несколько секунд, Драко неохотно вытянул вперед свой «Нимбус-2001». Он очень не хотел, чтобы Гермиона находилась поблизости от него или его метлы, но ему нужно было хоть ненадолго отвлечься от всего этого, а полеты приносили ему радость как мало что другое.
- Садись! – рыкнул он.
Гермиона смотрела на метлу, внутри ее поднималась паника. На первом курсе она посещала уроки полетов, но никогда в них не блистала и вообще боялась отрываться от земли. За исключением этого она летала только два раза: на Клювокрыле и на тестрале, причем оба раза не принесли ей удовольствия. К тому же уроки полетов и магические существа это совсем не то же самое, что квиддич. Что же ей делать? Не может ведь она сесть на метлу со слизеринцем, с Драко Малфоем?!
- Садись! – раздраженно повторил Драко.
- Нет! – пискнула она в панике.
- Мы это уже проходили, Грейнджер. Дамблдор…
- Дамблдор совершает ошибки! Он всего лишь человек! Я не сяду!
- Нет, сядешь! – завопил Драко.
- А что, если я столкну тебя? А? Ты об этом подумал?
- Ты со мной связана цепью. Если столкнешь, погибнем мы оба.
Что ж, это не утешало.
- Но… но…
Она посмотрела на Оливера, который знал, как она не любит летать, и бросил на нее сочувствующий взгляд.
- Я рядом, - мягко сказал он. – С тобой ничего не случится, я этого не допущу.
Гермиона глубоко вздохнула. Конечно, Оливер не позволит, чтобы с ней что-то произошло. Она облегченно улыбнулась… но затем постаралась не чувствовать себя уютно рядом с ним. Гермиона не хотела этого в ситуации, когда ее парень злится, Оливер – ее преподаватель, Малфой к ней прикован, а жизнь ужасно несправедлива.
Гермиона вдруг почувствовала себя глупо. Куда делась ее гриффиндорская храбрость? Как она могла испугаться метлы? Она встречалась с Волдемортом, Пожирателями Смерти, трехголовыми собаками, великанами, кентаврами и так далее; уж с метлой-то она справится. И метлу, в отличие от тестралов, можно увидеть. Она сможет. Она сможет. Она смо… проклятье, ну почему именно она?
Очень неохотно, со скоростью человека, которого вежливо попросили присесть на электрический стул, Гермиона перекинула ногу через метлу.
- Назад сдвинься, - проворчал Драко, и Гермиона сдвинулась как можно дальше, до самых прутьев в хвосте. Драко тоже сел как можно дальше от нее, оставляя перед собой самый кончик метлы, чтобы держаться и управлять. – Нам надо будет оттолкнуться одновременно, - Кисло произнес Драко, – а то не получится. Мы слишком много весим. На счет «три» отталкивайся. Раз… два… три!
Драко оттолкнулся как можно сильнее вместе с передней частью метлы, но все остальное не сдвинулось с места, и он чуть не упал. Если бы он крепко не сжимал метлу, то соскользнул бы вбок и свалился в снег; Драко болезненно приземлился обратно на древко и вскрикнул.
Оливер разразился хохотом.
- Ох, эти дополнительные опасности квиддича, - выдохнул он.
Драко понадобилась вся сила воли, чтобы прямо здесь не наложить на них Аваду. Какое-то время спустя он повернулся и бросил на Гермиону злой взгляд поверх плеча.
- Если. Сделаешь. Так. Снова, - прорычал он сквозь зубы, - я тебя убью!
Гермиона сглотнула, впервые вспомнив, что это, вообще-то, сын главного подручного Волдеморта, и он может сделать много чего ужасного, если его сильно рассердить.
- Я не хочу летать, - заныла она.
- Но все равно будешь, с метлой или без нее, - рявкнул он и снова сел прямо. – А теперь отталкивайся на счет «три»!
На этот раз Гермиона подчинилась, но оттолкнулась так слабо, что они взлетели совсем невысоко (толчок Драко тоже был гораздо меньше, чем до этого). Они с трудом набирали высоту, пока Оливер с легкостью поднимался вслед за ними, все еще пытаясь сдержать смех.
Гермиона крепко сжимала древко метлы, стараясь расслабиться. Они почти не двигались с места, пока Драко оглядывал стадион в поисках снитча. Висеть на одном месте было почти не страшно. Да, висеть на одном месте ее устраивало.
Несколько минут все было в порядке. Оливер подлетел к слизеринскому вратарю и стал кричать на него:
- Держись в центре, идиот! Ты что, не видишь: он пытается тебя одурачить! Если ты позволяешь провести себя этим жалким подобием охотников…
- Ага! – крик Драко заглушил слова Оливера. Он, наконец, увидел снитч и не раздумывая повернул метлу в нужном направлении, рванувшись вперед.
- А-а-а-а-а!
Но, конечно, он забыл о Гермионе.
Она в панике схватила Драко за талию, цепляясь за свою жизнь, как только могла. Сначала удивленный, а затем разъяренный, Драко отпустил рукоять и попытался разжать пальцы Гермионы, а метла медленно начала снижаться.
- Отпусти меня!
- Мы умре-о-ом!
- Отцепись!
- Помогите! Помогите!
- Драко, осторожно!
К ним приближался бладжер. Драко вскрикнул и схватил рукоять метлы, но Гермиона тоже увидела бладжер и попыталась отклониться назад, все еще сжимая Драко за талию и, соответственно, дернув его за собой. Метла одной из последних моделей, реагирующая на малейшее прикосновение, стала двигаться назад и вверх; они увернулись от бладжера, но начали вращаться назад.
- А-а-а-а-а! – вопила Гермиона, пока метла делала обороты. Наконец, на шестом Драко сумел ее выровнять. Затем он позволил метле свободно парить и попытался расцепить пальцы Гермионы, но та впала в совершеннейшую истерику, вопя во все горло и сжимая Драко, как тонущий человек держится за обломок корабля.
Тут же подлетевший к ним Оливер десять минут пытался успокоить Гермиону, прежде чем до нее дошло, что он вообще здесь. Увидев Оливера, она тут же обняла его за шею.
- О Господи, он и вправду пытался меня убить! – лепетала она. – Полеты… убить… страшно… пусти меня к себе!
Она схватилась за метлу Оливера и начала поднимать ногу, чтобы перебраться на нее… но тут увидела землю, до которой было пятнадцать метров.
- А-а-а-а-а!
Она снова схватилась за Драко, сжимая руки так крепко, что тот начал задыхаться. Несколько квиддичных игроков бросили игру и наблюдали за странным, но забавным зрелищем: Гермиона Грейнджер прижималась к Драко, который выглядел так, будто его сейчас вырвет, а Оливер с умоляющим видом парил рядом.
- Э… Блейз, - Кребб склонил голову к плечу, глядя на них, - по-твоему, это правда? Что ей нравятся Драко и Вуд?
- Я начинаю так думать, - ответил Блейз. Для него все выглядело так, будто Гермиона обнимает Драко; Забини не видел ее лица и не слышал, о чем они говорят, но Драко, похоже, тошнило, и Блейз подумал: возможно, Оливер убеждает Гермиону, что она вовсе не хочет Драко.
- И раз уж мы заговорили о Драко, - произнес один из охотников, - почему у него лицо и волосы розовые?
- Меня больше интересуют эти сероватые символы мира на его щеках, - отозвался Теодор.
А тем временем Гермиона начала, наконец, успокаиваться благодаря ободряющей речи Оливера (после нескольких лет в качестве капитана команды подобные речи стали его коньком). Она разжала дрожащие руки, и Драко стал судорожно заглатывать воздух. Гермиона отодвинулась назад и вцепилась в рукоять метлы перед собой так, что побелели костяшки пальцев.
- В порядке, - сказала она. – Я уже в порядке.
- Не забывай, что я здесь, рядом с тобой, хорошо? – напомнил Оливер. Гермиона кивнула… и взгляд Оливера тут же вернулся к слизеринской команде, на лице было написано тоскующее выражение. Вратарь пропустил еще один мяч, Оливер закатил глаза и рассеянно произнес: – Я сейчас вернусь.
Гермиона возмущенно провожала взглядом его спину.
- Дурацкий квиддич! – зарычала она.

Глава 27-29
 


Оставить комментарий и посмотреть, что другие сказали...
Война шуток (глава 24-26) уже высказалось ( 0 )




К списку Назад
Форум

.:Статистика:.
===========
На сайте:
Фемслэшных фиков: 145
Слэшных фиков: 170
Гетных фиков: 48
Джена: 30
Яойных фиков: 42
Изображений в фанарте: 69
Коллекций аватаров: 16
Клипов: 11
Аудио-фиков: 7
===========

 
 Яндекс цитирования